УДК 343.71

Страницы в журнале: 118-123

 

Н.И. Верченко,

кандидат юридических наук, доцент кафедры криминологии и уголовного права Новосибирского государственного университета экономики и управления Россия, Новосибирск n.verchenko@yandex.ru

О.А. Брашнина,

старший преподаватель кафедры уголовного права, процесса и криминалистики Сибирского университета потребительской кооперации Россия, Новосибирск oksanaru@yandex.ru

 

Анализируются признаки специальных видов хищений, проводится их сравнение с признаками хищения, предусмотренного примечанием к ст. 158 Уголовного кодекса РФ. На основе проведенного анализа разработаны рекомендации по совершенствованию действующего уголовного законодательства, а также практики его применения.

Ключевые слова: хищение, хищения специального вида, признаки хищения.

 

Введение. В Уголовный кодекс РФ включен ряд норм, предусматривающих ответственность за бесконтрольное обращение с предметами, изъятыми из оборота или ограниченными в нем. Эти нормы относятся в первую очередь к хищениям таких предметов из Вооруженных Сил РФ, иных силовых структур, у предприятий-изготовителей, а также у граждан. Безусловно, такие деяния представляют повышенную опасность для общества и государства и являются проявлением экстремистской, террористической деятельности, а также организованной преступности в целом.

Следственная и судебная практика применения уголовно-правовых норм, относящихся к специальным видам хищений, требует ответа на множество вопросов, касающихся их систематизации, соотношения с конкурирующими нормами и разграничения со смежными составами преступлений, уголовно-правовой оценки предмета и самих преступных деяний, относящихся к специальным видам хищений (момент их окончания, характеристика форм и разновидностей деяний, специфика субъективной стороны и др.).

Цель исследования заключается в анализе признаков специальных видов хищений, их сравнении с признаками хищения, предусмотренного примечанием к ст. 158 УК РФ, разработке на этой основе научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию действующего уголовного законодательства, а также практики его применения.

Понятия хищения как преступления против собственности и хищения специального вида: судебная практика. Определение понятия «хищение» закреплено в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. При анализе подходов Верховного Суда РФ к пониманию хищения чужого имущества, а также оружия, наркотических средств и психотропных веществ выявляются противоречия в определении данного понятия и общего понятия «хищение». Так, в п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 5) содержится понятие хищения оружия: «Под хищением огнестрельного оружия и иных предметов, перечисленных в ч. 1 ст. 226 УК РФ, следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением лица присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом» [5, с. 5].

В Постановлении Пленума ВС РФ № 5 сказано о завладении, т. е. о перемещении предмета преступления от собственника во владение виновного лица, а в постановлении Пленума ВС РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 29) указано на изъятие и (или) обращение похищенного имущества [4, с. 2].

Кроме этого, в определении, приведенном в Постановлении Пленума ВС РФ № 5, не указано на корыстную цель завладения предметами преступления, а в определении, данном в Постановлении Пленума ВС РФ № 29, прописана корыстная цель изъятия и (или) обращения чужого имущества.

Видится противоречие и в определении момента окончания хищений согласно главе 21 УК РФ и ст. 226 УК РФ. Так, согласно п. 6 Постановления Пленума ВС РФ № 29 самые распространенные формы хищений — кража и грабеж — являются оконченными после изъятия и возникновения реальной возможности у виновного лица пользоваться и распоряжаться похищенным. Согласно Постановлению Пленума ВС РФ № 5 хищение оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств является оконченным с момента завладения ими любым способом.

Проанализировав постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 14), мы также выявили противоречия с другими постановлениями Пленума ВС РФ относительно признаков хищения.

Так, п. 23 указанного постановления гласит, что «по смыслу ст. 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических и физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора наркотикосодержащих растений либо их частей...». Обратимся вновь к анализу признаков хищения, указанных в этом постановлении, а также в примечании  к ст. 158 УК РФ. Согласно положениям Постановления Пленума ВС РФ № 14 противоправно лишь изъятие наркотических средств или психотропных веществ, в отличие от изъятия и (или) обращения в примечании к ст. 158 УК РФ. Также в названном постановлении не говорится об обязательных признаках хищения — корыстной цели и ущербе для владельца имущества.

Анализ материалов уголовных дел, рассмотренных судами Новосибирской области, и опрос судей и следователей показали, что в понимании ряда норм УК РФ о хищении на практике имеют место определенные разночтения, а 65% правоприменителей выступают против расширительного толкования хищения и распространения этого толкования на преступления, предусмотренные статьями 221, 226 и 229 УК РФ.

Таким образом, существует противоречие между уголовным законом, распространяющим понятие хищения, закрепленное в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, на все его виды и формы, и судебной практикой, понимающей его достаточно специфично в отношении специальных видов хищений. Между тем, безусловно, постановления Пленума ВС РФ не должны вступать в противоречие с законом, так как суд не наделен правом нормотворчества [8, с. 99]. Подобные коллизии создают серьезные препятствия в квалификации специальных видов хищений и порой не дают возможности применить анализируемые нормы в связи с отсутствием какого-либо признака хищения, сформулированного в примечании 1 к ст. 158 УК РФ [2, с. 108—112].

