А.М. БОРИСОВ,

кандидат исторических наук, доцент кафедры конституционного и административного права Курского государственного университета

С.А. МИРЗАЕВ,

магистрант факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

 

Общая для всех обязанность соблюдать Конституцию РФ и законы Российской Федерации (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ) в целом обеспечена механизмом правового регулирования, предусматривающим, что неисполнение требований закона является фактическим основанием приведения в действие механизмов привлечения нарушителя к юридической ответственности и принудительного исполнения юрисдикционных решений. Одна из соответствующих нормативно-правовых конструкций включает положения ст. 20.25 «Уклонение от исполнения административного наказания» КоАП РФ и предполагает участие Федеральной службы судебных приставов в  правоприменительной практике.

В своей правоприменительной деятельности ФССП России руководствуется также положениями Конституции РФ, федеральных законов от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» [4] (далее — Закон об исполнительном производстве), от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» [10] и других нормативных актов.

Субъекты административной юрисдикции в качестве меры административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 20.25 КоАП РФ, широко применяют административный штраф, добровольная уплата и взыскание которого составляют серьезнейшую проблему правоохранительной системы Российской Федерации.

А.А. Гараев, изучив динамику взыскания административных штрафов в период с 2004 по 2012 год, отмечает, что по делам об административных правонарушениях, рассмотренным федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями в 2004 году, доля административного штрафа, взысканная добровольно или принудительно судебными приставами, составила 42,3% от всей суммы штрафов, в 2005 году — 37,6%, в 2006 году — 36,4%.

В 2010 году было взыскано лишь 5% от общей суммы административных штрафов, но уже в 2011 году эта доля возросла до 12%, что в сумме составило около 19,6 млрд руб. [1].

Анализируя ведомственную статистическую отчетность, А.А. Гараев вполне справедливо называет катастрофой ситуацию 2010—2011 гг., когда показатель реального принудительного взыскания административных штрафов снизился до 2—4% от суммы штрафа, подлежащей взысканию.

В 2012 году остались невзысканными административные штрафы на сумму около 7 млрд руб., из них около 2 млрд руб. приходилось на столицу России. По итогам 2013 года сумма невзысканных штрафов составила более 17 млрд руб. (взыскано около 4% от всей суммы наложенных штрафов). В 2014 и 2015 годах показатели взыскания были идентичны (около 44 млрд руб. штрафов не было взыскано, взыскано — 3,5%)[9].

Отметим, что неуплата административных штрафов в основном приходится на решения по правонарушениям, посягающим на общественный порядок и безопасность (глава 20 КоАП РФ), а среди них — решения, вынесенные по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ. Тенденция очевидна: в целом объемы невзысканной денежной массы административных штрафов растут, обнуляясь с истечением сроков давности взыскания.

Сложившаяся ситуация обусловила растущее внимание правоведов к данному направлению правоохранительной деятельности, за которым последовала соответствующая работа федерального законодателя. В результате внесения изменений в законодательство были увеличены сроки давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ), сроки давности исполнения постановлений о назначении административного наказания (в 2011 году — с 1 года до 2 лет) [5], срок, в течение которого лицо, привлеченное к административной ответственности, обязано уплатить административный штраф (в 2013 году — с 30 до 60 дней)[7]; созданы более благоприятные  по времени условия для добровольного исполнения юрисдикционно-карательного решения; в 2012 году перечень административных наказаний пополнен новой мерой административной ответственности — обязательными работами [6], обеспечившей альтернативу денежной санкции; в 2014 году принята новая редакция Закона об исполнительном производстве, расширившая полномочия судебных приставов, и др.

Исполнительное производство предусматривает работу ФССП России по исполнению различных юрисдикционных правовых актов. Складывающаяся законотворческая практика, с одной стороны, оказывает растущее административно-карательное давление на участников правоотношений, а с другой — вызывает необходимость поиска и выбора законодателем способов инициации добровольного исполнения юрисдикционных решений. При этом одновременно с усилением административного контроля и надзора за исполнением юрисдикционных решений вполне предсказуемо возникает  ответная  социально-психологическая реакция общества, развивающегося в непростых социально-экономических условиях.

