УДК 341.24

Страницы в журнале: 149-154

 

Д.П. Стригунова,

кандидат юридических наук, доцент, зам. зав. кафедрой предпринимательского и трудового права Государственного университета управления Россия, Москва dina_str@list.ru

 

Исследуются способы правового и иного нормативного регулирования международных коммерческих договоров. Указанные способы рассматриваются в рамках того или иного метода правового регулирования. Обосновывается выделение нормативного способа негосударственного регулирования международных коммерческих договоров.

Ключевые слова: международный коммерческий договор, способы правового регулирования, унифицированный материально-правовой способ регулирования, коллизионно-правовой способ регулирования, способ негосударственного регулирования.

 

Исследование международных коммерческих договоров с позиции частноправовой науки ставит вопрос об определении способов их правового регулирования. При этом правовое регулирование представляет собой одну из форм воздействия права на общественные отношения, осуществляемого с помощью правовых норм.

Правовое регулирование как одна из форм воздействия права на общественные отношения характеризуется определенными особенностями, выделенными С.С. Алексеевым: 1) правовое регулирование осуществляется при помощи общеобязательных норм, в конечном счете всегда исходящих от государства. Правовое регулирование является в принципе государственным регулированием; 2) правовое регулирование опирается на возможность использования принудительной силы государства; 3) правовое регулирование связано с действием определенного механизма, охватывающего всю совокупность юридических средств [1, с. 7].

Обладая приведенными особенностями, правовое регулирование отличается от нормативного, но негосударственного регулирования, которое широко применяется при регулировании международных коммерческих договоров и которое: 1) осуществляется при помощи норм, разрабатываемых, как правило, международными организациями и закрепленных в соответствующих международных нормативных документах, не носящих обязательного характера; 2) характеризуется отсутствием возможности использования принудительной силы государства, обязанность использования сторонами международного коммерческого договора подобных норм закреплена в самом договоре; 3) юридический механизм применения таких норм, как правило, закреплен в самих нормах и в ряде случаев может носить субсидиарный по отношению к государственному регулированию характер.

Правовое регулирование международных коммерческих договоров осуществляется с помощью определенных способов. Толкование понятия «способ» не является однозначным. Например, в Словаре С.И. Ожегова «способ» означает прием, действие, метод, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь [20, с. 744]. В юридической литературе способ правового регулирования, как правило, рассматривается как составной элемент метода правового регулирования, присущий той или иной отрасли права, либо как сам метод [23, c. 516; 25, c. 104]. Полагаем, что метод правового регулирования представляет собой совокупность способов правового регулирования. При этом рассмотрение способов правового регулирования необходимо осуществлять в рамках того или иного метода правового регулирования.

В теории права в зависимости от вида регулируемых отношений выделяется общий (общеправовой) метод регулирования, который характеризует регулирующее воздействие права в целом; отраслевой (общеотраслевой) метод, который раскрывает специфику регулирования отдельной отраслью права соответствующего рода общественных отношений; метод регулирования определенного вида или комплекса отношений правовым институтом и метод регулирования, присущий отдельной юридической норме [4, с. 84, 91].

Правовое регулирование международных коммерческих договоров может рассматриваться с точки зрения общеправового метода их правового регулирования, а также отраслевых методов их правового регулирования в рамках международного частного и применимого гражданского права. Более узко исследование правового регулирования международных коммерческих договоров можно осуществлять с позиции международного коммерческого права как совокупности правовых норм, регулирующих международные коммерческие договоры и включающих как нормы международного частного права, так и применимого гражданского (коммерческого) права.

Как известно, общеправовые методы правового регулирования характерны для правовой науки в целом и применимы к институту международного коммерческого договора в частности. В науке высказываются различные мнения относительно исходных методов правового регулирования [8, с. 60; 24, с. 175]. В данном вопросе полагаем возможным согласиться с мнением С.С. Алексеева, который в качестве первичных, исходных методов правового регулирования выделял: 1) централизованное, императивное регулирование (метод субординации); 2) децентрализованное, диспозитивное регулирование (метод координации) [2, с. 216].

