УДК 341.231.14:343.43

Страницы в журнале: 147-151

 

П.М. Галарза,

аспирант кафедры международного права Российского университета дружбы народов, Россия, Москва pedro_galarza@mail.ru

 

Рассматриваются проблемы содержания, кодификации преступления насильственных исчезновений людей в межамериканской системе защиты прав человека, в частности вопрос о нарушении прав человека в результате насильственных исчезновений в качестве международных преступлений.

Ключевые слова: насильственные исчезновения, межамериканская система защиты прав человека, кодификация, преступления против человечности, похищение человека, Межамериканская конвенция о насильственных исчезновениях людей.

 

Преступление в виде насильственных исчезновений людей является довольно сложным и совокупным нарушением основных прав и свобод человека, которое может произойти в результате вооруженного межгосударственного или внутреннего конфликта, несчастного случая. Но, как следует из анализа статистических данных, предоставленных рабочей группой Организации Объединенных Наций по насильственным и недобровольным исчезновениям в 2013 году, в большинстве государств Латинской Америки люди чаще всего исчезали из-за умышленных противодействий других лиц, прежде всего имевших отношение к органам государственной власти.

Только в период с 1980 по 2013 гг. на рассмотрение рабочей группы Организации Объединенных Наций поступило в отношении Сальвадора свыше 2 700, Чили — более 900, Гватемалы — свыше 3200, Колумбии — более 1200, Перу — свыше 3 тыс. и Аргентины — более 3,5 тыс. случаев насильственного исчезновения. Следует отметить, что несмотря на приведенные статистические данные, ни одно из государств Южной Америки не занимает лидирующей позиции по числу обращений, поступивших в рабочую группу в период с 1980 по 2013 гг. Пальма первенства безраздельно принадлежит Ираку — свыше 17 тыс. дел, второе место у Шри-Ланки — более 13 тыс. дел [2].

Особенно показательным является тот факт, что в более чем 75 странах мира, где имела место практика насильственных исчезновений, жертвы исчезали после их ареста. В то же время специфической чертой в отношении данного преступления, как правило, служит решительный отказ со стороны государственных органов признать свою причастность к исчезновению. Более того, госорганы обычно всячески искажают истинное положение дел, а также покровительствуют лицам, совершившим такое преступление.

На основании резолюции Консультативного совещания министров иностранных дел государств-членов Организации американских государств (Чили, 1959 г.) было предложено создать Межамериканскую комиссию по правам человека (далее — МКПЧ), которая будет содействовать уважению и соблюдению прав человека на континенте [9].

Надо заметить, что аналогичные преступные деяния представляют собой прямое посягательство на свободу (ст. 7 Межамериканской конвенции по правам человека 1969 года; далее — Конвенция 1969 года), на жизнь (ст. 4 Конвенции) и достоинство человеческой личности. Акты насильственного исчезновения преследуют цель лишить жертву защиты со стороны закона и поэтому нарушают право на признание правосубъектности личности. Любое содержание под стражей лица без связи с внешним миром (безотносительно к пыткам и плохому обращению) само по себе представляет бесчеловечное и унижающее достоинство обращение [1, 6]. В 1979 году был утвержден окончательный текст Статута МКПЧ [10].

В 1948 году в Боготе (согласно резолюции ХХХI, принятой IX Международной конференцией американских государств) был создан Межамериканский суд по правам человека (далее — МСПЧ). Его главной функциональной задачей является рассмотрение конкретных дел, которые передаются суду государствами — сторонами спора и МКПЧ только в случаях полного исчерпания внутренних процедур государства. Помимо этого, МСПЧ рассматривает и издает соответствующий доклад для МКПЧ.

Насильственные задержания являются нарушением практически всего комплекса не только гражданских и политических, но и социально-экономических и культурных прав. При этом речь идет как о нарушении международного, так и о нарушении международного гуманитарного права (далее — МГП).

Хотя в МГП (Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 года, Дополнительные Протоколы к ним и др.) понятие «насильственные исчезновения» не упоминается, многие его принципы и нормы направлены на предотвращение насильственных исчезновений в ходе вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера.

