УДК 340.12

Страницы в журнале: 16-20

 

С.В. Курзанов,

аспирант кафедры теории государства и права Института социально-гуманитарного образования Московского педагогического государственного университета Россия, Москва kurzanovsv@yandex.ru

 

В теоретических и практических аспектах юридической науки о государственно-правовых явлениях расширяются методологические рамки познания в связи с применением новой научной области исследований, предметом которых выступают обнаруживающиеся в процессах развития правовых феноменов механизмы самоорганизации, выражающиеся в активном развитии и самодвижении. Это позволит изменить теоретические представления об изучаемых правовых явлениях.

Ключевые слова: аттрактор, правовая реальность, синергетика, флуктуация, бифуркация, самоорганизация, случайность, дифференциация.

 

Возможность применения понятий и принципов синергетики в познании правовой реальности обусловлена самой природой права.

Право является сложным системным образованием. Составными частями правовой системы являются позитивное право, правовые отношения, правовое сознание и правовая культура, правовые учреждения, юридическая практика — данные элементы представляется возможным трактовать как сложные самоорганизующиеся системы.

Потребность в синергетике как междисциплинарном направлении в ходе научного познания правовых феноменов связана с наличием затруднений в теоретической области права, разрешение которых потребует специальных дополнений диалектико-материалистического подхода синергетической концепцией.

Эволюционная динамика правовой системы предполагает нелинейное развитие, что содействует более детальному анализу ее сущности.

Также немаловажным является использование теории самоорганизации для решения задач, связанных с увеличением эффективности реализации права в социуме, а также применение синергетического подхода в преодолении и устранении противоречий в правовой системе.

Для того чтобы более отчетливо представить необходимость и значение синергетики в отношении специфики правовых явлений, следует обратиться к рассмотрению имеющихся в настоящий момент в научно-правовой литературе трудов, посвященных исследованию использования синергетики в правовой сфере.

Заслуживает внимания работа Ю.Ю. Ветютнева «Синергетика в праве», где он рассматривает определенные положения синергетики в применении к составным частям правовой системы.

«Различия в природе подсистем столь существенны, что принципы синергетики действуют в них по-разному: в одних могут иметь доминирующее значение, в других оказывают на развитие системы лишь минимальное влияние» [4, с. 65].

Для того чтобы подчеркнуть значение самоорганизации, Ю.Ю. Ветютнев обращает внимание на порядок создания правовой нормы, причем важнейшим показателем уровня упорядочения процесса правотворчества, по его утверждению, применительно ко всякому конкретному случаю будет являться та модель, которую приобретает нормативно-правовое предписание [4, с. 65].

По мнению автора, всякий источник права обладает своим характерным показателем самоорганизации, например по отношению к нормативному правовому акту она проявляет себя незначительно, в большей степени самоорганизация выражена в санкционированном государством правовом обычае [4, с. 65].

Еще одна работа Ю.Ю. Ветютнева, которая обращает на себя внимание, — «О правовой случайности и правовом хаосе». Категорию случайности он выражает так: «Случайностью в правовой науке является непредвиденное, нетипичное стечение обстоятельств в сфере государства и права, происходящее с малой степенью вероятности и не обусловленное сущностью права» [3].

Ю.Ю. Ветютнев полагает, что в правовой жизни общества имеет место диалектическое взаимодействие необходимых и случайных явлений, при котором они чередуются, переходят в противоположные состояния, к примеру случайность, не связанная с сущностью явлений, может занять преимущественное положение, и, как отмечает автор, выражается в таких противоречивых понятиях, как «порядок» и «хаос» [3].

Следует отметить, что правовая реальность в синергетическом видении предстает как реальность, включающая множество неопределенностей в силу нелинейности развития сложной правовой системы.

С помощью синергетики мы можем рассматривать правовую реальность через призму противоречащих понятий «правовой порядок — правовой хаос». В таком ракурсе правовая сфера жизни общества предстает как целое, внутри которого существуют не только правопорядок, но и его нарушение.

Порядок и хаос выступают как два состояния правовой жизни, при этом преодолеть их противостояние невозможно, достижимо лишь выявить приемлемую меру их соотношения и поддерживать ее при помощи соответствующих нормативно-регулятивных средств. Состояния порядка и хаоса, организованности и дезорганизованности чередуются, могут сменять друг друга.