Сочетаясь определенным образом, диспозитивный и императивный методы образуют, например, такой отраслевой метод правового регулирования общественных отношений, как гражданско-правовой. По мнению И.Л. Кичигиной, основные начала, характеризующие гражданско-правовое регулирование в науке гражданского права, присущи и правовому регулированию в международном частном праве, поскольку «гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, как и национальные гражданско-правовые отношения, имеют однотипную экономическую сущность — товарно-денежные отношения эквивалентно-возмездного характера» [15, с. 9]. Таким образом, автор приходит к выводу, что гражданско-правовой метод регулирования выступает общим методом правового регулирования как для науки гражданского права, так и для науки международного частного права. Однако учитывая то, что указанные отрасли являются самостоятельными по отношению друг к другу, более корректным представляется вести речь скорее не о гражданско-правовом методе, а о частноправовом типе регулирования отношений, основу которого составляет гражданско-правовой метод.

Частноправовой тип регулирования используется при правовом регулировании международных коммерческих договоров, которое находится в двух плоскостях: международном частном праве (коллизионном и унифицированном материально-правовом) и применимом (материальном) гражданском (коммерческом) праве (российском и/или иностранном). Указанный тип регулирования складывается из определенных способов правового регулирования.

В теории права в качестве основных способов правового регулирования принято выделять: 1) позитивное обязывание; 2) дозволение; 3) запрет [2, с. 217]. Для частноправового типа регулирования характерно сочетание дозволения и обязывания, притом что дозволение здесь является преобладающим. Сказанное относится и к правовому регулированию международных коммерческих договоров.

Между тем с позиции науки международного частного права принято выделять два способа правового регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом, в том числе возникающих из заключенных сторонами международных коммерческих договоров: коллизионно-правовой и материально-правовой [12, с. 36]. Оба способа позволяют разрешить коллизию, связанную с выбором для регулирования международного коммерческого договора права того или иного государства, претендующего на его регулирование. Коллизионно-правовой способ разрешает указанную коллизию при помощи коллизионных норм на стадии их применения, указывая, право какого государства подлежит применению к рассматриваемому отношению. Материально-правовой способ решает данную проблему с помощью унифицированных материально-правовых норм, как бы вообще снимая коллизионную проблему. Тем не менее оба способа направлены на преодоление (устранение, снятие) коллизии. Подобная позиция в целом разделяется в отечественной правовой науке [3, с. 53; 11, с. 14; 12, с. 36], хотя на этот счет высказываются и иные мнения [13, с. 39].

Являясь специфическими способами правового регулирования, свойственными международному частному праву, коллизионно-правовой и материально-правовой способы вписываются в частноправовой тип регулирования, обозначая его специфику применительно к отношениям, осложненным иностранным элементом, в том числе к договорным отношениям международного коммерческого характера. При этом, как верно отметил В.П. Звеков, однородный, частноправовой характер отношений является объективной предпосылкой объединения регламентирующих их коллизионных и материально-правовых норм в единый правовой комплекс [12, с. 36].

Коллизионно-правовой способ является исторически первым способом регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом, и до сих пор в праве некоторых государств международное частное право рассматривается в качестве коллизионного [5, с. 89].

На сегодняшний день обращение к коллизионному способу регулирования международных коммерческих договоров является необходимым в тех случаях, когда: 1) отсутствует унифицированное материально-правовое регулирование того или иного вида международного коммерческого договора; 2) применимые унифицированные материально-правовые нормы регулируют не все вопросы, связанные с международным коммерческим договором. Сказанное позволяет предположить, что коллизионный способ выступает в качестве субсидиарного при регулировании международных коммерческих договоров. Однако немногочисленность международных унифицированных правовых актов в области правового регулирования международных коммерческих договоров делает коллизионно-правовой способ по сути основным нормативно-правовым способом регулирования международных коммерческих договоров.

Коллизионно-правовое регулирование предполагает использование для регулирования международных коммерческих договоров коллизионных норм, особенностью которых является то, что они не решают вопрос по существу, а лишь указывают, право какого государства подлежит применению к частноправовому отношению с иностранным элементом. Как отмечает А.В. Зепалов, «использование коллизионных норм является особенностью международного частного права, а коллизионный способ регулирования является эксклюзивным, характерным только для международного частного права, способом регулирования отношений с иностранным элементом, в том числе договорного характера» [13, с. 39].

Поскольку коллизионная норма — норма отсылочного характера, ею можно пользоваться только вместе с какими-либо нормами законодательства, решающими вопрос по существу [5, с. 89]. Коллизионная норма вместе с внутренней материально-правовой нормой, к которой она отсылает, образует правило поведения для участников гражданского (международного коммерческого — Д.С.) оборота [12, с. 36]. С помощью коллизионно-правового способа удается только установить право, применимое к международному коммерческому договору, и этим сфера международного частного права при коллизионном способе регулирования отношений ограничивается. Дальнейшее, материальное регулирование рассматриваемых отношений осуществляется уже в рамках применимого (гражданского, коммерческого) права какого-либо государства, нормы которого предназначены для регулирования внутренних (гражданских, коммерческих) отношений. Таким образом, при коллизионно-правовом способе регулирования международных коммерческих договоров налицо взаимодействие двух частноправовых отраслей: международного частного права и применимого материального (гражданского, коммерческого) права. Однако в данном случае нельзя говорить об одновременном регулировании одних и тех же отношений двумя отраслями частного права. Нормы каждой из указанных отраслей права действуют каждая на своем этапе.

В литературе указывается на недостатки коллизионного способа регулирования [5, с. 89; 14, с. 54], которые в целом могут быть сведены к следующему. Прежде всего применение коллизионной нормы, отсылающей к праву иностранного государства, усложняет деятельность правоприменительного органа, который должен не только применить иностранное право, но прежде установить его содержание. В этом смысле коллизионную норму принято характеризовать как «прыжок в неизвестность» [14, с. 54]. Кроме того, коллизионные нормы, регулирующие одни и те же отношения, в разных странах могут различаться, следовательно, результат применения коллизионной нормы по одному и тому же вопросу в судах разных стран может различаться. Более того, конечный результат будет зависеть от того, в суде какого государства рассматривается спор. Таким образом, применение коллизионного метода «не способствует обеспечению единообразия при решении конфликтных ситуаций» [5, с. 89]. Кроме этого, материально-правовые нормы, к которым отсылает коллизионная норма, как правило, являются внутренними гражданско-правовыми нормами, которые не учитывают специфики частноправовых отношений с иностранным элементом. Помимо этого, при коллизионно-правовом регулировании международных коммерческих договоров возникает ряд других проблем, связанных с применением коллизионных норм. К ним, в частности, относятся кумуляция (совмещение) коллизионных привязок, расщепление коллизионной нормы, адаптация (приспособление) коллизионной нормы, «хромающие отношения» и т. д. [9, с. 47].

В этой связи более совершенным способом правового регулирования международных коммерческих договоров является их унифицированное материально-правовое, или прямое, регулирование. При таком способе «в международном соглашении устанавливается определенная норма, единая для государств-участников, единообразно решающая конкретный вопрос» [6, с. 58]. Унифицированные материально-правовые нормы содержатся в международных соглашениях, посвященных правовому регулированию международных коммерческих договоров, количество которых остается пока скромным. Наибольшую известность среди них имеют Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года [7], Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге 1988 года [16] и Оттавская конвенция о международном факторинге 1988 года [17], в которых участвует и Российская Федерация. Указанные соглашения, являясь по сути актами международного права, относятся к источникам международного частного права, поскольку содержат положения, касающиеся правового регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом. Нормы указанных конвенций носят диспозитивный характер, что в целом соответствует частноправовому типу регулирования международных коммерческих договоров.

В отличие от коллизионно-правового способа с помощью унифицированного материально-правового способа осуществляется непосредственное (прямое) регулирование международных коммерческих договоров. Указанный способ регулирования имеет очевидные сходства с гражданско-правовым методом регулирования договоров во внутреннем праве, однако главным отличием здесь выступает наличие иностранного элемента в международных коммерческих договорах и в основном международный характер источников права, с помощью которых такое регулирование осуществляется.

Наличие международных соглашений, содержащих унифицированные материально-правовые нормы, как правило, снимает коллизионную проблему и часто исключает необходимость применения национального законодательства. Важно при этом привести норму п. 3 ст. 1186 Гражданского кодекса РФ [10], в соответствии с которой, если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается. Приведенное положение свидетельствует о том, что отечественный законодатель не ограничивает сферу международного частного права одними лишь коллизионными нормами, более того, за унифицированными международными правовыми нормами признается приоритет. Сказанное относится в том числе к правовому регулированию международных коммерческих договоров.

