УДК 347.9

Страницы в журнале: 95-98

 

В.З. Гущин,

доктор юридических наук, профессор Россия, Москва zulfugarzade.te@rea.ru

 

Анализируются существующие в научной литературе точки зрения ученых-процессуалистов, связанные с определением понятия предмета доказывания и порядка представления доказательств.  Исследуется содержание норм Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих процесс доказывания и установления истины. Показана роль суда по установлению истины при рассмотрении и разрешении гражданских дел.  Обосновывается необходимость более четкого определения в нормах ГПК РФ предмета доказывания, закрепления принципа объективной истины и повышения ответственности за нарушение порядка представления доказательств.

Ключевые слова: доказательства, гражданское судопроизводство, предмет доказывания, принцип объективной истины.

 

Проблемы определения предмета доказывания и закрепления принципа объективной истины в гражданском судопроизводстве как в теории доказывания, так и на практике были и остаются актуальными и дискуссионными. Однозначного определения понятия предмета доказывания в современной науке гражданского процессуального права не выработано и законодательно не установлено. В трудах ученых-процессуалистов по этому вопросу высказываются различные мнения, законодательство не согласовано, что затрудняет правильное и обоснованное рассмотрение и разрешение судебных споров.

По мнению одних ученых, в систему предмета доказывания должны включаться только факты материально-правового характера, по утверждению других, в предмет доказывания входят и факты процессуального характера, а также иные факты. Одни ученые полагают, что предмет доказывания необходимо определять с учетом условий его дифференциации в зависимости от лиц, участвующих в деле, другие —что это зависит от характера конкретного дела и спорных правоотношений, рассматриваемых судом.

Так, Н.Н. Смирнова утверждает, что под предметом судебного доказывания понимается совокупность фактов, имеющих материально-правовое значение [9]. Н.М. Коршунов и Ю.Л. Мареев солидарны с Н.Н. Смирновой: они полагают, что к предмету доказывания относятся факты материально-правового характера, определяющие материально-правовые взаимоотношения участников юридического конфликта, разрешаемого судом [4].

Большинство авторов, на наш взгляд, занимают более правильную и более объективную позицию, утверждая, что в предмет доказывания как в гражданском, так и в арбитражном процессе входят юридические факты материально-правового и процессуального характера, т. е. указывают на комплексный характер данного понятия.

А.А.Власов, рассматривая предмет доказывания по гражданскому делу, соглашается с тем, что в него должны быть включены, прежде всего, факты материально-правового характера, но в то же время в предмет доказывания включает «факты основания рассматриваемого и разрешаемого требования; факты возражения против заявленного требования; доказательственные факты;  процессуально-правовые факты правомерности установления и развития данного судопроизводства;  факты, необходимые для судебной профилактики правонарушений, в соответствии с которыми суд вправе вынести частные определения» [2].

М.Ю. Челышев, рассматривая данный вопрос, более категоричен: он утверждает, что «предмет доказывания — категория и процессуального, и материального права» [13, с. 113—115]. Аналогичную по существу позицию занимает М.К. Треушников, отмечающий, что «понятие предмета доказывания связано с правилами распределения обязанностей по доказыванию, а также применением норм материального права для вывода о субъективном праве» [11].

Краткое и вместе с тем емкое определение предмету доказывания дает И.В. Решетникова. По ее мнению предмет доказывания — это совокупность имеющих значение для дела обстоятельств, которые необходимо установить для разрешения соответствующего дела в суде [8, с. 235—245].

Рассматривая понятие предмета доказывания по гражданскому делу, нельзя не сказать о понятии самих доказательств. Статья 55 Гражданского процессуального кодекса РФ содержит следующее определение доказательств: «Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела». В этой же норме ГПК РФ перечисляются и процессуальные средства доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Называя и перечисляя виды доказательств, средства доказывания, законодатель, на наш взгляд, очерчивает и предмет доказывания по делу.

Обязанность по определению предмета доказывания законодателем возложена на суд. Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, и выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Что касается субъектов, представляющих доказательства, то в нормах ГПК РФ имеются разночтения. Так, в ч. 1 ст. 56 ГПК говорится, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, а ч. 1 ст. 57 ГПК РФ гласит, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Думается, что содержание ст. 56 ГПК РФ необходимо согласовать с другими нормами, регулирующими права и обязанности субъектов по представлению доказательств и доказыванию.

