УДК 341.6

Страницы в журнале: 117-122 

 

Е.Н. Фролкина,

кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права  Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Россия, Москва frolkina2004@mail.ru

 

Анализируется правовое регулирование разрешения международных инвестиционных споров. Рассматриваются понятие и виды международных инвестиционных споров, вопросы определения международной подсудности по таким спорам, а также выбора подлежащего применению материального права при разрешении данных споров. Раскрываются порядок и процедуры разрешения инвестиционных споров в международном центре по урегулированию инвестиционных споров.

Ключевые слова: инвестор, иностранные инвестиции , защита инвестиций, инвестиционные споры.

 

Обеспечение надлежащего рассмотрения споров, вытекающих из международной инвестиционной деятельности, наряду со страхованием рисков трансграничных капиталовложений, является одним из наиболее распространенных способов защиты иностранных инвестиций. Основным международным правовым источником в указанной области является Вашингтонская конвенция 1965 года о разрешении инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств (далее — Вашингтонская конвенция).

В литературе обращается внимание на определенную уникальность этого документа. В частности, отмечается, что Вашингтонская конвенция «представляет собой единственный международно-правовой акт, содержащий механизмы разрешения инвестиционных споров и учреждающий специальный орган, действующий под эгидой Международного банка реконструкции и развития — Международный центр по урегулированию инвестиционных споров» [8].

Сложность разрешения международных инвестиционных споров обусловлена многочисленными пробелами и юридическими коллизиями в правовом регулировании инвестиционных соглашений, ограниченным доступом к договорной и судебно-арбитражной практике из-за конфиденциального в подавляющем большинстве случаев характера соответствующих документов. Кроме того, в доктрине отсутствует единый теоретический подход к определению базовых понятий и категорий, таких как: инвестиционный договор (соглашение); правовая квалификация международной инвестиционной деятельности и ее разнопланового содержания; описание этапов такой деятельности; принадлежность к публичному или частному праву; круг участников инвестиционных споров.

Возникновение споров между участниками международной инвестиционной деятельности, в принципе, неизбежно. Даже если стороны стремились максимально обеспечить надлежащее исполнение обязательств, рисковый и, как правило, долгосрочный характер инвестиционной деятельности предопределяют большую степень вероятности нарушения сторонами своих обязательств. И тогда пострадавшая сторона стремится восстановить свои нарушенные права, получить возмещение, компенсацию за понесенные потери.

Анализ унифицированных и коллизионных правовых норм, посвященных правовому регулированию разрешения международных инвестиционных споров, позволяет выделить круг основных проблем. Во-первых, сложность трактовки самого понятия «международные инвестиционные споры». Во-вторых, проблема определения международной подсудности по таким спорам. В-третьих, вопрос выбора применимого материального права при рассмотрении международных инвестиционных споров.

В этой связи следует отметить, что не существует ни особого международного суда, ни единой международной процедуры по рассмотрению инвестиционных споров, ни общепризнанного и общеприменяемого права. Что касается понятия «международные инвестиционные споры», то в различных зарубежных государствах, как и в российском законодательстве, оно трактуется достаточно широко. Так, исходя из смысла ст. 10 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» [14], следует, что это — спор иностранного инвестора, возникший в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.

Вашингтонская конвенция к категории инвестиционных споров относит споры, возникающие в связи с прямыми иностранными инвестициями между договаривающимся государством и частными лицами—инвесторами других договаривающихся государств. А именно: инвестиционные споры, которые вытекают из отношений, связанных с иностранными инвестициями; споры, возникающие между договаривающимся государством и иностранным частным инвестором; правовые споры, касающиеся сущности и объема, юридических прав и обязанностей сторон, условий и размеров компенсации за нарушение обязательств по данному инвестиционному контракту (ст. 25 Вашингтонской конвенции).

Согласно ст. 8 типового соглашения, заключаемого между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений [9] под международными инвестиционными спорами понимаются «споры между одной Договаривающейся Стороной и инвестором другой Договаривающейся Стороны, возникающие в связи с капиталовложением данного инвестора на территории первой Договаривающейся Стороны, включая споры, касающиеся размера, условий или порядка выплаты компенсации… либо порядка перевода платежей…» Далее указывается, что такие споры разрешаются по возможности путем переговоров.

