УДК УДК 347.155, 347.51

Страницы в журнале: 53-58

 

Л.Б. Ситдикова,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета Россия, Москва LBSitdikova@mail.ru

С.Ю. Стародумова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета Россия, Москва clear06@mail.ru

 

Анализируются нормы действующего законодательства в отношении имущественной ответственности недееспособных лиц. В процессе исследования авторы руководствуются общенаучными и частноправовыми методами познания: историко-правовым, формально-юридическим, сравнительно-правовым, социологическим и др. Основным применяемым методом выступил системно-структурный, который позволяет выявить правовую природу гражданско-правовой ответственности в целом и недееспособных лиц в частности. Формулируются выводы о том, что вопрос ответственности недееспособных лиц крайне остро нуждается в правовой доработке, причем в различных аспектах. Отсутствие доктринального понятия ответственности в целом усложняет выделение данной ответственности у недееспособных лиц. Акцент сделан на наиболее проблемных основаниях возникновения ответственности недееспособного лица. Выявляются случаи прекращения обязательства, вызванные невозможностью его исполнения, когда одной стороной является недееспособное лицо.

Ключевые слова: ответственность, вина, имущественная ответственность, недееспособность, законодательство, норма, обязательство, право.

 

Введение. Гражданско-правовая ответственность в целом и недееспособных лиц в частности — крайне неизученная правовая категория, в связи с чем многие авторы ограничиваются лишь рассмотрением ст. 1076 Гражданского кодекса РФ [2], полагая, что данная статья в полной мере позволяет раскрыть вопрос ответственности недееспособных лиц, в то самое время как она является лишь составной частью очень сложного, объемного и противоречивого вопроса.

Целью работы выступает анализ норм действующего законодательства в отношении имущественной ответственности недееспособных лиц, выявление проблем в правовом регулировании и внесение предложений по совершенствованию законодательства.

Понятие и признаки ответственности. Характеризуя ответственность недееспособных лиц, в первую очередь необходимо решить вопрос о том, что мы можем понимать под ответственностью. К сожалению, в ГК РФ не содержится дефиниции ответственности. Это неудивительно: законодатель намеренно при составлении ГК РФ избегал включения в него спорных понятий, оставляя право на свободное толкование его норм правоприменителям, что крайне несвойственно для системы романо-германского права. В доктрине права существует множество подходов к пониманию ответственности.

В общих чертах ответственность можно рассматривать как возложение мер неблагоприятного характера на лицо, допустившее правонарушение. Вместе с тем не любое обременение является ответственностью, а лишь то, которое возникает в связи с правонарушением и установлено законом. Исследование юридической ответственности свидетельствует о том, что в начальный период она носила смешанный характер, т. е. включала и уголовную, и гражданско-правовую ответственность. В дальнейшем в процессе развития и совершенствования права в его системе происходит отделение гражданско-правовой ответственности от уголовной. Оба вида ответственности становятся обязательными, осуществляемыми и гарантированными государством. Причем для гражданско-правовой ответственности характерным является не любое государственное принуждение, а связанное с необходимостью возмещения имущественного ущерба или морального вреда.

М.А. Краснов выделяет сущностный признак юридической ответственности — наличие (установление) особой связи между субъектами. Ключевым в механизме любого вида социальной ответственности является понятие и характер вины, определяющий и вид ответственности, и степень строгости взыскания [5, с. 43]. К. Муздыбаев дополняет связь, установленную М.А. Красновым, категорией «объект»: «Ответственность никогда не бывает безличной, она всегда связана с субъектом. Наличие же субъекта ответственности требует указания и ее объекта — то, за что субъект несет ответственность» [6, с. 10].

Гражданско-правовую ответственность можно рассматривать как одну из форм государственного принуждения [1, с. 101—108], предусмотренную санкцией правовой нормы гражданского законодательства посредством мер ответственности в отношении правонарушителя, выражающихся в возложении на него дополнительной гражданско-правовой обязанности, в претерпевании им лишений и ограничений личного, имущественного или организационного характера и направленных на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего.

Мы будем рассматривать вопрос ответственности недееспособных лиц с точки зрения ст. 24 ГК РФ [3], посвященной имущественной ответственности. Из смысла данной статьи можно вывести определение понятия имущественной ответственности гражданина: это ответственность гражданина по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Отсюда следует, что ответственность гражданина возникает из обязательств. Согласно п. 2 ст. 307 ГК РФ обязательства возникают: из договоров и других сделок; вследствие причинения вреда; неосновательного обогащения; из иных оснований, указанных в ГК РФ. Согласно ст. 1076 ГК РФ ответственность за вред, причиненный недееспособным гражданином, несет опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не будет доказано, что вред возник не по их вине. Следует отметить, что ответственность опекуна не ограничивается ст. 1076 ГК РФ: ответственность за вред, причиненный недееспособным лицом, является лишь частью имущественной ответственности как недееспособного лица, так и его опекуна.

Условия и основания гражданско-правовой ответственности недееспособного лица. Условия, при которых наступает гражданско-правовая ответственность, называются ее основаниями. К числу общих (типичных) условий относятся: 1) наличие правонарушения, т. е. противоправного поведения (действия или бездействия) лица, к которому ответственность может быть применена; 2) причинение вреда (или убытков) потерпевшему; 3) причинная связь между правонарушением и наступившими последствиями; 4) вина правонарушителя. Отсутствие какого-либо из элементов состава (одного из оснований ответственности), как правило, исключает возможность применения гражданско-правовой ответственности.

Ответственность лиц реализуется благодаря такой составляющей гражданской дееспособности, как деликтоспособность. Данным качеством обладают в первую очередь лица, дееспособные в полном объеме. Так, согласно ст. 24 ГК РФ гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (такой перечень содержит ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ) [4].

Как известно из ст. 21, п. 2 ст. 29 и п. 2 ст. 32 ГК РФ, а также п. 1 ст. 2 Федерального закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее — Закон об опеке) [7], лицо, признанное недееспособным, не может самостоятельно своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их — все юридически значимые действия или сделки от имени недееспособного лица совершает его опекун. Согласно ст. 171 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна. Таким образом, самостоятельно, без чьего-либо участия недееспособное лицо не может совершать сделки, вместо него от его имени это осуществляет опекун при известных ограничениях для сделок, допустимых к совершению опекуном, установленных в Законе об опеке. Стандартной ситуацией рассмотрения ответственности недееспособного лица является случай, когда недееспособное лицо причинило вред здоровью или имуществу других лиц. При таких обстоятельствах в силу вступают положения ст. 1076 ГК РФ, а также п. 2 ст. 26 Закона об опеке, по которым, как уже ранее говорилось, ответственность за вред будет нести опекун или уполномоченная организация, если не докажут, что вред возник не по их вине. При этом если опекун умер или не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного именно жизни или здоровью потерпевшего, а само недееспособное лицо обладает таковыми, суд с учетом всех обстоятельств дела, включая имущественное положение недееспособного лица и потерпевшего, вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (п. 3 ст. 1076 ГК РФ). Необходимо отметить важный момент: данная статья не рассматривает случаи, когда у организации, обязанной осуществлять надзор за недееспособным лицом, нет достаточного имущества для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, — будет ли в таком случае возмещаться вред с учетом всех обстоятельств за счет имущества недееспособного лица? Исходя из положений данной статьи — нет.