С позиций синергетики хаос — естественное состояние, свойственное отдельным периодам существования всех самоорганизующихся систем.

С точки зрения синергетического подхода не существует правовой системы, которая была бы неизменной, застывшей. Правовой хаос представляет собой бифуркационный период — фазу развития правовой системы, в процессе которой происходит ее перестройка, выявляются возможные варианты новой организации системы, возможные аттракторы.

Аттрактор правовой системы — принцип упорядочения, цель, причина, притягивающая и организующая элементы системы. Всякая новая цель зарождается в рамках старой структуры. Так, в качестве аттрактора правовой системы либерального типа можно рассматривать естественные и неотчуждаемые права человека.

В процессе самоорганизации велика роль случайности, вероятности, наличия выбора альтернативных путей развития системы.

В.В. Залесский в научной публикации «Вероятность и самоорганизация в гражданском праве» пишет: «Для гражданского права чрезвычайно важен процесс самоорганизации гражданских правоотношений, в значительной степени подверженных действию случайных, вероятностных факторов» [6, с. 86—92].

Согласно суждению автора самоорганизация как целенаправленный процесс в структурной системе гражданских правоотношений соотносится как с активно развивающимися договорными отношениями, так и с областью правовой деятельности субъектов гражданских правоотношений, и с областью действия правоотношений собственности [6, с. 86—92].

Как отмечает В.В. Залесский, самоорганизация является составной частью содержания договора как юридического факта обязательственных правоотношений. Например, в ходе самоорганизации правоотношения осуществление безусловной цели договора не гарантируется, так как в процессе заключения договора участники рассчитывают на определенный правовой результат, однако в реальности существует только возможность реализации их ожиданий.

О достижении определенного правового результата можно говорить только с некоторой долей вероятности, так как из-за случайных отклонений невозможно предугадать ход развития событий в образующемся «договоре-правоотношении» [6, с. 86—92].

Действие процессов самоорганизации прослеживается и при образовании новых форм договорных отношений, регулируемых гражданским правом. По мнению В.В. Залесского, развивающиеся договорные отношения действуют с опережением по отношению к правотворческой деятельности (например, договорные отношения в обычном праве), провоцируя таким образом законодателя к закреплению случайно возникших норм. Препятствовать этому процессу не представляется возможным, поскольку это процесс самоорганизации общественных отношений [6, с. 86—92].

Осуществление деятельности юридических лиц, как и в случае с договорными отношениями, определяется также процессами самоорганизации, например только с большей долей вероятности мы можем судить о возможности появления нового юридического лица как субъекта права. В данном случае имущественные отношения между субъектами упорядочиваются и самоорганизуются непосредственно при осуществлении интересов конкретных лиц. Как отмечает В.В. Залесский, «самоорганизация — явление всеохватывающее: оно имеет место применительно к любому юридическому лицу, причем на любой стадии его существования. Можно ли предвидеть создание конкретной коммерческой организации? Сомнительно. Коммерческая организация возникает там и тогда, когда в системе рыночных отношений обнаруживается незаполненная ниша удовлетворения потребительского или производственного спроса. Вероятность успешного освоения свободного участка рынка будет зависеть от множества объективных и субъективных факторов» [6, с. 86—92].

Следует обратить внимание на то, что размышления автора наглядно демонстрируют существенную роль антиэнтропийного процесса самоорганизации в отрасли гражданского права.

В отечественной правовой науке использование синергетики как междисциплинарного подхода к пониманию правовых феноменов осуществлялось А.Б. Венгеровым еще в 1986 году.

Как отмечает А.Б. Венгеров, в концепции самоорганизации главным считается исследование переходных процессов от состояний «порядка» и «хаоса» к самоорганизации и устойчивости на макроуровне через микроуровень.

Синергетика как наука обладает своим специфическим категориальным аппаратом, в него включены, к примеру, такие понятия, как «устойчивость», «неопределенность», «хаос», «иерархия», «бифуркация», «нелинейность» — эти и другие синергетические категории характеризуют универсальность процессов самоорганизации в различного рода системах от физических до социальных, политических, правовых и т. п. [2, с. 39].

Это направление мысли далее анализирует О.И. Столяров: «Практически учет действия синергетических факторов может быть использован при формировании действенности юридических органов, в управлении развитием и профилактике юридических конфликтов» [8, с. 49].