Одним из важнейших принципов МГП, который применяется ко всем лицам, не принимающим непосредственного участия в боевых действиях, является гуманное обращение. Данный принцип запрещает применять акты насилия против их жизни и здоровья, уважать личность, честь, семейные права, религиозные убеждения и обряды. Запрещаются посягательства на жизнь указанных лиц и физическую неприкосновенность, в частности: убийство; увечье; жестокое обращение; пытки; истязание; взятие заложников; посягательство на человеческое достоинство.

Согласно Римскому статуту Международного уголовного суда от 17 июля 1998 года преступление против человечности в виде насильственного исчезновения людей состоит «в аресте, задержании или похищении одного или нескольких лиц государством или политической организацией, или с их разрешения, при их поддержке или с их согласия, с последующим отказом признать такое лишение свободы или сообщить о судьбе или местонахождении этих лиц в целях лишения их защиты со стороны закона в течение длительного периода, и такой отказ был выражен этим государством или политической организацией либо с их разрешения или при их поддержке». Важным условием является то, что деяние совершается в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население.

В конце 60-х — начале 70-х гг. XX века особое распространение такие преступления получили в странах Латинской Америки (главным образом, в Чили, Аргентине, Гватемале, Гондурасе, Колумбии, Никарагуа, Мексике). Оно нашло свое адекватное отражение в проведении соответствующей государственной политики (систематических репрессий, направленных на устранение лиц, не разделяющих мнения или интересов того или иного диктаторского режима).

Нужно отметить, что данное негативное социальное явление также наблюдалось и в других государствах (на Кипре, в Индонезии, Йемене, Марокко, Ливане, Судане, Эфиопии, Российской Федерации, Алжире, Ираке) [8]. Систематическая практика насильственных исчезновений людей в государствах американского региона способствовала значительному числу обращений в органы межамериканской системы защиты прав человека (МКПЧ и МСПЧ).

В известном деле «Веласкес Родригес против Гондураса» МКПЧ сделала вывод, согласно которому государство Гондурас не смогло доказать свою непричастность к насильственному исчезновению Родригеса. Более того, в своем докладе МКПЧ постановила, что Гондурас в результате своего бездействия не провел эффективного расследования соответствующего преступления. МКПЧ приняла решение о передаче дела на рассмотрение МСПЧ. В свою очередь, МСПЧ впервые установил, что преступление в виде насильственного исчезновения имеет длительный характер, а также заявил, что такое преступление порождает нарушение совокупности прав и свобод человека, которые содержатся в Конвенция 1969 года и должны быть соблюдены и гарантированы со стороны государств-участников этого договора [5].

В своем решении от 29 июля 1988 г. МСПЧ подчеркнул, что несоблюдение, как и нарушение любого права, закрепленного в Конвенции 1969 года, со стороны государств-участников понимается в качестве отказа государства выполнять свои обязательства по ст. 1 Конвенции 1969 года. Суд также указал, что государство не только своими действиями может нарушать закрепленные в Конвенции 1969 года права человека, но и собственным бездействием, когда отсутствует политическая и законодательная воля со стороны государства в целях предотвращения совершения такого преступления. МСПЧ напомнил, что по своим обязательствам (в полном соответствии с Конвенцией 1969 года) государства-участники должны провести эффективное расследование и наложить соответствующее наказание на лиц, виновных в совершении любого правонарушения, посягающего на права и свободы человека, согласно названному ранее документу [7].

Что касается восстановления нарушенных прав, то впервые на международном уровне (согласно ч. 5 ст. 24 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений 2006 года) было закреплено право на возмещение как материального, так и морального вреда. Такое возмещение должно быть осуществлено посредством реституции, реабилитации, сатисфакции, восстановления чести и доброго имени, а также гарантии не повторения соответствующего правонарушения.

Следовательно, в соответствии с Конвенцией 1969 года государство-участник обязано восстановить нарушенные права жертв и выплатить соответствующую компенсацию за причиненный ущерб. Одновременно государство-участник обязуется принимать определенные меры для предотвращения и расследования данного преступления, наказания виновных в его совершении лиц.

Основополагающие принципы, относящиеся к возмещению ущерба за нарушение норм в области прав человека и гуманитарного права, включают в себя реабилитацию как юридическую и социальную, так и медицинскую и психологическую. Государство должно обеспечить (в зависимости от обстоятельств нарушения норм права) соответствующее лечение в индивидуальном, коллективном или семейном порядке.

Молчаливое согласие правительства государства-участника Конвенции 1969 года в качестве допущения и непринятия разумных мер, направленных на борьбу с таким преступлением, будет являться решающим фактором для определения ответственности такого государства-участника. Важно отметить, что данным решением МСПЧ внес серьезный вклад в дело защиты прав человека, утверждая, что расследование будет считаться завершенным только после установления местонахождения исчезнувшего лица либо передачи его останков членам семьи.

Прецедент «Веласкес Родригес» послужил примером и получил значительную поддержку со стороны МКПЧ, в частности в докладах по делам «Круз Соза против Гватемалы», «Ярес против Эль Сальвадор» и др., а также в решениях МСПЧ, касавшихся таких дел, как «Годинес Круз против Гондураса», «Блейк против Гватемалы» и др.

Следует особо подчеркнуть, что ключевым инструментом в области противодействия и борьбы с насильственными исчезновениями, сформированным и действующим в пределах рассматриваемого региона, является Межамериканская конвенция о насильственных исчезновениях людей от 9 июня 1994 года (далее — Конвенция 1994 года) [4]. Эта конвенция была первым правовым документом межрегионального уровня, создавшим механизмы, реально позволяющие привлекать к ответственности в случаях установления факта причастности к совершению такого преступления, каким является насильственное исчезновение, как государственных, так и частных лиц, виновных в его совершении [3].

В своей преамбуле Конвенция 1994 года рассматривает насильственные исчезновения как преступления против человечности и, следовательно, как не имеющие срока давности. В соответствии со ст. 2 Конвенции 1994 года насильственным исчезновением считается лишение свободы одного или более лиц любым способом, совершенное представителями государства или же лицами, или группами лиц, действующими с разрешения, при поддержке или молчаливого согласия государства, при последующем отсутствии информации или отказе признать факт лишения свободы, или предоставить информацию о местонахождении человека, что препятствует осуществлению правовой защиты и процессуальных гарантий.

Статья 3 Конвенции 1994 года требует, чтобы государства адаптировали свои уголовные кодексы, предусматривающие ответственность за насильственные исчезновения. Кроме того, она обязывает государства-участников принять (в соответствии со своими конституционными процедурами) законодательные меры, необходимые для привлечения к уголовной ответственности за насильственное исчезновение лиц, учитывая чрезвычайную серьезность данного преступления. Это преступление считается непрерывным или постоянным, пока судьба или местонахождение жертвы не будут установлены.

 

Список литературы

 

1. Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов. — М., 2000.

2. Доклад Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям за 2013. A/HRC/22/45. URL: http://www.ohchr.org/EN/Issues/Disappearances/Pages/Annual.aspx

3. Карташкин В.А., Саакян С.Г. Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений и развитие сотрудничества государств по правам человека // Юрист-Международник — International Lawyer. 2007. № 1.

4. URL: http://www.oas.org/en/iachr/mandate/Basics/disappearance.asp

5. Насильственные исчезновения: успехи и трудности в Южной Америке. URL: http://www.ohchr.org/ru/NewsEvents/Stories/Pages/

6. Права человека и вооруженные конфликты: учеб. / отв. ред. В.А. Карташкин. — М., 2001.

7. Решение МСПЧ по делу «Веласкес Родригес против Гондураса» от 29.07.1988. Серия C. № 4 (1988).

8.  Camilo S.P.A. La desaparicion forzada de personas, el bien juridico protegido // Revista de derecho penal y criminologia. № 59. Bogota D.C.: Instituto de cienciaspenales y criminologias, Univrsida externado de Colombia, 1996.

9. Resolution of the Fifth Meeting of Consultation of Ministers of Foreign Affairs (Santiago, Chile, 1959) // Ser. C/II/ 5, 4—6.

 

10.URL: http://www.cidh.oas.org/Basicos/English/Basic17.Statute%20of%20the%20Commission.htm