Недееспособное лицо самостоятельно не может заключить сделку, однако сделка согласно ст. 153 ГК РФ влечет установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, при этом необязательно, что момент установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей наступает именно в момент заключения сделки; нередки случаи, когда обязанности исполнить какое-либо обязательство по сделке возникают намного позже, в зависимости от того, что было прописано в договоре, т. е. о чем договорились стороны. Отсюда возможен такой вариант, когда лицо, будучи еще дееспособным, заключило сделку с другим лицом, однако необходимость исполнить обязательства по ней возникла лишь спустя определенное время, за которое это лицо было признано решением суда недееспособным вследствие психического расстройства. Выходит, что обязательство проистекает из договора, но обязанность исполнить его возникает уже у недееспособного лица, поскольку статус этого лица изменился. Таким образом, у недееспособного лица возникает обязанность исполнить свои обязательства по договору, заключенному им ранее. Если оно исполняет свои обязательства, тогда данный вопрос считается решенным. Однако если лицо не исполняет или исполняет ненадлежащим образом свои договорные обязательства, тогда оно должно нести ответственность за неисполнение или исполнение ненадлежащим образом своих обязательств. Следовательно, недееспособное лицо должно будет нести ответственность. Однако возможно ли это? Если недееспособное лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими — не сможет оно и исполнить свои обязательства по договору. Опекун же осуществляет от имени недееспособного лица все юридически значимые действия, но несет ответственность согласно порядку, установленному гражданским законодательством, лишь по сделкам, совершенным им от имени недееспособного лично, а не по сделкам, совершенным недееспособным лицом ранее или уже будучи недееспособным. Опекун именно «осуществляет» юридически значимые действия, а не «обязан их осуществлять». Поскольку недееспособное лицо либо считается не понимающим значения своих действий, либо неспособным ими руководить, для законодателя совершенно естественно, что оно не имеет своей воли, а значит, не может давать распоряжения опекуну, по крайней мере, у опекуна нет обязанности выполнять распоряжения подопечного, признанного недееспособным.

Однако что же будет с ответственностью самого недееспособного? Может ли он ее нести в данном случае? Ответ надо искать в ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Естественно в ГК РФ не содержится понятия вины, а отсутствие вины должно доказывать лицо, нарушившее обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). В энциклопедическом словаре о вине говорится следующее: «Вина составляет необходимое условие ответственности, как гражданской, так и уголовной, за недозволенные деяния. Она заключается во внутреннем отношении дееспособного субъекта к совершаемому им деянию» [11]. Вина рассматривается как субъективное психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям, связанное с предвидением неблагоприятных результатов своего поведения и осознанием возможности их предотвращения [10, с. 606]. И как заключает Е.А. Суханов, «…не могут считаться виновными действия душевнобольного или малолетнего гражданина, которые в большинстве случаев не в состоянии оценивать свое поведение и его последствия» [10, с. 606]. Исходя из этого, недееспособное лицо не обладает виной, а следовательно, не может нести ответственность, за исключением случаев, когда для несения ответственности наличие вины не является необходимым условием (статьи 1070, 1079 ГК РФ и некоторые другие). Таким образом, недееспособные лица не несут ответственность вследствие нарушения обязательств из договора, а значит, при обращении с иском контрагента недееспособного лица в суд о возмещении убытков за неисполнение или ненадлежащее исполнение недееспособным лицом своих обязательств (п. 1 ст. 393 ГК РФ) суд может отказать в иске в связи с отсутствием вины недееспособного лица.

Еще одним возможным основанием, которое позволило бы недееспособному лицу в рассматриваемом нами случае избежать ответственности за нарушение обязательств, является положение ст. 416 ГК РФ. Данная норма предполагает прекращение обязательства невозможностью его исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

Обязанность исполнить свои обязательства по сделке у недееспособного лица возникла после признания его недееспособным, когда лицо фактически уже не может самостоятельно осуществлять юридически значимые действия, а опекун, как ранее уже выяснилось, не обязан участвовать в таких действиях по сделке, следовательно, никто не может совершить такие действия. Стороной в заключенном договоре является недееспособное лицо, являющееся должником, когда оно не выполнило своих обязательств. Недееспособное лицо все так же остается стороной и должником, однако оно утрачивает полностью возможность исполнить свои обязательства, поскольку лишается дееспособности, т. е. возможности исполнять гражданские обязанности. Те обязанности, которые он создал себе, не переходят автоматически на его опекуна, нигде в законодательстве нет подобной нормы. Как было отмечено, опекун лишь несет ответственность за сделки, совершенные от имени недееспособного, а значит, только за сделки, осуществленные, во-первых, уже в период, когда лицо стало недееспособным, а во-вторых, только за те сделки, которые он сам совершил от имени недееспособного. Причем данное положение прописано четко, без каких-либо возможностей толкования. Отсюда следует вывод, что у недееспособного лица нет никакой возможности выполнить обязательства по сделке ни лично, ни заставить это сделать опекуна, а значит, можно предположить, что возникнет ситуация, когда обязательство не может быть исполнено и вследствие этого будет прекращено по ст. 416 ГК РФ.

В случае когда недееспособное лицо заключило договор еще будучи дееспособным и неисполнение обязательств или ненадлежащее исполнение обязательств возникло еще в момент, когда лицо было дееспособным, можно говорить о том, что как вина, так и возможность исполнить обязательства у лица имелась на тот период, когда оно было дееспособным, и это никак не связано с его теперешним состоянием недееспособного. Следовательно, он будет надлежащим ответчиком в суде при предъявлении к нему требований кредиторов и будет нести ответственность всем своим имуществом, однако посредством осуществления всех необходимых юридически значимых действий опекуном. Если же опекун не исполнит решение суда, тогда санкции будут применены также к имуществу его подопечного, однако затем согласно ст. 26 Закона об опеке органы опеки и попечительства предъявят требования опекуну о возмещении убытков, причиненных недееспособному лицу.

Теперь рассмотрим случай, когда договор был заключен лицом, уже признанным вступившим в законную силу решением суда недееспособным. Согласно п. 2 ст. 171 ГК РФ по требованию опекуна в интересах недееспособного лица решением суда сделка, заключенная недееспособным гражданином, может быть признана действительной, если она совершена к выгоде недееспособного лица. Сделка, которая была признана действительной, будет порождать права и обязанности, а следовательно, при неисполнении обязательств по ней также будет возникать и ответственность за ее неисполнение или исполнение ненадлежащим образом. Однако стоит полагать, что данную ответственность будет нести опекун согласно п. 1 ст. 26 Закона об опеке, как по сделкам, совершенным от имени недееспособного лица. В данном случае будет применяться аналогия закона (ст. 6 ГК РФ). В таком случае при возбуждении гражданского дела в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением недееспособным лицом своих обязательств по сделке, которая была заключена недееспособным лицом и признана действительной, равно как по сделке, которая была заключена опекуном от имени недееспособного лица, ответчиком в суде будет недееспособное лицо; опекун — его представителем; имуществом, на которое будет обращено взыскание, будет имущество недееспособного лица.

Таким образом, в случае когда речь идет об обязанности недееспособного лица, которая проистекает из договора или из другого обстоятельства, кроме обязательства из причинения вреда, ст. 1076 ГК РФ неприменима, и аналогия ее также. Если бы законодатель уделил больше внимания вопросу правового положения недееспособных лиц, он бы предусмотрел отдельный пункт в ст. 29 ГК РФ, который был бы посвящен разрешению вопроса об имущественной ответственности недееспособных лиц, а тем самым и их опекунов. Основания делать подобное заявление связаны с тем, что по отношению к лицам, обладающим неполной дееспособностью в силу возраста, а также к лицам, ограниченным в дееспособности, законодатель предусмотрел в каждой статье положение об имущественной ответственности. Так, согласно п. 3 ст. 26 ГК РФ «несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи». Согласно п. 3 ст. 28 ГК РФ «имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине». Согласно п. 1 ст. 30 ГК РФ гражданин, ограниченный в дееспособности, «самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред». В результате законодатель предусмотрел непосредственную защиту путем законодательного закрепления и определения ответственности социально уязвимых и незащищенных слоев населения, но исключил из них недееспособных. Следует полагать, что это связано со страхом подступить к такому сложному и противоречивому вопросу, который имеет множество подводных камней.

Если предположить, что к недееспособному лицу будет применяться общий порядок несения ответственности, какой применим ко всем гражданам, поскольку единственное исключение его ответственности установлено ст. 1076 ГК РФ, то можно столкнуться с коллизией норм, которая выражается в том, что, с одной стороны, лицо будет нести ответственность, а с другой стороны, согласно ст. 401 ГК РФ его ответственность будет исключаться из-за отсутствия вины. Этот вопрос на данный момент решается исключительно на усмотрение суда, в сферу рассмотрения которого попало дело, связанное с нарушением обязательств по договору, в котором одно из лиц лишено дееспособности.

