УДК 342.56

Страницы в журнале: 97-101

 

А.А. Соловьев,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Московского государственного университета им. М.А. Шолохова, председатель судебного состава Арбитражного суда Московской области Россия, Москва

Н.А. Шеяфетдинова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Московского государственного университета им. М.А. Шолохова, доцент кафедры КБ-11 «Правовое обеспечение национальной безопасности» Московского университета приборостроения и информатики Россия, Москва sheiafetdinovaup@mail.ru

 

Анализируется нормативное закрепление права граждан на справедливое судебное разбирательство в международном и национальном законодательстве. Исследуется вопрос об адекватной  интерпретации слова «справедливость» в контексте осмысления и толкования содержания права на справедливое судебное разбирательство.

Ключевые слова: принцип, справедливость, судебное разбирательство, судопроизводство, право, гражданин, суд, решение.

 

В  рамках продолжающейся в России судебной реформы нуждается в переосмыслении комплекс прав граждан на объективность, правосудность, справедливость судебных решений. Соответственно, актуализируется повышение гарантированности такого важнейшего права, как право на справедливое судебное разбирательство.

По мнению многих экспертов, право на справедливое судебное разбирательство — центральное во всей конструкции правового государства [4, с. 9].

Право на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, а также иные гарантии надлежащего процесса составляют неотъемлемую часть подтвержденных государствами-участниками Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обязательств по человеческому измерению [3; 5].

Сказанное обосновывается тем, что согласно позиции профессора Тюбингенского университета Отфрида Хеффе, «для обязательных правовых решений требуются ясные процедуры. В их основании лежат принципы справедливости, которые практически во всех культурах, бесспорно, относятся к общечеловеческому наследию [в деле] справедливости» [16, с. 66].

Статья 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 года (далее — Декларация прав человека) [19] закрепляет, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 года (далее — Пакт) каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 14) [18].

Стандарты справедливого судебного разбирательства, предусмотренные ст. 14 Пакта и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция), отличает сложный и взаимосвязанный характер, направленный на обеспечение надлежащего отправления правосудия [14, с. 20].

Принцип справедливости судебного разбирательства вытекает также из преамбул Декларации прав человека, Пакта и Конвенции [17].

Референтная рассматриваемому кругу вопросов ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции гарантирует право каждого на справедливое и публичное разбирательство его дела (в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения) в разумные сроки созданным на основании закона независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 6).

Согласно п. 2 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком. Согласно п. 3 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

б) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

в) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

г) опрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

д) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

В многочисленных постановлениях Европейского суда по правам человека нашло подтверждение особое значение права на справедливое судебное разбирательство в демократическом обществе, в частности, в постановлениях по делам «Адольф против Австрии» [1], «Хелен Стил и Дэвид Моррис против Соединенного Королевства» [5].

Как отмечает Микеле де Сальвиа, принцип справедливого судебного разбирательства применяется одновременно в производстве по гражданским и уголовным делам. Но именно исходя из уголовного процесса (и в интересах уголовного процесса) был разработан истинный corpus juris. Из этого следуют общие принципы толкования и два вида основополагающих гарантий: органические гарантии, которые делают возможным, предусматривая ряд обязательств, лежащих на государственных органах, ведение справедливого судебного разбирательства (гласность процесса, независимость и беспристрастность суда); гарантии функционирования, сосредоточенные на динамическом понятии и на равенстве сторон на протяжении всего процесса. Именно эти последние гарантии наилучшим образом передают характер справедливости, который должен пропитывать движение процесса, гражданского или уголовного. Эти гарантии должны регулировать судебное разбирательство таким образом, чтобы обеспечивать его справедливость на всех процессуальных стадиях. Динамика движения процесса свидетельствует о том, что суждение о справедливости судебного разбирательства может зависеть только от рассмотрения всех действий, совершенных в ходе этого разбирательства. Условия применения гарантий зависят от процесса, о котором идет речь [9, с. 377—379].

Фундаментальный принцип справедливости заложен в Преамбуле Конституции РФ [13].

Гарантии справедливости в судопроизводстве в рамках уголовного процесса установлены ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 226.9, ст. 297 «Законность, обоснованность и справедливость приговора», ст. 389.9, п. 4 ст. 389.15, ст. 389.18, ч. 4 ст. 389.28, пунктами 1 и 2 ч. 3 ст. 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ [11]; в рамках гражданского процесса — ч. 1 ст. 391.11 Гражданского процессуального кодекса РФ [12].

