УДК 340.11 

Страницы в журнале: 154-157

 

Рецензия на:  Денисенко В.В. Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию. М.: Юрлитинформ, 2014. 184 с.

 

Ю.Ю. Ветютнев, 

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории права и государства Волгоградского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службыРоссия, Волгоград  legalmind@yandex.ru

А.Я. Рыженков,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Калмыцкого государственного университета Россия, Элиста 4077778@list.ru

 

Дается общая оценка монографии В.В. Денисенко «Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию». Особое внимание уделяется основаниям, а также типам легитимности права. Авторы высказывают свою позицию по поводу теоретической модели легитимности права, отличную от позиции В.В. Денисенко.

Ключевые слова: легитимность права, основания легитимности права, рациональная легитимность, традиционная легитимность. 

 

Тот факт, что вплоть до настоящего времени в российской юридической науке не было ни одного специального монографического исследования, посвященного легитимности права, может показаться удивительным. Помимо отдельных небольших статей существует лишь одно диссертационное исследование легитимности правовой политики [8]. Не менее странно также то, что проблема легитимации вызывает у юристов значительно больший интерес, чем легитимность. Но даже легитимация рассматривается чаще всего применительно не к праву, а к государству и его власти [1; 2; 3; 4; 7; 10; 11; 12; 13].

Иллюзия изученности темы возникает по причине исключительного обилия работ о легитимности в рамках других гуманитарных дисциплин — социологии, философии, политической науки, а также в зарубежной юридической литературе.

Таким образом, монография В.В. Денисенко «Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию» [5] определенно является для российской юридической науки пилотным исследованием данной тематики.

В качестве отправной точки исследования автор использует восходящее к М. Веберу представление о легитимности как об «общественном признании» политических и правовых институтов [5, с. 6]. Сама по себе такая формулировка продуктивна, поскольку дает основания для постановки нескольких принципиальных вопросов: что включает в себя «признание» права — полагание, т. е. констатацию его существования, или его одобрительную оценку, т. е. готовность следовать ему в своих действиях? кто является субъектом «общественного признания» — общество в целом или какая-то его часть? если часть, то по каким количественным или качественным признакам эта часть может выделяться? какими факторами обусловлено и в каких формах выражается общественное признание права?

На некоторые из этих вопросов В.В. Денисенко предлагает ответы в рамках собственной теоретической концепции легитимности права. Ключевые и наиболее эвристически ценные положения этой концепции могут быть представлены следующим образом:

1. С точки зрения юридического позитивизма и аналогичных ему направлений проблема легитимности не могла получить удовлетворительного разрешения, поскольку позитивистская теория права либо вовсе отказывается рассматривать вопрос о социальном признании права, считая его не имеющим юридического значения, либо в лучшем случае уповает на меры государственного принуждения.

2. В рамках естественно-правовой теории идея легитимности права также не могла играть сколько-нибудь значимой роли, так как с данной точки зрения соответствие права природе, разуму или религии важнее, чем его оценка представителями общества.

3. Легитимность права имеет аксиологическую природу, представляя собой соотнесение результатов деятельности тех или иных социальных институтов с ценностными моделями, разделяемыми обществом (П. Стилман и др.), или с социальным идеалом [9, с. 4].

4. Основой действия права является его добровольное соблюдение, а не государственное принуждение. Это можно подтвердить, во-первых, тем, что фактически обеспечить во всех случаях принудительное исполнение правовых предписаний или привлечение нарушителей к юридической ответственности не представляется возможным. Во-вторых, подчинение нормам, которые являются непонятными или неприемлемыми, для человека не является естественным и возможно лишь при исключительных обстоятельствах, поэтому при отсутствии легитимности скорее вероятно не повиновение нормам, а изыскание различных способов обхода законов и уклонения от ответственности.

5. Условием легитимности права является его соответствие моральным принципам данного сообщества.

6. Существует два принципиально различных типа легитимности права, сменяющих друг друга во времени — традиционный и рациональный.

7. Традиционная легитимность права основана на авторитете, который, в свою очередь, главным образом проистекает из некритически принимаемых религиозных верований.

8. Кризис религиозной веры приводит к тому, что «постепенно все большие и большие сферы жизни общества выходят из сферы священного и поэтому признание норм, в том числе и правовых, начинает носить принципиально иной характер» [5, с. 73; 6]; формируется рациональный тип легитимности права, который характерен для светских обществ и опирается на разумный выбор граждан, достигающих консенсуса в отношении общих интересов по определенной процедуре.

9. Легитимность права в современном обществе, как и само это право, отличается своей интерсубъективностью и коммуникативным характером.

10. Рациональная легитимность права неразрывным образом связана с формальным равенством граждан.

11. Для обеспечения легитимности рационального типа особенно значимую роль играет правовая аргументация.

12. Наиболее универсальными механизмами обеспечения легитимности права в современных обществах являются институты делиберативной демократии, дающие возможность каждому принимать участие в открытой дискуссии по принципиальным правовым вопросам.

Поскольку теоретическая значимость исследования не вызывает сомнений, не будем останавливаться на замечаниях редакционного характера, а прежде всего обратим внимание на те идеи, которые достойны обсуждения по существу.

Прежде всего, явной «точкой роста» в концепции В.В. Денисенко выглядит разграничение двух типов легитимности: «Традиционной легитимности присуща легитимация законов через идеологию, путем внушения или суггестии… Рациональный тип легитимности права присущ обществу модерна, он связан со светским мировоззрением, идеей формального равенства граждан» [5, с. 16]. Предложенные критерии не выполняют разделительной функции, поскольку вовсе не исключают друг друга. Например, неясно, к какому типу следует относить легитимность, основанную на внушении, но в рамках светского мировоззрения.