Наряду с предметом и обязанностью доказывания в законе названы стадии судопроизводства, в процессе осуществления которых должны быть представлены доказательства. Согласно содержанию статей 131, 132, 148, 150 ГПК РФ доказательства представляются при предъявлении иска (заявления) и в период подготовки дела к судебному разбирательству. Это позволяет каждой стороне еще до рассмотрения и разрешения дела знать все аргументы и доказательства другой стороны и своевременно подготовить свои возражения и их обоснование, а суду — определить существо конфликта, оценить представленные доказательств и своевременно и правильно рассмотреть и разрешить дело.

На практике установленный законом порядок часто нарушается. Часть доказательств представляется только в судебное заседание при рассмотрении и разрешении дела с целью затягивания процесса или чтобы не дать другой стороне своевременно ознакомиться с предъявленными доказательствами и подготовить соответствующее опровержение. Как следствие, возможно вынесение судом необоснованного и несвоевременного решения.

Нарушению установленного порядка представления доказательств, своевременному их рассмотрению, на наш взгляд, способствует то обстоятельство, что в ГПК РФ нет нормы, запрещающей сторонам представлять доказательства в судебное  заседание в ходе рассмотрения и разрешения дела. Представляется, что в ГПК РФ следует предусмотреть норму, уточняющую объем и время представления доказательств, их раскрытие и устанавливающую ответственность за неосуществление этих действий в срок без уважительных причин. Такая тенденция законодательства характерна для многих стран, где принцип состязательности активно используется при осуществлении правосудия.

Наряду с принципом состязательности как в нашем, так и в других государствах в основе осуществления правосудия лежит принцип объективной истины. Оба принципа тесно взаимосвязаны и образуют единую логико-правовую систему. К.И. Малышев, рассматривавший принцип состязательности, еще в 1876 году писал, что «в истории известно также и противоположное начало процесса — следственное, или инквизиционное, по которому судебная власть приступает к исследованию юридических фактов и отношений по собственной инициативе или по донесению других властей, в интересах общественного порядка и безопасности, и в самом исследовании старается раскрыть материальную истину всеми возможными способами, не стесняясь произволом и показаниями заинтересованных сторон»  [6].

В разные периоды существования нашего государства роль и значение названных принципов гражданского судопроизводства неоднозначно трактовалась в юридической литературе, не всегда эти принципы одинаково закреплялись в нормативных правовых актах. В  процессе  судебной реформы 1864 года следственная форма рассмотрения и разрешения гражданских дел была признана несостоятельной,  и в Уставе гражданского судопроизводства утверждалось состязательное начало процесса. В то же время, как отмечает М.В. Телюкина, дореволюционное российское законодательство наделяло суд правом инициирования конкурсного процесса по своему усмотрению, но в строго определенных случаях [10, с. 107, 108].

Нельзя не согласиться с мнением русского процессуалиста Т.М. Яблочкова, который указывал, что «состязательное начало должно быть поставлено в известное соотношение со свободой судьи в исследовании дела и обнаружении истины» [14, с. 27—28].

Принцип состязательности был закреплен в ГПК РСФСР 1923 года и в ГПК РСФСР 1964 года. В то же время, согласно ст. 14 ГПК РСФСР 1964 года суд был обязан устанавливать по любому делу объективную истину, т. е. принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела. Принцип объективной истины был закреплен и в других статьях ГПК РСФСР 1964 года.

В 1993 году принципу состязательности был придан конституционный статус. В ст. 123 Конституции РФ записано, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В последующие годы данный принцип, в отличие от принципа объективной истины, был закреплен в гражданском процессуальном законодательстве, в том числе и в действующем ГПК РФ, принятом в 2002 году. О принципе объективной истины в нем не упоминается.

В связи с изложенным возникают вопросы: должен ли суд устанавливать истину по делу, проявлять в этом активность? возможно ли вообще правосудие без установления истины?

