УДК 340.11 ББК 67.0

Страницы в журнале: 11-16

 

Л.Н. Берг,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета Россия, Екатеринбург mila-berg@mail.ru

 

Классификация правового воздействия и четкость ее оснований позволяют сформулировать наиболее полное представление об изучаемом предмете. Проанализированы общие принципы научного познания, подходы и методы, традиционно  относящиеся к аппарату юридической науки.  Систематизированы теоретико-методологические представления о правовом воздействии в отечественном правоведении. Социальные объекты или объекты, связанные с социальными системами, представляют собой сложные динамичные системы, часто характеризуются многофункциональностью и разнонаправленностью, что приводит к невозможности четкого отграничения одного класса явлений от другого.

Ключевые слова: правовое воздействие, юридические средства, способы правового регулирования, использование субъективного права, дозволение, запрет.

 

Недостатком ряда классификаций является то, что для определения особенного (вида) и общего (рода) используются индивидуальные (уникальные) признаки. Иногда это приводит к смешению разнопорядковых явлений. В классификационных построениях характерными являются следующие ошибки: группировка не включает в себя весь объем изучаемых явлений; классификационные единицы пересекаются; при выделении видов меняются основания классификации. Систематизация должна соответствовать принципам полноты, достаточности, исключительности и единства (монизма). Строгая классификация и четкость в ее основаниях помогут избежать путаницы.

Стоит подчеркнуть, что проблема состоит не в том, чтобы выбрать самый эффективный научный критерий для систематизации. Проблема заключается в объективности классификации, обоснованности выбора ее критериев и их систематизации. Многообразие и несистемная разнородность используемых критериев типизации частично связаны с тем, что градация социокультурных объектов производится по случайным основаниям. Трудности классификации связаны и со спецификой объекта исследования. Социальные объекты или объекты, связанные с социальными системами, как в нашем случае, представляют собой сложные динамичные системы, часто характеризуются многофункциональностью и разнонаправленностью, что приводит к невозможности четкого отграничения одного класса явлений от другого. В этом случае классификация несет в себе элементы редукционизма, требует дополнительных уточнений и оговорок.

Тем не менее многообразие подходов к систематизации свидетельствует не только об их противоречивости, но и о попытке сформировать наиболее полное представление об изучаемом предмете. Однако многообразие не должно становиться синонимом неупорядоченности [3, с. 49—57].

Рассмотрение видов правового воздействия и вычленение ограниченного числа элементов данной системы позволяет использовать системный подход в аспекте данной проблематики и обеспечить в конечном итоге повышение результативности правового воздействия. Проведение классификации позволяет определить, какие элементы наполняют действующую систему правового воздействия, какие элементы не соответствуют реалиям настоящего времени и требуют усовершенствования или замены. Отсутствие в теоретической юридической науке комплексных исследований в этой сфере не обеспечивает необходимой последовательности поступательного процесса развития правового воздействия [11, c. 14].

По критерию использования юридических способов следует иметь в виду, что правовое воздействие может осуществляться как в активной, так и в пассивной форме.

С.С. Алексеев отмечал: особенности форм реализации права «ближайшим образом зависят от способов правового регулирования» [2, с. 303]. Каковы же юридические способы, обеспечивающие формирование и развитие побудительных мотивов к активному поведению? Основная роль здесь принадлежит возложению обязанностей к активному поведению (предписанию к активному поведению) и предоставлению права на совершение положительных действий (дозволению).

Соответственно, возложение обязанностей к активному поведению с правовой стороны представляет собой наиболее надежное средство, обеспечивающее развитие общественных отношений. Право с полной определенностью и категоричностью может стимулировать формирование и развитие побудительных мотивов к активному поведению путем возложения на лиц обязанности совершать положительные действия, например п. 1 ст. 492 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью. Или в соответствии с ч. 1 ст. 45 Налогового кодекса РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Налогоплательщик вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно.

Иное значение имеет предоставление права на совершение положительных действий (дозволение). Само по себе предоставление права на положительные действия (и одновременно возложение обязанностей на других лиц воздерживаться от нарушения права) направлено на то, чтобы закрепить общественные отношения. В то же время этот способ регулирования в определенной мере способствует также формированию и развитию побудительных мотивов к активному поведению [1, с. 67].

Такая форма, как использование субъективного права, предполагает активную реализацию возможностей, предоставляемых субъектам права юридическими нормами. Отметим, что данная форма реализации права не требует обязательного исполнения субъектами права предписаний юридической нормы, поскольку через использование реализуются управомочивающие нормы, предоставляющие субъекту права реализовать на практике те возможности, которые составляют содержание права. Пределы осуществления субъективного права определяются самим управомоченным субъектом по своему усмотрению в рамках предоставленного субъективного права. Например, по окончании школы любой выпускник имеет право поступить в высшее учебное заведение. Причем абитуриент может выбрать не только специализацию института и его местоположение, но и форму обучения. Это и есть свобода в пределах предоставленного субъективного права.

Вместе с тем управомоченный субъект при осуществлении своего права должен учитывать общие требования, сформулированные государством и обществом как в целом к процессу осуществления субъективных прав, так и в части осуществления некоторых из них. К общим пределам осуществления права относятся обязанность не нарушать права и свободы других лиц и запрет на злоупотребление правом; к специальным — добросовестность и разумность поведения субъекта, использование субъективного права в соответствии с его назначением, нравственность юридически значимых действий и др. Кроме того, на усмотрение субъекта, осуществляющего свои права, достаточно существенно могут влиять нормы обычаев и традиций, подчас детально расписывающие процесс осуществления конкретного права (например, для заключения брака у некоторых народов недостаточно выполнения формально-юридических условий, необходимо бывает также уплатить калым, получить родительское благословение и т. п.). Данные нормы можно отнести к неюридическим пределам осуществления права [2, с. 33].

Таким образом, активная форма правового воздействия предполагает непосредственное использование юридических средств. Соответственно, в качестве цели активного правового воздействия можно обозначить совершенствование и оптимизацию сложившихся правовых отношений.

Продолжая раскрывать данную классификацию, отметим, что пассивная форма предполагает опосредованное правовое воздействие на общественные отношения. При этом не происходит непосредственного «правового вмешательства» в общественные отношения, однако сам факт наличия права выступает в качестве фактора, побуждающего субъектов вести себя в соответствии с получившими юридическое закрепление поведенческими установками и воздерживаться от совершения поступков противоправного характера. Соблюдение юридической обязанности как форма реализации права предполагает воздержание субъектов права от запрещенных юридической нормой действий, причем обязанность в данном случае имеет пассивное содержание, т. е. воздержание от активных действий, запрещенных юридической обязанностью соблюдать запрет, предусмотренный юридическими нормами. Эта форма реализации связана прежде всего с запрещающими нормами.

Вполне закономерно, что целями пассивного воздействия можно обозначить как сохранение сложившегося правопорядка, так и предотвращение правонарушений.

Область применения данных классификаций — это инструментальный подход к правовому воздействию. Соответственно, следующий предлагаемый критерий — формы юридической деятельности, на которые распространяется правовое воздействие, — безусловно, будет востребован в рамках инструментального подхода. В данном аспекте можно выделить три формы юридической деятельности, где наиболее полно раскрывается ценностный потенциал правового воздействия: правотворческая, правореализационная, правоприменительная формы.

Вполне обоснованным является тезис в аспекте правотворческой формы правового воздействия, что политика и право — взаимосвязанные сферы общественной жизни. Сложность заключается в том, что по отношению к любым социальным отношениям и явлениям, а тем более к таким, как право и политика, в принципе нельзя применять односложные точки зрения и оценки. Эти явления сложнодетерминированы и многоаспектны. К определению права на существование имеются самые различные подходы, каждый из которых будет по-своему верным, отражающим тот или иной срез рассматриваемого явления.

В понятии «право» можно выделить ядро общечеловеческих ценностей, интегрированных в историческом и культурном развитии народа, но кроме этого оно содержит ориентиры и регулятивы для политики [1, с. 9].

Анализ показывает, что большая часть исследователей признает важность и необходимость формирования и дальнейшего функционирования данного правового явления. Однако большой разброс представлений о правовой политике, диаметрально разные суждения приводят к выводу, что в юридической науке еще не сложилось целостного представления о сущности и признаках правовой политики. Причины подобной ситуации верно определяет С.С. Алексеев, в частности, он указывает на то, что в России до сих пор нет научно обоснованной правовой политики. Соответственно, правовая политика не отличается целеустремленностью, диктуется текущими потребностями общества. Правовая политика бессистемна и во многом хаотична [1, с. 64].

Итак, современное состояние научной разработанности понятия правовой политики позволяет сделать вывод, что основные сведения о ней носят в основном констатирующий характер. В юридической науке в рамках общей теории права разрабатываются отдельные аспекты правовой политики. Полагаем, что в качестве оптимального можно выделить определение Н.И. Матузова, который отмечал, что правовая политика — это «комплекс идей, мер, задач, целей, программ, принципов, установок, реализуемых в сфере действия права и посредством права; т. е. правовая политика — область отношений, связей и интересов, охватываемых понятием “правовое пространство” и объективно нуждающихся в регулятивном опосредовании (упорядочении) со стороны публичной власти. Без правовой политики не могут быть успешно реализованы другие виды и разновидности политики» [7, с. 8].