Неоднозначное понимание хищения обусловливается выделением разного количества характеризующих признаков и разным видением их содержания. Поскольку уголовно-правовые понятия раскрываются через их признаки, все признаки должны находить свое отражение в его определении. Определение хищения, в свою очередь, дефиниция, в которой сконцентрированы признаки, характерные для всех форм и видов хищений и отличающие хищения от других преступлений [1, с. 22].

Соотношение признаков хищения как преступления против собственности и хищений специального вида. При рассмотрении признаков хищения отметим, какие из них свойственны специальным видам хищений.

Первым традиционно выделяемым признаком хищения имущества является противоправность действия лица. Применительно к специальным видам хищений противоправность приобретает особое значение. С одной стороны, противоправно само хищение данных предметов, а с другой — хранение, ношение и иное обращение данных предметов чаще всего само по себе незаконно и противоправно, поскольку собственниками таких предметов могут быть лишь определенные лица и организации [6]. Это обусловлено тем, что рассматриваемые предметы ограничены в гражданском обороте или изъяты из него и не могут входить в состав личного имущества граждан. Владение специальными предметами, возникшее не в результате общественного распределения и перераспределения общественного продукта, а на основе каких-либо незаконных действий, не охраняется законом [9, с. 67]. В большинстве случаев такие предметы, как оружие, наркотические средства, психотропные вещества, находятся у лиц на незаконном основании. Но и у незаконных владельцев названные предметы возможно похитить, так как объект уголовно-правовой охраны в любом случае ставится под угрозу. Это обусловливает необходимость закрепления в УК РФ положения, согласно которому хищение предметов, изъятых из оборота или ограниченных в нем, возможно у владельца независимо от того, законный он или незаконный [7, с. 553—554].

Другим признаком хищения является изъятие и (или) обращение имущества. В Постановлении Пленума ВС РФ № 14 сказано про «изъятие имущества», однако отсутствует указание на обращение психотропных веществ и наркотических средств в пользу виновного или иных лиц. В Постановлении Пленума ВС РФ № 5 содержится признак «завладение». Вряд ли такой подход можно назвать обоснованным. В примечании  к ст. 158 УК РФ названы альтернативные действия, посредством которых может быть похищено имущество, — изъятие и (или) обращение.

Думаем, изъятие и обращение чужого имущества (также применительно и к специальным видам хищений) может осуществляться не только изъятием или обращением, но и одновременно изъятием и обращением. В связи с тем, что предметы специальных видов хищений признаются движимым имуществом, изъятие является преобладающей формой при их хищении. Обращение, как правило, осуществляется, когда ядерные материалы и радиоактивные вещества, оружие, наркотические средства или психотропные вещества вверены виновному.

Обычно в качестве консолидирующего признака всех форм и видов хищений юристами выделяется безвозмездность, однако включение его в число признаков специальных видов хищений обоснованно подвергается сомнению. Так, В.П. Тихий утверждает: «Безвозмездность не является основным признаком хищения оружия. Даже возмездное обращение виновным в свою пользу или пользу других лиц оружия следует квалифицировать как хищение» [10, с. 91].

Не в пользу признака безвозмездности можно трактовать и разъяснение Пленума ВС РФ, данное в п. 13 Постановления № 5: «Уничтожение, оставление на месте преступления или возвращение назад похищенного оружия после его использования для совершения других противоправных действий либо в иных целях не является основанием для освобождения лица от ответственности за хищение оружия». В большинстве изученных нами приговоров судов по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 221, 226 и 229 УК РФ, указывался лишь размер или вид предмета или вещества, но не его стоимость.

Таким образом, очевидно, что безвозмездность не является обязательным признаком хищений специальных видов.

Спорным вопросом остается включение корыстной цели в число признаков специальных видов хищений. Наркоманом, похитившим наркотическое средство в состоянии абстиненции, движет стремление получить данное вещество любым способом, и его цель — как можно скорее употребить это вещество. Корыстная цель имеется лишь тогда, когда виновный, похищающий ядерные материалы и радиоактивные вещества, оружие, наркотические средства и т. п., не желает нести расходы по их приобретению. Виновное лицо осознает, что на законных основаниях получить указанные предметы практически невозможно, и даже при наличии средств совершает хищение.

Таким образом, помимо корыстной цели при совершении хищения специального вида могут присутствовать и иные цели. Например, при хищении ядерных материалов — создание ядерного оружия, при хищении оружия — совершение иного преступления с его использованием, при хищении наркотических средств — для введения потерпевшего в беспомощное состояние. Отсюда следует, что для специального вида хищений не следует указывать на корыстную цель в качестве признака хищения, поскольку может иметь место и иная личная заинтересованность в изъятии и (или) обращении данных предметов [3, с. 24—26].

