Номинация «Дознание и административная практика в Федеральной службе судебных приставов» (1-е место)

 

Е.В. ВЕРУШКИНА,

студентка 4-го курса Средне-Волжского института (филиала)Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса А.В. Шигуров

 

Введение

Актуальность изучения сокращенной формы дознания, урегулированной главой 32.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ[2] (далее — УПК России), обусловлена в первую очередь новизной данного института, введенного Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ3 и вступившего в силу 15 марта 2013 г.

Анализ официальных данных Федеральной службы судебных приставов показывает постепенный рост числа уголовных дел, в которых заинтересованными сторонами используется данная форма дознания, с 524 дел в 2013 году до 2,7 тыс. — в 2014 году[4] и до 3,7 тыс. — в 2016 году (7,7% от общего числа дел, по которым дознание было окончено территориальными органами ФССП России). В январе—октябре 2017 года  дознание в сокращенной форме было произведено уже по 4,8 тыс. уголовных дел. При этом по отдельным преступлениям, подследственным ФССП России (ст. 312 УК России), в 2016 году доля дел, дознание по которым производилось в сокращенной форме, достигла 12,4%, а в январе—октябре 2017 года — 18%. Основную долю (97,8%) от всех дел, расследование по которым в ФССП осуществляется в сокращенной форме, составляют дела, возбужденные в отношении лиц, злостно уклоняющихся от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК России)[5].

Как видим, новая форма дознания активно используется в практике ФССП России, что объективно обусловлено спецификой расследуемых уголовных дел, по многим из которых уже в стадии возбуждения уголовного дела устанавливаются личность подозреваемого, обстоятельства преступления, в том числе размер причиненного вреда (по ст. 157 УК РФ они частично устанавливаются судебными решениями, сделанным судебным приставом-исполнителем расчетом задолженности по алиментам  и другими документами, изымаемыми в стадии возбуждения уголовного дела[1]).

Развитие сокращенных форм судопроизводства и гуманизация уголовного наказания за преступления небольшой и средней тяжести относятся к числу направлений проводимой в настоящее время государственной политики, о чем свидетельствует и Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию[2], и расширение числа таких форм, к которым в 2016 году добавился институт освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа[3]. Это подтверждает актуальность и практическую значимость научных исследований, посвященных совершенствованию сокращенной формы дознания.

Цель работы — выявление уголовно-процессуальных проблем производства дознания в сокращенной форме по уголовным делам, подследственным органам дознания ФССП России, и разработка предложений по их решению.

В работе были поставлены следующие задачи:

1) изучить проблемы, связанные с основаниями, условиями проведения дознания в сокращенной форме;

2) исследовать проблемы, связанные с процессуальным порядком производства дознания по уголовным делам в сокращенной форме.

 

Глава 1.  Проблемы, связанные с основанием и условиями проведения дознания по уголовным делам в сокращенной форме

Нормы об основании и условиях производства дознания в сокращенной форме открывают главу 32.1 УПК РФ. Несовершенство формулировок данных норм вызвало проблемы сразу после введения их в действие.

Наличие разногласий в вопросах толкования оснований и условий проведения дознания в сокращенной форме привело, как отмечает А.В. Горовой, к тому, что в ряде субъектов Федерации (Алтайский, Краснодарский край и др.) прокуратура стала требовать от органов дознания не применять новую форму дознания до законодательного разрешения проблемных вопросов или формирования судебной практики; в отдельных субъектах (Ивановская область) в качестве обстоятельств, препятствующих дознанию в сокращенной форме, стали рассматриваться наличие судимости у подозреваемого, формальный состав преступления, отказ подозреваемого от возмещения причиненного ущерба и др.[4]

В настоящее время правоприменительная практика разрешения проблемных вопросов уже во многом сформирована. Например, статистические данные о деятельности Управления ФССП по Республике Мордовии показывают, что сокращенная форма дознания стала фактически основной: из 544 уголовных дел, оконченных в 2016 году, 411, т. е. 75,6%, завершаются составлением обвинительного постановления, и лишь единичные дела (7 дел в 2016 году) возвращаются прокурором, судом для проведения дознания в общем порядке.

В первые восемь месяцев 2017 года Управление ФССП России по РМ достигло еще больших успехов в решении задач процессуальной экономии: 83,6% уголовных дел, т. е. 387 их 463, было расследовано в сокращенной форме дознания, и лишь 9 из них были возвращены для проведения дознания в общем порядке[1].

Одной из проблем, сдерживавших в первые годы рост числа дел, расследуемых в сокращенной форме дознания, была пробельность утвержденных Генеральной прокуратурой РФ форм федерального статистического наблюдения, которая приводила к тому, что возвращение судом или прокурором уголовного дела, прошедшего сокращенную форму дознания, в связи с отказом одной из сторон от дальнейшего производства по делу в сокращенной форме, рассматривалось как нарушение и отражалось на показателях деятельности органа предварительного расследования. Принятие Генеральной прокуратурой РФ новой редакции  этих форм[2] позволило активизировать применение дознания в сокращенной форме.

Прежде чем перейти к анализу современных проблем толкования и применения основания и условий для производства дознания в сокращенной форме, кратко рассмотрим правовое регулирование этих процессуальных действий. 

Часть 2 ст. 226.1 УПК РФ в качестве единственного основания для производства дознания в сокращенной форме называет ходатайство подозреваемого о производстве по уголовному делу дознания в сокращенной форме.

Условия раскрыты в ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ и могут быть разделены на три группы:

1) условия, относящиеся к свойствам расследуемого уголовного дела: а) наличие постановления о возбуждении дела в отношении конкретного лица; б) все преступления, вменяемые в вину подозреваемому по данному делу, должны быть указаны в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ;

2) условия, относящиеся к подозреваемому: а) ознакомился с постановлением о возбуждении в отношении него уголовного дела и признает свою вину, характер и размер вреда, причиненного инкриминируемым ему преступлением, не оспаривает содержащуюся в постановлении правовую оценку его деяния; б) достиг совершеннолетия; в)  владеет языком судопроизводства; в) на момент совершения преступления был вменяем, после совершения преступления не страдает психическим расстройством, которое делало бы  невозможным назначение наказания или его исполнение; г) не является лицом, в отношении которого в соответствии с главой 51 УПК РФ должен применяться особый порядок судопроизводства;

3) условие, относящееся к потерпевшему: не возражает против проведения сокращенной формы дознания.

Не можем согласиться с теми учеными, которые отождествляют основания и условия3: формулировки закона требуют разграничения данных терминов. Вместе с тем очевидно, что данные понятия тесно связаны друг с другом. Так, основание связано с условием сокращенной формы дознания, сформулированным в п. 2 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ (признание подозреваемым своей вины, характера и размера причиненного им вреда и согласие с той правовой оценкой его деяния, которая приведена в постановлении о возбуждении уголовного дела).

С учетом содержания ст. 76, ч. 2 ст. 77, ч. 2 ст. 173 УПК РФ основной формой процессуального закрепления «признания вины» подозреваемым является составляемый в ходе допроса протокол данного следственного действия. Важность именно такой фиксации с соблюдением гарантий прав подозреваемого, участием защитника приводит к тому, что законодатель отступает от общего правила о необязательности допроса лиц, от которых в ходе доследственной проверки были получены сообщения (п. 2 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ) и фактически требует проведения допроса подозреваемого (ч. 1 ст. 226.4 УПК РФ), даже если он уже опрашивался (с него брали объяснения) в стадии возбуждения уголовного дела. В связи с вышесказанным нельзя считать законной формой признания вины явку с повинной, которая будет иметь значение лишь как повод к возбуждению уголовного дела. Для процессуального закрепления признания вины дознаватель обязан провести допрос подозреваемого.

Соответственно, ходатайство о производстве дознания в сокращенной форме подается после допроса и может уже не включать в себя детального описания всех обстоятельств совершенного преступления, которое уже должно быть к этому моменту зафиксировано в протоколе допроса. Закон не требует какого-либо обоснования ходатайства даже в том случае, если предшествующий ему допрос не включал в себя признание вины. Отсутствие требований к таким ходатайствам о выборе сокращенных форм судопроизводства обусловлено отсутствием юридических познаний у лиц, их подающих. Конкретизация позиции подозреваемого по делу и фиксация ее в процессуальных документах ложится на плечи дознавателя и осуществляется в ходе допроса подозреваемого.

В качестве недостатков правового регулирования основания и условий сокращенной формы дознания отметим следующие.

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