 

Из вышесказанного можно заключить следующее: для теоретического и практического аспекта юридической науки о государственно-правовых явлениях расширяются методологические рамки познания в связи с применением новой научной области исследований, предметом которых выступают обнаруживающиеся в процессах развития правовых феноменов механизмы самоорганизации, выражающиеся в активном развитии и самодвижении материи [11, с. 40—41].

Правовая система общества в целом, как и ее отдельные компоненты: правотворческая, правоприменительная и правореализационная практика, правовое сознание, правовые отношения и т. д. — являются, по сути, открытыми нестабильными системами, развитие которых характеризуется совмещением таких состояний, как устойчивость и неопределенность, иерархия и хаос.

Применение синергетики в познании сущности системных объектов правовой сферы есть объективная необходимость, связанная с актуальностью методологической самоидентификации правового знания.

Теория самоорганизации является междисциплинарным направлением, что позволяет ученым-правоведам находить возможные перспективы для обоснования закономерностей развития систем, в особенности правовой. Как отмечает А.И. Демидов, «использование синергетики — науки о самоорганизации в сложных системах — дает возможность выявить тенденции глобальной эволюции правовых систем, нелинейность разворачивающихся здесь процессов, действие факторов и аттракторов, новое видение механизмов формирования и поддержания правопорядка» [5, с. 18].

При анализе научных публикаций, направленных на осмысление синергетического подхода, становится очевидным, что ряд специалистов соотносят данный подход с проблемой правопонимания.

Так, И.Л. Честнов отмечает, что синергетика «формирует новое представление (по сравнению с традиционным) о праве как неустойчивой, находящейся в постоянном становлении подсистеме, выполняющей определенную служебную роль в обществе» [12, с. 112, 169—170].

Также он полагает, что синергетика (как и феноменология, герменевтика, антропология) может претендовать на статус новейшего, адекватного современным условиям типа правопонимания [11, с. 40—41].

Синергетика, как уже отмечалось, направляет свои познавательные ресурсы на исследование системных объектов. Следовательно, ее теоретико-методологические основы имеют все шансы использоваться в гносеологическом аспекте для анализа различного рода правовых систем, от конкретных единичных социально-правовых отношений до масштабных макросистем, таких как, например, система права, включающая в себя социальные нормы, принципы, отношения, взгляды, механизмы правового контроля и др.

Самоорганизация в различных системных объектах юридической направленности проявляется по-разному, а следовательно, их познание должно содержать в себе элементы творчества в использовании синергетической концепции.

По утверждению Ю.Ю. Ветютнева, «любой общий анализ проблем юридической синергетики должен начинаться с выяснения того, в каких пределах и каким образом проявляются начала самоорганизации в отдельных правовых сферах» [4, с. 65].

Помимо потребности обнаружения несогласованности компонентов правовой системы, использование синергетической концепции учеными-правоведами предполагает высокую активность аналитической деятельности не только в юридической сфере, но и на уровне междисциплинарных форм исследования.

Незамкнутость правовой системы будет служить побуждением для ее рассмотрения во взаимосвязи с другими элементами социальной системы — моралью, культурой, политикой, экономикой и др.

В.А. Бачинин выделяет два противоположных фактора воздействия на правовую систему: первый связан с типом положительной обратной связи с окружающим систему пространством (внешней средой), дающей возможность системе права улучшать свое внутреннее устройство, исключая при этом все излишнее и бесполезное; второй соотносится с типом отрицательной обратной связи, при которой система права, также взаимодействующая с окружающим ее пространством, наращивает степень неупорядоченности. Непрекращающиеся противоречия между данными факторами модифицируют правовую систему, наделяя ее определенной социально-исторической конфигурацией [1, с. 38].

На сегодняшний день в теории права существуют противоречия, связанные с механизмами правового и неправового в современной сложноорганизованной системе социальной жизни.

Тесная диалектическая связь, противоречивое единство правового и неправового — факт, опровергать который достаточно сложно. Многие авторитетные правоведы подчеркивали эту идею в своих работах. Так, В.В. Лазарев отмечает: «В реальной жизни правовые и неправовые феномены тесно связаны между собой, активно взаимодействуют порой в одном направлении, а иногда конкурируют в определении основной линии поведения» [7, с. 33].

Обоснованным здесь представляется высказывание В.В. Трофимова о том, что «анализируя право и юридические конструкции, необходимо начинать с изучения социальной жизни, в ходе которой предметная деятельность людей трансформируется в адекватные правовые формы. Соответственно, сам процесс исследования социально-правовой жизни должен быть построен на социологической платформе» [10, с. 11].

Механизм социально-правового контроля отличается сложноорганизованным коммуникативным характером социальных связей и определяется санкционированными нормами. Действие данного механизма возникает еще за пределами правовой сферы (в обычном праве) и проявляет себя в отношениях между субъектами правотворческой теории и правотворческой практики, протекает далее за рамками права — в сфере реальных материальных взаимодействий конкретных субъектов.

Понимание реальной диалектики правового и неправового начал в социальной жизни — одна из наиболее проблемных зон современной теории права. Очевидно, что ее изучение требует значительных усилий на междисциплинарном уровне при использовании соответствующих гносеологических методик.

Признавая этот очевидный факт, можно согласиться с тезисом о том, что «синергетика может и должна использоваться в контексте анализа общей динамики развития правовой системы благодаря наличию неразрывной связи между нормами права и общественными отношениями, на регулирование которых они направлены» [9, с. 5].

В завершение возможно сформулировать следующие выводы:

1) для теоретического и практического аспекта юридической науки о государственно-правовых явлениях расширяются методологические рамки познания в связи с применением новой научной области исследований, предметом которых выступают обнаруживающиеся в процессах развития правовых феноменов механизмы самоорганизации, выражающиеся в активном развитии и самодвижении. Это позволит расширить теоретические представления об изучаемых правовых явлениях;

2) помимо потребности обнаружения несогласованности компонентов правовой системы, использование синергетической концепции учеными-правоведами предполагает высокую активность аналитической деятельности не только в юридической сфере, но и на уровне междисциплинарных форм исследования. Отсутствие замкнутости правовой системы будет служить побуждением для ее рассмотрения во взаимосвязи с другими элементами социальной системы — моралью, культурой, политикой, экономикой и др. Речь идет, в частности, о познании таких явлений и процессов, как конкуренция и кооперация параметров правового порядка, прогресс и регресс в правовых коммуникациях, цикличность правового развития;

3) новой методологической разработкой при этом должен выступать взгляд на явления и процессы в области правовой жизни как на естественные феномены, свойственные социально-правовой материи.

Даже самая стабильная правовая система таит в себе ряд внутренних несоответствий, которые являются причиной изменений в механизме правового регулирования, как, к примеру, противоречия, имеющие место в сфере общественных отношений (противоборство изменяющихся общественных отношений, их традиционных устоев, закрепленных нормативами, и различных сложных и противоречащих друг другу, конфликтующих между собой интересов субъектов, получивших законодательное закрепление).

Обострение этих противоречий в локальном или общесистемном масштабе вызывает состояние неустойчивости и хаоса, способствует появлению ситуаций, которые в перспективе могут иметь несколько потенциальных вариантов дальнейшего развития (реализации).

 

Список литературы

 

1. Бачинин В.А. Основы социологии права и преступности. СПб., 2001. С. 38.

2. Венгеров А.Б. Синергетика, юридическая наука, право // Советское государство и право. 1986. № 10. С. 39.

3. Ветютнев Ю.Ю. О правовой случайности и правовом хаосе // Журнал российского права. 2003. № 7.

4. Ветютнев Ю.Ю. Синергетика в праве // Государство и право. 2002. № 4. С. 65.

5. Демидов А.И. О методологической ситуации в правоведении // Правоведение. 2001. № 4. С. 18.

6. Залесский В.В. Вероятность и самоорганизация в гражданском праве // Журнал российского права. 2005. № 10. С. 86—92.

7. Лазарев В.В. Правомерное поведение как объект юридического исследования // Советское государство и право. 1976. № 10. С. 33.

8. Столяров О.И. Синергетика, юридическая наука, право: профилактика юридического конфликта // Синергетика и право: труды теоретического семинара юридического факультета. СПб., 2001. С. 49.

9. Тирских М.Г. Право как объект применения синергетических методов // Академический юридический журнал. 2007. № 2 (28). С. 5.

10. Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект / под ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.А. Придворова. Саратов, 2009. С. 11.

11. Туманов Г.А. Организация как функция государственного управления // Советское государство и право. 1986. № 10. С. 40—41.

12. Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб., 2002. С. 112, 169—170.