УДК 343.34(470)(574)

Страницы в журнале: 140-146 

 

Б.С. Кажкеева,

преподаватель кафедры права Челябинского государственного университета  (Костанайского филиала) Казахстан, Костанай  kajkeevabc@mail.ru

 

Рассматривается характеристика объективной стороны массовых беспорядков, ответственность за которые предусмотрена уголовными законодательствами Республики Казахстан и Российской Федерации. Анализируются отличия законодательных норм. Исследуются точки зрения ученых по вопросу квалификации объективной стороны массовых беспорядков. Дается характеристика каждому действию преступления в отдельности; раскрываются спорные вопросы. Рассматриваются моменты окончания каждого преступления, которые играют важную роль в квалификации массовых беспорядков. Выявляются недочеты в формировании законодательных норм. Обосновывается необходимость внесения определенных изменений, позволяющих более точно толковать закон.

Ключевые слова: массовость, беспорядки, погром, поджог, насилие, государство, гражданин, имущество.

 

Политика любого государства такова, что не всегда с ней согласно все население страны. Иногда это несогласие детерминирует возникновение такого явления, как массовые беспорядки. Общественная опасность массовых беспорядков очень велика: в результате действий не поддающейся контролю толпы людей формируется напряженная обстановка на определенной территории, уничтожается и повреждается имущество, создается угроза для жизни и здоровья граждан, дезорганизуется деятельность органов власти и управления. Все больше данное преступление политизируется, массовые беспорядки могут привести к свержению существующей власти, как это произошло, например, в Египте. Россию и Республику Казахстан массовые беспорядки также не обошли стороной; они не были направлены именно на свержение власти, но причинили немало вреда. В связи с повышенной опасностью и быстрым темпом распространения массовых беспорядков возникло немало вопросов, которые требуют постоянного и углубленного изучения. Как уже было сказано выше, в общественной жизни и России, и Казахстана такое негативное явление имеет место, а если есть преступление, то оно должно быть отражено в уголовном законодательстве. Уголовная ответственность за данные деяния предусмотрена как Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ), так и Уголовным кодексом Республики Казахстан 1997 года (далее — УК РК). Сконструированы нормы обоих законов не как основная масса норм уголовного кодекса — от простого состава к особо квалифицированному, — а как три отдельных преступления.

УК РФ указывает, что массовые беспорядки заключаются в следующих действиях: в организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств; в оказании вооруженного сопротивления представителям власти; в участии в массовых беспорядках; в призывах к массовым беспорядкам и насилию над гражданами.

Что касается Казахстана, то в зависимости от характера и степени общественной опасности законодатель также дифференцировал ответственность за массовые беспорядки, а именно:

а) организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти;

б) участие в массовых беспорядках, сопровождающееся вышеуказанными действиями;

в) призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, к массовым беспорядкам и насилию над гражданами.

Рассмотрим отличия, существующие в нормах двух законов в части определения массовых беспорядков.

Для начала необходимо сказать, что с точки зрения объективной стороны массовые беспорядки характеризуются активными действиями. Одно из таких действий — организация массовых беспорядков. Понятие организации массовых беспорядков является общим для всех преступлений и организатором признается лицо, организовавшее массовые беспорядки или руководившее их совершением. Организация массовых беспорядков — самая опасная разновидность этого преступления, и она проявляется в двух формах:

а) выполнение действий, направленных на организацию массовых беспорядков;

б) непосредственное руководство в ходе совершения беспорядков.

По мнению И.Я. Козаченко, организация массовых беспорядков представляет собой планирование противозаконных выступлений неопределенного, но значительного количества людей (толпы), направленных на выражение в грубой форме протестов и неповиновения властям, отказ от подчинения их законным требованиям, сопровождаемых возбуждением и призывами к погромам, разрушениями, поджогами, расхищением, уничтожением и повреждением государственного имущества, частной собственности, производственных предприятий, зданий государственных и частных учреждений и предприятий, средств транспорта и связи, произведений искусства и памятников культуры, насилием и побоями в отношении граждан, должностных лиц, а также представителей власти, охраняющих правопорядок, а равно применением огнестрельного и холодного оружия и предметов, используемых в качестве оружия, взрывчатых и ядовитых веществ [5, с. 399]. Организация может также выражаться в создании отрядов, предназначенных для осуществления упомянутых действий, в распределении между участниками обязанностей по совершению погромов, руководстве отрядами хулиганов, насильников и грабителей и других действиях руководящего характера.