В литературе указывается на преимущества применения материально-правового способа регулирования по сравнению с коллизионно-правовым, однако говорится и о его недостатках [5, с. 90]. Так, Г.К. Дмитриева считает унификацию более совершенным способом регулирования, полагая, что ее широкое внедрение может снять все недостатки коллизионно-правового способа и обеспечить гармонизированное регулирование частноправовых отношений международного характера [11, с. 20]. Несомненным достоинством материально-правового метода является то, что при его применении создается единообразное регулирование отношений в различных странах. Это в свою очередь создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений и для правоприменительных органов, поскольку данные нормы известны заранее и нет необходимости для обращения к неизвестному иностранному праву. Между тем и данный метод не лишен недостатков, связанных хотя бы с тем, что нормы одной и той же конвенции могут по-разному пониматься и толковаться правоприменительными органами различных стран и участниками международного коммерческого оборота. Кроме этого, М.М. Богуславский считает недостатком унифицированных норм и то, что в большинстве своем они носят диспозитивный характер (т. е. то, что они не являются обязательными, а могут применяться по усмотрению сторон) [5, с. 90]. Однако представляется, что диспозитивность норм международных соглашений, с помощью которых действует материально-правовой метод, является их достоинством, соответствует частноправовому типу регулирования, позволяя участникам отношений по своему усмотрению определять свои взаимные права и обязанности.

 

Наряду с международными соглашениями в конце прошлого — начале нынешнего века все большее значение стали приобретать унифицированные правила международного коммерческого права, которые, не являясь обязательными для применения участниками международных коммерческих договоров, значительно сужают возможность и необходимость использования как коллизионно-правового, так и материально-правового способов регулирования рассматриваемых договоров. Примерами сводов подобных правил международной торговли являются Принципы УНИДРУА [22], ИНКОТЕРМС [18], Модельные правила европейского частного права [19], Принципы европейского договорного права [21] и т. д. Указанные документы содержат не коллизионные, а унифицированные нормы, однако нормами права в буквальном и общепринятом понимании их назвать сложно, поскольку государства, как правило, не санкционируют применение подобных правил. Способ, с помощью которого данные нормы воздействуют на международные коммерческие договоры, является унифицированным и материальным, но его следует относить не к правовому, а к суб-правовому, негосударственному, или просто нормативному регулированию международных коммерческих договоров.

В этой связи представляется возможным вести речь не только о способах нормативно-правового регулирования международных коммерческих договоров, но и нормативном способе негосударственного регулирования международных коммерческих договоров, достигаемого при помощи применения норм негосударственных регуляторов, таких, например, как Принципы УНИДРУА. Указанный способ также является унифицированным (прямым), но негосударственным способом регулирования международных коммерческих договоров.

Список литературы

1. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966. С. 7.

2. Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 216, 217.

3. Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 53.

4. Байтин М.И., Петров Д.Е. Метод регулирования в системе права: виды и структура // Журнал российского права. 2006. № 2. С. 84, 91.

5. Богуславский М.М. Международное частное право: учеб. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2011. С. 89, 90.

6. Богуславский М.М. Правовое регулирование международных хозяйственных отношений. М., 1970. С. 58.

7. Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1994. № 1.

8. Витченко А.М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений / под ред. М.И. Байтина. Саратов, 1974. С. 60.

9. Гетьман-Павлова И.В. Основные проблемы международного частного права. М., 2004. С. 47.

10. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья): федер. закон от 26.11.2001 № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 49. Ст. 4552.

11. Дмитриева Г.К. Международное частное право: учеб. для бакалавров. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2015. С. 14, 20.

12. Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. М., 2007. С. 36. 

13. Зепалов А.В. «Проблема метода» международного частного права // Международное публичное и частное право. 2005. № 3 (24). С. 39.

14. Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. М., 2010. С. 54.

15. Кичигина И.Л. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования в международном частном праве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 9.

16. Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 года // Собрание законодательства РФ. 1999. № 32. Ст. 4040.

17. Конвенция УНИДРУА о международных факторинговых операциях 1988 года // Собрание законодательства РФ. 2015. № 15. Ст. 2198.

18. Международные правила толкования торговых терминов «ИНКОТЕРМС 2011» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Модельные правила европейского частного права (пер. с англ.) / науч. ред. Н.Ю. Рассказова. М., 2013.

20. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. М., 2007. С. 744.

21. Принципы европейского договорного права 1998 года // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

22. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 г. / пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2013.

23. Теория государства и права: учеб. / под ред. Н.Г. Александрова. М., 1974. С. 516.

24. Теория государства и права: учеб. / под ред. А.В. Малько, Д.А. Липинского. М., 2015. С. 175.

25. Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права. М., 1980. С. 104.