УДК 343.8

Страницы в журнале: 117-120 

 

С.А. Юнусов,

преподаватель-методист юридического факультета Академии Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации Россия, Москва samur_@mail.ru

 

Проанализированы методологические подходы и прикладные концептуальные положения воплощения принципа справедливости в современном уголовно-исполнительном праве и пути их реализации на практике. Сформулированы предложения по изменению уголовно-исполнительной системы России, целью которых является обеспечение соответствия системы принципу правовой справедливости как основополагающему принципу права.

Ключевые слова: принцип справедливости, право, законодательство, уголовно-исполнительное право, гуманизм, реформы, уголовное наказание, преступление, теория, практика.

 

Реальное обеспечение прав человека и гражданина при реализации принципа справедливости — необходимое условие не только политической стабильности общества, но и успешного его развития по пути гуманизма, демократии и прогресса, а также реформирования государственных органов, особенно учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы.

Ценность справедливости сопровождает нас повсюду — от природных явлений до общественных дел, поступков и других деяний. Требование справедливости возбуждает мысль, оправдывает месть, вовлекает в торг, обосновывает власть, и даже иногда антиобщественные деяния вплоть до тяжких преступлений, выражает картину мира. Кроме того, следует отметить, что феномен справедливости необходимо рассмотреть вне его правовой ценности, которой справедливость обладает со времен возникновения человечества.

Аксиология справедливости состоит в том, что она «руководит» юридическим порядком, берет его под свое прямое властное влияние, т. е. «заставляет» государство сделать так, чтобы все явления соизмерялись с принципом правовой справедливости, ибо справедливость — качество воинствующее. Если в любом деле допускается нарушение принципа справедливости, то рано или поздно оно рухнет, даст знать о своем неправильном (несправедливом) существовании. Значит, существует только то, что имеет право на существование, и справедливость вынуждена отстаивать себя вопреки сложившемуся жизненному укладу.

Все изложенное имеет прямое отношение к проблеме реализации принципа справедливости в сфере уголовно-исполнительного права и деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания. Словом, всякое дело, движение и вся деятельность названных учреждений и органов вплоть до мелочей должна строиться через призму воплощения принципа справедливости, без этого мы будем топтаться на одном месте, без динамики, успехов, развития процесса и совершенствования деятельности пенитенциарной системы.

Это не новое открытие, которое мы должны знать как аксиому, а методологический естественный эталон. Надо раз и навсегда отказаться от жестокости, проявляемой некоторыми сотрудниками пенитенциарной службы по отношению к осужденным. Если искать разные подходы к толкованию понятия справедливости, то с точки зрения этимологии и генеалогии справедливость больше всего соотносится с понятием меры как определенного количества. Понятие «мера» тождественно понятию «правило» и, соответственно, имеет отношение к любым проявлениям «правильного» и «правильности» в бытии. Мера относится к тому периоду, когда юридическая деятельность стала уже профессиональным занятием, связанным с правозащитой [2, с. 5—6].

Обособившееся от политики право не просто начинает ассоциироваться с истиной, оно превращается в ее гарантию и воплощение. Основой этой трансформации оказывается справедливость, которая сводится к духу закона, подкрепляющего собой его букву. Если основой материи является бытие, то базой духовного — справедливость.

«Историческая справедливость» в данном случае не просто абстрактное, отвлеченное понятие. Речь идет о справедливости как практике анахронического существования [2, с. 18]. Развитие имеет закономерности, служащие ответом и воплощающие ответственность, представляет собой способ исторического действия, основанный на систематическом обнаружении морально-этического подтекста истории. Представление о справедливости зарождалось у человечества как чувство, сохранялось на протяжении развития общества, приобретало рациональный характер, становилось идеей, идеалом и мечтой, формировалось как понятие о должном, соответствующем представлении о сущности человека, его поведении с другими и обществом.

В философском контексте справедливость в течение длительного времени рассматривалась только как явление морального порядка. Впоследствии она стала трактоваться и как качественная особенность определенной категории общественных отношений. На этой основе возникло понятие социальной справедливости как объективного явления общественной жизни [4, с. 389; 3, с. 298—299].

Справедливость, зафиксированная в праве и утвердившаяся в политике и нравственном сознании, выступает в качестве духовной гарантии защиты личности как от произвола других личностей, так и от превышения полномочий со стороны государства, его органов и организаций.

Сложившееся в настоящее время понятие справедливости, отраженное в российском праве, несет на себе отпечаток взглядов тех мыслителей, идеи которых проанализированы выше. Вместе с тем проведенное исследование показало, что справедливость не может быть сведена только к удовлетворению интересов отдельных личностей, она неразрывно связана с удовлетворением интересов общества в целом и в этом смысле дает представление о социальной и юридической справедливости. Как раз здесь речь идет о целостной значимости для государства системы, а не отдельных личностей.

Федеральная служба исполнения наказаний Российской Федерации (далее — ФСИН России) и аналогичные службы в других государствах находятся в постоянном поле зрения и являются объектом критики социума. Деятельность общественности направлена на выявление случаев несоблюдения стандартов содержания лиц, отбывающих наказание, что приводит к нарушению их прав и к жалобам в различные российские и международные организации. Причины таких жалоб — как объективные (например, нехватка соответствующих помещений), так и субъективные (недостаточный уровень обучения и подготовки сотрудников ФСИН России, правовой нигилизм, профессиональная деформация, иногда отмечаются проявления агрессии по отношению к осужденным).

Нередко нарушаются права сотрудников ФСИН России и их семей; при этом практически отсутствуют упрощенные социально-правовые механизмы защиты прав и психологического благополучия сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Основным рычагом реального обеспечения принципа справедливости в уголовно-исполнительной системе является гарантия трудовой занятости осужденных, предоставление им возможности получить общее и профессиональное образование, освоить профессию, которая будет востребована на рынке труда после их освобождения, заниматься физической культурой и спортом и т. д.

Необходимо создать условия для реадаптации лиц, освобожденных из учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, направленные на их общественное, экономическое, нравственно-психологическое и правовое благополучие.

Уголовно-исполнительная система нуждается в оперативном внедрении востребованных реформой инноваций в различных регионах при участии в оценке результатов эксперимента членов общественных наблюдательных комиссий, научных и правозащитных организаций, органов власти, а также использовании передового отечественного (в том числе дореволюционного и советского) и зарубежного опыта исполнения уголовного наказания и реабилитации освобожденных.

Используя зарубежный опыт, надо несколько критически воспринимать необдуманное, слепое заимствование юридических конструкций западных либеральных ценностей [5, с. 100], институтов под видом обеспечения прав человека, в том числе подвергать широкому общественному обсуждению концепцию планируемой реформы с привлечением научных организаций и правозащитной общественности, сотрудников структур уголовно-исполнительной системы, внедрением наработок общественных объединений, религиозных организаций, органов самодеятельности осужденных как лиц, заинтересованных в собственном благополучии и развитии.

Устранение нравственной, правовой, культурной, психологической деформации осужденных, возникшей у них до совершения преступления, а также в ходе привлечения к уголовной ответственности и исполнения наказания — одна из важных задач.

Следует уделить внимание совершенствованию работы секции внутреннего порядка, имеющей контрольные полномочия за поведением осужденных, запретить передачу одной части осужденных (особенно имеющих взыскания) права контролировать других осужденных.

Целесообразно в каждом учреждении уголовно-исполнительной системы регулярно вести книги жалоб и предложений для осужденных и родственников. Ежедневно такие записи следует передавать для ознакомления начальнику учреждения и помощнику начальника территориального органа ФСИН России по правам человека.

Для сохранения социально полезных связей при наличии у осужденного детей надо предоставить им право на краткосрочные свидания без ограничения их количества и вне зависимости от условий содержания.

Целесообразно проработать возможность запрета на совместное нахождение осужденных, подследственных в одном помещении с больными с открытой формой заболеваний.

Нужно предоставить потерпевшему право получать информацию о месте отбывания осужденным наказания, характеристику на него с места отбывания им наказания, сведения о его представлении к досрочному освобождению, отношении к совершенному им преступлению, иным имеющим значение для потерпевшего существенным обстоятельствам.

Важно рассмотреть вопрос возможности заключения договора с Федеральной службой по труду и занятости о предоставлении ей права контроля за условиями труда осужденных, а также проведения профилактической работы по недопущению травм на производстве.

Справедливо будет воссоздать систему государственной поддержки в местах лишения свободы, индивидуальной трудовой деятельности, возобновить деятельность кооперативов.

На фоне возникших проблем в ряде подразделений между специальным контингентом и персоналом учреждений и органов в целях нормализации и стабилизации сложной обстановки возлагаются большие надежды на деятельность Уполномоченного по правам человека (омбудсмена) как в регионах, так и в центральном аппарате. Для этого необходимо: юридически уполномочить омбудсмена вести контроль за учреждениями и органами, исполняющими наказания, наделив его правом рассматривать жалобы осужденных на незаконные действия государственных органов, должностных лиц, государственных служащих. При этом закрепить в законе право доступа омбудсмена ко всем (кроме составляющих государственную тайну) документам, имеющим прямое либо косвенное отношение к жалобе. Принятые решения по жалобам должны быть удовлетворены и реализованы. Нужно определить системность и алгоритм контроля омбудсмена за местами лишения свободы.

Реформа уголовно-исполнительной системы во многих странах стала составной частью государственной социальной политики. Она направлена на декриминализацию общества, расширение видов наказаний, альтернативных лишению свободы, сокращение числа граждан, содержащихся в местах лишения свободы, улучшение условий их содержания. Без внесения серьезных изменений в российское законодательство, без учета требований международных стандартов и правил, а также общеправового принципа справедливости, принятия реальных мер государственной поддержки для решения проблемы укрепления материальной базы, улучшения финансирования, упрочения социальных гарантий ситуацию в уголовно-исполнительной системе России не изменить.

Реформирование уголовно-исполнительной системы должно идти с максимальной ориентацией нормативно-правового и организационных механизмов на решение таких социальных проблем, как жизнеобеспечение пенитенциарной системы, включая организацию трудовой реабилитации и профессиональной подготовки спецконтингента, создание нормальных условий существования и охрану жизни и здоровья осужденных и персонала. Следует объединить усилия государства и неправительственных организаций, бизнеса и предпринимательства для решения проблемы социальной реабилитации и ресоциализации осужденных, оздоровления общества и сокращения рецидива преступлений.

Возникает настоятельная потребность воссоздания на новом качественном уровне служб пробации и социальной адаптации лиц, отбывающих наказания, и в порядке эксперимента создания при крупных предприятиях спецкомендатуры для осужденных к исправительным работам.

Следует изучать причины преступности и иных криминогенных обстоятельств, которые связаны с социальным, экономическим и правовым неравенством, с социальной, экономической и правовой несправедливостью.

Уголовная политика, уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законотворчество должно осуществляться независимыми высококвалифицированными научными центрами на базе системного, глубокого научного мониторинга, изучения и прогнозирования криминологических реалий, которые складываются на основе несовершенного действующего законодательства. Должно совершенствоваться законодательство в целях ускорения применения альтернативных лишению свободы санкций.

Международное сотрудничество по проблемам исполнения наказаний и обеспечения прав осужденных должно расширяться, а для этого важно создавать необходимые правительственные и неправительственные структуры.

Мы убеждены, что принцип правовой справедливости необходимо рассматривать как основополагающий принцип права, выполняющий координирующие функции и распространяющий свое действие на уголовно-исполнительное право, смежные отрасли права и право в целом.

В сфере правотворческой деятельности целесообразно создавать совокупность условий для повышения уровня справедливости в российском уголовно-исполнительном законодательстве, включающих восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания.

 

Основной целью обеспечения отбывания наказания, которая могла бы гарантировать эффективную реализацию функций наказания в обществе, может выступать идея восстановления правовой справедливости, воплощение которой предполагается в конкретных общественных отношениях.

С учетом сложившейся ситуации в уголовно-исполнительной политике России возникает объективная необходимость полного отказа от стереотипных подходов в обращении с осужденными и перехода к реальному гуманному отношению к ним персонала учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. История показывает, что жестокое обращение с любым человеком не оправдано [1, с. 61], отношение к осужденным должно быть гуманным, следует помогать людям, совершившим преступление, встать на путь исправления, а значит, отказаться от применения так называемых карательных мер и совершить переход к попечительству и очеловечиванию права в уголовно-исполнительных правоотношениях. Это доказано историей, опытом, наблюдением, практикой. Следует относиться к каждому осужденному как к психически больному человеку без учета его криминального прошлого, создавать оптимальные условия для его духовно-нравственного оздоровления. Все это станет толчком к реализации принципа справедливости, модернизации пенитенциарной системы России, началом применения новых подходов в развитии отечественного уголовно-исполнительного права.

Список литературы

 

1. Абрамовский А.А. Феномен Магницких в Российской пенитенциарной системе // История государства и права. 2014. № 10.

2. Ашкеров А. По справедливости: эссе о партийности бытия. — М., 2008.

3. Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. — М., 1975.

4. Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя. — М., 1972.

 

5. Хайруллин В.И. Справедливость как комплексная ценность // Государство и право. 2010. № 3.