УДК  340.114.5

Страницы в журнале: 26-29

 

А.Ю. Рогальский,

аспирант, научный сотрудник Одинцовского государственного института Россия, Одинцово andruha_green@mail.ru

 

Исследуется правовое сознание как сфера общественного, группового и индивидуального сознания; рассматриваются виды деформации правосознания военнослужащих и их влияние на установление режима законности и правопорядка в военных организациях.

Ключевые слова: правовая культура, правосознание, военнослужащий, деформация, правовой инфантилизм, правовой нигилизм, стереотип.

 

Становление правового государства и формирование гражданского общества в России требуют развития правовой культуры и правосознания, без которых невозможно в полной мере реализовать такие базовые ценности и принципы жизни общества, как верховенство закона, приоритет прав и свобод человека, обеспечение безопасности граждан и государства. В этой связи проблемы правовой культуры и правосознания общества в целом и военнослужащих в частности приобретают особую значимость.

Правовое сознание рассматривается как сфера общественного, группового и индивидуального сознания, отражающая правовую действительность в форме юридических знаний, оценочных отношений к праву и практике его применения, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих человеческое поведение в юридически значимых ситуациях. Спецификой этой сферы сознания является правовое осознание, соотнесение его с правовыми требованиями, с представлениями о необходимости и границах правового регулирования, с правовыми оценками и отношениями. Правосознание — это лишь один из элементов правовой культуры, одна из ее характеристик [3, с. 17].

Проблемы правосознания, изучения его реального уровня, состояния, содержания от-носятся к числу ключевых, основополагающих научных направлений криминологии. С их решением связаны задачи укрепления законности и правопорядка, повышения эффективности и качества деятельности военных организаций; борьба с преступностью и предупреждение причин, ее порождающих [2, с. 5].

Феномен правосознания занимал умы многих отечественных мыслителей. Весомый вклад в его познание внес известный русский философ И.А. Ильин. В труде «О сущности правосознания» он подверг глубокому исследованию особенности и специфику формирования правосознания граждан в условиях военной организации. «Армия как элемент государственного бытия есть организованное множество людей, систематически воспитывающих себя к победе и ради нее — к смерти, к убиению во имя государственной цели… Поэтому служение в армии должно быть проникнуто живым вдохновением государственности. Воин есть гражданин, принявший на себя сосредоточенное бремя гражданского звания и бытия: ибо он является живым воплощением государственной силы, живым орудием государственной воли, органом, связавшим свое дело с вопросом о личной жизни и смерти» [4, с. 146—147].

С точки зрения глубины отражения правовой деятельности обычно выделяют три уровня правосознания: обыденное (эмпирическое), научное (теоретическое) и профессиональное [5, с. 133]. Обыденное правосознание складывается стихийно, под влиянием конкретных условий жизни, личного жизненного опыта и правового образования, доступного населению. Обыденное правосознание присуще людям, которые сталкиваются с юридической стороной жизни общества лишь эпизодически и не имеют специального образования. Оно складывается самопроизвольно и отражает правовые явления на основе повседневного опыта. Обыденные представления о праве носят ограниченный характер, отличаются хаотичностью и разрозненностью.

Научное (теоретическое) правосознание, в отличие от обыденного, формируется на базе широких и глубоких правовых обобщений, знания закономерностей и специальных исследований социально-правовой действительности и выражено в понятиях, категориях, идеях, концепциях, отражающих юридические явления на более высоком уровне. Оно характеризуется познанием сущности правовых явлений, отражает системность правовых связей. В качестве недостатка этого вида правосознания можно назвать отсутствие практических навыков, незнание отдельных процедурных моментов, относящихся к практической стороне правореализационной деятельности.

Криминологически значимые характеристики правосознания оказывают наиболее действенное влияние на состояние и динамику преступности, юридически значимое поведение (как правомерное, так и противоправное), выявление причин и условий, способствующих формированию правовой культуры граждан, негативных стереотипов и деформаций правового сознания.

В современных условиях актуализировалось значение правосознания государственных служащих как фактора служебной деятельности. При этом социальную значимость приобретают последствия несформированности, пробельности, дефектности их правосознания и реакция населения на проявление этих недостатков [1, с. 68].

Военная служба нередко содержит элементы неблагоприятного воздействия на военнослужащего (в этом ее особая специфичность). Повышенная ответственность, психические и физические перегрузки, корпоративность в работе, удаленность мест дислокации военнослужащих порождают дефекты и деформации правового сознания, первоисточником которых, как правило, является правовой инфантилизм. Он выражается либо в несформированности правовых знаний и установок, либо в их недостаточности, и это может повлечь за собой крайне негативные последствия.

Проявления правового инфантилизма могут быть разнообразными: например, отсутствие минимальных правовых знаний, необходимых для правильного применения и исполнения норм права, и оценочного правового мышления. Зачастую для решения каких-либо правовых вопросов военнослужащие ищут необходимую информацию в Интернете, а не в специально предназначенных для этого справочно-правовых ресурсах. В результате те или иные нормы права неправильно толкуются и, соответственно, применяются на практике.

