УДК 340.112

Страницы в журнале: 9-13

 

Е.В. Пономаренко,

кандидат юридических наук, доцент, соискатель кафедры теории государства и права  Уральского государственного юридического университета Россия, Екатеринбург ponomarenko_e1967@mail.ru

 

Для развития правопознания, выявления его структуры необходимо совершенствование знаний о праве, которое сложно понимать и объяснять в существующих терминах, определениях и свойствах. Чтобы осмыслить немыслимое и сказать несказанное, необходимы такие правовые явления, которые более подробно и полно могли бы характеризовать изменяющиеся правопознавательные процессы. Теоретико-правовой анализ проблем правопознания, обоснование и рассмотрение правового интеллекта как элемента структуры правопознания, изучение влияния правового интеллекта на формирование правосознания и правового мышления определены в качестве целей и задач исследования. Метод восхождения от абстрактного к конкретному позволил сделать вывод о необходимости структурирования правопознания и выявить правовой интеллект как элемент структуры правопознания. Правовой интеллект человека — это способность человека к правопознанию и правовому мышлению, которая заключается в формировании мыслей (мыслеформ, мыслеобразов) о праве и правовых явлениях в правосознании, существует в виде правовых идей, правовых гипотез и индуцирует интеллектуально-правовую волю и познавательный интерес.

Ключевые слова: правовой интеллект, правопознание, право, мышление, процесс, информация, явление, современный правовой гуманизм, доктрина.

 

Вопрос о правовом интеллекте до настоящего времени не сформулирован, не разработана система его исследования как элемента правопознания. Обращение к данной проблеме было вызвано развитием правопознания, правопознавательной активности. Для разработки правового интеллекта мы предлагаем рассматривать правопознание не только как чувства, суждения, убеждения, но и как субстанцию, где формируются правовой интеллект, интеллектуально-правовая воля и правопознавательный интерес.

Различные виды интеллекта ученые-психологи начали изучать в середине ХХ века. Они обращали внимание на биологический, психометрический, социальный интеллекты. Возникновение этих на первый взгляд странных словосочетаний вызвано обсуждением проблематики социального интеллекта специалистами, которые выявили в показателях познавательной активности человека высокую прогностическую ценность. В конце ХХ века ученые стали связывать познавательную активность человека с его способностью к эффективному межчеловеческому взаимодействию, умением ориентироваться в социальных ситуациях, формировать навыки общения.

Дж. Гилфорд определял социальный интеллект как интеллект человека-индивида, формирующийся в ходе его социализации под воздействием условий определенной социальной среды, и предложил его структурировать на переменные, характеризующие процесс переработки информации [4, с. 433—456].

Для развития правопознания и формирования правосознания в современной российской правовой традиции необходимо обратить внимание на тот факт, что происходящие в праве явления и процессы уже сложно понимать и объяснять в существующих терминах, определениях и свойствах, чтобы помыслить немыслимое и сказать несказанное. Для усовершенствования и преобразования права, правовой системы, частью которой выступает правосознание, необходимы такие правовые явления, понятия, категории, которые более подробно и полно могли бы характеризовать изменяющиеся правопознавательные процессы.

Несмотря на то что правовой интеллект как элемент правопознания не изучен, с исследованием ряда проблем, которые существуют в теории права, — преодоление отчуждения человека от форм жизнедеятельности в праве [1, с. 17]; обоснование таких правовых явлений, как интеллектуально-правовая воля; правопознавательный интерес — обращение к обоснованию места правового интеллекта как элемента вполне оправдано, так как исследование позволит преобразовать и усовершенствовать представления о правопознании и правосознании, выявить элементы правопознания для формирования правосознания человека.

Правовой интеллект человека — это способность к правопознанию, которая заключается в формировании мыслей (мыслеформ, мыслеобразов) о праве в правосознании, существует в виде правовых идей, правовых гипотез и индуцирует интеллектуально-правовую волю и познавательный интерес.

Правовой интеллект способствует формированию правосознания и правового мышления; может включать правовые смыслы, мыслеформы, мыслеобразы, правовые идеи, правовые версии, правовые гипотезы.

Так, «человеческое измерение определено и нормативно закреплено в международных нормативно-правовых документах, Конституции России. В Конституции установлено: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью” (ст. 2); “права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими”; “они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием” (ст. 18); “осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц” (ст. 17).

В приведенных статьях обобщающий критерий “человеческое измерение” получил конкретизацию и представлен в виде общих правил поведения (действия), адресованных всем субъектам права. Человеческое измерение изменяет подход к содержанию права. Для личности имеют значение не нормы сами по себе, а те ценности, которые посредством их закрепляются, реализуются, отражаются. Такими жизненно важными ценностями и выступают права, свободы и обязанности. Следовательно, не формальные юридические нормы, а закрепленные в них права, свободы и обязанности являются элементами содержания права» [15, с. 28—29].

Вышеприведенное высказывание профессора В.М. Шафирова, как и его статья, — результат разгоревшегося спора ученых на сверхактуальную тему современного правопонимания (интегративное правопонимание или жесткий позитивизм) — представляет дискуссию, сформировавшуюся в правосознании ученых для развития правопонимания по направлению преобразований и усовершенствований теории права для права, правовой системы и т. д., является доказательством наличия как оригинальных, новых правовых идей и правовых версий, так и воплощения этих правовых идей в правосознание, правовое мышление, правовую доктрину [13, с. 6].

Таким образом, сформулированные правовым интеллектом мысли о праве были воплощены в правовые идеи, трансформированы и воссозданы в правовой теории о естественно-позитивном праве. Спор о научно-правовом знании всегда является интеллектуальным противостоянием (борьбой правовых интеллектов) сторонников нового, прогрессивного правового знания и его противников. В этом смысл преобразований и усовершенствований теории права. Интеллектуальные научные споры связаны с формированием мыслей о праве, правовых идей, правовых гипотез и приводят к разработке новых правовых теорий, правовых доктрин, правовых парадигм.

Мысли о праве (мыслеформы, мыслеобразы) могут быть отображены в правосознании человека, воспроизведены его правовым интеллектом и воплощены в правовых идеях, правовых гипотезах, накопленном правовом опыте.

Правовые идеи могут концентрировать качественную определенность и значимость той или иной правовой субстанции в правосознании и выступать ее начальным пунктом.

Правовые гипотезы — это особое теоретическое образование, предсказанное юридической практикой или правовой интуицией, сформированное правовым интеллектом человека в процессе правопознания для усовершенствования и преобразования правового знания.

Правовой интеллект формирует правовое мышление, критическое правовое мышление, правовую интуицию для поисков правильного решения правовых проблем.

Правовой интеллект направлен на формирование правового мышления. Правовое мышление в современной теории права рассматривалось в работах В.М. Баранова, В.Н. Синюкова, И.А. Овчинникова, Н.Н. Тарасова [3, с. 89; 9, с. 34—36; 11, с. 97]. В исследованиях этих авторов проанализирован исторический генезис и современное развитие теоретического и профессионального правового мышления. Для обоснования и решения методологических проблем теории права необходимо становление профессионального правового мышления, а именно, как справедливо отмечает Н.Н. Тарасов, «становление профессионального юридического мышления… в общем контексте развития науки. Если предположить, что юристы способны помыслить право иначе, чем не юристы.., то те “единицы”, в которых юристы мыслят право, могут рассматриваться как суть специфика собственно юридического мышления» [11, с. 59]. Следовательно, профессиональное юридическое мышление и научное правосознание должны обладать «единицами» для размышлений о праве, для представления, оформления и оперирования правовыми мыслями. Правовое мышление и научное правосознание прошло сложный путь становления. За тысячелетнюю историю оно было наполнено, усовершенствовано и интегрировано европейской философской, дореволюционной русской правовой и советской правовой традициями. Правовое мышление формирует мыслительные, умственные навыки — элемент разума человека; помимо него ни один субъект мыслить не может, мышление субъекта о праве, правовом и  должном и т. д. происходит в человеческой, а не в чьей-либо другой голове. Мыслительные, умственные навыки существуют в качестве начал действующего законодательства, а п. 2 ст. 6 Гражданского кодекса РФ требует в осуществлении гражданских прав проявлять такое человеческое качество, как разумность.

Мыслительная активность человека, разумность связана с правовым мышлением. Правовое мышление представляет собой процесс понимания социально-правовой действительности. Повседневное правовое мышление, или «мышление в праве», составляет неотъемлемый элемент механизма социального действия права и лежит в основании профессионального и научно-теоретического правового мышления, или «мышления о праве», являясь скрытой предпосылкой объяснительных моделей в правоведении.

Современная российская правовая традиция может быть дополнена критическим правовым мышлением. Оно способно приблизить человечество к совершенно новому ценностному юридическому мировоззрению и правопознанию, способствующему духовно-нравственному возрождению человека и общества, их осмысленно-ценностному существованию в правовой действительности. Критическое правовое мышление следует формировать как усовершенствование научного правового познания, развитие современного юридического знания. Это усовершенствование должно проходить с навыками использования стандартов корректной оценки мыслительного процесса в правопознании. 

Критическое правовое мышление — это способность человека критически мыслить, усовершенствовать мысли о праве, ориентированная на выявление и исправление своих ошибок в правопознании, определенная операция по обработке правовой информации. Критика с целью устранения ошибок и лжи должна быть направлена на обработку правовой информации, выдвижение правовых версий для решения проблем правопознания.

Критическое мышление состоит в способности рационально и критично выдвигать правовые версии для поиска, обнаружения и правильного решения проблемы.

Общий подход к социо-культурному обоснованию критического мышления можно обнаружить в знаменитом сочинении К. Поппера «Открытое общество и его враги»: «В Открытом обществе я обосновал, что рационально-критический метод может быть обобщен до уровня того.., что один из наилучших смыслов “разума” или “разумности” — это открытость критицизму, то есть готовность быть подвергнутым критике… это критическое понимание разумности следовало бы распространить как можно шире…» [16, p. 115—116].

Современное российское право основано на догматическом некритическом правовом мышлении. Оно выдвигает предположения о существующих в праве концепциях, доктринах, парадигмах, является оправданной и необходимой составляющей правопознания. Правовая догматика имеет две особенности. С одной стороны, правовая догматика — законный элемент научного познания на этапе выдвижения концепций, доктрин, парадигм. Это оправданная догматика как предпосылка критики. С другой стороны, правовая догматика связана с соотношением веры и доверия авторитету. Ее следует обозначить как недопустимую псевдонаучную догматику.

Правовой интеллект влияет на формирование правового эмпиризма — опытного, донаучного восприятия, созерцания. Существование правового эмпиризма (обыденного, донаучного) объясняется следующим. Эмпиризм определяет основу будущих правовых изысканий и выводов, пути, направления познания правовых понятий, правовых явлений и правовых категорий.

Теоретические (рациональные) проявления правового интеллекта связаны с последовательностью процесса познания правовых явлений, с определением логики получения знаний о правовых явлениях. Следует признать, что в самом окружающем мире существует порядок, логика и закономерности человеческого бытия. Правопознание строится на определенных критериях рациональности как логики, как устойчивости правил и ценностей духовной активности.

В правопознании в качестве основных критериев рациональности существуют закономерности возникновения и развития, система логических правил и способов получения правовой информации. На первый взгляд, изучение рациональности не вызывает сомнения, так как правопознание должно быть рационально. В нем должна быть система мыслительных операций, с помощью которых накапливается систематизированная правовая информация.

Рациональными, теоретическими проявлениями правового интеллекта следует считать правовые теории, правовые концепции, правовые доктрины.

Правовые теории предусматривают системы основных идей в той или иной отрасли правового знания, дающие целостное представление о закономерностях и существенных связях в действительности [7, с. 375]. Правовые теории следует рассматривать логически обоснованными результатами правопознания понятий, категорий, конструкций теории права, а также идей, положений и концепций. Они могут быть представлены юридической мыслью в виде систематизированной, классифицированной, унифицированной структуры построений; могут существовать в завершенном виде и быть доказанными юридической практикой и освоенными наукой.

Концепции правопонимания существуют в системе правового знания, имеют самостоятельное обособленное значение. Они могут представлять одно из направлений той или иной теории, находиться в процессе создания и оформления.

Концепция правопонимания — теоретическое построение, соединяющее различные структурные элементы и качественные характеристики познаваемого юридической наукой предмета, способствующее его целостному восприятию, пониманию и объяснению. Актуальность и значимость концепции правопонимания как рациональных результатов обработки правовой информации необходима для построения правовых догм, правовых технологий, юридической практики.

Правовая доктрина — систематизированная совокупность основополагающих взглядов и теоретических концепций, устанавливающих стратегические перспективы правового развития России. Доктрина направлена на решение задач философского понимания, осмысления и освоения места и роли права, источников права в государственной, общественной и правовой системах. В рамках правовой доктрины определяются правовые стандарты взаимоотношений человека, общества и государства, исследуются юридические свойства норм основного закона.

Правовая доктрина на правопознавательном уровне формирует у человека представления, мыслеформы, мыслеобразы о правовых понятиях, категориях. Она позволяет осознавать, осмысливать умопостигаемые желания, формировать способности для выполнения поставленных юридических задач.

Правовая доктрина является источником права, существует как неотъемлемая часть правовой системы. Она оказывает значительное влияние на развитие теории права, науки теории права и необходима не только для систематического и аналитического правопознания и правопонимания, но и для формирования правосознания конкретных индивидов.

Правовой интеллект человека непосредственно связан и оказывает влияние на ценности цивилизации и культуры на современном этапе развития российского государства и права, позволяет формировать в рамках правовой системы идеи правового гуманизма и правовой аксиологии. В практическую юриспруденцию и обыденное правосознание постепенно воплощаются высокие правовые абстракции и идеалы. Существенная роль в данном направлении отводится общечеловеческим ценностям, под лозунгом которых прошел ХХ век, которые изменили «точку отсчета» правовых ценностей на Земле. В нашем представлении, следует рассматривать духовно-нравственные блага, общечеловеческие ценности и человека как ценность в праве и правовой системе. Вышеназванные ценности представляют специфическое социальное определение объектов окружающего мира, выявляют их положительные и отрицательные качества для человека и общества (благо, добро, зло), заключены в явлениях общественной жизни и природы.

Мы предлагаем для усовершенствования правовой системы Российской Федерации новую правовую доктрину «современный правовой гуманизм», которую способен выработать правовой интеллект человека.

Правовая доктрина «современного правового гуманизма» должна содержать представления о человеке как конкретном индивиде, его правовом интеллекте, интеллектуально-правовой воле и правопознавательном интересе; должна рассматривать человека не просто как субъект, а конкретную индивидуальность, человеческую оригинальность. Человек должен существовать как троичное единство тела, души и духа, быть биосоциодуховным существом.

Воплощение правовой доктрины «современного правового гуманизма» в правовую систему должно быть связано с проводимыми в обществе, государстве и праве преобразованиями. В правовой системе идеи современного правового гуманизма должны формироваться как постепенное изменение соотношения понятий «право» и «человек». Смысл идеи заключается в «очеловечивании» права, в создании такой правовой системы, где бы в центре внимания были человек, его права и свободы [7, с. 134]. Человек, его права и свободы является центром преобразований государства, права, правовой системы, правотворчества, правореализации, правоприменения, правового регулирования, источников права, отраслей права, юридического процесса в целом.

Таким образом, мы под правовым интеллектом как явлением в теории права понимаем способность человека к правопознанию, которая заключается в формировании мыслей (мыслеформ, мыслеобразов) о праве в правосознании, существует в виде правовых идей, правовых гипотез и индуцирует интеллектуально-правовую волю и познавательный интерес.

 

 

Список литературы

 

1. Алексеев С.С. Теория права. М., 1993. С. 17.

2. Архипов С.И. Субъект права (теоретическое исследование): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2005.

3. Баранов В.М., Крусс В.И. Юридическая герменевтика и задачи философии права // Философия права как учебная и научная дисциплина: мат-лы Всерос. науч. конф. Ростов н/Д., 1999. Ñ. 89.

4. Гилфорд Дж. Три стороны интеллекта // Психология мышления / под ред. А.М. Матюшкина. М., 1965. Ñ. 433—456.

5. Нерсесянц В.М. Общая теория права и государства. М., 2000.

6. Павлушина А.А. Теория юридического процесса: проблемы и перспективы развития: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Н. Новгород, 2005.

7. Перевалов В.Д. Теория государства и права. М., 2005. С. 134, 375.

8. Пучков О.А. Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве (теоретические основы): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002.

9. Синюков В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. Саратов, 1994. Ñ. 34—36.

10. Тарасов Н.Н. Методологические проблемы современного правоведения: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002.

11. Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 59, 97.

12. Цыбулевская О.И. Нравственные основания современного российского права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2004.

13. Шафиров В.М. Естественно-позитивное право: введение в теорию. Красноярск, 2004. С. 6.

14. Шафиров В.М. Естественно-позитивное право (проблемы теории и практики): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Н. Новгород, 2005.

15. Шафиров В.М. Интегративное правопонимание и жесткий позитивизм // Журнал российского права. 2017. № 7. Ñ. 28—29.

16. Popper K. Unneeded Quest. An Intellectual Autobiography. P. 115—116.