УДК 343.9.018

Страницы в журнале: 101-104

 

М.А. Трушкин,

старший следователь второго отделения (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Мордовия Россия, Саранск Prokuratura777@mail.ru

 

Выдвигается тезис о том, что метод и методика являются предпосылками, которые предопределяют успех расследования преступлений. От эффективности использования метода и методики зависит оперативность действий следователя и иных лиц, оказывающих ему содействие, на первоначальном этапе расследования. Стереотип действия, вырабатываемый на основе личного опыта конкретного следователя, не способен гарантировать успеха расследования. Но именно он часто лежит в основе расследования конкретных преступлений. Средством, способным обеспечить эффективность, является частная методика расследования преступлений, которая представляет собой не просто совокупность определенных рекомендаций, а систему методов по оптимизации расследования. Обращается внимание на то, что уже само по себе наличие эффективной методики предопределяет то, насколько удачными окажутся действия следователя в начале расследования. При этом обращается внимание, что подобная методика способна серьезно повысить эффективность расследования экономических преступлений в сфере аграрного производства.

Ключевые слова: метод, методика расследования, следователь, преступление.

 

Уже первые действия следователя, сотрудников правоохранительных органов, на которых возложено проведение оперативно-разыскных действий, по конкретному уголовному делу определяют успех его расследования. Причем это не только процессуальные, но и иные действия, которые так или иначе создают условия установления истины. Ради достижения успеха даже мыслительная деятельность следователя уже в самом начале расследования не должна совершать «холостые обороты», т.е. должна быть избавленной от всего лишнего, отвлекающего внимание. Следователь уже на тот момент, когда он приступает к расследованию, обязан иметь не только представление о том, что он будет расследовать, но и план, которым должны быть достаточно четко предусмотрены все действия, способные оказаться максимально полезными в установлении обстоятельств совершенного преступления.

Но такого рода требования выглядят идеалом, достаточно трудно достижимым в условиях, когда недостает информации не только об обстоятельствах преступления, но и о том, было ли оно в действительности. Тем не менее именно обстоятельства, в которых оказывается следователь, диктуют ему необходимость действовать по возможности быстро и решительно, становящуюся иногда причиной суеты и хаотичности в работе следователя. Это вполне понятно и указывает на замешательство и даже на оцепенение мысли, которая оказывается не в состоянии продуцировать верные решения в ситуации дефицита информации (см.: [4, с. 4—6]). Чтобы подобного избежать, следователь уже перед началом расследования должен быть вооружен всем необходимым инструментарием, с помощью которого можно преодолеть проблемность ситуаций, в коих он может оказаться. Таким инструментарием являются для следователя средства и методы. Их можно использовать, дабы верно определить направление и план расследования, а уже на их основе выполнить действия, которые стали бы шагом в направлении установления обстоятельств совершенного преступления. Следователю нужно обладать достаточным объемом знаний и навыков, способных компенсировать недостаток информации, который, к сожалению, может иметь место на первоначальном этапе расследования (см.: [5, с. 22—30]). Такие знания предоставляют соответствующие частные методики расследования преступлений. При этом предполагается наличие определенной методологии при решении конкретных задач расследования, особенно встающих на его первоначальном этапе. Иными словами, должен быть вполне определенный подход, который может гарантировать то, что выполняемые уже в начале расследования действия не окажутся бесполезными, а то и вредными, для установления обстоятельств совершенного преступления.

Все вышеуказанное особенно значимо при расследовании конкретных видов преступлений, в частности экономических преступлений в сфере аграрного производства. Эффективная методика способна стать средством, использование которого уже на первоначальном этапе обеспечит решение отдельных значимых для следствия задач. Среди этих задач — установление наиболее значимых обстоятельств, связанных с механизмом расследования.

Отсюда вполне понятны актуальность и практическая значимость дискуссии о методе и методике в криминалистике (см.: [3, с. 184—187; 9, с. 39—43]), фокусирующейся на проблемах практики расследования, а именно — на проблемах оптимизации расследования, помогающей избежать непродуктивных затрат времени, сил и средств, результатом решения которых стало бы быстрое и эффективное установление всех обстоятельств совершенного преступления и изобличение в его совершении виновного лица.