Тем не менее бороться с правовым инфантилизмом в военной сфере необходимо. Отчасти это можно сделать, используя способы и методы, которые предложил М.А. Шерменев. Он отмечает, что в процессе профессиональной деятельности подобные негативные отклонения «либо устраняются под воздействием внутренних и внешних воздействий (осознание совершенных ошибок, критика коллегами по работе, замечания руководства, дисциплинарные взыскания и пр.), либо компенсируются работой других элементов правосознания (например, недостаточно глубокое знание общих принципов права восполняется знанием конкретных нормативных правовых актов и привычкой строгого и неукоснительного их соблюдения) или иных форм сознания (непрочность правовых чувств может быть компенсирована моральным чувством справедливости, представлениями о должном; при частичной ценностной дезориентации индивид может руководствоваться религиозными постулатами, поскольку мораль, религия и право в основе своей имеют общие нормативные основания)» [6, с. 13]. Хотя полагаем, что в сегодняшних условиях подобная компенсация происходит крайне редко.

Подытоживая изложенное, следует сказать, что правовой инфантилизм является серьезной предпосылкой для последующей формы деформации правового сознания — правового нигилизма.

Правовой нигилизм проявляется в неприятии права, неверии в его возможности, игнорировании требований закона, исключая преступный умысел. Данная форма деформации правового сознания может выражаться в несоблюдении военнослужащими требований и предписаний военного законодательства и т. п. Нужно заметить, что правовой нигилизм может усиливаться путем разрушения прежних стереотипов и ориентаций, нравственно-правовых ценностей.

Самой тяжкой формой деформации правосознания является его перерождение в преступную форму. Данный феномен основан на сознательном отрицании права по мотивам корысти, жестокости и выражается в совершении преступлений. Перерожденное правосознание проявляется в различных формах, особенно в виде умышленных, открытых и циничных нарушений нормативных правовых предписаний.

Считается, что структура правосознания может быть познана по результатам его функционирования, т. е. по результатам деятельности человека. Соответственно, результатами функционирования правосознания являются: правовая подготовка (знание правовых норм, их осознание), правовые представления, установки и ориентации. Выявление устойчивых особенностей правосознания изучаемых групп позволяет судить об их влиянии на механизм поведения военнослужащих, относительно достоверно прогнозировать его. Это создает реальную возможность для стимулирования законопослушного поведения и предупреждения правонарушений военнослужащих.

В рамках рассматриваемого вопроса необходимо обратить внимание на еще одно немаловажное понятие — стереотип (в пер. с греч. — твердый отпечаток). Многие представления об обществе, его правовой системе и ее функционировании, поступающие к индивиду из различных социальных источников — семьи, школы, высшего образовательного учреждения, непосредственного социального окружения, по каналам средств массовой информации — сплошь и рядом усваиваются как бы автоматически, в готовом виде, не подвергаясь какой-либо модификации или переработке рациональным мышлением. И столь же автоматически они воспроизводятся часто на протяжении всей его жизни, затем передаются новому поколению.

Такие устойчивые, мало зависимые от эмпирического и рационального познания представления о социальных объектах и общественных отношениях называются социальными стереотипами и являются одним из важнейших механизмов социального восприятия. Да и само обыденное правосознание часто вырабатывает собственные стереотипы, стимулирующие противоправное поведение, иррациональное и разрушительное с точки зрения реальных жизненных интересов его субъектов. К таким относятся этнические и религиозные стереотипы. Искажение традиционных норм способствует формированию агрессивного национализма, ксенофобии, этнокультурной нетерпимости и экстремизма. Они распространяются через мифологические стереотипы, ключевым моментом которых служит образ «врага», подлежащего устранению. Эта черта характерна для экстремистского типа правосознания. Образ «врага» — органический компонент всех социально-правовых представлений экстремистской направленности.

Для формирования реалистично-прогрессивного правосознания в военных организациях необходимы максимально широкий, открытый, правдивый обмен и обсуждение социально-правовой информации, максимальная гласность в освещении всех общественно значимых событий и явлений, затрагивающих права, свободы и интересы военнослужащих.

Своевременное выявление и устранение имеющихся деформаций правосознания, формирование правовой культуры военнослужащих — непременное условие установления режима законности и правопорядка в военных организациях, повышения престижа военнослужащих в обществе.

 

Список литературы

 

1. Дамаскин О.В. Правовое сознание как фактор безопасности личности, общества и государства // Сборник научных трудов НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. — М., 2005.

2. Ефремова Г.Х. Становление и развитие психолого-правовых исследований правосознания // Там же.

3. Иванников И.А. Правоведение // Концепция правовой культуры. — М., 1998. № 3.

4. Ильин И.А. О сущности правосознания. — М., 1994.

5. Никитин В.Б. О структуре правосознания // Человек и общество. — Л., 1973.

 

6. Шерменев М.А. Деформация профессионального правосознания сотрудников уголовно-испол-нительной системы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Владимир, 2006.