Мнения ученых и практических работников по данной проблеме различны. А.Ф. Клейнман, в частности, отмечает, что доказывание должно представлять собой процессуальную деятельность только сторон по утверждению фактических обстоятельств дела, представлению доказательств, опровержению доказательств противоположной стороны [3]. Солидарен с ним С.В. Курылев  [5].  Противоположную точку зрения высказывает профессор А.Д. Бойков, обстоятельно исследовавший содержание и идею названных принципов. Он пишет: «Правосудие без истины — это действительно ново!  Пассивность суда есть поощрение сильного, но не правого. Да и в какой стране мира правосудие строится по такому образцу? Известно, что принцип состязательности в его классической форме наиболее полно реализован в англо-американской системе правосудия… Так вот в ней, несмотря на то, что главная обязанность по представлению доказательств возложена на заинтересованные стороны, как правовой доктриной, так и прецедентом и законом подчеркивается активная роль судей судов первой инстанции в установлении истины по делу» [1, с. 86—87].

Аналогичное мнение и у Р.О. Опалева, который,  ссылаясь на примеры из законодательства ряда стран, утверждает, что сегодня «многие страны мира, в том числе страны общего права, ввели или вводят в свой процесс следственные начала там и тогда, где и когда вопросы касаются защиты прав несовершеннолетних, защиты окружающей среды и других приоритетных ценностей. Так, в Англии и Уэльсе согласно Детскому акту 1989 года суд должен контролировать процессуальные действия сторон, давая указания о взносах на ребенка, назначении экспертов и представлении свидетельских показаний. По соответствующим делам английские суды вправе выносить распоряжения, о которых ни одна из сторон не просила. В Японии суд, разбирая семейно-правовые споры, может по своей собственной инициативе принять к рассмотрению факты, на которые стороны не ссылались» [7, с. 42]. М.К. Треушников, рассматривая принцип объективной истины, также делает вывод о том, что если по конкретному делу суд не установил полно и верно фактических обстоятельств, прав и обязанностей сторон, т. е. истины, то нельзя принять и законное решение [12].

В ГПК РФ роль суда в установлении истины по делу напрямую не упоминается, а принцип объективной истины не закреплен, однако это вытекает из содержания многих правовых норм, определяющих правомочия суда, рассматривающего гражданские дела по первой инстанции. Действующее законодательство Российской Федерации не освобождает суд от активной роли в процессе доказывания (установления) объективной истины по гражданскому делу. Так, ч. 2 ст. 12 ГПК РФ гласит, что суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.  Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылаются. В ст. 57 ГПК РФ подчеркивается, что суд не относится к представлению доказательств пассивно, что он вправе предложить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства. Велика роль суда в установлении истины по делу при оценке представленных доказательств. В ст. 67 ГПК РФ сказано, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Необходимость установления судом истины по делу косвенно подтверждается и содержанием ст. 87 ГПК РФ, которая гласит, что в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Состязательность сторон сама по себе не может обеспечить установления истины в судебном споре, определить виновность или  невиновность того или иного лица. Эта обязанность возложена на суд, поскольку в соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» при выполнении задачи, связанной с представлением необходимых доказательств, судья, учитывая особенности своего положения в состязательном процессе, обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Итак,  определение предмета доказывания и установление объективной истины для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел крайне важно. Представляется, что в  ГПК РФ пора более четко определить предмет доказывания, закрепить принцип объективной истины и повысить ответственность за нарушение порядка представления доказательств.

 

Список литературы

 

1. Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990—1996 гг. М., 1997.

2. Власов А.А. Гражданский процесс. М., 2008.

3. Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 1950.

4. Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс. М., 2009.

5. Курылев С.В. Труды Иркутского государственного университета. Т. 13. Иркутск, 1955. 

6. Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. 2-е изд. Т. 1. Спб., 1876.

7. Опалев Р.О. Влияние принципа состязательности на толкование понятия беспристрастности судьи (постановка проблемы) // Арбитражный и гражданский процесс. 2008.  № 12. 

8. Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1997.

9. Смирнова Н.Н. Арбитражный процесс. СПб., 2000.

10. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004.

11. Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2005.

12. Треушников М.К. Гражданский процесс. М., 2010. 

13. Челышев М.Ю. О межотраслевом характере обязанности доказывания и предмета доказывания в арбитражном процессе // Новеллы гражданского процессуального права. М.: ТК Велби; Изд-во Проспект, 2004.

14. Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910.