Такое понимание правовой политики стало значительным шагом вперед в познании данного правового явления, поскольку авторы выделяют два состояния правовой политики, статическое и динамическое, и рассматривают политику в сфере действия права. Таким образом, правовую политику все-таки наиболее уместно понимать как политику государства в сфере действия права, как политику в правовом пространстве или, если говорить конкретнее, как стратегию деятельности государства в сфере правового регулирования.

В подкрепление своей позиции Н.И. Матузов характеризует правовую политику как часть общегосударственной политики, имеющую особую форму выражения государственной воли, как средство юридической легитимизации, закрепления и осуществления политического курса страны, воли ее официальных лидеров [7].

Данный подход к правовой политике позволяет выделить ее наиболее существенные признаки. Во-первых, правовая система является объектом правовой политики и одновременно основным средством, с помощью которого субъекты политики оказывают свое воздействие на социальные процессы и отношения. Во-вторых, правовая политика имеет объектом своего воздействия правовые и политические отношения. В-третьих, правовая политика является формой активности субъектов политики, определенным видом их деятельности, в то же время правовая политика непосредственно связана с правом, с юридической сферой, упорядочивает юридическое бытие. В-четвертых, правовая политика непосредственно в правовой сфере связана с правотворчеством, с совершенствованием механизма правового регулирования. Кроме того, посредством юридического анализа выявлено, что правовой политике присущ государственно-волевой характер, правовая политика опирается на государственное принуждение, осуществляется с помощью юридических средств, является публичной, официальной деятельностью, отличается нормативно-организационными началами [7, с. 41].

Далее рассмотрим правореализационную форму правового воздействия. Основная задача правореализационного процесса в данном случае предполагает эффективный перевод предписаний юридических норм в правомерное поведение субъектов права, наиболее полное использование возможностей, предоставленных правом. Причем данный тезис применим лишь к регулятивным нормам, составляющим основной массив системы права. Специализированные нормы (дефинитивные, оперативные, декларативные) могут реализоваться лишь косвенно, через системные связи с регулятивными нормами [5, с. 375—376].

Классификация форм реализации субъективных прав и обязанностей проводится по различным критериям. По уровню реализации выделяют реализацию общих установлений, принципов права; общих норм, устанавливающих правовой статус и компетенцию субъектов права; конкретных норм права в правоотношениях.

В зависимости от субъектного состава выделяют коллективные и индивидуальные формы реализации субъективных прав и обязанностей. Например, в качестве коллективной формы реализации можно рассматривать участие научных работников в управлении организацией (ст. 21 Трудового кодекса РФ). ТК РФ предусматривает обсуждение с работодателем вопроса о работе организации, возможность вносить предложения по ее совершенствованию [12]. Это может быть реализовано непосредственно каждым научным работником либо представителями научного коллектива. Высказываемые предложения могут касаться мероприятий по предотвращению массовых увольнений, переобучению персонала и пр. (ст. 53 ТК РФ).

По характеру правореализующих действий выделяют следующие формы реализации права: соблюдение правового запрета, исполнение юридической обязанности, использование субъективного права и применение правовых норм.

Напомним, особой формой реализации субъективных прав и юридических обязанностей выступает правоприменение — властная деятельность компетентных органов и должностных лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу.

Необходимость в правоприменении как особой форме реализации прав и субъективных обязанностей возникает в следующих случаях: при применении мер государственного воздействия (принуждения); для преодоления юридических препятствий по поводу реализации субъектом субъективного права; при регистрации и удостоверении юридически значимых действий компетентными органами.

Кроме того, посредством применения права продолжается процесс государственного управления и регулирования. Государство направляет развитие конкретных общественных отношений, переводит их в новое состояние тем же путем установления (закрепления, защиты, отмены и т. д.) субъективных прав и обязанностей их участников с учетом индивидуальных особенностей

конкретных ситуаций и общих предписаний правовых норм [6,с. 92—93].

Применение норм права выполняет в основном две юридические функции: а) правообеспечительную и б) индивидуального (казуального) воздействия права на общественные отношения [9, с. 64]. Первая, т. е. правообеспечительная функция, состоит в том, что применение правовых норм призвано обеспечить реализацию данных норм, способствовать их реальному воплощению в фактическом поведении субъектов. В этом плане соблюдение, исполнение и использование правовых норм представляет собой непосредственные формы реализации права, тогда как применение права в большей мере выступает способом организации осуществления права. Таким образом, в правообеспечительной функции применения права выражается сама необходимость осуществления правоприменительной деятельности, и, следовательно, без соответствующих решений правоприменяющих органов оказывается невозможной реализация правовых норм.

