УДК 343.9

Страницы в журнале: 89-92

 

А.И. Волков,

помощник судьи Саратовского областного суда Россия, Саратов rysskii3000@mail.ru

 

Рассматриваются формы и методы оптимизации процесса расследования преступлений в условиях построения демократического правового социального государства. Определяется эффективный инструмент оптимизации процесса расследования преступлений на этапе построения новой российской государственности — системный подход в форме теоретической концепции под названием метода функциональной системы. Устанавливается, что в силу сложившихся причин, помимо системных, необходимы еще и структурные специальные исследования, формирующие соответствующий объем знаний. Формулируется вывод, что оптимизация процесса расследования преступлений на этапе построения новой российской государственности возможна посредством системного подхода в форме теоретической концепции под названием метода функциональной системы при условии структурных специальных исследований.

Ключевые слова: путь, оптимизация, процесс, расследование, преступление, подход, система, функциональный, структура.

 

Преодолев семидесятилетний период тоталитарного режима, Россия вышла на рубежи развития новой государственности — демократического правового социального государства. С одной стороны, в современных условиях такой тип государственного бытия «выступает своего рода ориентиром, своеобразным эталоном и одновременно стратегической целью развития многих стран» [7, с. 18], поскольку дает возможность гармонизации общественного целого и личности [2, с. 35—36], публичных и частных интересов [6, с. 5—13].

С другой стороны, процесс построения демократического правового социального государства сопровождается значительным ростом преступности и снижением показателя раскрываемости преступлений, при этом открываются «возможности для трансформации качественных характеристик преступности» [12, с. 4].

Создавшаяся таким образом противоречивая ситуация, актуализируя проблему оптимизации процесса расследования преступлений, направляет методологический ориентир на поиск эффективных форм и методов ее решения. Наиболее перспективен в этом отношении системный подход, содержательно отражающий «группу методов, с помощью которых реальный объект описывается как совокупность взаимодействующих компонентов» [10, с. 3].

Признанный эффективным способом мыслительной деятельности, обеспечившим «значительные открытия в науке, изобретения в технике и достижения в производстве» [10, с. 3], системный подход активно используют современные исследователи правовых процессов и явлений. При этом из сложившегося на сегодняшний день многообразия концептуальных решений системного подхода наиболее эффективной признана теоретическая концепция П.К. Анохина, именованная им функциональной системой. Во-первых, в функциональной системе П.К. Анохина фокусированный полезный результат представляет собой органическую часть системы, «оказывающую решающее влияние как на ход ее формирования, так и на все ее последующие реорганизации». Во-вторых, наличие фокусированного полезного результата «как решающего компонента функциональной системы делает недостаточным понятие “взаимодействия” в оценке отношений компонентов системы между собой». Именно фокусированный полезный «результат отбирает все адекватные для данного момента степени свободы компонентов системы и фокусирует их усилие на себе».

В-третьих, «если деятельность системы заканчивается полезным в каком-то отношении результатом, то “взаимодействие” компонентов данной системы всегда будет протекать по типу их взаимосодействия, направленного на получение результата». В-четвертых, «взаимосодействие компонентов системы достигается тем, что каждый из них под влиянием афферентного синтеза или обратной афферентации освобождается от избыточных степеней свободы и объединяется с другими компонентами только на основе тех степеней свободы, которые вместе содействуют получению надежного конечного» фокусированного полезного результата. В-пятых, поскольку в концептуальном решении системного подхода П.К. Анохина фокусированный полезный результат оказывает центральное организующее влияние на все этапы формирования функциональной системы и, несомненно, оказывается функциональным феноменом, он назвал всю архитектуру функциональной системой. Таким образом, в целом фокусированный полезный результат является неотъемлемым и решающим компонентом функциональной системы, «инструментом, создающим упорядоченное взаимодействие между всеми другими ее компонентами». Отсюда П.К. Анохин формулирует систему как «только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата» [1, с. 34—35, 37—38].

Беря концепцию П.К. Анохина за основу, исследователи правовых процессов и явлений конструируют собственные системы. Например, Ф.А. Вестов посредством метода функциональной системы наметил пути объяснения процесса функционирования правового государства [2, с. 111; 3, с. 103]; Р.Р. Хаснутдинов попытался решить проблемы методологии системного подхода к юридической ответственности [13, с. 4—154; 14, с. 4—96];  О.Г. Ютовец оптимизировала депутатскую деятельность [16, с. 101—153]; В.Д. Исмаилов систематизировал институт исправления осужденных к лишению свободы [4, с. 92—153]. Имеется и ряд других обоснований системы [5, с. 158—174; 8, с. 101—105; 9, с. 55—161; 15, с. 31—32].

Р.Б. Хаметов впервые адаптировал метод функциональной системы к процессу расследования преступлений. В результате он сформулировал систему расследования преступлений как «комплекс криминалистического, процессуального и правового обеспечения, ОРД и судебно-экспертной деятельности, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия на максимально возможное ограничение проявлений преступности». Этой дефиниции он придает «статус базовой для дальнейших конкретно-научных исследований» [12, с. 93, 95—96].

