УДК 340.12:342.24

Страницы в журнале: 17-20

 

С.А. Колесник,

аспирант Северо-Кавказского филиала Московского гуманитарно-экономического института kolesnikmw26@yandex.ru

 

Современная модель российского федерализма является переходной, в последнее десятилетие осуществляется коренное преобразование самой основы федерации — национального и территориального принципов организации власти. Рассматриваются вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и входящими в нее субъектами, выявляются проблемы разграничения полномочий в отношении совместной компетенции.

Ключевые слова: федерализм, компетенция, органы государственной власти, государственное управление, форма государственного устройства, Конституция Российской Федерации.

 

Конституция Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ) определила Россию как федеративное правовое государство, но и до настоящего времени не прекращаются споры и дискуссии по поводу того, что же на самом деле представляет собой форма государственного устройства нашей страны. Как справедливо отмечает Д.В. Замышляев, «федеративная форма политико-территориального устройства государства, закрепленная в Конституции Российской Федерации, учитывая исторические, этнические и иные особенности развития российского государства, не является единственно подходящей для России, а в чем-то, напротив, ее можно считать не вполне оправданной и неадекватной сложившимся в стране условиям» [2, c. 9].

Стоит отметить: в современной теории федерализма к основным признакам федеративного государства относят наличие как минимум двух уровней государственной власти, каждый из которых должен обладать определенной степенью автономии. Речь идет о том, что региональная публичная власть (уровень субъектов федерации) должна быть самостоятельной в установленных федеральной конституцией рамках. Только самостоятельность и независимость государственной власти субнационального уровня является гарантом ее реальности, эффективности и самодостаточности, а значит, существования реального, а не мнимого федерализма.

Начиная с 2000-х годов российский федерализм направлен в сторону сильнейшей централизации государственной власти, появляются предпосылки и основания говорить о существовании в нашем государстве «унитарного федерализма» [3]. В данном случае роль и значение субъектов Российской Федерации в компетенционном и организационном аспектах доходят до банальной необходимости копирования федерального законодательства на региональном уровне и исполнения части федерального законодательства. Это подтверждает анализ и оценка количественного соотношения территориальных органов федеральных исполнительных органов государственной власти и региональных исполнительных государственных органов на уровне субъектов Российской Федерации. Так, в республике Северная Осетия-Алания число территориальных органов федеральной власти заметно превосходит число республиканских исполнительных структур (54 и 46 соответственно) [1, с. 174].

В настоящее время остро стоит проблема поиска нового и продуктивного механизма развития федеративных отношений, который должен в полной мере обеспечить качественное развитие российской государственности в перспективе.

Важно отметить, что классические учения о федерализме сегодня дополняются положениями о правовом демократическом характере федеративного государства. Наука конституционного права вкладывает в понятие федерации принцип, режим и форму политико-территориального устройства, позволяющие обеспечить единство и разделение государственной власти. Зарубежные источники трактуют сущность федерализма в связке с принципом субсидиарности на всех уровнях территориальной организации власти.

Современный федерализм — глобальное и системное явление, которое априори позволяет сочетать все преимущества централизации и децентрализации государственной власти. Очень сложно установить соотношение интересов федерации и ее составных компонентов, их дисбаланс может привести к излишней централизации или к ослаблению устойчивости федеративных отношений [6, с. 38].

Процесс разграничения полномочий федерации и ее субъектов нельзя считать завершенным. Каждый день появляются новые сферы отношений между органами власти федерального и регионального уровней, которые требуют дополнительного вмешательства. Но даже при эффективном и скрупулезном подходе по разграничению полномочий в рамках предметов совместного ведения все предусмотреть на практике невозможно. Возникает вопрос: а стоит ли принимать новые нормативные правовые акты в целях разграничения полномочий и предметов совместного ведения и являются ли такие переделы перспективными для построения эффективного федерализма в России?

Стоит обратиться к идее совместного ведения, установленной в Конституции РФ, «не делить общее дело», а «делать общее дело», что предполагает больше сотрудничество, совместную и продуктивную работу, нежели размежевание, которое так ярко выражено в современной деятельности государственной власти федерации и ее субъектов. В рамках существующей конституционной модели субъектам не запрещается проявлять активность в проведении региональной политики (социальной, правотворческой, законотворческой и т. д.).

Стоит отметить, что сфера совместных интересов и инициатив, в том числе и разграничение полномочий между органами государственной власти федерации и ее субъектов, представляет собой  один из наиважнейших аспектов разграничения компетенций между федерацией и ее субъектами. Исходя из мировой практики федерализма, формирование и конституционное закрепление сферы совместного ведения федерации и ее субъектов, выделение необходимого круга вопросов и наилучшего их структурирования явились не только способом, но и методикой разграничения соответствующих компетенций [5, с. 38].

Главной проблемой в отношениях центра (федерации) и регионов является дисбаланс финансовых возможностей. Так, федеральный бюджет 2013 года содержал профицит 599,94 млрд руб. [8]1 , в то время как большинство региональных бюджетов являются дотационными, в размере от 3% до 12% от их доходной части. Исходя из налоговой политики России, регионы не вправе вводить дополнительные налоги или стимулировать своих налогоплательщиков. Это и многое другое мешает регионам развиваться экономически, тем самым заставляет выступать регионы в роли получателей дотаций федерального бюджета.

В отношении сложившегося экономического аспекта, мешающего полноценно развиваться многим регионам, отметим: кризис федеративных отношений обусловлен в большей степени тем, что «игнорируется факт наличия значительного числа регионов, не обладающих экономической базой, необходимой для получения ими статуса субъекта Федерации» [4, с. 1812]. Ярким примером могут служить республики Северного Кавказа. Еще по данным 2010 года количество госинвестиций в субъекты Северо-Кавказского федерального округа намного превышало средний уровень по стране. В 2010 году на одного жителя округа было выделено в среднем по 31,4 тыс. руб. В расчет при этом берутся только межбюджетные трансферты, региональные федеральные целевые программы, направленные лишь на развитие республик Северного Кавказа, а также госпрограмма по безработице. Безработица в регионе самая высокая в России: в Северо-Кавказском федеральном округе число безработных составляет в среднем 19,5% от экономически активного населения.

В результате общая сумма финансирования из федерального бюджета регионов Северо-Кавказского федерального округа составила почти 160 млрд руб., не считая общегосударственных расходов бюджета. Таким образом, на Северо-Кавказский регион, где проживает 6,3% населения России, тратится 22% всех средств, выделяемых федеральным центром регионам [7]2.

Осторожной, постепенной и продуктивной должна быть федеральная политика в области централизации и децентрализации полномочий в рамках распределения средств федерального бюджета, исходя из реальных потребностей населения регионов и при учете их экономического потенциала соответственно.

Итак, проводимая политика государства в отношении построения и укрепления федеративных отношений должна привести к всеобщему пониманию федерализма как неотъемлемой части института гражданского общества. Федерализм должен восприниматься как инструмент построения и поддержания целостности государства, как механизм обеспечения экономической и политической стабильности, как регулятор отношений федерации и регионов.

Список литературы

 

1. Басиев М.С. К вопросу о реализации в Российской Федерации концепции «исполнительного федерализма» // Право и политика. 2013. № 2.

2. Замышляев Д.В. Национальный фактор в государственном устройстве Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Н.Новгород, 2004.

3. Люхтерхандт О. Россия на пути к имитации федерализма // Казанский федералист. 2005. № 2—3. С. 14—15.

4. Федорец М.Н. Размышления о становлении федерализма в современной России // Право и политика. 2012. № 11.

5. Чертков А.Н. Четкость и единообразие конституционно-правовых понятий и разграничение компетенций // Журнал российского права. 2004. № 2.

6. Юсубов Э.С. Регулирование и защита прав человека в федеративном государстве // Конституционное и муниципальное право. 2010. № 9.

7. URL: http://www. marker.ru//

 

8. URL: http://rg.ru//

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: