УДК 347.4 

Страницы в журнале: 64-67

 

Р.Р. Поспелов,

аспирант, ассистент кафедры гражданского и предпринимательского права Юридической школы Дальневосточного федерального университета, Россия, г. Владивосток dvsolicitor@mail.ru

 

Исследуются проблемы соотношения договора страхования предпринимательского риска с иными договорами страхования (имущества и ответственности). Анализируется актуальный и спорный вопрос об особенностях рассматриваемого вида страхования.

Ключевые слова: предпринимательский риск, закон, страховое дело, имущество, интерес, страхование.

 

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации 1996 года (далее — ГК РФ) и Закону РФ от 27.11.1992 № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон об организации страхового дела) российское законодательство оперирует тремя видами имущественного страхования: имущества, ответственности, предпринимательского риска.

Легальное разделение имущественного страхования свидетельствует о самостоятельности договора страхования предпринимательского риска, и, следовательно, соответствующего объекта страхования. Однако далеко не все исследователи согласны с обозначенной системой имущественного страхования.

И.Т. Балабанов, Л.И. Корчевская и К.Е. Турбина, Л.Н. Клоченко и К.И. Пылов выделяют в имущественном страховании только страхование имущества и ответственности [1], не упоминая при этом о договоре страхования предпринимательского риска. В качестве аргумента исследователи указывают на отсутствие оснований для рассмотрения предпринимательского риска в качестве самостоятельного объекта страхования.

С чем связано столь неоднозначное отношение к предпринимательскому риску? Для ответа на поставленный вопрос следует обратиться к критериям юридической классификации имущественного страхования.

Как верно указывает Н.А. Чигасова, для проведения классификации исследователи используют разные критерии, нередко даже несколько критериев [4]. Наиболее распространенной точкой зрения является необходимость разграничивать отрасли страхования в зависимости от объекта страхования и объема страховой ответственности [3].

Как следует из ст. 4 Закона об организации страхового дела, объектом страхования всегда являются имущественные интересы. В то же время сама по себе категория интереса представляется весьма неопределенной. Широко распространенные в правилах страхования формулировки, как то «страхованию по договору подлежат имущественные интересы страхователя, связанные с…» по существу ничего не раскрывают. Как страховщику, так и страхователю важно, что конкретно вправе требовать страхователь при наступлении страхового случая, в чем выражаются обязательства сторон. Иными словами, предпринимателю хотелось бы больше знать не об абстрактных категориях (интерес обеспечить сохранность имущества), а о реальном содержании договора страхования (в чем реализуется страховой риск, какие потери и в каком объеме покрываются страховым возмещением). Именно эти вопросы интересуют стороны страхового правоотношения. Поэтому мы предлагаем при анализе видов страхования исходить не просто из критерия имущественного интереса, но из комбинации критериев «страховой интерес — страховой случай — страховое возмещение».

Проведем анализ видов имущественного страхования, с тем чтобы выявить особенности страхования предпринимательского риска.

Исследуя страхование имущества, в первую очередь следует обратить внимание на двоякое определение страхового интереса применительно к данному виду страхования. В силу п. 2 ст. 4 Закона об организации страхового дела в рамках страхования имущества «обеспечиваются имущественные интересы, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом». Согласно же п. 2 ст. 929 ГК РФ «страховым интересом признается риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества». Обращает на себя внимание наличие в законе категорий «страховой интерес» и «имущественный интерес», которые необходимо разграничивать. Имущественный интерес согласно буквальному толкованию нормы права можно определить как стремление иметь и реализовывать правомочия правообладателя имущества. Страховой же интерес согласно ГК РФ по существу соотносится с риском исчезновения/негативного изменения состояния имущества. Из связи двух рассматриваемых категорий следует, что страховой интерес направлен на защиту правомочий правообладателя имущества, т. е. на защиту имущественного интереса. Следовательно, страховой интерес всегда вторичен (производен) от интереса имущественного. Данное заключение находит поддержку в законе, поскольку согласно п. 2 ст. 920 ГК РФ «договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен». Целесообразность выделения в законодательстве страхового интереса при наличии интереса имущественного, на наш взгляд, сомнительна. Неодинаковое определение по существу одного и того же интереса страхователя в ГК РФ и специальном страховом законодательстве неизбежно приводит к различному содержанию соответствующих категорий.

В первом случае (страховой интерес) страхователь желает оградить себя от препятствий и (или) невозможности реализовать имеющиеся у нас правомочия в отношении имущества и, соответственно, получить покрытие вызванных такими препятствиями убытков.

Во втором случае (имущественный интерес) картина иная: основанием страховой выплаты будет являться возникновение убытков, вызванных утратой (гибелью), недостачей или повреждением определенного имущества.

