УДК 340.11 

Страницы в журнале: 19-21

 

Т.Ю. КУЛАПОВА,

аспирант кафедры теории государства и права Саратовской государственной юридической академии tgp@sgap.ru

Анализируются вопросы правового (юридического) опыта: понятие, определение, основные признаки, связь с практикой, роль и место в системе общества.

Ключевые слова: право, закон, правовой опыт, юридическая практика, правовая система, традиции.

 

Legal Experience: Concept and Types

Kulapova T.

The article reviews the questions of legal experience: concept, definition, the main signs, communication with practice, role and place of legal system of society.

Keywords: law, legal experience, legal practice, legal system, traditions.

В  теории права пока не выработано единое понятие правового (юридического) опыта, однако его четкое понимание весьма необходимо в силу повышенной научной и практической значимости.

Еще представители исторической школы права исходили из того, что право формируется постоянно и постепенно, благодаря складывающейся практике. «Право каждого народа и есть проявление этого народного духа, выражающее общее сознание, общее убеждение народа. Оно — результат исторического процесса. Передаваясь как бы “с молоком матери”, от поколения к поколению, право саморазвивается и мирно, без всякой борьбы и напряжения, медленно, но верно пролагает себе путь, силой собственного убеждения постепенно овладевает умами людей и проявляется в их поступках»[1].

Первые исследования юридического опыта встречаются в работах философов-правоведов  Ф. Жени, Э. Леви, Л.И. Петражицкого, М. Ориу[2].

В дальнейшем их постулаты стали основой теории «живого» права социологической школы права, согласно которой право воплощается не в естественных правах и не в законах официальной власти, а в реализации правовых предписаний. Право, в отличие от закона, находится в сфере сущего, а не должного. По мнению представителей данной школы, право включает в себя юридические действия, юридическую практику, правопорядок, применение законов и пр.[3]

Представители данных направлений юридической мысли, несмотря на иной подход к правопониманию, подчеркивали важность юридического опыта. Так, отметив крайность данной позиции, Р. Иеринг утверждал, что право — это живая сила, которая формируется в результате борьбы интересов и обобщения исторического опыта[4].

Как философская категория опыт глубоко исследовался в работах Ф.Бэкона, который считал, что с опыта начинается и к нему приходит познание, в нем проверяется достоверность знания, и он дает пищу разуму. Без чувственного освоения действительности разум мертв, ибо предмет мысли всегда черпается из опыта. Опыт — это лучшее из всех доказательств[5].

Первое комплексное исследование юридического опыта было проведено российским правоведом и французским социологом-позитивистом Г.Д. Гурвичем в труде «Юридический опыт и плюралистическая философия права».

Под юридическим опытом Г.Д. Гурвич понимал один из видов непосредственного коллективного опыта, особую форму интегрального опыта, в рамках которого воспринимается как духовное, так и чувственное и который противопоставляет себя всяческому конструктивному и рассудочному опыту, особенно научному. В повседневном опыте юристов, судей и работников суда, истцов и всех иных заинтересованных в рассмотрении дела лиц в потенциальной форме обнаруживается непосредственный юридический опыт как бессознательная основа всего того, что они говорят и делают[6].

В современной теории права понятию юридического опыта посвящена диссертационная работа А.В. Тимофеева «Юридический опыт: проблемы теории и практики», который определил юридический опыт как сформированную и сохраненную в целях последующего воспроизведения системно организованную информацию, полученную на основе восприятия субъектами юридически значимого поведения либо в результате их социальной коммуникации, неразрывно связанную с языком и чувственно-эмпирическим отражением свойств и отношений объектов правовой системы общества, усвоение которой в значительной степени определяет возможность осуществления, содержание и эффективность любой будущей юридической деятельности, а также является необходимым условием познания правовой действительности[7].

Следует отметить, что указанное определение не лишено недостатков. Оно громоздко, многоаспектно, однако не отражает всех сущностных признаков данной категории. В частности, формирование юридического опыта в результате «восприятия субъектами юридически значимого поведения либо в результате их социальной коммуникации» чрезмерно расширяет сферу образования юридического опыта.