Все это свидетельствует о необходимости усиления внимания законодателя к первой стадии исполнения санкционного акта в контексте сопряжения потенциалов административно-правовых методов убеждения и принуждения, что должно служить повышению эффективности административно-исполнительного механизма.

А.С. Дугенец и М.Я. Масленников отмечают особое процессуально-правовое значение исполнения санкционных актов: неисполнение этих актов ведет к отрицанию социальной важности правоохранительной деятельности, подрывает веру в силу и авторитет закона, способствует игнорированию достаточно трудоемкой и довольно длительной работы органов административной юрисдикции, в том числе службы судебных приставов, снижает эффективность правоохраны общественных отношений [2].

На преодоление этой проблемы направлена введенная в 2003 году в КоАП РФ ст. 20.25 «Неуплата административного штрафа либо самовольное оставление места отбывания административного ареста», получившая в 2011 году иное название: «Уклонение от исполнения административного наказания». В сложившихся условиях производства по делам об административных правонарушениях, характеризующихся нигилистическим отношением административно наказанных лиц к исполнению юрисдикционных актов о наложении санкций, такое решение отвечало целям превенции подобных деликтов, а также усилению правового механизма защиты общественных отношений, основным элементом которого является институт исполнения отдельных видов административных наказаний: административного штрафа, административного ареста, административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, обязательных работ, административного запрета на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения.

Однако рассматриваемые меры направлены на защиту не первично защищаемых, а последующих отношений добровольно-принудительного исполнения административных наказаний.

Комплекс принятых мер по развитию правового института принудительного исполнения юрисдикционно-карательного решения необходим, но в современных условиях недостаточен.

Понимание критического состояния дел в сфере исполнительного производства сподвигло законодателя к смягчению административно-санкционного режима за счет включения в механизм исполнения решений о назначении административного штрафа (ч. 1.3 ст. 32.2 «Исполнение постановления о наложении административного штрафа» КоАП РФ) за совершение ряда административных правонарушений, предусмотренных главой 12 «Административные правонарушения в области дорожного движения» КоАП РФ, дополнительного нормативного условия,  ключевым признаком которого является своевременность исполнения юрисдикционного решения (не позднее 20 дней со дня вынесения постановления о наложении административного штрафа административный штраф может быть уплачен в размере половины суммы наложенного административного штрафа)[8].

Особенность данного порядка в том, что законодатель фактически допускает гражданина к решению вопроса юрисдикционного значения на этапе добровольного исполнения акта об административном правонарушении, наделяя нарушителя правом оплатить штраф в уменьшенном размере. Фактически гражданин сам становится субъектом административной юрисдикции на стадии исполнения правоприменительного акта в рамках производства по делу об административном правонарушении.

Одной из причин неудовлетворительного состояния дел по взысканию административных штрафов является высокая степень загруженности судебных приставов-исполнителей. Действительно, исходя из Норм нагрузки судебных приставов  [3], на принудительное взыскание штрафа по одному исполнительному производству необходимо 8,03 часа (раздел 2.3 «Нормы времени на работы, выполняемые судебными приставами-исполнителями») без учета времени на выполнение машинописных, стенографических, копировально-множительных и других работ. В 2012 году средняя нагрузка одного судебного пристава-исполнителя составляла 2108 исполнительных производств [9], т. е. почти в 8 раз больше рекомендованной нормативной нагрузки (норма нагрузки судебного пристава-исполнителя в месяц составляет 22,2 исполнительных производства (п. 2.4.2 Норм нагрузки судебных приставов).

Указанные проблемы исполнительного производства, как мы полагаем, требуют расширения возможности применения смягчающих административную ответственность условий, для чего в ст. 4.2 «Обстоятельства, смягчающие административную ответственность» КоАП РФ необходимо добавить еще одно условие: доход на члена семьи ниже прожиточного минимума по региону.