Также необходимо отметить, что произошедшие со 2 марта 2015 г. изменения в ГК РФ [8] еще более запутали ситуацию с ответственностью недееспособных лиц, страдающих психическими расстройствами. Таких лиц условно можно разделить на три группы: 1) дееспособные граждане, психическое расстройство которых как юридический факт не является основанием для ограничения их дееспособности либо для признания их недееспособными; 2) недееспособные граждане, признанные таковыми по решению суда (ст. 29 ГК РФ); 3) граждане, которые вследствие психического расстройства могут понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, — ограниченно дееспособные граждане (п. 2 ст. 3 ГК РФ).

Таким образом, в рассмотренных нами случаях кажутся наиболее возможными и правильными два варианта подхода к решению вопроса о несении ответственности недееспособным лицом по договору. Первый: прекратить обязательство вследствие неисполнимости. В таком случае страдает вторая сторона сделки. Но ведь и недееспособное лицо стоит в приоритете защиты его прав в сделке. Второй: по подобному договору невозможно признать недееспособного виновным, так как у него нет ответственности. Вследствие чего обязательство не будет погашено из-за отсутствия состава правонарушения, предполагающего вину, а если признавать недееспособного виновным по общему правилу, поскольку исключение его ответственности не предусмотрено статьями ГК РФ, то тогда опекун обязан будет исполнить решение суда по возмещению убытков и после этого возместить за свой счет ущерб, причиненный имуществу подопечного в случае, если он намеренно не исполнял обязательство по договору и это повлекло увеличение долга.

Выводы.

 1. Опекун «осуществляет» юридически значимые действия, а не «обязан их осуществлять» от имени недееспособного лица, но несет ответственность согласно порядку, установленному гражданским законодательством, лишь по сделкам, совершенным им от имени недееспособных лично, а не по сделкам, совершенным недееспособным лицом ранее или уже будучи недееспособным.

2. Недееспособные лица не обладают виной, и, значит, не могут нести ответственность, кроме случаев, когда для несения ответственности наличие вины не является необходимым условием.

3. Недееспособное лицо не может выполнить обязательства по сделке ни лично, ни заставить это сделать опекуна, а значит, вероятно возникновение ситуации, когда обязательство не может быть исполнено и вследствие этого будет прекращено по ст. 416 ГК РФ (вследствие обстоятельства, за которое ни одна из сторон не отвечает).

4. При возбуждении гражданского дела в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением недееспособным лицом своих обязательств по сделке, которая была заключена недееспособным лицом и признана действительной, и по сделке, которая была заключена опекуном от имени недееспособного лица, ответчиком в суде будет недееспособное лицо, опекун — его представителем; имуществом, на которое будет обращено взыскание, будет имущество недееспособного лица.

5. Полагаем, что необходимо конкретизировать ст. 29 ГК РФ отдельным пунктом, содержащим положения об имущественной ответственности (указав случаи признания недееспособного виновным по общему правилу) недееспособных лиц и их опекунов за неисполнение обязательств.

 

Список литературы

 

1. Арсланов К.М. Понятие гражданско-правовой ответственности по германскому праву // Ученые записки Казанского университета. Серия «Гуманитарные науки». 2013. Т. 155. Кн. 4. С. 101—108.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): федер. закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

5. Краснов М.А. Ответственность в системе народного представительства. М.: Наука, 1992. С. 43.

6. Муздыбаев К. Психология ответственности / под ред. В.Е. Семенова. 2-е изд., доп. М.: URSS, 2010. С. 10.

7. Об опеке и попечительстве: федер. закон от 24.04.2008 № 48-ФЗ (ред. от 28.11.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Ответственность в сфере оказания услуг: проблемы правового регулирования и судебной практики: моногр. / С.Ю. Стародумова, А.Н. Малолетко, О.В. Каурова, С.В. Халудорова, С.Е. Кузахметова, А.Л. Шиловская, Р.Р. Ленковская, Л.Б. Ситдикова, М.А. Волкова, Н.А. Степанова. М.: РУСАЙНС, 2015.

10. Суханов Е.А. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть: учеб. для студентов вузов / отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 606.

11. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/125197/Вина