В доктрине, как правило, под инвестиционными спорами понимаются правовые споры между государством и иностранным инвестором, связанные с инвестициями инвестора на территории соответствующего государства [1, с. 67; 3, с. 198—212; 5, с. 263; 6, с. 19—20; 15, с. 345]. Юридическая природа инвестиционных споров характеризуется наличием квалифицирующих признаков — особым составом участников споров (государство — с одной стороны и иностранный инвестор — с другой), спецификой предмета и особым порядком урегулирования инвестиционных споров.

Производить классификацию инвестиционных споров возможно по различным критериям: по основанию возникновения спора; в зависимости от этапа (стадии) инвестиционной деятельности; в зависимости от правового статуса участников спора [6, с. 19—20; 15, с. 345]. По последнему из указанных критериев инвестиционные споры подразделяются на частноправовые, публично-правовые, смешанные. Именно в смешанных международных инвестиционных спорах участие государства в качестве одной из сторон спора порождает определенные трудности: государство может использовать свое право суверена, и, ссылаясь на иммунитете не подчиняться юрисдикции другого государства.

Для преодоления такой ситуации в соответствии с Вашингтонской конвенцией был учрежден Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (International Centre for Settlement of investment Disputes; МЦУИС, ИКСИД; далее — ИКСИД), который располагается в Вашингтоне при Международном банке реконструкции и развития (далее — МБРР). Как справедливо отмечается, Вашингтонская конвенция направлена на разрешение инвестиционных споров, в которых стороны конфликта занимают неравное положение по отношению друг к другу. С этой целью происходит изъятие споров из-под юрисдикции национальных судов и передача их на рассмотрение в ИКСИД [7, с. 208]. Следует отметить, что Россия в Вашингтонской конвенции не участвует (в 1992 году Российская Федерация подписала документ, но до сих пор не ратифицировала), однако большинство двусторонних международных соглашений России о поощрении и взаимной защите капиталовложений предусматривают возможность обращения сторон в ИКСИД для разрешения возникшего инвестиционного спора в соответствии с дополнительными правилами ИКСИД. Оправданно согласиться с утверждением, что создание ИКСИД можно рассматривать в качестве базового элемента в международно-правовом механизме защиты иностранных инвестиций и на основе ИКСИД «формируется своеобразная правовая система, состоящая из связанных между собой международных договоров» [4].

Международные инвестиционные споры в принципе могут быть рассмотрены в самых различных инстанциях (в административных органах, судах, арбитражах и др.). В соответствии с п. 2 ст. 8 типового соглашения, заключаемого между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений, «если спор не может быть разрешен путем переговоров в течение шести месяцев с даты просьбы любой из сторон спора о его разрешении путем переговоров, то он по выбору инвестора может быть передан на рассмотрение в компетентный суд или арбитраж Договаривающейся Стороны, на территории которой осуществлены капиталовложения, либо в арбитражный суд ad hoc в соответствии с Арбитражным регламентом Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), либо в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, созданный в соответствии с Конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств, подписанной в Вашингтоне 18 марта 1965 г., для разрешения спора в соответствии с положениями этой Конвенции (при условии, что она вступила в силу для обеих Договаривающихся Сторон) или в соответствии с Дополнительными правилами Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (в случае, если Конвенция не вступила в силу для обеих или одной из Договаривающихся Сторон)».

В связи с этим конкретные международные двусторонние инвестиционные договоры о поощрении и взаимной защите капиталовложений с участием России предусматривают несколько международных органов, предметом деятельности которых может стать рассмотрение инвестиционных споров. Являясь гибким инструментом регулирования трансграничных инвестиционных отношений, двусторонние договоры в подавляющем большинстве случаев предоставляют иностранному инвестору право выбора того или иного судебно-арбитражного органа из числа указанных, в котором подлежит разрешению соответствующий инвестиционный спор [10, 11, 12, 13].

