УДК 347.962

Страницы в журнале:  91-97

 

Н.А. Гущина,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Юридического института Балтийского федерального государственного университета им. И. Канта Россия, Калининград vika4113@mail.ru

 

Исследуются проблемы обеспечения независимости судей при отправлении правосудия, вносятся рекомендации по усилению гарантий их независимости. Это явится важнейшим инструментом совершенствования судебной деятельности с целью повышения ее эффективности и открытости для нужд общества, позволит обеспечить качественно новый уровень правосудия.

Ключевые слова: судья, судебная власть, гарантии независимости, правосудие, суд, ответственность, председатель суда, право, справедливость.

 

Судебная власть — одна из ветвей государственной власти, призванная выполнять ведущую роль в утверждении верховенства права. Осуществляется она специальными органами — судами, уполномоченными от имени государства и на основе норм закона рассматривать и разрешать возникающие жизненные конфликты. Это позволяет избежать неоправданного применения силы, самоуправства, гарантируя соблюдение принципа социальной справедливости. Не случайно судебные органы называют органами правосудия. Термин «правосудие» сформировался из словосочетания «правый суд», т. е. справедливый, честный суд.

На протяжении развития человеческого общества правосудие видоизменялось и совершенствовалось. В современном его понимании правосудие определяется как деятельность судов, осуществляемая путем рассмотрения в судебных заседаниях в установленном законом порядке гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях с целью укрепления законности и правопорядка, защиты прав и законных интересов граждан [1, с. 44]. Судьи как носители судебной власти на профессиональной основе выполняют закрепленные за ними обязанности.

Фундаментальное значение для российского правосудия имеет установление Конституцией РФ единых требований к судебным органам и судьям, а также закрепление принципов самостоятельности и независимости судей и подчинение только Конституции РФ и федеральным законам [12].

На этапе реформирования судебной системы проблема самостоятельности и независимости судей при отправлении правосудия приобретает первостепенное значение1 [4, с. 40].

Еще на рубеже ХХ века известный русский юрист И.Я. Фойницкий отмечал, что независимость судей характеризуется двумя составляющими: независимостью внешней (от воздействия прочих властей, в государстве существующих) и независимостью внутренней, связанной с наличием определенных личных качеств у судьи [15]. Эти слова выдающегося юриста имеют прямое отношение к независимости судей в сегодняшней России.

Принцип независимости судей предполагает, с одной стороны, недопустимость вмешательства в процесс отправления правосудия других видов власти, средств массовой информации и т. д.; с другой стороны, судья, осуществляющий правосудие, должен обладать высоким профессионализмом, безупречной нравственностью, убежденностью, способностью отстаивать свою независимость. Профессиональная этика судей обязывает их использовать силу закона только в интересах общества и государства, для охраны прав и свобод физических и юридических лиц.

На практике степень проявления первого и второго аспектов независимости судей в разных государствах и обществах неодинакова. Это предопределяется действием целого ряда факторов, заметное место среди которых занимает степень развитости правовой культуры общества и цивилизованность самого государства, его готовность защищать права и законные интересы человека и гражданина.

Тем не менее обе составляющие принципа независимости судей отражают способность противостояния всевозможным попыткам влиять на принятие ими решения в соответствии с собственным убеждением. Любое внешнее вмешательство в деятельность судей по отправлению правосудия грубо нарушает принцип независимости судей и препятствует нормальной деятельности суда. Такие действия признаются преступными, за них ст. 294 Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность [13]. Законодатель не допускает вмешательства в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

Внешнее вмешательство в деятельность судьи по отправлению правосудия выражается в различных формах, например, в виде требований, обещаний оказать услугу и др. Такое воздействие может быть оказано и через третьих лиц — родственников, знакомых, коллег и т. д. Мотивы преступления — корысть, месть, помощь близкому или знакомому и др.

Как в советский, так и в постсоветский периоды развития российского общества основным свойством принципа независимости судей является недопустимость постороннего воздействия на судей при отправлении ими правосудия. Суть принципа независимости судей отражена в ст. 5 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации», где говорится, что судьи осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции РФ и закону [11].

Независимый судья способен грамотно рассмотреть спорный вопрос при наличии профессиональной компетентности, высоких моральных качеств, внутреннего удовлетворения занимаемой позицией, основанной на неукоснительном следовании предписаниям закона. Судьи, обладающие столь разноплановыми ценностями интеллектуального, этического, поведенческого, психологического характера, возвышают свой авторитет на протяжении всей своей деятельности, тем самым вызывают уважение и доверие со стороны граждан. В свою очередь это позитивно сказывается на формировании у граждан уверенности в наличии общественной справедливости, убежденности в том, что их права и законные интересы всегда будут защищены.

На протяжении всей истории человечества передовая часть общества всегда призывала к поиску идеалов справедливости. В современной России государственным институтом, способным удовлетворить потребность в утверждении справедливости, может быть только независимый самостоятельный суд. Однако реализация принципа независимости судей сегодня в нашей стране связана с рядом серьезных проблем, одной из которых является предоставление председателям судов слишком широких дискреционных полномочий. Председатели судов пользуются значительной властью в отношении судей, приписанных к соответствующему суду, особенно в вопросах назначения на должность, повышения в должности, отстранения от должности. Назначению на судейскую должность предшествует длительная процедура подбора кандидатуры. Каждая кандидатура представляется председателем суда областного звена и, соответственно, председателем такого же уровня военного суда. На кандидата в судьи составляют характеристику и направляют в квалификационную коллегию судей. Нередки случаи, когда характеристики необъективны. Практически подбор кандидатур, реализация согласительных процедур не исключают коррупционных составляющих. Поэтому не всегда на судейских должностях оказываются люди, отличающиеся высокими моральными и профессиональными качествами.

При подборе кандидатуры на судейскую должность особенно важно учитывать личностные качества кандидата, его способность противостоять попыткам чьего-либо воздействия. Судья должен иметь высокий уровень самосознания, проявляющегося как внутренне присущее ему свойство личности, должен обладать высоким интеллектом, профессиональным правосознанием, правовой культурой, которые воспитываются с раннего этапа формирования человека как личности и гражданина. Сегодня актуально звучат слова И.Я. Фойницкого: судью «воспитывает общество, его окружающее, примеры, в жизни им наблюдаемые, наука, ум его возвышающая. Если почва в этой основной, психологической сфере не подготовлена, никакие мероприятия государственные не сотворят независимость судьи» [15]. В контексте сказанного справедливы слова Н.А. Петухова и Г.Т. Ермошина, которые отмечают, что если личность сама по себе латентно неустойчива к внешнему воздействию, то вряд ли она изменится, надевая судейскую мантию [8, с. 11]. Поэтому все чаще обсуждается в литературе вопрос о возвращении к ранее существовавшей системе избрания судей посредством честных и законных выборов [9, с. 130]. Избрание федеральных судей населением в условиях широкого обсуждения кандидатур обеспечило бы улучшение качества кадрового состава, исключило бы попадание на судейские должности случайных лиц, которые по своим профессиональным и моральным качествам недостойны высокого статуса судьи.

Нередки случаи, когда судья, убежденный в правильности своего поведения в процессе осуществления правосудия, может оказаться полностью зависимым от руководства суда. Широкий круг дискреционных полномочий председателя суда позволяет ему произвольно манипулировать ими, осуществляя в различных формах властное воздействие на судью. Пагубность такого негативного явления заключается в том, что формируется психологическое давление на независимого компетентного судью с целью изменения модели его судейского поведения. В отдельных случаях административно-властный произвол председателя суда порождает групповое психологическое давление, именуемое в психологической науке термином «моббинг».

Психологическое давление со стороны председателя суда может осуществляться различными способами. Чаще всего оно проявляется в несправедливом распределении дел, подлежащих рассмотрению, искусственном создании перегрузок для конкретного судьи. Поэтому необходим контроль за равномерным распределением судебной нагрузки председателем суда с обязательным учетом категорий сложности разбираемых дел.

Вследствие перегруженности в работе конкретного судьи закономерно возникают погрешности процессуального характера, которые могут стать основанием для инициирования председателем суда вопроса о привлечении данного судьи к дисциплинарной ответственности и направлении материалов дела в квалификационную коллегию судей для наложения дисциплинарного взыскания. Именно в такой ситуации оказался судья одного из судов [14, с. 138]. Основанием для возбуждения дела о привлечении его к дисциплинарной ответственности явилось несвоевременное оформление и представление протокола судебного заседания. Материалы для привлечения данного судьи к дисциплинарной ответственности были представлены в Высшую квалификационную коллегию судей руководством вышестоящего суда.

На основе анализа показателей качества судебной работы, выяснения судебной нагрузки опального судьи в сравнении с другими судьями этого же суда и других судов, подведомственных этому суду, Высшая квалификационная коллегия судей установила, что задержка в оформлении протокола судебного заседания носила объективный характер: была связана с чрезмерной загруженностью данного судьи. Она составляла 34,5 дела в месяц, что почти на треть выше среднемесячной нагрузки судей (20,9 дела) этого суда. При этом в представленных материалах давалась необъективная оценка работы данного судьи, многие показатели, касающиеся оценки его работы, были недостоверными. При этом сознательно не учитывалось, что стабильность вынесенных данным судьей судебных постановлений намного превышала средний показатель стабильности судебных постановлений как судей данного суда, так и других, находящихся в подведомственности того же вышестоящего суда.

Члены Высшей квалификационной коллегии судей, заслушав докладчика и судью, в отношении которого решался вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности, проанализировав показатели качества его работы, объективно оценив доводы сторон, единогласно защитили судью от применения к нему мер дисциплинарной ответственности. Приведенный пример — яркое свидетельство полной зависимости судьи от руководителя суда, от его дискреционного усмотрения при оценке качества работы судьи.

Российское законодательство не регламентирует порядок оценки деятельности судей, она может осуществляться в любой форме. Однако эта оценка должна быть объективной, не допускающей административно-властного произвола в определении качества отправления правосудия конкретным судьей. Изменеие баланса в принципах независимости и объективности в оценке работы конкретного судьи может привести к негативным последствиям. В приведенном выше примере высококвалифицированный специалист, имеющий степень кандидата юридических наук, безупречно выполняющий свои профессиональные обязанности в сфере отправления правосудия, будучи беспристрастно-независимым, мог оказаться в положении «изгоя». Из сказанного следует, что независимость судей в отправлении правосудия ограничивается их зависимостью от председателей как соответствующего, так и вышестоящего судов.

В литературе отмечается, что в последнее время неуклонно возрастает распространенное в судейской среде давление председателей судов и злоупотребление ими своим служебным положением в вопросах привлечения судей к дисциплинарной ответственности и отстранения их от должности по «порочащим основаниям». Все уволенные судьи при этом говорят, что испытывали давление со стороны председателей судов [2]. Разумеется, если судьи профессионально компетентны в вопросах отправления правосудия, то выискиваются «порочащие основания», которые, как правило, позволяют избавляться от судей, отстаивающих свою независимость.

От дискреционного усмотрения руководства судов зависит также и карьерный рост судьи. Это можно проиллюстрировать на примере  вышеупомянутого судьи, беспристрастно-независимое поведение которого при отправлении правосудия стало барьером для карьерного роста. Имея высокую профессиональную квалификацию, солидный опыт в должности судьи (14 лет), приобретя умения и навыки в работе, за все эти годы он ни разу не получал повышения классного чина. В сравнении с другими судьями этого же суда, имеющими сравнительно небольшой стаж судейской работы, этот опытный судья имел самый низкий классный чин, от которого зависит и зарплата судьи, и благополучие семьи. И только перед уходом председателей нижестоящего и вышестоящего судов на заслуженный отдых этот судья получил повышение классного чина и, соответственно, повышение в должности.

Независимость судьи должна быть сбалансирована профессиональной компетентностью и справедливым карьерным ростом. Искусственное сдерживание карьерного роста упомянутого судьи — это расплата за его беспристрастно-независимое поведение в отправлении правосудия. Все это свидетельствует о том, что реализация принципа независимости судей находится под сомнением, что вызывает тревогу у общественности. Чтобы вершить правосудие, судьи не должны испытывать давления ни внутри самой судебной системы, ни со стороны органов государственной власти, местного самоуправления и отдельных должностных лиц.

Порядок карьерного роста судей в Российской Федерации законодательно не урегулирован и полностью передан на дискреционное усмотрение председателей суда. Такое положение приводит к тому, что судьи, которые особенно заботятся о своем карьерном росте, не думают о повышении квалификации, профессиональной компетентности, а ориентируются на поиск и укрепление личных связей с теми, от кого зависит принятие решения по вопросам их карьерного роста и ведут себя в соответствии с ожидаемым результатом. И, напротив, те из судей, которые отстаивают свою независимость, повышают свою профессиональную компетентность, невзирая на давление со стороны должностных лиц, могут обеспечить (не думая о карьерном росте) выполнение возложенных на них государством и обществом задач по отправлению правосудия.

