УДК 343.412

Страницы в журнале: 150-154

 

П.М. Галарза,

аспирант кафедры международного права Российского университета дружбы народов Россия, Москва pedro_galarza@mail.ru

 

Рассматривается история сотрудничества государств в области противодействия практике насильственных исчезновений, проводится анализ причин феномена безнаказанности за совершение данного преступления, а также способов борьбы с ним. Особое внимание уделяется проблеме насильственных исчезновений в государствах-членах Организации американских государств, где данное явление носит массовый характер, порождая нарушения прав как жертв насильственных исчезновений, так и их родственников.

Ключевые слова: насильственные исчезновения, права человека, Рабочая группа ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям, Организация американских государств, Межамериканская комиссия по правам человека.

 

Современное международное право определяет две категории деликтов: международные правонарушения и международные преступления. К международным преступлениям относят особо опасные виды правонарушений, однако официально признанное и общепринятое определение названных преступлений на данный момент в международном праве отсутствует.

Следует заметить, что в Римском статуте Международного Уголовного суда 1998 года речь идет о том, что его юрисдикция «ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими серьезную озабоченность всего международного сообщества» (ч. 1 ст. 5). Более подробная дефиниция понятия «международное преступление» содержится в ст. 19 Проекта статей об ответственности государств, принятого в 1996 году. В нем зафиксировано, что международные преступления могут, в частности, возникать в результате тяжкого нарушения международного обязательства, имеющего основополагающее значение для обеспечения международного мира и безопасности, для обеспечения права народов на самоопределение, для защиты человеческой личности, а также для защиты окружающей среды [6, с. 32].

Практически вся совокупность международных преступлений в той или иной мере представляет собой тяжкие нарушения основных прав и свобод человека. Одним из наиболее серьезных нарушений являются насильственные исчезновения. Отметим, что насильственное исчезновение — это, прежде всего, преступление, основанное на лжи или отсутствии информации. Дело в том, что лица, совершившие данное преступление либо причастные к совершению или осведомленные о его совершении, зачастую пользуются растерянностью родственников жертвы, вызванной исчезновением человека, утверждают, что насильственное исчезновение — результат несчастного случая, осознанно принятого решения покинуть свою семью и социум или результат совершения преступления, мотивированного корыстными или иными факторами. Лишь по истечении длительного срока (если это вообще случается) удается собрать достаточное количество улик, свидетельствующих о том, что имело место именно насильственное исчезновение.

В 1974 году Межамериканская комиссия по правам человека (далее — МКПЧ) стала все чаще акцентировать внимание Генеральной Ассамблеи Организации американских государств (далее — ОАГ) на проблеме насильственных исчезновений как в целом в американских государствах, так и в конкретных странах. Однако, понимание исключительной важности эффективного противодействия практике насильственных исчезновений как в государствах — членах ОАГ, так и в мировом масштабе формировалось медленно. Число преступников, виновных в насильственных исчезновениях людей, длительное время в большинстве государств было незначительным.

Практика насильственных исчезновений широко распространена, прежде всего, в государствах с диктаторским режимом, а также в государствах, находящихся на стадии перехода от диктатуры к миру и демократии.

Между тем, по нашему мнению, безнаказанность —─ один из основных катализаторов развития практики насильственных исчезновений. Тот факт, что исчезновение индивида порождает стремление к сокрытию информации представителями государственной власти, создает атмосферу секретности вокруг лиц, причастных к исчезновению, а отсутствие тела делает проверку фактов по насильственному исчезновению и установление личностей преступников чрезвычайно затруднительным. Уголовное преследование виновных порождает еще большие трудности. Безнаказанность может также косвенно стимулироваться высоким числом случаев насильственных исчезновений. Судебная система государства оказывается не в состоянии справиться с объемом дел данной категории, тем более что в большинстве стран, где на смену режиму диктатуры приходит режим демократии, судебная система ослаблена. В совокупности с массовостью случаев насильственных исчезновений слабость судебной системы порождает «культуру безнаказанности». Представляется, что безнаказанность также порождается:

— пробелами в национальном уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве в части расследования преступлений, а также преследования лиц, виновных в насильственных исчезновениях;

— сложностью проведения расследования по факту насильственных исчезновений и практикой полного отказа от его проведения;

— пристрастным отношением судов к подобным делам, порождающим практику оправдания преступников [5, с. 43].

В 1978 году Генеральная Ассамблея ООН, серьезно обеспокоенная сообщениями о фактах насильственных или недобровольных исчезновений в результате злоупотребления со стороны государственных органов по поддержанию правопорядка, органов безопасности и иных подобных учреждений, поступающими из различных стран, приняла резолюцию, посвященную лицам, пропавшим без вести. Кроме того, Генеральная Ассамблея ООН предложила Комиссии по правам человека сформулировать рекомендации для государств [8].

Руководствуясь названной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, Комиссия по правам человека 6 марта 1979 г. назначила Ф. Эрмакору и В.М. Сади экспертами по изучению вопроса о судьбе лиц, пропавших без вести и исчезнувших в Чили. После того, как в августе того же года В.М. Сади сложил свои полномочия, Ф. Эрмакора, принявший решение продолжать выполнение своего мандата самостоятельно, 21 ноября 1979 г. представил Генеральной Ассамблее ООН собственный доклад [3].