Ориентация на успех — основная задача всякой частной методики расследования, такая же задача стоит и перед следователем при расследовании конкретных уголовных дел. Она также является одной из предпосылок успешного расследования, поскольку формирует у следователя установку, ориентированную на эффективное и быстрое расследование конкретного совершенного преступления. Причем такая установка — только первый шаг к успеху, второй — это определение подходов, т.е. метода, которым следует воспользоваться для того, чтобы ориентация на успех не осталась лишь гипотетическим пожеланием.

На первый взгляд, второй шаг может показаться чем-то нереальным, не характерным для практики расследования, своего рода теоретическим построением, чья практическая значимость сомнительна. Однако это не так. Справедливы на этот счет слова Н.А. Подольного и Ю.В. Шляпникова, которые пишут: «Вспомним действия следователя, когда перед ним встает определенная процессуальная проблема, или когда он оказывается в ситуации, которая ему кажется проблемной, он идет к другим следователям либо более опытным, либо таким же, как он, и выясняет, как они выходили из данной ситуации и решали данную проблему» [7, с. 34—35]. То есть любой следователь сталкивается с проблемой выбора метода, правда, он не формулирует это с такой же прямотой, как это делается в теории расследования, просто от незнания, что эта проблема формулируется именно как проблема выбора метода. Однако, конечно же, названный подход, практикуемый следователями, нельзя рассматривать в качестве метода, хотя он и решает проблемы, для преодоления которых создается и выбирается метод. Как отмечают те же авторы: «Соблазн отождествить метод и стереотип действия при расследовании преступлений достаточно велик» [7, с. 35]. Стереотип не научен и во многом основан на интуитивной оценке ситуации, в которой он применяется. Кроме того, формируется он как результат стечения целого ряда случайностей, а они могут и не иметь никакого отношения к успешности проводимого расследования (см.: [6, с. 30—32]). Поэтому и результат применения стереотипа, вероятно, окажется настолько же случайным. В итоге расследование может стать достаточно плохо контролируемым процессом, что, конечно же, не гарантирует его успеха. Следовательно, для успеха расследования необходим научный подход, как раз и состоящий в выборе наиболее оптимального метода, т.е. такого, который максимально учитывает все особенности совершенного преступления, ситуации, что сложилась (или может сложиться) в ходе расследования. Причем такой подход предполагает учет практики расследования и теоретических положений, основанных на обобщении этой практики. Наука не противопоставляется практике расследования, поскольку обе они являются основой, которая закладывается ради достижения успеха. Стереотип, применяемый при расследовании преступлений, также не может быть обойден вниманием теорией расследования, поскольку представляет ценность как результат накопленного опыта, могущего быть полезным для создания на его основе эффективных методик расследования.

Однако, определяя, в чем состоит метод расследования, необходимо исходить из того, что «метод науки криминалистики и метод расследования — это два разных понятия, которые, правда, имеют некоторые точки соприкосновения» [7, с. 35]. При этом «в учении о методе для прикладной науки на первом месте находится вопрос о соотношении теоретического и методологического знания» [2, с. 78]. Представляется вполне справедливым, обоснованным и соответствующим действительности утверждение, в соответствии с которым «…теоретические положения играют для практики расследования роль метода» [7, с. 35]. Поскольку криминалистика как наука носит прикладной характер, то ее теоретические положения также отличаются прикладным характером и потому представляют собой определенные рекомендации, сформулированные в форме названных теоретических положений. Такое представление о методе расследования соответствует тому, что принято понимать под «методикой расследования». Так, Н.П. Яблоков пишет: «Методика расследования отдельных видов преступлений представляет собой целостную часть криминалистики, изучающую опыт совершения преступлений и следственную практику их расследования. На основе познания криминальных закономерностей она разрабатывает систему наиболее эффективных методов расследования и предупреждения разных видов преступлений» [10, с. 274].

Р.С. Белкин отмечает: «Криминалистическая методика (или методика расследования и предотвращения отдельных видов преступлений) — это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению расследования и предотвращения отдельных видов преступлений» [1, с. 298]. То есть метод в теории расследования — это теоретическое положение, сформулированное с учетом практики расследования, научно обоснованное, на основании которого дается определенная рекомендация, следование которой способно разрешить возникающие в ходе расследования проблемы и повысить эффективность процессуальных и иных действий при установлении обстоятельств события преступления. Совокупность таких методов, а также сформулированных на их основе рекомендаций и составляют методику расследования преступлений.

Наличие методики расследования, способной обеспечить эффективное расследование конкретного преступления, — одно из условий, которое делает успех конкретного расследования не случайностью, а закономерностью. Ведь вполне очевидно, что при стечении невероятно удачного набора благоприятных обстоятельств успехом может увенчаться и расследование, представляющее собой совершенно спонтанное, без всякого плана выполнение процессуальных действий. Но это будет лишь невероятным везением (см.: [8, с. 36—41]).

Упоминавшийся ранее стереотип, сформированный на основе опыта одного или нескольких следователей, к сожалению, тоже достаточно близок по результатам к расследованию, проводимому без использования какой-либо методики. Здесь также успех, скорее, случаен, чем закономерен, хотя его вероятность несколько выше. Поэтому вполне очевидно, что методика — это не что иное, как одна из предпосылок успеха расследования. Вооруженный соответствующей методикой следователь уже в самом начале расследования, даже в наиболее сложных, проблемных ситуациях, способен сохранять активность и динамизм, необходимые ему при сборе информации (в том числе и доказательственной) для выявления всех обстоятельств совершенного преступления, с помощью которых появляется возможность изобличения конкретного преступника.

Наличие методики расследования имеет также и большое психологическое значение, поскольку уже само ее наличие и знание об этом следователя ориентирует его на успех, создает соответствующую установку, которая реализуется в системе выстраиваемых им действий. Методика предотвращает возможность растерянности и оцепенения, которые были бы  вполне естественны в случае ее отсутствия, поскольку следователь бы оказался лицом к лицу с неизвестным, способным поставить под угрозу расследование. То есть вполне очевидно, что наличие хорошо зарекомендовавшей себя частной методики расследования преступлений является также и психологической предпосылкой успешности расследования. Такая методика способна обеспечить успех расследования, в том числе  экономических преступлений в сфере аграрного производства.

 

Список литературы

 

1. Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. — М.: Юристъ, 1997. — Т. 1: Общая теория криминалистики. С. 298.

2. Криминалистика / отв. ред. Н.П. Яблоков. — М.: Юристъ, 2007. С. 78.

3. Лозовский Д.М. К вопросу о соотношении понятий «метод» и «методология» в криминалистике // Проблемы борьбы с преступностью на современном этапе: сб. мат-лов Всерос. науч.-практ. конф. (16 ноября 2012 г.). — Хабаровск: РИО ДВЮИ МВД РФ, 2013. С. 184—187.

 

4. Подольный Н.А. Значение разрешения ситуации информационной неопределенности для расследования преступлений // Российский следователь. 2011. № 17. С. 4—6.

5. Подольный Н.А. Информационная основа расследования мошенничества на рынке ценных бумаг // Следователь. Федеральное издание. 2005. № 9. С. 22—30.

6. Подольный Н.А. О некоторых источниках создания частных методик расследования преступлений // Следователь. Федеральное издание. 2004. № 11. С. 30—32.

7. Подольный Н.А., Шляпников Ю.В. Метод в криминалистике и его значение для практики расследования преступлений // Следователь. Федеральное издание. 2005. № 12. С. 34—35.

8. Подольный Н.А., Шляпников Ю.В. Некоторые проблемы методики расследования экономических преступлений // Следователь. Федеральное издание. 2003. № 9. С. 36—41.

9. Шаров В.И. О понятии метода в криминалистике // Следователь. Федеральное издание. 2003. № 6. С. 39—43.

 

10. Яблоков Н.П. Криминалистика. — М.: Норма, 2008. С. 274.