Представляется, что в первом случае убытки определяются гораздо шире: имущество может быть и не повреждено, и не утрачено, но осуществить в отношении имущества отдельные правомочия не представляется возможным. Яркий пример — требование негаторного характера: лицо арендует склад, который со всех сторон окопан ввиду ремонтных работ, т. е. доступ к нему ограничен. В данном случае склад не поврежден. То есть формально имущественный интерес владельца склада не нарушен. Однако имеющийся на складе товар лицо не может реализовать, поскольку лишено доступа (права пользования) к складу. Подобный риск можно рассматривать как риск неполучения ожидаемой прибыли.

Таким образом, в зависимости от названия интереса и подхода различных правовых актов к его содержанию мы одну ситуацию можем квалифицировать либо как наступление страхового случая либо как его ненаступление.

В этом смысле было бы неверно под страхованием имущества понимать стремление страхователя минимизировать негативные последствия исключительно повреждения и (или) утраты имущества. Напротив, Закон об организации страхового дела позволяет вывести, на наш взгляд, более практическое и отвечающее интересам страхователя определение убытков — страхованию подлежат любые негативные последствия, вызванные ограничением и (или) лишением собственника (владельца) правомочий в отношении имущества.

В пользу выбора последней трактовки страхования имущества говорит также определение имущества, в которое включаются не только собственно объекты материального мира (вещи в собственном смысле), но и имущественные права и обязательства. В этой связи было бы весьма некорректно говорить, к примеру, о недостаче или повреждении права на получение дивидендов по акции или исключительного права на коммерческое обозначение.

Страхование ответственности также трактуется различно. В Законе об организации страхового дела идет речь об обязанности возместить причиненный страхователем другим лицам вред. ГК РФ говорит нам в целом о риске ответственности страхователя. На практике в первом случае страхователь перекладывает на страховщика обязанность возместить вред (но не убытки). Действительно ли в данном случае идет речь о страховании ответственности? Представляется, что нет. Само по себе возмещение вреда исходит из факта его причинения, которое является по общему правилу одним из необходимых условий возникновения ответственности. То есть лицо может причинить вред потерпевшему безвиновно либо правомерно. Либо причинитель вреда не отвечает критериям деликтоспособности (малолетний). Интересно, что во всех указанных случаях причинен вред, который, исходя из буквального толкования Закона об организации страхового дела, должен быть возмещен. В то же время указанные причинители вреда не всегда отвечают условиям привлечения к ответственности. А если нет ответственности — отсутствуют основания для выплаты страхового возмещения.

Формулировка страхования ответственности как особого страхового интереса, в отличие от формулировки интереса в страховании имущества, в ГК РФ выглядит более приемлемой. В данном случае следует говорить о возмещении страховщиком убытков, причиненных страхователем виновно противоправно при наличии причинно-следственной связи между правонарушением и убытками. Как известно, ответственность по своей правовой природе наступает вследствие совершения правонарушения и носит негативный дополнительный характер для правонарушителя. Для целей гражданских правоотношений негативные последствия почти всегда на практике выражаются в обязанности по отчуждению имущества правонарушителя в пользу потерпевшего (штраф, неустойка, компенсация морального вреда и др.). Поэтому, страхуя ответственность, лицо в общем смысле минимизирует саму возможность отчуждения или уменьшения размера своего имущества, способную возникнуть вследствие противоправного поведения такого лица. Вполне правомерным будет следующее заключение: согласно договору страхования ответственности также страхуется в определенном смысле имущество.

Однако по сравнению с ответственностью имущество страхуется безотносительно к правомерности либо противоправности наступления страхового случая. Страхователь имущества опасается негативных последствий причинения вреда, который ему может причинить любое лицо в связи с посягательствами на права страхователя в отношении имущества. В страховании ответственности положение как бы зеркально отражается от страхования имущества: лицо не желает самостоятельно нести обязанность по возмещению вреда, который само же может причинить неограниченному кругу лиц.