Следует подчеркнуть, что международная юрисдикция является исключением из общего принципа государственной юрисдикции, в соответствии с которой инвестиционные споры по общему правилу должны рассматриваться в национальных судах государства—реципиента инвестиций. Международная юрисдикция является определенным ограничением государственного суверенитета. Поэтому для подчинения государства юрисдикции какого-либо международного органа требуется явно выраженное согласие на это соответствующего государства. В частности, п. 1 ст. 25 Вашингтонской конвенции предусматривает, что ИКСИД рассматривает международные инвестиционные споры между государством и инвесторами при условии наличия письменного согласия участников спора о передаче такого спора для разрешения ИКСИД.

Анализ списка уже разрешенных и находящихся в стадии рассмотрения инвестиционных споров в ИКСИД [16] обнаруживает небезынтересную закономерность. Практически по всем спорам ответчиками являются государства, причем развивающиеся, большинство из которых принадлежит к странам Южной Америки («объяты» практически все страны данного континента: Аргентина, Чили, Венесуэлла, Боливия, Эквадор, Панама, Перу, Парагвай и др.). Кроме этого иски/заявления западными инвесторами подаются в отношении и других развивающихся стран: Румынии, Грузии, Украины, Казахстана, Словении, Болгарии, Албании, стран африканского континента и т. д. Случаи, когда государство заявляет требование против иностранного инвестора, является большим исключением. По сути это единственный случай (ICSID Case No. ARB/76/1), когда в 1976 году Габон инициировал процедуру в ИКСИД против частного инвестора (Société Serete S.A.) по поводу финансирования строительства родильного отделения больницы. Изложенное выше подчеркивает, что механизм разрешения инвестиционных споров в рамках ИКСИД рассчитан, главным образом, для защиты прав частных иностранных инвесторов и практически востребован именно данными субъектами.

Унифицированные нормы Вашингтонской конвенции условно можно подразделить на две группы. Во-первых, это нормы, определяющие правовой статус ИКСИД, и, во-вторых, унифицированные нормы, регулирующие процедуру разрешения международных инвестиционных споров в ИКСИД.

ИКСИД состоит из административного совета и секретариата. Административный совет включает по одному представителю от каждого государства—члена. Президент Международного банка реконструкции и развития ex officio выполняет функции председателя административного совета, но без права голоса (ст. 5 Вашингтонской конвенции).

К полномочиям административного совета относится: принятие правил и регламента проведения примирительной процедуры и арбитража; одобрение мер, принимаемых МБРР и направленные на использование имеющихся у него административных средств и служб; принятие ежегодного бюджета доходов и расходов ИКСИД; одобрение ежегодного отчета о деятельности ИКСИД и др.

При этом административный совет может иметь полномочия и выполнять иные функции, если это будет необходимо для реализации положений Вашингтонской конвенции.

Согласно ст. 8 Вашингтонской конвенции члены административного совета и председатель не получают за выполнение своих обязанностей какого-либо вознаграждения. Секретариат ИКСИД возглавляют генеральный секретарь и его заместители, кандидатуры которых предлагаются председателем административного совета. Они избираются административным советом большинством в две трети голосов на срок, не превышающий шести лет, с правом последующего переизбрания (п. 1 ст. 10 Вашингтонской конвенции).

Генеральный секретарь является полномочным представителем и главным должностным лицом ИКСИД. Он осуществляет функции регистратора, удостоверяет подлинность арбитражных решений, выполняет иные полномочия.

В соответствии со ст. 18 Вашингтонской конвенции ИКСИД обладает полной международно-правовой правосубъективностью. ИКСИД вправе заключать договоры, приобретать и обладать движимым и недвижимым имуществом, устанавливать порядок совершения процессуальных действий. ИКСИД, его имущество и активы обладают всеми видами иммунитета, кроме тех случаев, когда он сам откажется от иммунитета. Кроме того, активы ИКСИД, его имущество и доходы, а также сделки и операции, совершаемые им, освобождаются от уплаты всех видов налогов и таможенных пошлин.

Высшие должностные лица ИКСИД по общему правилу обладают всеми видами судебного иммунитета в отношении действий, совершаемых ими во исполнение их функций.

ИКСИД ведет списки посредников и арбитров, в которые включаются лица, обладающие достаточной квалификацией и выразившие желание исполнять возложенные на них обязанности. Указанные лица должны обладать высокими моральными качествами, достаточной компетентностью в области права, коммерции, экономики или финансов для того, чтобы быть в состоянии выносить независимые решения. При включении лица в списки арбитров особое значение придается компетентности такого лица в области права (п. 1 ст. 14 Вашингтонской Конвенции).