На наш взгляд, чтобы определить правовой опыт как категорию юридической науки, необходимо выделить следующие его признаки:

1. Правовой опыт является неотъемлемой частью национальной правовой системы каждого общества. Правовая система представляет собой конкретно-историческую совокупность господствующей правовой идеологии, права и юридической практики[8]. Юридическая практика играет важную роль в правовой системе, так как «реальная жизнь законов» показывает, насколько эффективна и совершенна действующая в государстве правовая система, сообщает о сбоях в ее функционировании, предлагает пути устранения недостатков[9].

В свою очередь, юридическая практика — это деятельность компетентных субъектов по принятию (толкованию, применению и т.д.) юридических предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом. То есть, согласно общепризнанной точке зрения, юридическая практика есть совокупность юридической деятельности и социально-правового опыта.

2. Правовой опыт есть итог юридической деятельности, под которой в теории права понимают опосредованную правом трудовую, управленческую, государственную деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций и удовлетворение тем самым как общественных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов[10]. Юридическая деятельность — это деятельность, которая приводит к юридически значимым результатам[11].

3. Правовой опыт — это коллективное знание. Следует согласиться с В.Н. Карташовым, утверждающим, что накапливаемый правовой опыт есть совокупный продукт совместной деятельности, так как юридическая деятельность осуществляется посредством сотрудничества ее субъектов[12]. Однако еще Г.Д. Гурвич справедливо отметил, что «коллективный характер всего юридического опыта не приводит с необходимостью к коллективности всех элементов этого опыта. Можно в рамках коллектива испытывать, совместно признавать и индивидуальное право. Исходя из коллективности юридического опыта, делать вывод о необходимой коллективности всего права, переживаемого в таком опыте, означает делать очевидную логическую ошибку»[13].

4. Правовой опыт — это обобщенный результат юридически значимой деятельности.

5. Правовой опыт формально отражается в правоположениях, под которыми понимаются достаточно устоявшиеся, выработанные в ходе многолетней практики предписания общего характера, аккумулирующие социально ценные и стабильные фрагменты той или иной практической деятельности. Правоположения, в свою очередь, могут быть правотворческими и правоприменительными[14].

6. Правовой опыт содержит знания, отражающие обобщенную прошлую деятельность и нацеленные на будущую. Цель формирования правового опыта — его изучение и учет его особенностей в дальнейшей юридической деятельности уполномоченных на то субъектов.  

7. Правовой опыт может быть и позитивным, и негативным, так как полученные знания являются своеобразным синтезом как ошибок и заблуждений, так и находок и достижений в решении социально значимых проблем.

8. Правовой опыт формируется путем образования и накопления информации. Стоит отметить, что формирование юридического опыта происходит неизбежно, независимо от воли субъектов юридической деятельности. Дальнейшее же использование и учет информации, заключенной в нем, зависят от волеизъявления соответствующих субъектов.

Итак, правовой (юридический) опыт как элемент правовой системы общества — это выражающиеся в правоположениях обобщенные коллективные знания, составляющие совокупный результат свершившейся материально-преобразующей юридической деятельности, использующиеся для познания правовой действительности и сбалансированного удовлетворения современных общественных и индивидуальных интересов.

 

Библиография

1  См.: Байтин М.И. Сущность права. — М., 2005. С. 26—28.

2 См.: Гурвич Г.Д. Философия и социология права: избр. соч./ пер. М.В. Антонова, Л.В. Ворониной. — СПб., 2004. С. 221—222.

3  См.: Кулапов В.Л., Малько А.В. Теория государства и права: учеб. — М., 2011. С. 126.

4 См.: Иеринг Р. Борьба за право. — Спб., 1912. С. 15—16.

5 См.: Философия: учеб. пособ./ под ред. А.М. Руденко. — М., 2013. С. 102.

[6] См.: Гурвич Г.Д. Указ. соч. С. 261.

[7]2 См.: Тимофеев А.В. Юридический опыт: проблемы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ярославль, 2008.

[8]3 См.: Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. — Ярославль, 1995. С. 24; Кулапов  В.Л., Малько А.В. Указ.соч. С. 143.

[9]4 См.: Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 2012. С. 182.

[10]5 См.: Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. — Саратов, 1989. С. 31.

[11]6 См.: Шагиев Б.В. Юридическая деятельность в современном российском обществе: теоретико-правовой аспект: автореф. дис. ...  канд. юрид. наук. — М., 2003.

[12]7 См.: Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. С. 122.

 

[13]  Гурвич Г.Д. Указ. соч. С. 271.5