В то же время авторы в силу методологии построения своих работ ограничены в структурных исследованиях. Ф.А. Вестов, к примеру, касается структурных исследований лишь в процессе проектирования функциональной системы на процесс построения правового государства [3, с. 102—103]. О.Г. Ютовец посвятила исследованию структуры системы депутатской деятельности всего один параграф [16, с. 121—139]. Структурные исследования Р.Б. Хаметова [12, с. 50—93] и Р.Р. Хаснутдинова [13, с. 90—151] заняли уже целую главу. Причем если исследования Р.Б. Хаметова ограничиваются научным обоснованием структурных элементов (компонентов) системы расследования преступлений и конструированием ее структуры, то Р.Р. Хаснутдинов впервые сформулировал дефиницию структуры функциональной системы и структуры системы юридической ответственности. Первую он представил «как некую архитектуру системы, созданную по закономерностям механизма, обеспечивающего системные связи между ее структурными элементами (компонентами) посредством фокусированного полезного результата». Соответствующим образом он сформулировал и понятие структуры системы юридической ответственности — это «комплекс конституционной, уголовной, административной, гражданско-правовой, трудовой, финансовой, семейно-правовой, уголовно-исполнительной, конституционно-процессуальной, уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной ответственности, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия на обеспечение уровня правонарушений, соответствующего оптимальному функционированию демократического правового социального государства» [13, с. 118, 149].

Однако и этого недостаточно для полноты структурных исследований, объясняющих строение и внутреннюю форму организации той или иной функциональной системы [11, с. 437—438], в нашем случае системы расследования преступлений. Поэтому для оптимизации процесса расследования преступлений в условиях построения новой российской государственности необходимы еще и структурные специальные исследования, формирующие соответствующий объем знаний.

Таким образом, оптимизация процесса расследования преступлений на этапе построения новой российской государственности возможна посредством системного подхода в форме теоретической концепции под названием функциональной системы при условии структурных специальных исследований.

Итак, подводя итог, мы можем сформулировать полученные результаты. Во-первых, эффективным инструментом оптимизации процесса расследования преступлений на современном этапе развития российской государственности является системный подход в форме теоретической концепции П.К. Анохина, названной им функциональной системой.

Во-вторых, поскольку авторы, применяющие метод функциональной системы, в силу методологии построения своих работ ограничены в структурных исследованиях, объем знаний, объясняющий строение и внутреннюю форму организации той или иной функциональной системы, становится недостаточным. Поэтому для оптимизации процесса расследования преступлений в условиях построения новой российской государственности, помимо системных, необходимы еще и структурные специальные исследования, формирующие соответствующий объем знаний.

В-третьих, в силу сложившихся причин оптимизация процесса расследования преступлений на этапе построения новой российской государственности возможна посредством системного подхода в форме теоретической концепции под названием функциональной системы при условии структурных специальных исследований.

Список литературы

 

1. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М., 1975. С. 34—35, 37—38.

2. Вестов Ф.А. Правовое государство, власть и личность: историко-политический и правовой аспекты. Саратов: Изд-во «Саратовский источник», (ФГУН «Российская книжная лавка» г. Москва), 2010. С. 35—36, 111.

3. Вестов Ф.А. Системный подход к построению правового государства в России // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Экономика. Управление. Право. 2012. Т. 12. Вып. 2. С. 102—103.

4. Исмаилов В.Д. Модернизация института исправления осужденных к лишению свободы: моногр. Грозный, 2012. С. 92—153.

5. Мурзина Л.И. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2008. С. 158—174.

6. Немытина М.В. Предисловие // Гармонизация частных и публичных интересов: сб. науч. статей. Серия: Право России: новые подходы. Вып. 2. Саратов: Научная книга, 2005. С. 5—13.

7. Осейчук В.И. Конституционные основы строительства демократического правового социального государства в России: моногр. Тюмень: ТГУ, 2006. С. 18.

8. Сидоров А.В. Системный подход в борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями // Проблемы безопасности личности в современной России: сб. статей / под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов: СЮИ МВД России, 2010. С. 101—105.

9. Скорняков А.В. Оптимизация института совокупности преступлений: моногр. Белгород: ИД «Белгород», 2012. С. 55—161.

10. Сурмин Ю.П. Теория систем и системный анализ. Киев: МАУП, 2003. С. 3.

11. Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Политиздат, 1991. С. 437—438.

12. Хаметов Р.Б. Системный подход к расследованию преступлений: моногр. Саратов, 2014. С. 4, 50—93, 95—96.

13. Хаснутдинов Р.Р. Методология системного подхода к юридической ответственности: моногр. / отв. ред. д-р юрид. наук, проф. Р.Л. Хачатуров. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России, 2014. С. 4—154.

14. Хаснутдинов Р.Р. Проблемы методологии системного подхода к юридической ответственности: моногр. / отв. ред. д-р юрид. наук, проф. Р.Л. Хачатуров. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России, 2012. С. 4—96.

15. Шминке А.Д. Эволюция понятия системы права // Вестник Саратовской государственной академии права. 2010. № 1 (71). С. 31—32.

16. Ютовец О.Г. Оптимизация депутатской деятельности в условиях построения демократического правового социального государства в России: моногр. Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2013. С. 101—153.