Причинение вреда собственнику или владельцу похищенного имущества. Размер ущерба определяется стоимостью похищенного имущества, следовательно, во внимание необходимо принимать только стоимость ядерных материалов и радиоактивных веществ, оружия, наркотических средств или психотропных веществ. Зачастую у них нет потребительской стоимости, а имеется только меновая стоимость. Тем не менее материальный ущерб причиняется как лицам, владеющим имуществом, в том числе и специальными предметами, на законном основании, так и лицам, владеющим ими на незаконном основании. Однако этот ущерб юридически значим не во всех случаях изъятия и обращения предметов, изъятых или ограниченных в обороте.

Также стоит отметить, что стоимость таких предметов и веществ может быть невелика, но потенциальная опасность дальнейшего использования высока [12, с. 442—447]. Поэтому в данном случае важны такие признаки, как, например, количество наркотических средств или психотропных веществ, боеспособность, поражающие свойства оружия.

В связи с вышеизложенным считаем, что причинение ущерба собственнику или иному владельцу радиоактивных веществ, ядерных материалов, оружия, наркотических средств или психотропных веществ не является обязательным признаком хищения данных предметов.

Такая позиция подтверждается и материалами исследованных нами уголовных дел. Причем это касается и уголовных дел о хищении оружия, несмотря на то, что стоимость его, как правило, поддается оценке.

Например, Боготольским районным судом Красноярского края С. и В. были осуждены по п. «а» ч. 3 ст. 158 и п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ.

В приговоре было указано, что С. и В. тайно похитили с веранды дома принадлежащие другим лицам 14 кг сахара на сумму 420 р., электрический рубанок стоимостью 3000 р. и спортивно-охотничью винтовку ТОЗ—12, относящуюся к нарезному огнестрельному оружию, изготовленному заводским способом. При этом суд установил, что материальный ущерб потерпевшим составил 3420 р. [11]. Иначе говоря, отметив ущерб, причиненный кражей чужого имущества, суд не счел необходимой оценку ущерба, причиненного хищением оружия.

Таким образом, подводя итог оценке признаков специальных видов хищений, их можно разделить на основные, или обязательные (противоправность, изъятие и (или) обращение в пользу виновного или иных лиц), и характерные для некоторых случаев хищений (корыстная цель, иная личная заинтересованность, безвозмездность, причинение имущественного вреда собственнику или иному владельцу данных предметов).

Выводы. На основании проведенного анализа предлагаем в примечании к ст. 221 УК РФ закрепить следующее определение хищения: «Под хищением в статьях настоящего раздела понимаются противоправное изъятие у собственника или иного их владельца, как законного, так и незаконного, предмета преступления и (или) обращение его в пользу виновного или других лиц, совершенные независимо от наличия или отсутствия у виновного корыстной цели».

Данное определение в полной мере соответствует признакам хищения радиоактивных веществ, ядерных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, наркотических средств и психотропных веществ. Поэтому представляется, что данное определение должно содержаться в ст. 221 УК РФ, являющейся первой среди других статей УК РФ, предусматривающих ответственность за специальные виды хищений статьи 226 и 229 УК РФ). Сферу применения примечания 1 к ст. 158 УК РФ следует ограничить лишь преступлениями против собственности.

Таким образом, при данном видении решения проблемы можно констатировать, что хищения, ответственность за которые предусмотрена главами 21, 24 и 25 УК РФ, схожи терминологически. Но названные преступления имеют разные определения, что вызвано спецификой предметов преступлений, предусмотренных статьями 221, 226 и 229 УК РФ. В связи с этим все указанные деяния можно именовать соответственно как «общие виды хищений» (глава 21 УК РФ) и «специальные виды хищений» (главы 24 и 25 УК РФ).

 

Список литературы

 

1. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 2001.

2. Лебедев Н.Ю. Причины уголовно-процессуальных конфликтов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 3.

3. Леонов Д.А. Признаки хищения наркотических средств и психотропных веществ // Российский следователь. 2006. № 11.

4. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2002 № 29 // Бюллетень ВС РФ. 2003. № 2.

5. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: постановление Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5 // Бюллетень ВС РФ. 2002. № 5.

6. Об использовании атомной энергии: федер. закон от 21.11.1995 № 170-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Сабитов Т.Р. Место уголовно-правовых принципов в правовой системе Российской Федерации // Проблемы правового обеспечения безопасности личности, общества и государства: материалы междун. науч.-практ. конф. М., 2014.

8. Савченко Д.А. Правовые средства охраны общественных отношений // Вопросы современной юриспруденции. 2015. № 45—46.

9. Скоропупов Ю.И. Уголовно-правовые и криминологические вопросы борьбы с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2002.

10. Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. Харьков, 1981.

11. Уголовное дело № 1—18/2010 // Архив Боготольского районного суда Красноярского края, 2010.

12. Ульянова В.В. Проблемы реализации уголовной ответственности за содействие террористической деятельности в форме финансирования терроризма // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3.