УДК 341.492.2

Страницы в журнале: 141-143

 

Э.Г. Вартанян,

аспирант кафедры международного права Юридического института Российского университета дружбы народов Россия, Москва advard33@mail.ru

 

Рассматривается концепция универсальной юрисдикции международных судов в качестве основы для осуществления их деятельности по уголовным преступлениям, которые могут классифицироваться как преступления против человечества.

Ключевые слова: юрисдикция государства, универсальная юрисдикция, международный суд, уголовный суд.

 

Принцип верховенства международного права, закрепленный в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, определяет порядок применения общепризнанных принципов и норм международного права, а также международных договоров Российской Федерации. Указанный принцип является основой правоприменения норм международного уголовного законодательства.

Развитие международного уголовного права (далее — МУП) как самостоятельной отрасли привело к закономерному результату. Речь идет о своеобразной кодификации специфических (отраслевых) принципов МУП, нашедшей свое выражение в Римском статуте Международного уголовного суда (ч. 3 «Общие принципы уголовного права») [4] (далее — Римский статут).

Следует отметить, что в истории человечества неоднократно предпринимались попытки учредить постоянно действующий международный уголовный суд. После окончания Второй мировой войны ООН также признала острую потребность в создании такого суда. В конце ХХ века была существенно ускорена кодификационная работа Комиссии международного права ООН, которая по рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН смогла в 1994 году завершить работу над проектом статута Международного уголовного суда (далее —МУС, Суд). В последующем Специальный комитет ООН по вопросу об учреждении МУС и Подготовительный комитет смогли окончить работу над проектом текста Статута Суда, который был принят 17.07.1998 на Дипломатической конференции полномочных представителей 160 государств под эгидой ООН.

Статут вступил в силу 1 июля 2002 г. Ассамблея государств-участников 7 февраля 2003 г. избрала в МУС 18 судей, срок полномочий которых начался с 11 марта 2003 г. [2, с. 4—5].

Надо заметить, что Россия подписала Римский статут 13 сентября 2000 г., однако до сих пор не ратифицировала, поэтому государством-участником МУС не является, однако страна сотрудничает с Судом и принимает участие в его работе как наблюдатель.

Анализ действующих актов МУП позволяет сделать вывод о том, что в современном международном уголовном праве сложилась система принципов, среди которых особое место занимает принцип универсальной юрисдикции, предусматривающий ответственность по МУП вне зависимости от того, где и кем было совершено преступление.

Универсальная юрисдикция, являющаяся основой МУП, позволяет государствам или международным организациям требовать привлекать к уголовной ответственности обвиняемого независимо от места совершения предполагаемого преступления, национальности обвиняемого, страны проживания и т. д. Уголовные дела, возбужденные по нормам международного уголовного законодательства, считаются слишком значимыми для местного суда. Концепция, лежащая в основе универсальной юрисдикции, тесно связана с идеей о том, что некоторые международные нормы являются erga omnes и относятся ко всему мировому сообществу, а также с концепцией общего международного права — jus cogens, согласно которой определенные обязательства по международному праву являются обязательными для всех государств.

Основы этого подхода были заложены в I принципе международного права, выработанном Уставом Нюрнбергского трибунала («Всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое, согласно международному праву, преступлением, несет за него ответственность и подлежит наказанию»). При этом действие универсального принципа было распространено на те преступления, которые вошли в юрисдикцию Международного трибунала [3].

На возможность универсального действия МУП прямо указывают Женевские конвенции 1949 года, обязывающие все государства устанавливать свою юрисдикцию в случае их серьезных нарушений.

Согласно мнению международной неправительственной организации «Международная амнистия» (Amnesty International), необходимо распространение норм МУП на преступления, которые представляют собой серьезную угрозу для международного сообщества в целом, и государства имеют фактическую и моральную обязанность осуществлять судебное преследование лиц, ответственных за такие преступления. К таким преступлениям относятся геноцид; преступления против человечности; внесудебные казни; военные преступления; пытки и похищения людей [5].

Все перечисленные преступления попадают по действие универсальной юрисдикции.

Благодаря указанным ранее нормативным актам сформировалось понимание необходимости применения данного принципа ко всем преступлениям против мира и безопасности человечества. В частности, А. Кассезе считает, что любое государство имеет право осуществлять уголовное преследование в отношении лиц, совершивших такие преступления, независимо от места совершения преступлений, гражданства преступника или жертвы и какой-либо существенной связи между государством, осуществляющим уголовное преследование, и совершенными преступлениями [6, p. 278].

Противники концепции универсальной юрисдикции, такие как Г. Киссинджер, утверждают, что она является нарушением суверенитета каждого государства: все страны являются равными, как закреплено в Уставе ООН. Убеждение в том, что соответствующее государство за нарушение прав человека и преступления против человечности должно быть привлечено к ответственности при активном участии международных судов, вполне может привести к созданию «мировой тирании судей». По мнению Г. Киссинджера, в реальности любые государства смогут создавать подобные международные суды. В результате могут иметь место политически мотивированные показательные процессы с тем, чтобы попытаться поставить «квазисудебную печать» на врагах или оппонентах государства [8].

В настоящее время вполне возможно вести речь о распространении универсального принципа действия МУП и в отношении ряда конвенционных преступлений. Например, в Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года указано, что виновные лица «могут передаваться компетентному суду любого государства — участника настоящей Конвенции, которое может приобрести юрисдикцию над личностью обвиняемых» [1].

Подвод итог, отметим следующее. Мы считаем, что тенденция к расширению универсального принципа действия норм МУП должна оцениваться положительно, поскольку универсализация МУП в реальности будет означать не только максимальное единообразие его применения, но и более эффективное решение стоящих перед ним задач — поддержания мирового правопорядка и неотвратимого наказания виновных.

 

Список литературы

 

1.            Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него: принята резолюцией 3068 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН от 30.11.1973. URL: http://www.un. org/ru/documents/decl_conv/conventions/apartheid1973.shtml (дата обращения: 25.05.2015).

2.            Международный уголовный суд – сборник документов, 2004.

3.            Принципы Международного права, признанные Уставом Нюрнбергского Трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала. URL: http://www.conventions.ru/view_base. php?id=154 (дата обращения: 25.05.2015).

4.            Римский статут Международного Уголовного Суда: документ ООН A/CONF.183/9 от 17.07.1998 с изм. на основе протоколов от 10.11.1998, 12.07.1999, 30.11.1999, 08.05.2000, 17.01.2001 и 16.01.2002: вступил в силу 01.07.2002. URL: http://www.un.org/ru/law/icc/rome_ statute(r).pdf (дата обращения: 25.05.2015).

5.            Amnesty International Universal Jurisdiction: the duty of states to enact and implement legislation. URL: https://www.amnesty.org/en/ (дата обращения: 25.05.2015).

6.            Cassese A. International Criminal Law. Oxford, 2003.

7.            ICJ, Arrest Warrant-Case (Democratic Republic of the Congo v. Belgium), Judgment of 14th February 2002. URL: http://www.icj-cij.org/docket/files/121/8126.pdf (дата обращения: 25.05.2015).

8.            Kissinger H. The Pitfalls of Universal Jurisdiction // Foreign Affairs. 2001. July — August.