Однако весьма характерно, что слово «справедливость» (в любой форме или в любом производном) отсутствует в Федеральном конституционном законе от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [10].

Считается, что право на справедливое и публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, включает три принципиальных соображения:

1) суд создается на основании закона;

2) суд компетентен принимать решения по представленным ему делам;

3) суд независим и беспристрастен [14, с. 55].

Однако такой подход сужает понятие справедливости, подменяет его другими (хотя и связанными, но отличными от него) дефинициями.

Возникает вопрос об адекватной (желательно — аутентичной) интерпретации слова «справедливое» в контексте осмысления и толкования содержания права на справедливое судебное разбирательство.

Как пишет Отфрид Хеффе, «изначально справедливость означала лишь соответствие действующему праву. До сих пор ведомство, занимающееся вопросами права, судебная система, называется юстицией. Однако уже давно понятие справедливости приобрело более широкое и моральное значение, не теряя при этом тесной связи с правом… Благодаря всеми признанной справедливости, охватывающей [различные] культуры и эпохи, о человечестве в целом можно говорить как о сообществе справедливости. Общечеловеческое начинается с принципа равенства: одинаковые случаи следует рассматривать одинаковым образом» [16, с.10—11].

По мнению видного русского правоведа конца XIX века С.А. Муромцева, основой развития правопорядка должна быть именно «справедливость», т. е. господствующее в обществе прогрессивное правосознание, представление об идеальном правовом строе. Он считал, что суд и другие правоприменительные органы государства обязаны постоянно приводить действующий правопорядок в соответствие со «справедливостью» [6, с. 1—13].

Согласно В.Н. Аргуновой, «социальная справедливость является критической точкой пересечения индивидуального и общественного интересов» [2, с. 307].

Суть концепции Джона Ролза — это интерпретация справедливости как честности. Этот автор относит к фундаментальным моральным способностям человека способность к чувству справедливости и способности к концепции блага, а справедливость определяет «первой добродетелью общественных институтов» в «упорядоченном» (well-ordered) обществе [16].

Право на справедливость судебного слушания является основополагающим компонентом ст. 6 Конвенции. Требование соблюдения справедливости распространяется на судебное разбирательство в целом, а не только на устные слушания либо разбирательство в первой инстанции. Таким образом, вопрос о том, было ли рассмотрение судебного дела конкретного человека справедливым, решается применительно ко всему судебному процессу, хотя некоторые его элементы могут иметь при этом решающее значение. Недочеты, допущенные на одной стадии судебного процесса, могут быть исправлены или компенсированы на последующих стадиях. Вопрос о том, был ли судебный процесс справедливым, несомненно, стоит отдельно от вопроса, является решение суда правильным или ошибочным [7, с. 38].

 

Список литературы

1. Адольф против Австрии: постановление Европейского суда по правам человека от 26.03.1982 [Case of Adolf v. Austria / Judgment of the European Court of Human Rights, 26.03.1982 (Application № 8269/78)]. URL: http://hudoc.echr. coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-57417.

2. Аргунова В.Н. Социальная справедливость: ценностно-институциональный анализ. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2004.

3. Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ. Копенгаген, 1990 (п. 5.12—5.19).

4. Европейские стандарты права на справедливое судебное разбирательство и российская практика / под общ. ред. А.В. Деменевой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004.

5. Итоговый документ Венского совещания. Вена, 1989 (п. 13.9).

6. Муромцев С.А. Право и справедливость // Сборник правоведения и общественных знаний. СПб., 1983. Т. 2.

7. Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (ст. 6). London: Council of Europe, 2009.

8. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1995.

9. Сальвиа М. де Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

10. СЗ РФ. 06.01.1997. № 1.

11. СЗ РФ. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

12. СЗ РФ. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532.

13. СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.

14. Справедливое судебное разбирательство в международном праве: юридический сборник. Варшава: БДИПЧ ОБСЕ, 2013. 

15. Стил и Моррис против Соединенного Королевства: постановление Европейского суда по правам человека (Четвертой секции) от 06.04.2004 [Case of Helen Steel and David Morris v. the United Kingdom / Judgment of the European Court of Human Rights, 06.04.2004 (Application  № 68416/01)]. URL: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-23839

16. Хеффе О. Справедливость. Философское введение / пер. с нем. О.В. Кильдюшова; под ред. Т.А. Дмитриева. М.: Праксис, 2007.

17. URL: http://conventions.coe.int/treaty/rus/treaties/html/005.htm

18. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml

19. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml