УДК  343.137.5: 343.850: 343.26 ББК 67.409

Страницы в журнале: 113-120 

 

П.В. Тепляшин,

кандидат юридических наук, доцент, начальник организационно-научного и редакционно-издательского отдела Сибирского юридического института ФСКН России Россия,  Красноярск pavlushat@mail.ru

 

Дается краткая характеристика иберийского типа пенитенциарных систем в Испании, Португалии и Андорре. Отмечается,  что для этого типа пенитенциарных систем характерен значительный удельный вес иностранных граждан, смешанная подведомственность органов управления пенитенциарными учреждениями и применение разнообразных индивидуальных образовательных, религиозных и поведенческих программ отбывания тюремного заключения. Среди правовых источников присутствуют кодифицированные уголовно-исполнительные акты. Непосредственно при обращении с осужденными широко применяются акты Совета Европы в области исполнения уголовных наказаний.  Автор обращает внимание, что на фоне энергичного поддержания в тюрьмах стран иберийского типа пенитенциарных систем прогрессивных стандартов обращения с осужденными в отчетах представителей Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, посетивших с визитом Испанию, Португалию и Андорру, отмечаются нарушения прав осужденных либо иные недостатки в организации деятельности тюрем. Сформулирован вывод о том, что в условиях неоднозначной реформы отечественной уголовно-исполнительной системы анализ иберийского пенитенциарного типа обуславливает закономерный исследовательский интерес к дальнейшему типологическому сравнительно-правовому исследованию всей европейской пенитенциарной карты.

Ключевые слова: пенитенциарная система, исполнение наказаний, Генеральная Ассамблея ООН, Генеральная дирекция реинтеграции и тюрем Португалии, исправительное учреждение, министерство юстиции, предупреждение пыток, прогрессивная система, тюрьма Монсанто с высокой степенью безопасности, Центральная тюрьма Лиссабона.

 

В  Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р) указывается на необходимость повышения эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня европейских стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития. Реализация данных стандартов отражается в практической стороне функционирования исправительных учреждений и обращения с осужденными в европейских странах. Исследование европейских пенитенциарных систем позволяет обратиться к научно обоснованным перспективам модернизации отечественного законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний и по-новому взглянуть на правоприменительную практику, сопутствующую реформированию уголовно-исполнительной системы.

Научный интерес представляет иберийский тип европейских пенитенциарных систем (Португалия, Испания, Андорра), который обладает определенными особенностями, заслуживающими самостоятельного рассмотрения. Более того, в условиях известного мнения о том, что эталонной моделью обращения с осужденными выступают пенитенциарные системы стран Западной Европы, государства, представляющие иберийский тип, являются, если можно так выразиться, самыми западноевропейскими: с географической точки зрения они, как и Россия, окаймляют Европу, но только с Запада, а с исторической, явившись рубежами набегов монголов и мавров, выступают своеобразными европейскими провинциями, что детерминировало наличие ряда схожих социально-экономических и культурно-идеологических условий их развития. Внимание к данному типу обусловлено также малым объемом исследований пенитенциарных практик данных государств. Вместе с тем симптоматично, что, как и Россия, Португалия и Испания переживают дефицит экономического сопровождения пенитенциарных преобразований.

Иберийский тип пенитенциарной системы строится на доктрине углубленных культурно-исторических отношений между расположенными на Пиренейском полуострове государствами, и в первую очередь между Испанией и Португалией. Корни этих отношений уходят в Иберийское сообщество. При этом Андорра, имея длительные светские отношения с Франкской империей и затем Францией, обладает очень существенным епископальным испанским влиянием, которое в условиях географических и религиозных особенностей и нестабильности государственного суверенитета страны оказало значительное воздействие на специфику судебной системы и карательно-исправительной практики обращения с осужденными.

Структуры управления исправительными учреждениями подведомственны в Португалии (Генеральная дирекция реинтеграции и тюрем (General Directorate of Reintegration and Prisons)) [13] и Каталонии (Генеральная дирекция тюремного режима и ресурсов) [10] органам юстиции, в Испании (Генеральная дирекция тюремной администрации) – Министерству внутренних дел [8], а в Андорре (Департамент пенитенциарных учреждений) —Министерству юстиции и внутренних дел [12]. Данная смешанная подведомственность выступает особенностью иберийского типа пенитенциарной системы.

В основе правового регулирования исполнения и отбывания уголовных наказаний лежат конституции: Конституция Португалии 1976 года (седьмой пересмотр 2005 года), Конституция Королевства Испании 1978 года, Конституция Андорры 1993 года, а также кодифицированное законодательство (в частности, уголовные кодексы Португалии, Андорры, Королевства Испании, которыми закрепляются отдельные аспекты порядка исполнения наказаний, и Кодекс исполнения приговоров и мер, связанных с лишением свободы, Королевства Испании), законы (например, Закон-декрет Португалии № 51/2011 «О введении общего регулирования пенитенциарных учреждений», Генеральный пенитенциарный закон Королевства Испании 1979 года, Закон об исправительном центре Андорры 2007 года), указы (например, Королевский указ Испании № 190/1996, утвердивший Тюремные правила).

Португалия имеет 51 исправительное учреждение различных типов: 15 центральных тюрем (с высокой, средней и низкой степенями безопасности) для заключенных, приговоренных к отбыванию наказания в виде лишения свободы на срок свыше 6 месяцев; 31 региональную тюрьму для заключенных, приговоренных к отбыванию тюремного заключения на срок менее 6 месяцев, и 5 специальных тюрем для заключенных женщин, несовершеннолетних (от 12 до 16 лет, причем в некоторых случаях несовершеннолетние лица могут быть оставлены в данных учреждениях до достижения 21 года), бывших полицейских, лиц, страдающих заболеваниями, требующими постоянного медицинского сопровождения [19].

Система пенитенциарных учреждений Испании включает 68 исправительных учреждений (закрытый тип), 32 центра социальной интеграции (полуоткрытого и открытого типов), 2 психиатрических центра, 3 центра матери и ребенка, а также 56 учреждений для несамостоятельных лиц [9]. В Каталонии 15 исправительных учреждений (пенитенциарных центров открытого и закрытого типов) и один медицинский центр [11].

Учреждения для несамостоятельных лиц, в сущности, не являются пенитенциарными. Они используются в целях исполнения заключительной части наказания в виде лишения свободы за пределами тюремных стен и, как правило, расположены в городской зоне и выглядят как обычные строения. В принципе, данные учреждения можно назвать заключительными звеньями пенитенциарной системы, поскольку они дополняют реабилитационную работу, которая проводится в тюрьме, деятельностью, ускоряющей личностное развитие субъекта, развивающей его чувство ответственности, ценности мирного сосуществования. Осужденные занимаются планированием семейного устройства, укрепляются в рабочих привычках, утерянных в большинстве случаев. У них появляется широкий доступ к обучению, приобретению различных навыков, медицинскому, психологическому лечению. Управление учреждениями для несамостоятельных лиц осуществляют в основном ассоциации и негосударственные организации под общим руководством и контролем Генеральной дирекции тюремной администрации Испании.

Центры социальной интеграции функционируют в соответствии с принципом доверия к осужденным, поскольку они имеют возможность выполнять свои рабочие обязанности и проходить лечение за пределами данных заведений. В них обеспечивается лечение, общественная работа, производственная деятельность осужденных. Центры снабжены эффективной системой безопасности, позволяющей контролировать осужденных с помощью, в частности, электронных браслетов GPS-контроля, индикаторов содержания алкоголя в крови, персональных определителей голоса [27].

Необходимо отметить, что согласно ст. 19 УК Королевства Испании наказание в виде тюремного заключения в отношении лиц в возрасте от 14 до 18 лет исполняется на основании Закона об уголовной ответственности несовершеннолетних 2000 года. Поэтому формально система  воспитательных центров (включая Каталонию) не является пенитенциарной, а функционирует под эгидой Ювенальной системы правосудия.

В Андорре в настоящее время имеется только одно пенитенциарное учреждение — Ла Комелла, в котором сочетаются функции исполнения наказания в виде содержания под стражей (хотя некоторые задержанные содержатся в помещении для задержанных в Каста-де-ла-Валь [3]) и исполнения уголовного наказания в виде тюремного заключения.

На основе информации, размещенной на официальном сайте Международного центра тюремных исследований [4], можно сделать вывод, что иберийский тип пенитенциарных систем (приводятся средние по трем странам величины) характеризуется несколько повышенным коэффициентом заключенных (113), наполняемостью исправительных учреждений ниже нормативной (76,9%), самым низким среди всех типов европейских пенитенциарных систем удельным весом несовершеннолетних лиц в общей массе осужденных, подвергнутых тюремному заключению (0,2%), и значительным удельным весом заключенных, являющихся гражданами иностранных государств (39,6%), в общей массе осужденных. Причем низкий удельный вес несовершеннолетних лиц в общей массе осужденных, подвергнутых тюремному заключению, отражает процесс так называемого ювенального пенитенциарного элиминирования, т. е. выведения из пенитенциарной системы учреждений для содержания несовершеннолетних лиц, отбывающих наказание, связанное с ограничением свободы.

Рассматриваемый тип пенитенциарной системы характеризуется стремлением к смягчению уголовных репрессий. Например, в Португалии наиболее суровым уголовным наказанием выступает тюремное заключение продолжительностью 25 лет (уголовное наказание в виде пожизненного лишения свободы отменено в 1989 году), в Андорре — 30 лет, в Испании — 40 лет (согласно ст. 76 УК Королевства Испании только по совокупности приговоров за два или более совершенных тяжких преступления, каждое из которых предусматривает наказание свыше 20 лет, либо за преступления террористического характера [22]).

В исправительных учреждениях велик удельный вес иностранных осужденных в общей массе осужденных (около 83% в Андорре, приблизительно 29% в Испании и до 21% в Португалии); этот фактор определяет необходимость при обращении с данной категорией заключенных учитывать особенности их языковой и национально-культурной принадлежности. Вместе с тем для этой категории заключенных, как правило, не предусматриваются специальные исправительные учреждения.

Режим отбывания наказания в рамках одного исправительного учреждения не предполагает четко построенной прогрессивной системы и во многом регулируется усмотрением администрации. Приемлемые бытовые условия доступны практически всем категориям осужденных: размещение заключенных, как правило, по двое в камере с возможностью относительно свободного перемещения в дневное время суток по жилой части тюрьмы; доступность еженедельных свиданий и каждодневных телефонных разговоров с родственниками, а также возможность ношения гражданской формы и работы в небольших мастерских либо по хозяйственной обслуге за небольшую заработную плату не предполагают использование особой системы исправительных стимулов. При этом принудительный труд осужденных запрещен.

Так, ч. 2 ст. 25 Конституции Королевства Испании закрепляет: «Наказания, влекущие за собой лишение свободы и меры безопасности, должны быть направлены на реабилитацию и социальную реинтеграцию и не могут состоять из принудительного труда… Осужденный должен иметь право на оплачиваемый труд и на соответствующую социальную заботу, преимущественный и общий доступ к культурным возможностям» [23].

В свою очередь ст. 3 Генерального пенитенциарного закона Королевства Испании  указывает, что действия сотрудников, работающих в местах лишения свободы, должны соответствовать признанию осужденного личностью, обладающей правами и законными интересами, вне зависимости от характера приговора, без установления каких-либо различий по признаку расы, политических убеждений, религиозных верований, социального статуса или любых других дискриминирующих факторов; заключенные способны реализовывать свои гражданские, политические, социальные, экономические и культурные права, не исключая право избирательного голоса, но лишь в некоторых случаях; осужденные и их семьи сохраняют свои права на пособия по социальному обеспечению, приобретенные до того, как они были приговорены к тюремному заключению; они имеют право на обеспечение тюремной администрацией их неприкосновенности и охрану здоровья. Статья 13 данного закона декларирует, что тюрьмы должны включать обособленные спальни (камеры), больницы, школы, библиотеки, спортивные и развлекательные сооружения, мастерские, парикмахерские, кухни, индивидуальные стенды информации, подключенные телефоны для поддержания отношений с семьями, а также иные подразделения, способствующие активной жизни заключенных; тюремная администрация должна обеспечивать осужденным возможность работать [26].

