УДК 347.9

Страницы в журнале: 99-102

 

О.Л. Бегдан,

аспирант кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Всероссийского государственного университета юстиции Россия, Москва ombu@list.ru

 

На основе комплексного исследования системы принципов гражданского процессуального права анализируется и доказывается различие концентрации доказательств и концентрации доказательственного материала. Одновременно подчеркивается, что эти процессуальные явления хотя и различны, но должны рассматриваться в судебной практике во взаимосвязи.

Ключевые слова: суд, гражданское судопроизводство, принципы права, концентрация доказательств, концентрация доказательственного материала.

 

Ряд дореволюционных ученых рассматривали концентрацию в качестве цели или средства ускорения гражданского процесса [7, с. 408]. Необходимость форсирования проведения всех этапов процесса назрела лишь в начале XX века, что было связано с обсуждением вопроса о целесообразности разделения судебного производства на части, например, по причине предъявления встречного иска, изменения подсудности, взыскания издержек или же нецелесообразности дробления материалов, так как дело должно быть сосредоточено в одном судебном решении. При этом отмечалось, что процессуальное законодательство некоторых стран Западной Европы допускает право суда выносить промежуточные акты по автономным частям иска, а также при частичном признании ответчиком исковых требований [7, с. 409].

Между тем теоретически оформить, а тем более реализовать идею об ускорении судопроизводства на практике представлялось затруднительным, поскольку были сильны представления о традиционном неспешном процессе. Ф. Кляйн, ссылаясь на замечание О. Бюлова о том, что само слово «процесс» означает длительное, вдумчивое и торжественное шествие, писал: «…юристы с удовольствием остановились в прискорбной покорности и отговариваются принципами от требования покончить с несоразмерными времени свойствами и последствиями традиционных правовых положений процесса» [2, с. 145].

Несмотря на существование традиционных представлений о «скорости» отправления правосудия, в XX веке все активнее распространялась мысль о том, что оно должно вершиться вовремя, и ускорение процесса должно стать основной задачей гражданского судопроизводства [5, с. 5—6]. Одной из мер, предпринятых для реализации поставленной задачи, и стала концентрация.

Необходимо четко определить содержание предмета исследования. Так, Е.В. Васьковский говорил о «концентрации процессуального материала» [3, с. 413]. Е.А. Борисова использует понятия «концентрация процесса», «концентрация доказательственного материала», «концентрация процессуальных действий» [2, с. 145—146]. Выяснение различий приведенных категорий и понятий, очевидно, значимо в рамках исследования рассматриваемой тематики. В свою очередь А.В. Малюкина рассуждает о концентрации процесса как основе своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела по существу [8, с. 40].

Большинство процессуалистов связывало концентрацию процесса с концентрацией процессуального материала, что позволяло бы в одном судебном заседании быстро рассмотреть и законно разрешить гражданское дело.

Е.В. Васьковский отмечал: «При концентрации процессуального материала в уме судьи сама собой, автоматически вырисовывается живая и цельная картина дела; при исследовании материала по частям суд принужден сшивать белыми нитками не всегда приходящиеся друг к другу клочки смутных воспоминаний, сохранивших в его уме отдельные эпизоды процесса» [3, с. 414]. Кроме того, Е.В. Васьковский указывал на невозможность требовать от судей, чтобы в сколько-нибудь сложных и продолжительное время разбираемых делах они помнили все, что происходит во всех заседаниях. В противном случае либо придется в заключительном заседании, хотя бы в сокращенном виде, повторить часть процессуальных действий, уже совершенных в предыдущих заседаниях, и тогда предыдущие заседания по сути своей становятся подготовкой; либо судье при вынесении решения нужно будет опираться на подробный протокол по каждому заседанию, отказываясь тем самым от принципа непосредственности [3, с. 414].

А.Д. Кейлин, исследуя основные принципы гражданского процесса зарубежных стран, замечал: значение концентрации материала в процессе состоит в том, что «тяжущиеся обязаны весь имеющийся у них материал по делу представлять в суд сразу, а не по отдельным частям, не создавая для другой стороны в процессе каких-либо искусственных процессуальных трудностей или неожиданностей в судебном заседании при рассмотрении дела по существу. Принцип концентрации судебного материала не должен допускать, чтобы та или другая сторона в процессе, например, нарочито воздерживалась от представления каких-либо имеющихся у нее судебных доказательств при рассмотрении дела в первой инстанции с тем, чтобы неожиданно для другой стороны в процессе эти доказательства были использованы при разбирательстве дела во второй инстанции» [6, с. 29]. А.В. Малюкина придерживается близких, но не аналогичных воззрений, отмечая, что концентрация существует в виде принципа, но ее особенность заключается в том, что она одновременно сочетает в себе элементы начал состязательности, диспозитивности, активной роли суда, письменности, устности и непосредственности. Исходя из этого, исследователь подробно проанализировала соотношение и взаимодействие принципа концентрации с другими принципами и категориями гражданского процессуального права [8, с. 48—72].

Приведенные выше утверждения не утратили своей актуальности на современном этапе развития гражданского процессуального права, законодательства и цивилистического судопроизводства.

Среди принципов гражданского судопроизводства, установленных Комитетом министров Совета Европы и направленных на совершенствование судебной системы, первый принцип есть не что иное, как принцип концентрации процесса. Согласно данному принципу «судопроизводство обычно должно состоять не более чем из двух судебных заседаний: первое заседание может быть предварительным слушанием подготовительного характера, а в ходе второго заседания могут представляться доказательства, заслушиваться доводы стороны и, если возможно, приниматься решение. Суд должен принимать меры для того, чтобы все действия, необходимые для проведения второго заседания, принимались своевременно, и чтобы, в принципе, не допускались задержки» [4, с. 5].

Говоря о концентрации процесса, Е.А. Борисова выделяет не принцип, но понятия «концентрация доказательственного материала» и «концентрация процессуальных действий». Под концентрацией доказательственного материала Е.А. Борисова понимает представление суду первой инстанции доказательств в объеме, необходимом для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела [2, с. 145—147]. Впрочем, исследователь не исключает изучение сущности концентрации посредством системы отраслевых принципов [1, с. 164].

С одной стороны, концентрация доказательственного материала позволяет суду непосредственно ознакомиться со всеми обстоятельствами, имеющими значение для дела, и доказательствами, подтверждающими наличие или отсутствие этих обстоятельств. С другой стороны, концентрация доказательственного материала помогает сторонам и другим лицам, участвующим в деле, надлежащим образом подготовиться к состязанию, избежать процессуальных неожиданностей при рассмотрении и разрешении дела судом, что называется «не работать с листа» (aperto libro). Концентрация доказательственного материала неразрывно связана с концентрацией процессуальных действий, совершаемых в процессе сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Для того чтобы представить то или иное доказательство, необходимо подать исковое заявление, в котором указать на имеющиеся у стороны доказательства, заявить ходатайства об оказании содействия в истребовании доказательства, о назначении экспертизы по делу, о вызове свидетелей и т. п. Для участия в исследовании судом имеющихся доказательств сторонам нужно явиться в судебное заседание и дать объяснения суду об известных обстоятельствах дела. В связи с этим Е.А. Борисова считает возможным уточнить содержание понятия концентрации процесса и рассматривать его как концентрацию процессуальных действий сторон, направленных на сосредоточение доказательственного материала в определенной стадии процесса.

Отталкиваясь от дефиниций, предложенных Е.А. Борисовой, можно прийти к следующим выводам. Концентрация доказательств и концентрация доказательственного материала — понятия в целом тождественные. Их единственное, но не существенное различие состоит только в акцентах: так, концентрация доказательств предполагает несколько большую сосредоточенность именно на сведениях, являющихся доказательствами, а не на средствах доказывания. Хотя очевидно, что концентрацию доказательств и концентрацию средств доказывания невозможно рассматривать в отрыве друг от друга.

 

Список литературы

 

1. Борисова Е.А. Концентрация процесса как принцип гражданского (арбитражного) процессуального права // Теоретические и практические проблемы гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Краснодар; СПб., 2005.

2. Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2006.

3. Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. Т. I. М., 1913.

4. Доступ к правосудию. Комитет министров — государствам-членам относительно принципов гражданского судопроизводства, направленных на совершенствование судебной системы // Российская юстиция. 1997. № 7.

5. Исаева Е.В. Процессуальные сроки в гражданском и арбитражном процессе. М., 2005.

6. Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. Ч. II. М., 1958.

7. Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т. I. Спб., 1876.

8. Малюкина А.В. Концентрация процесса — основа своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела. М., 2009.