Ф. Эрмакора пришел к важнейшему заключению, согласно которому систематическая практика насильственных исчезновений представляет собой грубое нарушение прав человека, и, в соответствии со своими международными обязательствами, Чили несет ответственность за судьбу по меньшей мере 600 пропавших без вести лиц, права которых были нарушены. Правительство Чили обязано установить судьбу всех пропавших без вести, привлечь к ответственности лиц, виновных в их исчезновении, а также обеспечить выплату компенсаций родственникам жертв этого преступления и принять меры для предотвращения аналогичной практики в будущем. Докладчик сделал вывод о том, что существование практики насильственных исчезновений свидетельствует о продолжающихся нарушениях прав человека в государстве и является серьезной проблемой для родственников, которые хотят и имеют право знать, что произошло с членами их семей [1].

29 февраля 1980 г., несколько месяцев спустя после представления Ф. Эрмакорой своего доклада, Комиссия ООН по правам человека, одобрив инициативу Франции, постановила создать сроком на один год рабочую группу в составе пяти ее членов для изучения вопросов, касающихся насильственных или недобровольных исчезновений. Рабочая группа стала первым специализированным органом Комиссии ООН по правам человека и органом ООН, занимающимся вопросом насильственных или недобровольных исчезновений.

С момента своего создания рабочая группа руководствовалась духом гуманизма и принципом сотрудничества со всеми заинтересованными сторонами, пытаясь решить проблемы, связанные с насильственными или недобровольными исчезновениями лиц, об исчезновении которых получала сообщения. Рабочая группа неоднократно подчеркивала, что видит основной целью своей деятельности установление канала связи между семьями и соответствующими правительствами в целях обеспечения расследования индивидуальных случаев, к которым семьи прямо или косвенно привлекают внимание рабочей группы для установления места нахождения исчезнувших лиц.

Следует особо отметить, что рабочая группа занимается случаями исчезновения, за которые ответственность может быть возложена на правительства государств, и не принимает к рассмотрению случаи, связанные с вооруженными конфликтами. По состоянию на 2011 год рабочая группа зарегистрировала и сообщила правительствам 88 стран в общей сложности о 49 802 случаях исчезновения, из которых удалось прояснить 7 920. Кроме того, рабочая группа представила Комиссии ООН по правам человека и правительствам значительное число рекомендаций о путях улучшения уровня обеспечения и защиты прав исчезнувших лиц и их семей, а также предотвращения случаев насильственных исчезновений. Рекомендации были частично использованы при разработке Декларации ООН о защите всех лиц от насильственных исчезновений 1992 года (далее — Декларация) [4].

Международное сообщество отреагировало на практику насильственных исчезновений, занявшись разработкой соответствующих стандартов в области прав человека, гуманитарного и уголовного права, а также путем формирования правовых позиций договорными и иными правозащитными органами системы ООН.

Насильственные исчезновения — сравнительно новое явление для международного права, поэтому Международный билль о правах человека, а также иные универсальные международные договоры правозащитной направленности, равно как и договоры, принятые на региональном уровне, не содержат права человека не стать жертвой насильственного исчезновения или права на защиту от насильственных исчезновений. В частности, речь идет о Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Американской конвенции по правам человека 1969 года, Африканской хартии прав человека и народов 1981 года и Арабской хартии прав человека 1994 года.

Соответствующие жалобы, как правило, рассматриваются региональными органами по правам человека в контексте права на жизнь. В конце 70-х годов XX века, когда международное сообщество стало уделять внимание мерам противодействия практике насильственных исчезновений, возник серьезный вопрос о возложении на государства обязанности заниматься превентивной и правозащитной деятельностью. Так, еще в 1981 году Институт прав человека Парижской коллегии адвокатов созвал Консилиум высокого уровня в поддержку заключения международной конвенции об исчезновениях. Впоследствии основной движущей силой этого движения стали неправительственные организации Латинской Америки, которые в 1980-е годы подготовили несколько тематических проектов деклараций и конвенций [2, с. 313].

В заключение следует констатировать, что указанные проекты наряду с Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, а также практикой Комитета ООН по правам человека, рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям послужили основой для разработки и последующего принятия Декларации.

Совершенно очевидно, что Декларация явилась качественной базой для разработки и принятия ряда тематических договоров и документов регионального уровня, например, Межамериканской конвенции о насильственных исчезновениях лиц 1994 года, закрепившей региональный принцип, в соответствии с которым «систематическая практика насильственных исчезновений лиц является преступлением против человечности».

Кроме того, на наш взгляд, особое значение Декларации состояло в том, что она представляла собой вполне логичную и закономерную «ступень» в деле подготовки и принятия Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений 2006 года [7].

 

Список литературы

 

1. Doc. UN A/34/583/Add.1. Резолюция 4 (XXXI) Комиссии ООН по правам человека от 13 февраля 1975 года. URL: http://daccess-ods.un.org/ access.nsf/Get?Open&DS=A/HRC/16/48&Lang=R

2. Le refus de L´oubli: La politique de desparition force. Colloque janvier/fevrier 1981.

3. OAS, AG/RES. 443 (IX-O/79) Resolución 47/133 sobre la «Declaración sobre la protección de todas las personas contra las desapariciones forzadas». URL: http://jconstitucion.wordpress.com/

4. Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений: принята резолюцией 47/133 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 г. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/enforced_disappearances.shtml

5. Доклад Комиссии международного права о работе ее 48-й сессии. — Нью-Йорк, 1996.

6. Ежегодник Комиссии Международного права. 1980 г. — Нью-Йорк, 1981. Т. II. Ч. 2.

7. Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений: принята резолюцией 61/177 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 2006 г. URL: http://www.un.org/ ru/documents/decl_conv/conventions/disappearance.shtml

 

8. Резолюция 33/173 Генеральной Ассамблеи от 20 декабря 1978 г. URL: http://daccess-ods.un.org/access.nsf/Get?Open&DS=A/HRC/16/48&Lang=R