Кратко говоря, под организацией массовых беспорядков понимаются любые действия, направленные на то, чтобы собрать большое количество людей, которые стали бы совершать предусмотренные при массовых беспорядках действия. Примером таких действий может являться изготовление листовок, плакатов, разработка призывов и т. д. Организационная деятельность включает совершение действий как на стадии подготовки, так и в процессе массовых беспорядков.

Подготовительная деятельность к массовым беспорядкам как первая форма организационной деятельности включает широкий комплекс действий, направленных на сбор толпы и подготовку программы ее действий: выбор места и времени совершения беспорядков; определение из числа его участников лиц, ответственных за отдельные акции; создание агитационных плакатов и призывов; разработку планов действий; организацию связи; снабжение оружием, транспортом, другими подручными средствами; созыв участников массовых беспорядков и др.

Характерной особенностью организационных действий является осуществление воздействия на неопределенно большое число людей.

Помимо непосредственной организации, второй формой организационных действий является руководство массовыми беспорядками. Руководство в основном заключается в выступлениях организаторов массовых беспорядков по объединению толпы или ее руководству, направленных на организацию совершения толпой определенных нарушающих общественный порядок действий. Руководитель дает конкретные указания по совершению противоправных действий, по формированию отдельных групп для выполнения конкретных действий, также руководство заключается в направлении движения толпы и прочее. Примерами таких действий является уничтожение имущества, захват конкретного здания.

Иногда происходит так, что организаторы сами непосредственно при совершении массовых беспорядков руководят толпой, могут координировать ее действия для эффективного сопротивления властям, но в большинстве случаев организаторы выполняют свои функции через доверенных лиц, которые в свою очередь постоянно держат толпу в «возбужденном» и агрессивном состоянии. Данное состояние поддерживается различными лозунгами, петициями, сведениями, вызывающими возмущение и волнение в толпе. Яркий пример руководства массовыми беспорядками — руководство беспорядками, происходившими в Казахстане в городе Жанаозен. Говоря об ответственности организаторов массовых беспорядков, следует учитывать, что в большинстве случаев привлечение их к ответственности представляет значительные сложности, поскольку нередко организаторы даже не появляются в местах совершаемых противоправных действий.

Данное преступление считается оконченным с момента осуществления организационной деятельности и не зависит от наступления (или ненаступления) вредных последствий.

В соответствии с УК РФ массовые беспорядки сопровождаются насилием, погромами, поджогами, уничтожением или повреждением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, оказанием вооруженного сопротивления представителю власти. Что касается нормы о массовых беспорядках в УК РК, то она помимо вышеперечисленных действий включает еще и разрушения. Остановимся подробнее на каждом действии в отдельности. Авторы учебника по уголовному праву под ред.

Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова считают: насилие, определенное в УК РФ, не дифференцировано, и можно сказать, что предполагается как физическое, так психическое воздействие на граждан, представителей органов государственной власти и местного самоуправления [6]. Также предполагается как опасное, так и не опасное для здоровья и жизни насилие.

Под физическим насилием понимается причинение боли, выражается оно в причинении легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью, а также в нанесении побоев, ударов, в ограничении свободы передвижения. Но стоит обратить внимание, что причинение в ходе массовых беспорядков смерти, тяжкого вреда здоровью требует дополнительной квалификации по ст. 105, ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Психическое насилие — это угроза применения любого по характеру насилия: причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, уничтожения или повреждения имущества, воспрепятствования занятию какой-либо деятельностью и другое. Формы угрозы выражаются различно: словесно, в том числе в неопределенном виде, например, «плохо будет»; в демонстрации предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы; в показе действия едких, ядовитых или легковоспламеняющихся веществ и тому подобное. Угроза (психическое насилие) должна восприниматься потерпевшими реальной и осуществимой.

Другой точки зрения придерживается Н.А. Зелинская. По ее мнению, под насилием в УК РФ подразумевается физическое насилие. Оно может выражаться в причинении легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью, а также в нанесении побоев, ударов. В то же время Н.А. Зелинская говорит и о том, что причинение смерти, тяжкого вреда здоровью квалифицируется дополнительно [1, с. 406].

С этой точкой зрения согласен и А. Соловьев: по его мнению, диспозицией норм УК РФ охватывается только такое насилие, при котором оказывается физическое воздействие, поскольку, когда законодатель желает предусмотреть ответственность и за психическое насилие, то прямо об этом говорит в тексте закона (например, «с применением насилия или угрозой его применения» — п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ) [4, с. 47]. Следует согласиться с мнением Зелинской и Соловьева, ведь использование психического насилия в процессе массовых беспорядков практически невозможно, так как разъяренная толпа в разгар массовых беспорядков никого не слушает и не слышит, а применение физической силы при массовых беспорядках — явление обычное. Например, при массовых беспорядках с участием футбольных фанатов всегда происходят побои, причиняется именно физический вред, психологический вред происходит лишь только как последствие, поэтому говорить о психологическом насилии как о признаке массовых беспорядков нельзя. Упорядочить разнообразные точки зрения может только закрепленная в нормативном акте позиция Верховного Суда РФ, к сожалению, отсутствующая в правоприменительной практике России.

Другим признаком объективной стороны массовых беспорядков законодатель называет погромы. В соответствии с комментарием к УК РФ под редакцией А.И. Рарога под погромами понимаются разрушения, повреждения жилых, служебных помещений, транспортных средств, средств коммуникаций, их разорение или ограбление [1, с. 406]. Формулировка данного признака не вызывает сомнения. Хотя в теории уголовного права были предложения по закреплению данного признака в примечании к ст. 212 УК РФ.

В ст. 241 УК РК введен такой признак, как разрушения, однако в статье о массовых беспорядках в УК РФ данный признак отсутствует. Под разрушением понимается поломка, уничтожение чего-либо. Обычно это может быть разрушение зданий, сооружений. Анализ данного признака показывает, что его наличие в ст. 241 УК РК излишне, поскольку в УК РК в статье о массовых беспорядках присутствует признак «погром», который и представляет собой разрушения.

Еще одним признаком объективной стороны массовых беспорядков является поджог — действия, приведшие к воспламенению или пожарам зданий или иных сооружений, автомашин, иных средств транспорта. Расшифровка данного признака спора в теории уголовного права не вызывает.

Следующий признак — уничтожение имущества — доведение его до состояния, при котором оно становится полностью непригодным и не может служить своему целевому назначению.

Повреждение имущества — это такое изменение характеристик имущества, которое существенно ухудшает его состояние, приводит к утрате его полезных характеристик и, наряду с этим, его экономического значения.

Применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств как признак объективной стороны массовых беспорядков представляет собой их использование по прямому назначению для лишения людей жизни, причинения вреда их здоровью, разрушения различных объектов и строений или с целью реального достижения подобных целей. В соответствии с Федеральным законом от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» под огнестрельным оружием понимается оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда [3]. Судебная практика относит к огнестрельному оружию и обрезы, сделанные из гладкоствольных охотничьих ружей. Охотничьи ружья, переделанные в обрезы, утрачивают свое специальное назначение и приобретают новые качества, характерные для пистолетов, револьверов и другого подобного огнестрельного оружия.