Однако как в Испании, так и в Португалии предусмотрено четыре категории содержания осужденных (закрытое, полуоткрытое, открытое (ночного пребывания) и условно-досрочное освобождение под домашним арестом), которые могут меняться путем перевода из одного исправительного учреждения в другое либо путем помещения под домашний арест (данные элементы прогрессивной системы не распространяются на пенитенциарную систему Андорры) [18]. Так, осужденный может попасть в тюрьму (центр социальной интеграции в Испании) 3-й категории, если до этого он находился в пенитенциарном учреждении 2-й категории содержания и показал значительный прогресс исправления: отбыл половину срока наказания, ранее покидал тюрьму на некоторый промежуток времени, а также продолжает отбывать наказание, установленное приговором, допускающим возможность в ближайшие два или три года получить условно-досрочное освобождение, т. е., например, не быть осужденным за преступления террористического характера либо против половой неприкосновенности лиц младше 13 лет.

Согласно статьям 54 и 89 УК Португалии осужденный должен выполнять индивидуальный план социальной реадаптации, который предполагает ряд воспитательных, психологических, медицинских, профессионально-трудовых и режимных мероприятий, направленных на наиболее успешную его адаптацию в обществе после освобождения. При этом за каждым осужденным закрепляется эксперт из числа службы социальной реинтеграции, являющейся структурным звеном Генеральной дирекции реинтеграции и тюрем [7], который готовит данный план с учетом индивидуальных особенностей осужденного, следит за соблюдением его требований и оказывает помощь осужденному в решении соответствующих организационных вопросов (например, в подготовке ходатайства перед судом о выезде за пределы Португалии) [24].

Характерно, что иберийскому пенитенциарному типу не свойственно наличие частных тюрем, однако одной из его особенностей является наличие так называемых семейных тюрем. В частности, испанская тюрьма Аранхуэс (Centro Penitenciario Madrid VI, Aranjuez) имеет специализированный детский центр [17]. Кроме того, персонал, режим, камеры, организация труда и профессионального обучения осужденных в исправительном учреждении также приспособлены к особенностям содержания семейных пар (135 из 936 осужденных) [28].

В конце XX столетия идея либерализации тюремного заключения достигла своего апогея, что коснулось и иберийского пенитенциарного типа. В результате, например, в Испании высокие затраты на содержание заключенного (в 2000 году насчитывалось 113 осужденных  на 100 тысяч населения, в 2014 — уже 144) стали выглядеть не совсем обоснованными, что привело к стремительному свертыванию в 2012 году программ финансирования строительства новых исправительных учреждений либо «заморозке» функционирования только что построенных (например, крупнейшей тюрьмы, рассчитанной на 2 тысячи заключенных, недалеко от города Малага на юге Испании, в которой имеется солнечная теплоцентраль, завод по очистке воды, футбольное поле) [32]. При этом по состоянию на сентябрь 2015 года 29,1% всех заключенных не являлись гражданами Испании. Данная особенность уже стала предметом обсуждения со стороны известных зарубежных исследователей-пенитенциаристов [25]. Отечественные исследователи зарубежных уголовно-правовых систем также критикуют действующую в Испа-нии систему наказаний [2, с. 39].