Кроме того, в ч. 1.3 ст. 32.2  «Исполнение постановления о наложении административного штрафа» КоАП РФ следует включить условие уплаты штрафа в сокращенные сроки. Полагаем, что применение этого механизма привлечения к административной ответственности и в других случаях административно-деликтного поведения гуманизирует административно-правоохранительную деятельность. Например, когда субъективную сторону административного правонарушения характеризует легкомысленное отношение гражданина к совершенному деянию при отсутствии или незначительности его общественной опасности и наступивших вредных последствий или когда правомерному поведению нарушителя препятствуют обстоятельства непреодолимой силы. Данный административно-правовой механизм также подпадает под признаки обстоятельств, смягчающих административную ответственность, но имеет самостоятельное квазиюрисдикционное содержание, отличительной особенностью которого является включение лица, уплачивающего штраф, в систему отношений, определяющих фактическую меру административной ответственности, уменьшаемую самим этим лицом при добровольной уплате штрафа в оговоренные законом сокращенные сроки.

Неопределенность в вопросе оценки смягчающих обстоятельств преодолевается юрисдикционной практикой, но конкретизация и расширение ряда смягчающих обстоятельств, несомненно, послужат гуманизации законодательства об административных правонарушениях. С другой стороны, минимизация размеров административных штрафов может способствовать решению проблем их добровольной уплаты, а также снижению нагрузки судебных приставов-исполнителей.

Дополнение особенностей исполнения административного наказания в виде административного штрафа условием совершения платежа в сокращенные сроки при совершении отдельных видов административных правонарушений, кроме предусмотренных главой 12 КоАП РФ, потребует внесения соответствующих дополнений в главу 29 «Рассмотрение дела об административном правонарушении» КоАП РФ. В частности, ч. 1 ст. 29.10 «Постановление по делу об административном правонарушении» КоАП РФ может быть дополнена пунктом следующего содержания: «возможность уплаты административного штрафа в уменьшенном размере при совершении платежа в сокращенные сроки на основании части 1.3 статьи 32.2 настоящего Кодекса».

Указанные законотворческие инициативы могут способствовать снижению нагрузки судебных приставов-исполнителей посредством обращения к правосознанию лиц, привлеченных к административной ответственности в виде административного штрафа, и их экономического стимулирования предоставлением предусмотренной законодательством возможности понести меньшие расходы при уплате административного штрафа.

 

Список литературы

 

1. Гараев А.А. Анализ взыскиваемости административного штрафа // Административное право и процесс. 2013. № 2. С. 39—45.

2. Дугенец А.С., Масленников М.Я. Исполнение постановления по делу об административном правонарушении: содержание и социально-правовое значение стадии // Административное право и процесс. 2012. № 9. С. 2—11.

3. Нормы нагрузки судебных приставов: утв. постановлением Минтруда России и Минюста России от 15.08.2002  № 60/1 // Бюллетень Минтруда России. 2002. № 9.

4. Об исполнительном производстве: федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4849.

5. О внесении изменений в статьи 17.15 и 31.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве»: федеральный закон от 01.04.2011 № 71-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 17. Ст. 2312.

6. О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»: федеральный закон от 08.06.2012 № 65-ФЗ. URL: http://docs.cntd.ru/document/902351472

7. О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 05.04.2013 № 49-ФЗ  // Российская газета. 2013. 10 апр.

8. О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части совершенствования взыскания штрафов за административные правонарушения в области дорожного движения: федеральный закон от 22.12.2014 № 437-ФЗ. URL: http://docs.cntd.ru/document/420241312

9. Основные результаты деятельности Федеральной службы судебных приставов в 2012 году. URL: http://www.fssprus.ru (дата обращения: 12.10.2016).

10. О судебных приставах: федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ. URL: http://docs.cntd.ru/document/9046211