Обратимся к анализу предпринимательского риска. Его определение является сложным и неоднозначным (вопрос о дефиниции категории предпринимательского риска детально рассмотрен в другой работе [2] и потому в данной статье не раскрывается). Под предпринимательским риском мы понимаем риск возникновения в предпринимательской деятельности обстоятельств, способных повлиять на размер ожидаемой прибыли. Тогда страховым случаем следует признать негативные последствия ведения предпринимательской деятельности в виде разницы между ожидаемой и фактически полученной в меньшем размере прибылью. При этом риск предпринимателя напрямую влияет на размер полученной прибыли. В отличие от страхования имущества страхование предпринимательского риска характеризуется направленностью всей деятельности страхователя на систематическое получение прибыли. При страховании имущества основной интерес страхователя заключается в сохранении имущества в том состоянии, в каком оно есть (т. е. в обеспечении статичности положения). Для предпринимателя данная позиция неинтересна. Его целью является систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, т. е. по существу, увеличение размера имущества. Иными словами, если в страховании имущества страхуется нечто уже имеющееся на момент заключения договора страхования, то при страховании предпринимательского риска нередко речь идет об обеспечении получения еще не существующего, но потенциально возможного к получению имущества (прибыли). Возможно ли в таком случае адекватно соотнести страхование возможности неполучения не существующего имущества и страхование уже имеющегося имущества как стремление минимизировать негативные последствия, вызванные ограничением и (или) лишением собственника (владельца) правомочий в отношении имущества? Представляется, что нет. Предпринимателя никто не ограничивает в его правах на используемое в процессе осуществления предпринимательской деятельности имущество. Напротив, он имеет свободу действий в рамках закона. Более того, его праву получить прибыль не корреспондирует какая-либо обязанность эту прибыль предоставить (обеспечить). Вполне возможно говорить в таком случае о некорректности оперирования категорией «право на прибыль». Касательно страхования имущества в его классическом понимании не подлежит сомнению древняя юридическая аксиома: владелец имущества имеет права в отношении имущества, которым соответствует общая обязанность иных лиц не нарушать такие права владельца.

Однако с предложенной трактовкой содержания договора страхования предпринимательского риска можно не согласиться. Очевидно, что предприниматель все же не может не использовать имущество в процессе осуществления предпринимательской деятельности: он закупает оборудование, имеет права на ценные бумаги, права требования и др. Более того, он не может не осуществлять правомочия владельца имущества. К тому же размер прибыли часто зависит от сохранности и целостности имущества. К примеру, уничтожение посевов кофе априори вызовет снижение объема реализованной продукции и, как следствие, размер полученной прибыли. Соответственно, страхуя риск неполучения ожидаемой прибыли, мы все же страхуем имущество.

Однако имущество в данном виде страхования не всегда существует на момент заключения договора. На наш взгляд, особенность рассматриваемого вида страхования заключается именно в этом. Ведь на практике нам как предпринимателям хочется получить прибыль в том размере, в котором мы желаем и ожидаем ее получить. Соответственно, наш страховой интерес заключается в том, что если по любой причине мы не смогли получить желаемую прибыль, то нам хотелось бы получить компенсацию в виде разницы между фактической и спрогнозированной прибылью. Нам не интересно в данном случае, почему мы не получили желаемую прибыль — вследствие пожара на складе и уничтожения всего товара либо из-за того, что мы не смогли вовремя поставить продукцию контрагенту и вынуждены были уплатить штрафные санкции в пользу последнего. Иными словами, мы в данном случае в принципе абстрагированы от существующего (существовавшего) имущества, поскольку мы заинтересованы получении в будущем нового имущества. Имущественный интерес правообладателя имущества выходит за свои обычные границы, трансформируясь в предпринимательский интерес приумножить уже существующее имущество.

Таким образом, мы рассмотрели все виды имущественного страхования, отталкиваясь и сравнивая их содержание со страхованием имущества. Любой из рассмотренных видов страхования предусматривает страхование имущества в общем смысле. Однако при страховании предпринимательского риска может быть застраховано неопределенное на момент заключения договора имущество, возможность появления которого обусловлена осуществлением предпринимательской деятельности.

Подобная специфика страхового интереса в договоре страхования предпринимательского риска не позволяет согласиться с предложениями рассматривать страхование предпринимательского риска в качестве подотрасли страхования имущества [4].

В противном случае с таким же успехом можно было бы рассматривать страхование ответственности как разновидность страхования имущества, попытку чего мы и предприняли выше. Критериями разделения страхования на виды должны быть не удобство в целях использования, а комбинация доктринальных и практических критериев «страховой интерес — страховой случай — страховое возмещение». По всем данным критериям страхование предпринимательского риска с его специфическим интересом обоснованно занимает самостоятельную позицию в системе страхования наряду со страхованием имущества и страхованием ответственности.

 

Список литературы

 

1. Клоченко Л.Н., Пылов К.И. Основы страхового права: учеб. пособие. — Ярославль, 2002.

2. Поспелов Р.Р. Экономико-правовой подход к определению предпринимательского риска // Право и экономика. 2013. № 10. URL: http://base. garant.ru/57629142/

3. Страхование от А до Я / под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. — М., 1996.

 

4. Чигасова Н.А. Общие основы и принципы классификации в страховании // Вестник ТИСБИ. 2005. № 2.