В отчетах представителей Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (CPT), посетивших с визитом государства, пенитенциарные системы которых охватываются иберийским типом, имеются указания на определенные проблемы. Так, в отчете по результатам посещения ряда тюрем (в частности, Центральной тюрьмы Лиссабона (Lisbon Central Prison) и тюрьмы Монсанто с высокой степенью безопасности (Monsanto High Security Prison)) в Португалии 13—17 мая 2013 г. (делегация CPT посещала страну в 1992, 1995, 1996, 1999, 2002, 2003, 2008, 2012, 2013 годах) указывается на факты жестокого обращения тюремного персонала с осужденными, плохие материальные условия содержания заключенных, низкую укомплектованность штата учреждения и, как следствие, ослабление контроля за соблюдением режима. В связи с этим CPT порекомендовала тюремному руководству поэтапный отказ от использования сотрудниками дубинок, а также указала на необходимость повышения квалификации персонала в части поведения в конфликтных ситуациях без использования чрезмерной физической силы. Относительно тюрьмы Монсанто было рекомендовано использование индивидуальных исправительных программ, сочетающих участие заключенных в так называемых мультидисциплинарных группах с целью более успешного освоения трудовых профессий [30]. При этом необходимо отметить, что Центральная тюрьма Лиссабона, выступающая классическим образцом архитектуры паноптикума, содержит около 1100 заключенных, что составляет приблизительно 10% всего тюремного контингента страны, включая содержащихся до суда под стражей, осужденных пожилого возраста, несовершеннолетних преступников, лиц, проходящих метадоновую заместительную терапию и иные антинаркотические программы, осужденных, требующих повышенного контроля, а также осужденных, задействованных во внутренних ремонтных работах. Такой конгломерат обусловлен нехваткой в Португалии современных исправительных учреждений. Низ-коэффективный режим в данной тюрьме (как и во многих других) создал ситуацию, при которой заключенные могут покупать наркотики (в основном каннабисной группы, кокс, анаболические стероиды и даже героин) [20].

Рассматриваемая ситуация фактически отражает выводы Комитета по правам человека ООН, который рассмотрел четвертый периодический доклад Португалии (CCPR/C/PRT/4) на своих заседаниях (CCPR/C/SR.2936 и CCPR/C/SR.2937), состоявшихся 23 и 24 октября 2012 г.: «...в некоторых тюрьмах наблюдается переполненность, предоставляются неадекватные услуги и существуют плохие условия для состояния здоровья. [Комитет] озабочен случаями злоупотребления заключенными наркотиками, а также высоким показателем числа заключенных, инфицированных ВИЧ/СПИДом и гепатитом С. Комитет также озабочен некоторыми сообщениями о физическом насилии и других формах злоупотреблений, совершаемых тюремными охранниками в тюрьме строгого режима Монсанту, центральной тюрьме Коимбра и центральной тюрьме Опорту» [1].

На ситуацию с недостаточным материальным обеспечением условий содержания заключенных и случаи применения насилия в отношении них со стороны тюремного персонала указывается и в Национальном докладе Государственного департамента США по правам человека 2013 года по итогам визита в Португалию [5], а также в Докладе Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Совета по правам человека Генеральной Ассамблеи ООН, подготовленном в 2014 году в отношении Португалии [15].

В отчете CPT по результатам посещения Испании в период с 14 по 18 июля 2014 г. отмечаются проблемы обращения с иностранными гражданами (в частности, отсутствие доступа к туалету на протяжении временного промежутка с 12 ночи до 7 утра, что приводило к необходимости использования заключенными пластиковых бутылок для удовлетворения своих естественных потребностей), факты жестокого обращения с осужденными, недостаточно хорошие бытовые условия, отсутствие регулярных консультаций врачей [31]. В п. 27 Резюме Управления Верховного комиссара по правам человека Совета по правам человека Генеральной Ассамблеи ООН, подготовленном в 2015 году в отношении Испании, отмечается озабоченность тем фактом, что в государстве «на каждые 100 тысяч жителей в среднем приходилось 143,7 заключенных; это наиболее высокий показатель среди стран Западной Европы. Мер, альтернативных заключению под стражу, практически не существует» [14]. На ситуацию с превышением лимита содержания осужденных в некоторых исправительных учреждениях Испании также указано в Национальном докладе Государственного департамента США по правам человека 2013 года [6].

Данные проблемы являются предметом широкого обсуждения научной общественности. Так, Ян Маунт справедливо считает, что в Испании очень активно применяется практика перевода осужденных со 2-го уровня содержания на 3-й и с 3-го на 4-й по причине экономии финансовых затрат на содержание заключенных на 1-м и 2-м уровнях содержания (закрытый и полуоткрытый), что оказывает негативное влияние на исправительный эффект наказания [21].

В отчетах CPT по результатам посещения Андорры в период с 28 ноября по 1 декабря 2011 г. отмечались лишь проблемы оказания осужденным должной медицинской помощи [29]. По результатам посещения государства в 2004 и 1998 годах CPT были отмечены недостатки освещения и вентиляции помещений, а также питания и медицинского сопровождения в исправительных учреждениях (на этот период в Андорре существовало две тюрьмы), которые впоследствии были устранены. Какие-либо существенные проблемы в сфере функционирования тюрьмы международными правозащитными организациями не были выявлены и впоследствии. Более того, в п. 62 Доклада Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Совета по правам человека Генеральной Ассамблеи ООН, подготовленного в 2015 году в отношении Андорры, в качестве положительного момента указывается «создание специального образовательного подразделения в пенитенциарном учреждении в целях содействия социальной реинтеграции лиц, содержащихся под стражей, за счет образования и занятости» [16].

Представленная краткая характеристика иберийского типа европейских пенитенциарных систем показывает его определенные особенности, вызванные в первую очередь смешанной подведомственностью органов управления пенитенциарными учреждениями, стремлением к смягчению уголовно-правовых репрессий, элиминированием из пенитенциарной системы учреждений для содержания несовершеннолетних лиц, отбывающих наказание, и значительным удельным весом заключенных, являющихся гражданами иностранных государств, в общей массе осужденных. При этом с энергичным поддержанием в тюрьмах рассмотренных стран прогрессивных стандартов обращения с осужденными контрастирует наличие замечаний и рекомендаций со стороны контролирующих органов Совета Европы и ООН относительно функционирования исправительных учреждений.

В условиях неоднозначной реформы отечественной уголовно-исполнительной системы, дефицита приемлемых для российской правовой действительности зарубежных моделей обращения с осужденными и критического отношения к результатам компаративистской пенологии анализ иберийского типа пенитенциарной системы обуславливает закономерный исследовательский интерес к дальнейшему типологическому сравнительно-правовому исследованию всей европейской пенитенциарной карты.

 

Список литературы

1. Заключительные замечания по четвертому периодическому докладу Португалии, принятые Комитетом ООН по правам человека на 106-й сессии  (15 октября—2 ноября 2012 г.). URL: http://tbinternet.ohchr.org/_layouts/treatybodyexternal/Download.aspx?symbolno=CCPR/C/PRT/CO/4&Lang=En

2. Зульфугарзаде Т.Э. Пенальное наказание: моногр. Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2012. С. 39.

3. Княжество Андорра. URL: http://www.andorramania. com/constit_gb.htm

4. Международный центр тюремных исследований (International Centre for Prison Studies). URL: http:// www.prisonstudies.org/country

5. Национальный доклад Государственного департамента США по правам человека 2013: Португалия (U.S. Department of State. Human Rights Report 2013: Portugal). URL: http://www.state.gov/documents/organization/ 220531.pdf

6. Национальный доклад Государственного департамента США по правам человека 2013: Испания (U.S. Department of State. Human Rights Report 2013: Spain). URL: http://www.state.gov/documents/organization/220546.pdf

7. Официальный сайт Генеральной дирекции реинтеграции и тюрем Португалии. URL: http://www.dgsp.mj.pt/

8. Официальный сайт Генеральной дирекции тюремной администрации Испании. URL: http://www. institucionpenitenciaria.es/

9.            Официальный сайт Генеральной дирекции тюремной администрации Испании. Тюрьмы. URL: http://www.institucionpenitenciaria.es/web/portal/idioma/en/centrosPenitenciarios

10. Официальный сайт Департамента юстиции Каталонии. URL: http://justicia.gencat.cat/ca/inici/

11. Официальный сайт Департамента юстиции Каталонии. Пенитенциарные центры. URL: http://justicia.gencat.cat/ca/ambits/reinsercio_i_serveis_penitenciaris/serveis_penitenciaris/els_centres_penitenciaris/

12. Официальный сайт правительства Андорры. URL: http://www.govern.ad/ministeri-de-justicia-i-interior

13. Официальный сайт правительства Португалии. URL: http://www.portugal.gov.pt/en/the-ministries/ministry-of-justice.aspx

14. Резюме, подготовленное Управлением Верховного комиссара по правам человека в соответствии с пунктом

15 с) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека и пунктом 5 приложения к резолюции 16/21 Совета: Испания. Совет по правам человека. Доклад рабочей группы по универсальному периодическому обзору: Испания, 22 января 2015, A/HRC/WG.6/21/ESP/3. URL: http://www.refworld.org.ru/docid/54c0e26d4.html

15. Совет по правам человека. Доклад рабочей группы по универсальному периодическому обзору: Португалия, 7 июля 2014, A/HRC/27/7. URL: http://www.refworld.org.ru/ docid/53eb20264.html

16. Совет по правам человека. Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору: Андорра, 15 июля 2015, A/HRC/30/9. URL: http://www.refworld.org.ru/ docid/55f6ce714.html

17.          Centro Penitenciario Madrid VI. URL: http://www.abc.es/especiales/carceles-presos-famosos/cp-madrid-6.asp

18.          Cid J., Tébar B. Revoking early conditional release measures in Spain // European Journal of Probation University of Bucharest. 2012. № 1. Vol. 4. P. 112—124. URL: http://www.ejprob.ro/uploads_ro/759/Spain.pdf

19.          Dores A.P., Pontes N., Loureiro R. Prison conditions in Portugal. European Prison Observatory. Detention conditions in the European Union. URL: http://www.prisonobservatory.org/upload/PrisonconditioninPortugal.pdf

20.          Drugs, crime and decriminalisation. Lisbon prison visit. URL: https://jmagson2013wcmt.wordpress.com/2013/10/16/lisbon-prison-visit/

21.          Fortune. Spain has an empty prison problem. URL: http://fortune.com/2014/12/02/spain-empty-prison-problem/

22.          Legislationline. OSCE Office for Democratic Institutions and Human Rights. Spain. Criminal Code of the Kingdom of Spain (1995, as of 2011) (English version). URL: http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes/country/2

23. Legislationline. OSCE Office for Democratic Institutions and Human Rights. Spain. Constitution of the Kingdom of Spain (1978) (English version). URL: http://www.legislationline.org/documents/section/constitutions/country/2

24.          Legislationline. OSCE Office for Democratic Institutions and Human Rights. Portugal. Criminal Code of Portugal (2006) (English version). URL: http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes/country/9

25. Marcelo F. Aebi, Natalia Delgrande. Foreign prisoners in Europe: some critical remarks on available data for 1989 to 2006 // Deviance et societe.  Т. 33. 2009.  P. 475—499.

26. Noticias Juridicas. Ley Orgбnica 1/1979, de 26 de septiembre, General Penitenciaria. URL: http://noticias.juridicas. com/base_datos/Penal/lo1-1979.tp.html

27. Ocana M.A. Prison conditions in Spain. European Prison Observatory. Detention conditions in the European Union. URL: http://www.prisonobservatory.org/upload/PrisonconditionsinSpain.pdf

28. Prisiones. Centro Penitenciario de Aranjuez - Madrid VI. URL: http://www.prisiones.info/centro_penitenciario/madrid/aranjuez_madrid_VI.html

29. Rapport au Gouvernement de l’Andorre relatif à la visite effectuée en Andorre par le Comité européen pour la prévention de la torture et des peines ou traitements inhumains ou dégradants (CPT) du 28 novembre au 1er décembre 2011. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/and/2012-28-inf-fra.pdf

30. Report to the Portuguese Government on the visit to Portugal carried out by the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) from 13 to 17 May 2013. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/prt/2013-35-inf-eng.pdf

31.          Report to the Spanish Government on the visit to Spain carried out by the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) from 14 to 18 July 2014. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/esp/2015-19-inf-eng.pdf

32.          Spain's 'ghost prisons' hit by funding shortfall. URL: http://www.thelocal.es/20141112/spains-ghost-prisons-hit-by-funding-shortfall