Указание на идеологию как отличительный признак традиционной легитимности также не срабатывает, поскольку идея формального равенства граждан является элементом определенной идеологии.

Основные концептуальные проблемы связаны с описанием легитимности современного (рационального) типа. Автор решительно отрицает религиозные и сходные с ними основания легитимности права, полагая, что произошел необратимый отказ от них в пользу рационального мышления: «Происходит разрушение религиозной картины мира, на смену которой  приходит постметафизическое мышление, основанное на инструментальном разуме или целерациональных действиях» [5, с. 112]. Однако сама идея свершившегося перехода к рациональной легитимности права в монографии не получает достаточного рационального обоснования.

Ссылка на то, что «в современной правовой системе,  если речь не вести о странах религиозного права, законодательство построено на рациональных идеях Просвещения» [5, с. 75], не относится к существу дела, поскольку, во-первых, сам этот факт далеко не очевиден и требовал бы дополнительных подтверждений, а во-вторых, для легитимности важно не столько то, из чего исходит законодатель, сколько установки внимающих ему членов общества; доказать же, что идеи Просвещения актуальны для большинства населения современных государств, было бы весьма проблематично.

В.В. Денисенко полагает: «Легитимность в правовой системе общества Модерна основана на осознанном выборе, так как сама правовая система легитимируется не иррациональной верой или традициями, а демократическим выбором и правами человека» [5, с. 79]. Однако и расчет на права человека здесь едва ли обоснован, поскольку они тоже являются элементом права, а следовательно, сами по себе нуждаются в легитимации; нет никаких реальных причин приписывать им какую-то изначально привилегированную, имманентную легитимность.

Центральным пунктом наших разногласий с автором является вопрос об основаниях легитимности права. В.В. Денисенко принципиально возражает против идеи о том, что действие права основывается главным образом на внушении (суггестии), а не на рациональном убеждении: «Легитимность в период общества модерна напрямую связана со свободой и равенством, так как за гражданами признаются права как за равными субъектами, поэтому легитимность в этот период не может сводиться к суггестивному воздействию или основываться на нем,  ибо помимо идеологии легитимность основана уже на демократических процедурах, связанных с рациональным выбором» [5, с. 74]. Однако, во-первых, не поясняется, почему признание равенства граждан не может сочетаться с манипулятивным воздействием на них; во-вторых, почему такое внушение не может происходить в рамках демократических процедур.

Более того, сам автор признает: «Граждане не понимают в современной правовой системе, как принимается решение, оно не признается ими в качестве справедливого, отсюда — отчуждение от правовых институтов» [5, с. 90]. Но если индивиды не способны понять смысл процедуры принятия решения, каким образом они могут рационально проконтролировать его содержание и дать ему оценку с точки зрения собственных интересов?

Вслед за Ю. Хабермасом автор возлагает надежды на легитимирующий эффект общественных дискуссий, но эти надежды нельзя назвать оправданными. Достижение полного консенсуса в таких обсуждениях практически невозможно, поскольку, как замечает сам

В.В. Денисенко, «современное общество не обладает единством в понимании ценностей» [5, с. 141]. Следовательно, различия в социальных интересах в дискуссиях не преодолеваются, а только отчетливее выявляются. Сам факт дискуссии, предшествующей принятию юридического решения, не отменяет того, что некоторые интересы в итоге останутся ущемленными, и в этом случае участие их носителей в дискуссии не помешает им отрицать легитимность соответствующих мер и действовать вопреки им.

Во всех отношениях более предпочтительной была бы такая теоретическая модель легитимности, при которой «рациональная» легитимность не вытесняет «традиционную», но они существуют параллельно друг другу внутри одного общества по принципу взаимодополнения; при этом приоритет рациональной легитимации не является очевидным ни с фактической точки зрения, поскольку он не подтвержден эмпирически, ни с точки зрения ее эффективности.

Что касается таких аспектов легитимности права, как ее конкретные критерии, способы выявления и повышения, а также оценка легитимности российского права, то они, вероятно, станут предметом дальнейших исследований автора.

Монография В.В. Денисенко, безусловно, является серьезным теоретическим достижением и, более того, может выступить в качестве стимула для активизации дальнейших дискуссий в отечественной юридической науке по сравнительно новой для нее и в высшей степени заслуживающей обсуждения проблеме легитимности права.

 

Список литературы

 

1. Авдийский В.И. Механизм легитимации государственной власти (Историко-теоретическое исследование): дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2002.

2. Вайнберг А.В. Легитимация и делегитимация выборной государственной власти в современной России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2003.

3. Власова Г.Б. Легитимация институтов публичной власти в политико-правовом и социокультурном измерениях (на примере эволюции правосудия): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 2009.

4. Грищенко Г.А. Механизм легитимации государственной власти в современной России (теоретико-правовой аспект): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.

5. Денисенко В.В. Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию. М., 2014.

6. Денисенко В.В. Легитимность современного права: рациональность или суггестия? // История государства и права. 2015. № 2.

7. Дроздова А.М., Комаров С.А. Легитимация и ответственность власти во взаимоотношениях государства и личности (социально-философские и правовые аспекты). СПб., 2011.

8. Дуденкова А.А. Легитимность российской правовой политики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2008.

9. Исаев И.А. Легитимность и легальность в конституционном процессе // История государства и права. 2012. № 6.

10. Матвиенко Я.Ю. Институционально-правовые модели легитимации суверенной демократии в современной России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2008.

11. Навальный С.В. Правовая культура общества в процессе легитимации государственной власти (философско-правовой аспект). Красноярск, 2009.

12. Турсункулов А.Б. Национально-культурная легитимация и легализация институтов российской государственной власти: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006.

13. Шапиев А.С. Юридический конфликт в сфере легитимации государственной власти в современной России (теоретико-правовое исследование): дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2006.