УДК 347.9

Страницы в журнале: 101-111

 

М.А. Фокина,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского, арбитражного, административного процессуального права Российского государственного университета правосудия Россия, Москва fok_mar@mail.ru

 

Статья подготовлена в рамках обсуждения Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ. Особое внимание уделяется унификации норм доказательственного права.

Ключевые слова: доказательственное право, механизм доказывания, доказательства, допустимость доказательств, относимость доказательств, методы доказывания, раскрытие доказательств.

 

Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству 8 декабря 2014 г. утвердил Концепцию единого Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — Концепция) [10], определив основные направления работы по унификации процессуального законодательства. Унификацией процессуального законодательства планируется охватить два процессуальных кодекса: Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РФ.

Теоретическая основа. В любом процессуальном доказывании присутствуют одинаковые элементы, что обуславливает наличие общности в правовом регулировании доказывания и доказательств. Вместе с тем смысл, который вкладывается в одноименные термины в конкретном судопроизводстве, может быть различен. Как справедливо отмечается в Концепции, в арбитражном и гражданском процессах имеется много общих институтов. Однако значительное число положений ГПК РФ и АПК РФ серьезно «конкурируют» друг с другом. Процессуальное право не должно иметь различий по отношениям, регулируемым одним «материальным» правом, поскольку иное ставит в неравное положение субъектов [10, с. 11]. Унификация норм доказательственного права закономерно вытекает из единства познавательных процессов, характера процессуальной деятельности по установлению обстоятельств дела и отраслевой принадлежности дел, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного процессов.

Теоретической основой унификации регламентации доказательств и доказывания выступает единство механизма доказывания по гражданским делам. В настоящее время, несмотря на общность целевой направленности механизма доказывания в гражданском и арбитражном процессах, структуры механизма доказывания, одноименность его элементов, единство процессуальной формы в рамках гражданского и арбитражного процессов  не достигнуто.

Механизм доказывания является составной частью механизма правоприменения. Применение норм процессуального права, регулирующих установление фактических обстоятельств дела по гражданским делам, служит одновременно элементом системы применения норм материального права [14, с. 44—45]. Именно в этом смысле можно говорить о соединении в правоприменительной деятельности норм материального и процессуального права [35, с. 10].

Представление о механизме доказывания как о целостном комплексном системно-структурном образовании предполагает четкое определение составляющих его элементов. Механизм доказывания, являясь в своей сущности правоприменительным механизмом, требует функционирования правовых средств в единстве со средствами, имеющими гносеологическое, идеологическое, психологическое и другое содержание (далее — иные средства). Применение иных средств допускается по правилам, установленным нормами процессуального права (или не противоречащим им), для достижения цели правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела.

Элементами механизма доказывания по гражданским делам являются: 1) нормы доказательственного права и правоположения судебной практики; 2) гражданские процессуальные правоотношения, субъекты, их права и обязанности; 3) юридические процессуальные факты; 4) правосознание субъектов доказывания; 5) методы (способы, приемы) доказывания; 6) доказательства.

С точки зрения структуры, системной организации, функционирования механизм доказывания не имеет различий при рассмотрении гражданских дел, включая экономические споры.

Следующим аргументом в пользу унификации доказательственной деятельности по гражданским делам, включая экономические споры, служит межотраслевой характер норм доказательственного права [26, с. 101; 2, с. 162]. Вместе с тем в литературе справедливо отмечается наличие определенных различий в доказывании в силу специфики субъектов и сложившейся практики. Стороны в арбитражном процессе в силу своей деятельности более активны, чем стороны в судах общей юрисдикции. Они направляют состязательные документы и раскрывают доказательства друг другу самостоятельно, лишь уведомляя суд о направлении соответствующих документов другим лицам, участвующим в деле [27].

Следующей особенностью доказательственного права является его комплексный характер. И.В. Решетникова относит доказательственное право к комплексному институту в связи с тем, что в нем объединяются нормы общей и особенной частей гражданского процессуального права (процессуальные нормы — процессуальные нормы), а также нормы гражданского процессуального права и материального права (процессуальные нормы — материально-правовые нормы). С данным мнением можно было бы согласиться, если бы доказательственное право не содержало структурных подразделений — правовых институтов. Нормы общей и особенной частей гражданского процессуального права, а также процессуальные нормы отраслей материального права, регламентирующие доказывание [4, с. 5], распределяются по институтам доказательственного права в соответствии с их предметом. В ассоциацию общих норм доказательственного права объединяются нормы общей части гражданского процессуального или арбитражного процессуального права и нормы материального права. С учетом содержания норм материального права решаются вопросы о предмете доказывания, об относимости и допустимости доказательств, об особенностях распределения обязанностей по доказыванию и т. д.

Институты доказательственного права состоят из норм общей и особенной частей гражданского процессуального права либо арбитражного процессуального права, а также соответствующих норм материального права. Например, институт судебной экспертизы составляют нормы общей части гражданского процессуального или арбитражного процессуального права и нормы особенной части доказательственного права. Нормы общей части регулируют порядок назначения экспертизы (ст. 79 ГПК РФ, ст. 82 АПК РФ), порядок проведения экспертизы (ст. 84 ГПК РФ, ст. 83 АПК РФ), обязанности и права эксперта (ст. 85 ГПК РФ), требования, предъявляемые к заключению эксперта (ст. 86 ГПК РФ, ст. 86 АПК РФ), оценку судом заключения эксперта (ч. 3 ст. 86 ГПК РФ). Нормы особенной части регламентируют порядок назначения первичной, повторной и дополнительной судебной экспертизы, порядок исследования заключения эксперта (ст. 187 ГПК РФ)1, обязательность проведения судебной экспертизы по делам о признании гражданина недееспособным (ст. 283 ГПК РФ). В последнем случае мы имеем дело с так называемым удвоением структуры права. Норма ст. 283 ГПК РФ одновременно входит в состав института признания гражданина недееспособным и в состав института судебной экспертизы.

В совокупности нормы, составляющие ассоциацию общих норм и специальные институты доказательственного права, выступают в качестве общих норм по отношению к нормам, которые регламентируют особенности судопроизводства по отдельным категориям дел и на отдельных стадиях процесса.

Таким образом, единство механизма доказывания, межотраслевой и комплексный характер норм, регулирующих доказывание и доказательства по гражданским делам, является теоретической основой для унификации норм гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.

В рамках Концепции рассматриваются проблемы унификации правовой регламентации доказывания и доказательств с точки зрения допустимости и относимости доказательств, порядка раскрытия доказательств, перечня доказательств.

Раскрытие доказательств. Большое внимание в Концепции уделяется унификации и совершенствованию порядка раскрытия доказательств.

Специфика раскрытия доказательств определяется содержанием принципа состязательности, является важным институтом надлежащего осуществления права на судебную защиту. В тех или иных вариантах обязанность раскрыть доказательства предусматривается практически во всех государствах [3].

К сожалению, Концепция обходит молчанием вопрос о сущности раскрытия доказательств. АПК РФ и ГПК РФ не дают официального определения раскрытия доказательств. Отсутствие четкой процессуальной регламентации института раскрытия доказательств породило неоднозначное определение понятия раскрытия доказательств. Так, М.К. Треушников раскрытие доказательств определяет как ознакомление с содержанием доказательств других лиц, участвующих в деле [32, с. 48—49].

О.В. Баулин связывает обязанность сторон раскрыть доказательства с содержанием ст. 149 ГПК РФ и ст. 66 АПК РФ [1, с. 27].

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