Рассмотрим классификацию стрелкового огнестрельного оружия (наиболее часто встречающаяся характеристика):

— огнестрельное оружие (пистолет, револьвер, пистолет-пулемет, винтовка и ружье, снайперская винтовка, карабин, автомат);

— по конструктивным особенностям ствола (нарезное, гладкоствольное, комбинированное);

— по характеру снаряда (пулевое, дробовое, пуле-дробовое);

— по калибру (малокалиберное, нормального калибра, крупнокалиберное);

— по расположению стволов (с горизонтальными стволами, с вертикальными стволами).

Взрывчатыми веществами признаются смеси или соединения, способные под влиянием внешнего воздействия (удара, трения и т. п.) к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву с образованием и выделением значительного количества тепла.

Взрывное устройство представляет собой изделие, специально подготовленное к взрыву в определенных условиях. При этом взрывные устройства можно разделить на взрывные устройства промышленного и самодельного изготовления.

Под оказанием вооруженного сопротивления представителю власти понимается воспрепятствование участником (участниками) массовых беспорядков представителю органов государственной власти или местного самоуправления выполнению его законных действий по прекращению массовых беспорядков, защите общественного порядка и обеспечению общественной безопасности путем применения к нему огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, либо под угрозой их применения принуждение его к очевидно противоправным действиям. В примечании к ст. 318 УК РФ раскрыто содержание понятия представителя власти: им признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

При этом оскорбление представителей власти, применение в отношении них насилия, не опасного для жизни или здоровья, а равно угроза применения насилия охватываются составом массовых беспорядков.

При этом А.Б. Сералиев в своей диссертации поднял вопрос, который имеет смысл рассмотреть. Исследуя последние беспорядки, происходившие в России и Казахстане, редко можно увидеть, что вся толпа вооружена пистолетами или все участники имеют взрывчатые вещества, обычно толпа вооружена первыми попавшимися под руку предметами либо самодельными предметами оружия [2, с. 12]. Уточнение смысла вооруженного сопротивления представителю власти играет огромную роль для квалификации преступления. Думается, что сопротивление представителю власти палками, камнями, бутылками и другими предметами, угрожающими его здоровью, также необходимо считать вооруженным. Практика задержания лиц, участвующих в массовых беспорядках, показала, что применение в отношении представителя власти при сопротивлении ему насилия с помощью предметов, представляющих оружие, считается вооруженным.

Анализ признаков, составляющих объективную сторону и диспозицию нормы, позволяет сделать вывод о дублировании отдельных признаков по своему смысловому содержанию. В частности, законодатель указывает, что массовые беспорядки сопровождаются погромами и в то же время определяет уничтожение имущества и разрушение как самостоятельные признаки. Как показывает практика, погромы связаны с уничтожением имущества, разрушениями. Точнее сказать, погром является более широким понятием и включает в себя уничтожение имущества, разрушение, поэтому ч. 1 ст. 212 УК РФ, ч. 1 с. 241 УК РК требуется изменить в целях совершенствования и устранения проблем уяснения: предлагаем исключить такой признак, как «уничтожение имущества» в обеих статьях, и признак «разрушения» в ч. 1 ст. 241 УК РК. Также следует более точно определить действия массовых беспорядков для правильной квалификации.

Менее опасным по сравнению с действиями организаторов является участие в массовых беспорядках. Под участием в массовых беспорядках следует понимать непосредственное совершение участниками толпы во время нарушения установленного порядка актов насилия, погромов, поджогов, уничтожение имущества, применение оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также вооруженное сопротивление представителям власти. Если лицо совершает вышеперечисленные действия вне толпы, то это исключает массовые беспорядки ввиду отсутствия такого признака, как массовость. Лица, совершившие такие противоправные деяния, привлекаются к ответственности за совершение соответствующих преступлений. Не могут также квалифицироваться по ст. 212 УК РФ и ст. 241 УК РК действия лиц (участников толпы), которые хоть и находились в толпе, совершающей массовые беспорядки, но не выполняли вышеуказанные действия. То есть просто нахождение лица в толпе уголовному наказанию не подлежит, если в его действиях не содержится признаков иных составов преступлений. В этом случае лицо привлекается к ответственности на общих основаниях.

Преступление считается оконченным с момента совершения участником массовых беспорядков вышеуказанных деяний независимо от наступления вредных последствий. Например, поджог осуществлен, но своевременно замечен и потушен; взрыв состоялся, но никакого материального вреда либо вреда здоровью не причинил — преступление окончено. Аналогичная ситуация по данному преступлению происходит и по ст. 241 УК РК.

В ч. 3 ст. 212 УК РФ предусматривается специфическая форма массовых беспорядков: призывы к массовым беспорядкам, предусмотренным ч. 1 ст. 212 УК РФ, или к участию в них, а равно призывы к насилию над гражданами. По сути дела, такого рода призывы являются ни чем иным, как подстрекательством к массовым беспорядкам. Но в то же время необходимо заметить, что подстрекательство носит персонифицированный характер, т. е. направлено на определенный круг лиц, а для призывов не имеет значения, кто и какое количество людей их услышит, главное — чтобы данная информация была донесена до большого количества людей. Учитывая общественную опасность указанных действий, законодатель выделяет призывы к массовым беспорядкам, к участию в них, а равно к насилию над гражданами в качестве самостоятельной формы рассматриваемого преступления. Объективной стороной ч. 3 ст. 212 УК РФ охватываются только публичные высказывания, склоняющие к различным насильственным действиям, направленным на совершение массовых беспорядков по дезорганизации работы и захвату средств транспорта, связи, массовой информации, жизнеобеспечения предприятий, учреждений; уничтожению, порче и расхищению с применением насилия государственной собственности. В данную статью были внесены изменения Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ. Так, из ч. 3 ст. 212 «Массовые беспорядки» исключены «призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти». Наказуемыми остаются только призывы к самим массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами. Таким образом, перестают быть уголовно наказуемыми призывы «не расходиться» в ответ на требование полиции «разойтись и не мешать проходу других граждан».

Что касается казахстанского законодательства, то признак «призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти» остается преступным и в отличие от законодательства России является наказуемым. В данном случае под призывами понимаются публичные обращения, направленные на возбуждение агрессивного поведения толпы по неповиновению законным требованиям представителей власти. Обращения могут быть в любой форме. Возникает вопрос, не поторопились ли законодательные органы Российской Федерации с исключением данного вида призывов, ведь если обратить внимание на происходящие события, связанные с массовыми беспорядками, то неподчинение требованиям правоохранительных органов дает толпе еще больше почувствовать свое превосходство и безысходное положение правоохранительных органов, что в свою очередь может привести к еще более печальным последствиям.

Законодатель сформулировал ч. 3 ст. 212 УК РФ и ч. 3 ст. 241 УК РК по принципу формальных составов, и поэтому преступление считается оконченным с момента оглашения призывов.

Таким образом, анализ объективной стороны массовых беспорядков по законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан дает возможность определить схожесть или отличие статей о массовых беспорядках двух законодательств. Знание их особенностей способствует правильной квалификации данного преступления. Характеристика объективной стороны массовых беспорядков, предусмотренная статьями уголовных кодексов Российской Федерации и Республики Казахстан, показала наличие определенных недостатков данных норм; предложения по усовершенствованию данных норм были высказаны выше.

Список литературы

 

1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Рарога. — М., 2008.

2. Сералиев А.Б. Уголовно- правовая борьба с массовыми беспорядками: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Алматы, 1999.

3. Собрание законодательства Российской Федерации. 16.12.1996. № 51. С. 5681.

4. Соловьев А. Массовые беспорядки: организация, участие, призывы к неподчинению // Российская юстиция. 2000. № 7.

5. Уголовное право. Особенная часть: учеб. для вузов / отв. ред. проф. И.Я. Козаченко, проф.

З.А. Незнамова, доц. Г.П.Новоселов. 3-е изд., изм. и доп. — М., 2001.

 

6. Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть.: учеб. / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. — М., 2002.