Во избежание постороннего воздействия со стороны органов других ветвей государственной власти, органов местного самоуправления, а также возможного злоупотребления дискреционными полномочиями со стороны руководства судов считаем необходимым изменить существующий порядок назначения на должность, а также срок пребывания в должности председателей судов и их заместителей. По нашему мнению, необходимо заменить принцип назначения на эти должности выборами из числа судей другого суда. При этом срок пребывания в должности председателя и его заместителя не должен превышать трехлетнего срока. Нельзя допускать, чтобы эти должности занимали судьи того же суда, рекомендуемые бывшим председателем суда. С передачей властных полномочий новому председателю и заместителю одновременно передается устоявшаяся традиция оказывать существенное давление на отдельных, чаще всего профессионально грамотных, отстаивающих свою независимость при отправлении правосудия, конкретных судей. Сложившаяся подобная судебная практика может привести к оттоку из судейского корпуса высококвалифицированных судей, обладающих презумпцией честности и порядочности. Нужна ротация судебного состава судов, прежде всего их председателей и заместителей. При этом недопустимость неоднократного избрания одного и того же лица на соответствующую должность позволит укрепить гарантии независимости судей. Такой порядок нахождения в должности председателей и их заместителей обеспечит судьям сохранение независимости при отправлении правосудия и исключит подверженность давлению со стороны носителей судебной власти более высокого уровня.

На VIII Всероссийском съезде судей отмечалось, что обеспечение независимости и беспристрастности суда рассматривается в качестве основного направления деятельности государства по выработке мер, направленных на защиту прав граждан, на противодействие коррупции [5].

Представляется, что для реализации принципа независимости судей в Российской Федерации необходимы три блока правовых средств:

— система отбора и выборы на должности федеральных судей;

— правовые гарантии прохождения службы в должности судей, позволяющие независимому судье обеспечить защиту от давления со стороны должностных лиц высшей инстанции и возможность карьерного роста; гарантии процессуального характера, обеспечивающие независимость судей;

— социально-правовая защита судей, включая обеспечение правового регулирования и практику реализации норм права, которые исключили бы постоянный риск для судьи быть подвергнутыми тем или иным мерам дисциплинарной ответственности.

По нашему мнению, меры такой ответственности могут применяться за проступки, которые можно сгруппировать следующим образом. Первую группу составляют проступки, связанные с профессиональной деятельностью судьи (качество вынесенных постановлений, их законность, обоснованность, стабильность); вторую группу — с соблюдением служебной дисциплины, режима труда, проступки, связанные с нарушением трудовых обязанностей, ухудшающие работу суда как органа государственной власти, негативно влияющие на осуществление правосудия судьей; третью группу — проступки, которые не нарушают и не ущемляют законное право граждан на судебную защиту, на осуществление правосудия судьей, а связаны с совершением аморальных поступков, подрывающих авторитет судебной власти. При этом к каждой группе проступков должна быть разработана определенная система санкций.

Как показывает практика, свою независимость от должностных лиц вышестоящих инстанций отстаивают, как правило, судьи, обладающие высокой профессиональной квалификацией, имеющие необходимый объем профессиональных знаний, навыков и умений, обладающие профессиональным и моральным сознанием, готовые честно и добросовестно выполнять свой служебный долг. Именно такие судьи больше всего подвержены риску быть привлеченными к дисциплинарной ответственности. И если для привлечения к дисциплинарной ответственности отсутствуют основания, отнесенные к первой группе проступков (их исключает высокий профессионализм судьи), то начинается активный поиск «порочащих оснований», отнесенных ко второй и третьей группам проступков. Чаще всего их находят, подключая к поиску других работников суда. Исключаются они только в результате безупречного поведения судей не только на работе, но и в повседневной жизни.

Принцип независимости судей не ограничивается рамками одного отдельно взятого государства. В литературе отмечается, что высокая социальная ценность принципа независимости судей и подчинения их только закону универсальна [8]. Это один из важнейших принципов для тех государств, которые гарантируют защиту прав и законных интересов человека и гражданина, базируясь на нормах закона.

Положение о независимости и беспристрастности суда получило закрепление в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция) [10]. После ратификации конвенции в 1998 году Россия взяла на себя обязательства привести отечественное законодательство в соответствие международным стандартам, включая и законодательство, регламентирующее отправление правосудия.

Генеральная Ассамблея ООН 13.12.1985 г. приняла специальный документ «Основные принципы независимости судебных органов», в котором зафиксирована институционально-организационная независимость и самостоятельность судебных учреждений и отдельных судей по отношению к другим государственным и общественным органам, и который запрещает иным государственным органам осуществлять судебную деятельность либо вмешиваться в нее (пункты 1, 3—5) [6]. Такое положение обеспечивает независимость судебной власти и ее носителей, что означает подчинение только закону при отправлении правосудия.

Осуществляя контроль за соблюдением Конвенции, Совет Европы выработал рекомендации для государств-членов, содержащие стандарты обеспечения независимости суда, которые должны лежать в основе закрепления на законодательном уровне требований, соответствие которым позволяет производить оценку профессиональной деятельности судей для их несменяемости и карьерного роста. В числе таких требований должны содержаться указания на уровень квалификации; добросовестность в работе; организационные и аналитические способности; эффективность профессиональной деятельности.

В качестве дополнительных условий, которые обусловливают карьерное продвижение судьи, предлагается рассматривать профессиональный опыт (стаж работы в качестве судьи), открытую, объективную основу продвижения, независимость продвижения от административных связей во внутренней судебной иерархии и др. [16]. Базируясь на принципах независимости и сменяемости судей, многие страны уже провели реформу собственного законодательства с целью определения условий и процедур оценки деятельности и карьерного продвижения судей. При этом каждая из них вырабатывает собственные процедуры и требования. Российской Федерации еще предстоит разработать и реализовать на законодательном уровне требования, обеспечивающие судьям карьерное продвижение, адекватное результатам их деятельности.

В подобных требованиях не должны присутствовать элементы дискреционности. Это позволит исключить зависимость административно-властного влияния на карьеру судьи. Представляется, что одним из главных требований должна стать профессиональная компетентность, которая будет своеобразным «флюгером», определяющим карьерный рост судьи. Сочетание профессиональной компетентности и адекватного карьерного роста судьи усиливают личную убежденность в правильности своего судейского поведения, способности исполнять профессиональные обязанности добросовестно, беспристрастно и независимо.

России предстоит предпринять немало усилий по совершенствованию законодательства о судоустройстве, судопроизводстве, статусе судей и др. В целях ускорения завершения процесса судебной реформы следует использовать мировой опыт тех государств, в которых судебная реформа уже завершена [3, с. 71, 81].

Рост общественной значимости судов в защите прав и законных интересов человека и гражданина в Российской Федерации вызывает необходимость поиска путей, направленных на совершенствование судебной деятельности с целью повышения ее эффективности и открытости для нужд гражданского общества. Это позволит обеспечить качественно новый уровень российского правосудия в новом тысячелетии.

 

Список литературы

 

1. Анишина В.И., Артемов В.Ю., Большова А.К. и др. Правосудие в современном мире / под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М., 2006.

2. Есть ли в России независимый суд: открытое письмо бывшей судьи Мосгорсуда О. Кудешкиной Президенту России В.В. Путину. URL: http://old. iamik.ru/20676.html.09.03.2005

3. Нешатаева Т.Н. Оценка профессиональной деятельности судьи: проблемы правового регулирования // Российское правосудие. 2008. № 11 (3).

4. Носков И.Ю. Об особенном и общем в содержании понятий «независимость судебной власти, судьи» и «самостоятельность судебной власти, судьи» // Российский судья. 2013. № 1.

5. О состоянии судебной системы Российской Федерации и основных направлениях ее развития: Постановление VIII Всероссийского съезда судей 19.12.2012 // Российская юстиция. 2013. № 8.

6. Основные принципы независимости судебных органов (приняты седьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), Милан (Италия), 26.08.—06.09.1985 г., одобрены резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН от 29.11.1985 № 40/32 и от 13.12.1985 № 40/146 // Советская юстиция. 1991. № 16.

7. Петракова Л.В. Обеспечение независимости судебной власти // Социогуманитарный вестник. 2013. № 3 (12).

8. Петухов Н.А., Ермошин Г.Т. Независимость судьи Российской Федерации: современные проблемы обеспечения // Российская юстиция. 2013. № 3.

9. Рамазанов Т.Б., Рамазанова Э.Т. Запоздалая независимость российских судов // Юридический вестник ДГУ. 2014. № 3.

10. СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

11. СЗ РФ. 2001. № 51. Ст. 4825.

12. СЗ РФ. 04.08.2014. № 3. Ст. 439.

13. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2012 (гл. 31).

14. Федоров С.В., Гущина Н.А. Проблемы правового регулирования дисциплинарной ответственности судей и механизм их защиты в Российской Федерации // Современное право. 2012. № 1.

15. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. Спб, 1902.

16. On standards conurning the independence of the judiciary and the irremovatility of judges // CCJE (2001) OP/ № 1 — ccje / docs (2001) op n le.