УДК 340.111.52

 

 

В.В. Кожевников,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского  Россия, Омск kta6973@rambler.ru

А.Е. Кондратьев,

студент 3 курса юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского Россия, Омск 93urist@mail.ru

 

Анализируются проблемы соотношения категорий «злоупотребление правом» и «правонарушение». Авторы показывают, что рассмотрение данных вопросов имеет как теоретическое, так и практическое значение. Приводятся мнения ученых, а также конкретные критерии разграничения указанных выше категорий, основанные на авторских примерах, а также случаях из судебной практики.

Ключевые слова: субъективное право, злоупотребление правом, правонарушение, правомерное поведение, соотношение категорий, теория, судебная практика.

 

В  соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ) в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина. При этом если обратить внимание на динамику развития действующего законодательства, можно сделать вывод, что количество прав граждан с каждым разом становится все больше, что объясняется совершенствованием правового регулирования. Однако следует признать, что в повседневной жизни участились случаи так называемого злоупотребления субъективными правами. При этом «достаточно сложно установить причину роста таких злоупотреблений: c одной стороны, это может быть подтверждением низкой правовой грамотности населения, а с другой, наоборот, говорит о способности субъекта, знающего свое право, использовать предоставленные законом возможности для удовлетворения личных интересов в ущерб общественным» [4, с. 10].

Несмотря на то что юридический термин «злоупотребление правом» является достаточно распространенным и употребляется в законодательных актах (ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года, ст. 68 Федерального конституционного закона от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации») и практически каждым юристом, в науке теории права все же существует некая неопределенность, противоречивость в отношении познания сущности данной юридической конструкции и соотношении ее с такой категорией, как правонарушение. В этой связи можно вполне согласиться с мнением профессора А.Б. Венгерова, который писал: «злоупотребление правом — это явление, мало изученное в теоретическом плане, но приобретающее подчас зловещее свойство для всей правовой системы. Это как злоупотребление алкоголем, которое становится губительным для индивида, а подчас, при массовом злоупотреблении, и для всего общества. Вот почему даже сам подход к изучению этого явления представляется социально важным и теоретически плодотворным» [6, с. 198].

Трудность в познании данного правового явления, на наш взгляд, связана с тем, что до сих пор нет четкого, конкретного, законодательно закрепленного определения злоупотребления правом, это создает проблемы как в теории, так и на практике. Поэтому представляется необходимым разобраться с понятием «злоупотребление».

Проанализировав мнения ученых, следует выделить два основных подхода по вопросу о понятии злоупотребления правом.

К первой группе специалистов можно отнести тех, кто понимает под злоупотреблением правом такое вредное, наносящее ущерб интересам отдельных лиц, общества и государства поведение субъекта права, которое нельзя ставить в один ряд с правонарушением.

К числу таких ученых, по нашему мнению, относится А.А. Малиновский, определивший злоупотребление правом как «форму осуществления права в противоречии с его назначением, посредством которых субъект причиняет вред другим участникам общественных отношений» [9, с. 17]. Справедливости ради отметим, что похожее определение данному юридическому феномену дает также профессор В.Д. Горобец [11, с. 324].

Югославский правовед Р. Кавачевич под злоупотреблением правом понимает «осуществление права в противоречии с общепризнанной и защищенной законом целью или в противоречии с господствующей моралью общества» [13, с. 122].

С.Г. Зайцева, по нашему мнению, достаточно четко отмечает, что сущность злоупотребления правом заключается в так называемой «легальной видимости», в результате которой не происходит видимого нарушения определенных предписаний нормативных актов, однако осуществляется нарушение принципов права либо равенства потенциальных возможностей субъекта к действию, заложенных в праве, а также страдает юридически признанная свобода других лиц [5, с. 81, 115, 121, 145].

А.В. Дурнова в своих работах пишет, что такой феномен, как злоупотребление правом, представляет собой допустимое осуществление субъектом права в границах принадлежащего ему субъективного права, нарушающее пределы осуществления права или не нарушающее данные пределы, но являющееся социально вредным и общественном порицаемым и причиняющее вред правам, свободам и законным интересам других участников общественных отношений [4, с. 12].

Было бы хорошо, если бы вышеуказанные мнения ученых по поводу понятия злоупотребления правом были исчерпывающими. Однако, по нашему мнению, проблемой является то, что существует вторая группа специалистов, у которых имеется несколько иное представление о сущности злоупотребления правом. Например, Т.В. Яковлева писала, что «наличие различных взглядов на данную проблему не может рассматриваться как отрицательное явление, так как оно свидетельствует о динамичном развитии науки» [14, с. 52]. В целом соглашаясь с мнением данного автора, все же хотелось бы внести некую определенность в рассматриваемую проблематику.

Ко второй группе специалистов можно отнести тех, кто считает, что злоупотребление правом представляет собой правонарушение.

Так, в частности, профессор В.П. Грибанов в своих трудах отмечал: «злоупотребление правом представляет собой особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему права…» [3, с. 90] Профессор М.М. Агарков считал, что «случаи злоупотребления правом являются правонарушением» [1, с. 22—39].

В наиболее популярных отраслевых пособиях также говорится о том, что злоупотребление правом — это правонарушение [2, с. 345].

По нашему мнению, злоупотребление правом не нужно отождествлять с правонарушением по нескольким основным причинам.

Во-первых, необходимо определиться с понятием правонарушения. Под ним, в частности, понимается «виновное, противоправное, наносящее вред обществу деяние лица, влекущее за собой юридическую ответственность» [10, с. 6]. Анализ законодательства и специальной литературы свидетельствует о том, что злоупотребление правом может и не соответствовать данным признакам. Так, в частности, А.А. Малиновский выделяет два вида злоупотребления правом — правомерное и противоправное. Примером правомерного злоупотребления, по его мнению, является ситуация, когда автолюбитель, двигаясь по улице города со скоростью 20 км/ч из-за боязни попасть в аварию, не нарушая предписаний закона и не посягая на чьи-либо права и интересы, временно ограничивает право других водителей двигаться по этому же участку дороги со скоростью 60 км/ч [8]. Поскольку в данном случае речь идет о правомерном злоупотреблении правом, то, соответственно, никакой речи о правонарушении и вытекающей из него юридической ответственности быть не может.

Заслуживает внимания интересный пример правомерного злоупотребления правом, который приводит французский ученый П. Сан-девуар. Автор отмечает, что злоупотребление некоторыми работниками правом на забастовку одновременно затрудняет реализацию другими работниками права на труд, а также права работодателя на собственность в случае занятия забастовщиками служебных помещений [12, с. 303].

Во-вторых, позиция ученых относительно того, что злоупотребление правом тождественно правонарушению, на наш взгляд, является не вполне корректной и по тому основанию, что такая трактовка проблемы ведет к потере самостоятельности института злоупотребления правом. Если мы признаем, что злоупотребление правом — это правонарушение, то, соответственно, для чего вообще нужна категория «злоупотребление правом»?

В-третьих, при правонарушении лицо несет юридическую ответственность за нарушение норм права. В рамках злоупотребления правом лицо может нарушать или же не нарушать нормы права, его поведение будет явно не соответствовать целям и задачам субъективного права, будут нарушены определенные нравственные и моральные основы при его осуществлении, однако юридической ответственности как таковой может и не быть.

В-четвертых, одно из основных отличий злоупотребления правом от правонарушения состоит в том, что злоупотребить правом можно только тогда, когда такое субъективное право за гражданином закреплено. Соответственно, если у лица нет субъективных прав, то злоупотребить правом оно не может. А вот совершить правонарушение лицо может и при отсутствии субъективного права [14, с. 60]. Об этом, в частности, свидетельствует Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 25.11.2008 № 127, где суд апелляционной инстанции указал, что иск не подлежит удовлетворению в связи с тем, что у истца отсутствовало само право на взыскание арендных платежей, тогда как злоупотребление правом может иметь место лишь при условии наличия у лица соответствующего субъективного права.

Дополнительно хотелось бы привести конкретные практические примеры злоупотребления правом в рамках действующего законодательства, которые свидетельствует, что не каждое злоупотребление правом является правонарушением.

Так, в ст. 25 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» предусмотрено субъективное право покупателя товара обменять непродовольственный товар надлежащего качества на аналогичный товар в течение 14 дней, если он не подошел по форме, габаритам, фасону и т. д. При этом буква закона гласит, что обмен производится только в том случае, если данный товар не был в употреблении, сохранены его вид, свойства, пломбы, ярлыки. Можно предположить ситуацию, при которой недобросовестный покупатель аккуратно использует данный товар в течение установленного для обмена срока, а затем, проведя нехитрые действия, снова восстанавливает соответствующие ярлыки на место и предъявляет данный товар для обмена или же возврата за него денежных средств. Очевиден тот факт, что лицо недобросовестно осуществило свое право на обмен. Однако в рамках данного примера следует признать, что покупатель формально не нарушал нормы-запреты, юридической ответственности за указанные действия не предусмотрено, однако поведение субъекта права на обмен товара явно не соответствовало целям и задачам субъективного права, которое было предоставлено ему на основании анализируемой статьи закона.

По нашему мнению, злоупотребление правом нельзя отождествлять с правонарушением также и в тех случаях, возникающих в судебной практике, когда суд отказывает лицу в защите субъективного права по причине несоблюдения последним предписаний законодательства. Так, определением Тюменского областного суда от 29.01.2014 по делу № 33-382/2014 ответчику было отказано в защите права ввиду того, что «по непонятным причинам ответчиком апелляционная жалоба была направлена в суд по истечении срока, предоставленного судом для устранения недостатков, что свидетельствует о злоупотреблении ответчиком своим правом». Данный случай, безусловно, иллюстрирует, что имело место злоупотребление правом, но данное злоупотребление мы не можем отнести к разряду правонарушений.

Однако следует помнить: то или иное злоупотребление правом с учетом изменений в правовом регулировании может трансформироваться в правонарушение.

Так, 01 апреля 2014 г. Государственная Дума РФ в третьем чтении приняла законопроект [7], который устанавливает административную ответственность за невыполнение водителем тихоходного транспортного средства, движущегося вне населенного пункта со скоростью менее 30 км/ч, а также автомобиля, перевозящего крупногабаритные грузы, требования пропустить следующие за ним транспортные средства для обгона или опережения.

Надо отметить, что до принятия данного законопроекта никакой ответственности за несоблюдение данных требований не имелось. Соответственно, в случаях, когда водители не соблюдали вышеназванные требования и не пропускали транспортные средства для обгона или опережения, эти действия водителей квалифицировались как злоупотребления правом, но не как правонарушения.

Подведя итог указанным выше позициям ученых по поводу понятия злоупотребления правом и соотношения его с правонарушением, приведя в защиту своей позиции определенные практические примеры, представляется возможным определить, что злоупотребление правом — это особый вид поведения субъекта права, которое состоит в умышленном недобросовестном, безнравственном осуществлении лицом своего права, явно не соответствующем его целям и назначению, которое при нарушении субъектом норм-запретов или ограничений может привести к совершению правонарушения со всеми вытекающими из него последствиями, но не всегда им становится.

Проанализировав ряд основных проблемных вопросов соотношения злоупотребления правом с правонарушением и выработав свою позицию по этому вопросу, мы еще раз убедились, что в науке нет однозначных точек зрения. Верно в своих труда профессора М.Н. Марченко и Е.М. Дерябина утверждали, что наука о праве не является раз и навсегда чем-то данным и неизменным, а с течением времени изменяется и развивается [10, с. 6].

Сам по себе институт злоупотребления правом очень сложен, что обусловливается необходимостью провести тщательное исследование того или иного деяния, прежде чем отнести его в разряду социального допустимого деяния либо же к правонарушению.

 

Список литературы

 

1. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в современном гражданском праве // Известия Академии наук СССР. Отделение экономики и права. 1946. № 6.

2. Гражданское право: учеб.: В 2 т. Т. 1. / по ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. — М., 2010.

3. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. 2-е изд., доп. и перераб. — М., 1992.

4. Дурново Н.А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: теоретико-правовой анализ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2006.

5. Зайцева С.Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория и как компонент нормативной системы законодательства Российской Федерации. — Рязань, 2002.

6. Зайцева С.Г. Злоупотребление правом как правовая категория (вопросы теории и практики): дис. … канд. юрид. наук. — Коломна, 2003.

7. Законопроект № 366498-6 «О внесении изменения в ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части установления ответственности за нарушение правил обгона или опережения». Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/

8. Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты // Журнал российского права. 1998.

9. Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008.

10. Марченко М.Н., Дерябина Е.М. Теория государства и права: учеб. пособие. — М., 2012.

11. Общая теория права и государства / под. ред. В.В. Лазарева. — М., 1994.

12. Сандевуар П. Введение в право. — М., 1994.

13. Шрам В.П. Интересная книга о злоупотреблении правом. Раздел «Критика и библиография» // Государства и право. 1997. № 4.

 

14. Яковлева Т.В. К вопросу соотношения понятий «злоупотребление правом» и «правонарушение» // Гражданское право и процесс: проблемы и дискуссии. Вопросы российского и международного права. 2011. № 3.