Остановимся на рассмотрении ключевых положений Вашингтонской конвенции, регламентирующих осуществление процедур разрешения международных инвестиционных споров в ИКСИД. Вашингтонская конвенция предусматривает две процедуры разрешения инвестиционных споров: примирительная процедура, которой посвящена гл. 3 Вашингтонской конвенции; арбитражная процедура, регламентированная гл. 4 Вашингтонской конвенции. Участниками таких споров являются, с одной стороны, государство, в лице правительства или иного уполномоченного государственного органа; с другой стороны, лица иностранного государства, под которыми понимаются инвесторы — любые физические и юридические лица (ст. 25 Вашингтонской конвенции).

Суть примирительной процедуры состоит в следующем. Сторона, желающая обратиться к данной процедуре, направляет соответствующее письменное заявление генеральному секретарю ИКСИД, который пересылает копию заявления другой стороне.

Для рассмотрения спора учреждается, как правило, не позднее 90 дней после регистрации заявления генеральным секретарем, примирительная комиссия. Комиссия состоит из одного или нечетного количества посредников, назначаемых в соответствии с соглашением сторон. При отсутствии такого соглашения комиссия состоит из трех посредников, по одному из которых назначает каждая из сторон, а третий, являющийся председателем комиссии, назначается по соглашению сторон (ст. 29 Вашингтонской конвенции). Посредниками являются лица, обладающие высокими моральными качествами, достаточной компетентностью в области права, коммерции, экономики или финансов, способные выносить независимые решения и выразившие желание исполнять возложенные на них обязанности (ст. 14 Вашингтонской конвенции).

Согласно ст. 32 Вашингтонской конвенции примирительная комиссия сама решает вопрос о своей компетенции. В обязанность комиссии входит выяснить обстоятельства, по поводу которых между сторонами возник спор и приложить все усилия для вынесения взаимоприемлемого для сторон решения. В этих целях комиссия вправе на любой стадии рассмотрения спора предлагать сторонам условия, на которых спор может быть урегулирован. Стороны обязаны добросовестно сотрудничать с комиссией и самым серьезным образом относиться к рекомендациям комиссии.

По итогам своей работы примирительная комиссия составляет доклад либо с указанием, что стороны достигли соглашения, либо с записью о том, что сторонам не удалось договориться. В случае неявки одной из сторон или отказа от участия в примирительной процедуре комиссия прекращает процедуру и составляет об этом соответствующий доклад.

По общему правилу стороны в последующем в процессе иной процедуры разрешения спора (арбитраж, судебный порядок) не вправе ссылаться на или использовать высказывания, заявления, признания, предложения в отношении соглашения, сделанные другой стороной в примирительной процедуре, а также рекомендации Комиссии (ст. 35 Вашингтонской конвенции).

Арбитражная процедура проводится также по письменному заявлению стороны спора, подаваемому генеральному секретарю ИКСИД. Для проведения этой процедуры учреждается арбитраж. Он формируется по общему правилу в течение 90 дней после регистрации заявления из числа арбитров, внесенных в список арбитров. По сравнению с общими требованиями, предъявляемыми к посредникам, особое значение придается компетентности арбитров в области права.

Унифицированные нормы Вашингтонской конвенции предусматривают практически такой же порядок учреждения и состав арбитража, как и для создания примирительной комиссии. Следует отметить, что в случае если арбитраж не был учрежден в течение 90 дней после отправки генеральным секретарем уведомления о регистрации заявления, арбитры, назначаемые председателем административного совета, не могут быть гражданами государства, выступающего в качестве стороны в споре, или гражданами государства, лицо которого является стороной в споре.

Основным коллизионным принципом для определения подлежащего применению права при разрешении международного инвестиционного спора является закон автономии воли сторон. А именно: ст. 42 Вашингтонской конвенции предусматривает, что арбитраж рассматривает спор согласно нормам права того законодательства, которое избрали сами стороны по соглашению между собой. В случае если стороны не воспользовались lex voluntatis, указанная норма Вашингтонской конвенции содержит субсидиарное коллизионное правило, согласно которому арбитраж применяет национальное право государства, выступающего в качестве стороны в споре, а также те нормы международного права, которые могут быть применимы [2, 160—164]. Арбитраж не имеет права выносить неопределенные решения, ссылаясь на отсутствие или неясность правовых норм. Вместе с тем если стороны договорятся, арбитраж может быть не связан применением какого-либо права и может выносить решение, основываясь лишь на справедливости и доброй совести.

По общему правилу арбитраж вправе в любой момент рассмотрения спора требовать от сторон предъявления документов и иных доказательств; выезжать на места, связанные со спором, и проводить расследования. В соответствии со ст. 45 Вашингтонской конвенции неявка одной из сторон или ее неучастие в рассмотрении дела не препятствуют рассмотрению дела арбитражем по требованию противоположной стороны и вынесению решения. Арбитраж принимает решение большинством голосов арбитров. Решение арбитража совершается в письменной форме и подписывается арбитрами, голосовавшими за это решение. Каждый из арбитров вправе приложить свое личное мнение по поводу вынесенного решения независимо от того, совпадает оно с мнением большинства или нет, а также заявление о своем несогласии с вынесенным решением. Решение считается вынесенным в день отправки генеральным секретарем его заверенных копий сторонам. ИКСИД не вправе публиковать вынесенное арбитражное решение без согласия сторон и, следует заметить, что стороны достаточно редко дают на это свое согласие.

Вашингтонская конвенция (раздел 5) предусматривает ряд оснований, дающих возможность изменения или отмены принятого арбитражного решения по заявлению любой из сторон спора. Такими основаниями в частности могут быть ненадлежащим образом сформированный суд, зафиксированный факт коррупции в деятельности какого-либо члена суда, недостаточное обоснование принятого решения. В этом случае председатель административного совета назначает комитет ad hoc в составе трех человек, который может приостановить исполнение арбитражного решения впредь до рассмотрения такой просьбы. В случае отмены арбитражного решения спор по просьбе любой из сторон передается в новый арбитраж.

В заключение следует отметить, что использование и эффективная реализация международно-правовых механизмов разрешения инвестиционных споров выступает важнейшим фактором правовой защиты иностранных инвестиций. Инвестиционно-предпринимательская деятельность развивается в обширном и неустойчивом правовом пространстве и потому решение вопросов повышения уровня защиты частных иностранных инвестиций, соблюдая баланс интересов всех участников международной инвестиционной деятельности, является необходимым условием и предпосылкой создания благоприятного инвестиционного климата в современной России.

 

Список литературы

 

1. Баратова М.А. Инвестиционные споры: понятие, виды, способы разрешения // Законодательство. 1998. № 4.

2. Богатырев А.Г. Правовое регулирование инвестиционных отношений (вопросы теории и практики). — М., 2012.

3. Богуславский М.М. Правовое положение иностранных инвестиций. — М., 1993.

4. Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: науч.-практич. исследование. — М., 2011. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Звеков В.П. Международное частное право: курс лекций. — М., 1999.

6. Крупко С.И. Инвестиционные споры между государством и иностранным инвестором. — М., 2002.

7. Международное частное право: учеб. / под общ. ред. Г.В. Петровой. — М., 2011.

8. Международные инвестиционные споры: учеб. пособие для студентов и слушателей МПФ / М.П. Бардина, Н.Г. Вилкова, Я.В. Земляченко и др.; под общ. ред. А.С. Комарова. — М., 2010. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

9. Постановление Правительства Российской Федерации от 09.06.2001 № 456 «О заключении соглашений между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 24. Ст. 2578.

10. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Алжирской Народной Демократической Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений (заключено в г. Алжире 10.03.2006) (п. 2 ст. 8).

11. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирией о поощрении и взаимной защите капиталовложений (подписано в г. Триполи 17.04.2008) (п. 2 ст. 8).

12. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений (подписано в Пекине 09.11.2006) (п. 2 ст. 9).

13. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством республики Армения о поощрении и взаимной защите капиталовложений (заключено в г. Ереване 15.09.2001) ( п. 2 ст. 7).

14. Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 28. Ст. 3493.

15. Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процесс: учеб. — М., 2010.

 

16. URL: http://www.List of ICSID cases//icsid.worldbank.org