Применение права возникает на основе интересов правоохранительного порядка. Правоохранительная роль правообеспечительной функции применения права наглядно проявляется в «конфликтных ситуациях». В частности, при возникновении споров о праве, при неисполнении юридических обязанностей, а также в других ситуациях. Именно в таких случаях становится необходимым включение в процесс реализации права компетентного органа, который бы на основе своих государственно-властных полномочий подтвердил существование субъективного права, принял решение о принудительном исполнении обязанностей.

Функция индивидуального (казуального) воздействия права является средством индивидуального правового регулирования и воздействия права на общественные отношения. Эта функция выполняет в основном конкретизационную задачу по соблюдению субъективных прав и обязанностей на основе правовых норм и с учетом конкретных обстоятельств, т. е. осуществляется индивидуальное (казуальное) поднормативное правовое воздействие на конкретные общественные отношения, в том числе правовое регулирование. Таким образом, основной смысл конкретизации, осуществляемой в процессе применения норм права, заключается в конкретизации действия общего, абстрактного веления применяемой нормы через конкретизацию субъективных прав и обязанностей путем издания правоприменительного предписания, которое воздействует только на конкретные отношения и адресовано конкретным его участникам [4, с. 87].

В рассматриваемой функции применения права реализуется оперативная самостоятельность и необходимая свобода государственных органов в принятии решений. В этой функции проявляется возможность активного воздействия государства и его органов на развитие общественных отношений в целом и в сфере правопорядка в частности. Правоприменение позволяет учесть индивидуальные особенности конкретных общественных отношений, оперативно на них среагировать и направить их развитие в общегосударственных интересах. Поэтому оно выполняет также задачу дифференциации правового воздействия. Дифференциация правового регулирования общественных отношений является объективной необходимостью. Фактической предпосылкой дифференцированного нормативно-правового способа регулирования служит разнородность регулируемых отношений. Правовые нормы обеспечивают дифференцированное регулирование с учетом характера и типического содержания того или иного рода или вида общественных отношений. Но возможности дифференцированного воздействия права на общественные отношения этим не ограничиваются, как не ограничивается правовое регулирование только одним способом — нормативным.

Значительные возможности для достижения дифференцированного воздействия права на общественные отношения содержит применение правовых норм. Более того, нормативный способ имеет объективные пределы дифференциации, поскольку проводимая им дифференциация ограничена видовыми различиями общественных отношений и сведением их свойств к типическим моделям с некоторой долей отвлечения от их индивидуальных особенностей. Нормативный способ оказывается не в состоянии обеспечить дифференцированное регулирование в зависимости от индивидуальных различий общественных отношений одного вида. Так, право дифференцированно регулирует ответственность за преступления, предусмотренные определенными статьями Уголовного кодекса РФ [10], или правонарушения, закрепленные в Кодексе РФ об административных правонарушениях. Но эти статьи, как правило, не дают дифференцированного определения меры ответственности конкретным лицам, совершившим разные преступления в рамках одного вида, квалифицируемые по этим статьям, а лишь предполагают возможность ее осуществления в результате применения права судом (должностным лицом) с учетом всех обстоятельств каждого конкретного дела. С помощью применения права осуществляется правовое воздействие на конкретные общественные отношения с учетом их индивидуальных особенностей и содержания.

Приведенные классификации имеют большое значение для дальнейшего совершенствования, правильного уяснения, разграничения сходных видов правового воздействия. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что положения и выводы исследовательской работы могут быть использованы в дальнейшей разработке классификаций правового воздействия, позволят уяснить значение видов правового воздействия в рамках юридической практики.

 

Список литературы

1. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юридическая литература, 1966. С. 9, 64, 67.

2. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. I. С. 33, 303.

3. Багдасаров В.Ю. Основания классификации правотворчества // Журнал российского права. 2012. № 11. С. 49—57.

4. Ирхин Ю.В. Взаимосвязь политики, морали и права // Вестник российского университета дружбы народов. 1999. № 1. С. 87.

5. Исаков Н.В. Правовая политика современной России: проблемы теории и практики: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов н/Д., 2004. С. 375—376.

6. Малиновский А.А. Пределы субъективного права // Журнал российского права. 2005. № 11. С. 92—93.

7. Матузов Н.И. Понятие и основные приоритеты российской правовой политики // Правоведение. 1997. № 4. С. 8, 41.

8. Основы правовой политики в России. Курс лекций. М., 1985.

9. Протасов В.Н., Протасова Н.В. Лекции по общей теории права и теории государства. М.: Издательский дом «Городец», 2010. С. 64.

10. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

11. Ширяев В.Ф. Наказание в системе мер уголовно-правового воздействия: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2001. С. 14.

12. URL: http://www.opengost.ru/iso/03_gosty_ iso/03160_gost_iso/2446-kodeks-197-fz-trudovoy-kodeks-rossiyskoy-federacii.html