УДК 343.982.323 

Страницы в журнале: 129-132

 

С.В. ПРОПАСТИН,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры криминалистики Омской академии МВД России  propastin@yandex.ru

 

В ходе расследования компьютерных преступлений возникает необходимость обнаружения и исследования компьютерной информации. Следователь может это сделать как в ходе осмотра, так и при назначении судебной экспертизы. В статье описаны критерии выбора определенного способа в зависимости от возникающей ситуации.

Ключевые слова: осмотр, экспертиза, тактика, компьютерная судебная экспертиза.

 

The Search or Forensics: Choice in Border Situations

Propastin S.

The investigation of computer crimes is necessary to detect and study computer information. The investigator may do so during the search and forensic inquiry. The article proposes to choose a certain way depending on the evolving situation.

Keywords: search, forensics, tactics, computer forensics.

 

В  ходе расследования отдельных видов и групп преступлений следователь сталкивается с необходимостью обнаружения и анализа информации в электронно-цифровой форме — компьютерной информации. Результаты этой деятельности позволяют следователю установить обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года (далее — УПК РФ): предмет преступного посягательства, способ совершения преступления, в том числе использованные орудия и средства. Одновременно появляется возможность получить тактически значимую информацию, например, о лице, совершившем преступление. Однако очевидность положительного решения вопроса обнаружения и исследования компьютерной информации сама по себе не дает ответа на вопрос о способах, применяемых при этом следователем.

Казалось бы, законодательство предлагает четкий алгоритм действий. Если для обнаружения и исследования компьютерной информации требуются специальные знания в области науки, техники, искусства и ремесла, то следует назначить и провести судебную компьютерную экспертизу[1]. Если необходимость в этих специальных знаниях отсутствует, можно использовать другие процессуальные возможности, в частности осмотр.

Вместе с тем выбор следователя затрудняется из-за того, что помимо назначения судебной экспертизы следователь может вовлечь специальные знания в расследование путем приглашения к осмотру специалиста (ст. 58 УПК РФ). Получается, что следователь должен выбирать между судебной экспертизой (проводимой экспертом, обладающим специальными знаниями) и осмотром (с участием специалиста, обладающего специальными знаниями). Можно возразить, что осмотр лишь обнаруживает компьютерную информацию, в то время как судебный эксперт проводит исследование для решения поставленных перед ним вопросов. Да, дословно положения законодательства звучат именно так. Но так ли очевидна разница, если принять во внимание, что исследовать означает ‘подвергнуть научному изучению; осмотреть для выяснения и изучения чего-нибудь’[2].

Масла в огонь добавляет неоднозначность мнений по решаемому вопросу, присутствующих в литературе, посвященной проблемам обнаружения и исследования компьютерной информации: начиная от осмотра как способа обнаружения названной информации и заканчивая судебной компьютерной экспертизой как способом обнаружения и исследования компьютерной информации. Не добавляет оптимизма правоприменительная деятельность, что видно из представленных ниже примеров.

В., работая в должности начальника департамента развития коммерческого банка, в силу своих функциональных обязанностей получил доступ к резервным учетным записям, принадлежащим банку: логину и паролю, относящимся к информации конфиденциального характера. В январе 2002 года В. по месту своего проживания, имея умысел на неправомерный доступ к компьютерной информации, используя ЭВМ и средства доступа в глобальную сеть Интернет, зарегистрировал учетную запись с применением логина и пароля, блокируя доступ легального пользователя и причинив пользователю имущественный ущерб в размере стоимости трафика. По данному факту правоохранительными органами г. Саратова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 272 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ). В ходе расследования по месту проживания В. был изъят жесткий диск. В процессе осмотра предмета (жесткого диска) следователь с участием специалиста обнаружил в папке «Удаленный доступ к сети», среди прочего, ярлык для удаленного доступа к серверу провайдера. При активизации ярлыка на экране монитора отображалось диалоговое окно «Установки связи», в котором в поле «Логин» были введены данные логина, принадлежащего банку. Полученные сведения наряду с другими данными в отсутствие результатов судебной компьютерной экспертизы позволили следователю привлечь В. к уголовной ответственности[3].

Или другой пример. В период с 1 марта 2006 года по 31 декабря 2007 года С., являясь фактическим руководителем коммерческой организации, имея прямой умысел на уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере, включил в налоговые декларации, предоставление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложные сведения относительно размера налога на добавленную стоимость. В результате государству был причинен ущерб на сумму свыше 23 млн руб. По данному факту правоохранительными органами г. Омска было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. В ходе расследования по месту нахождения коммерческой организации были изъяты системные блоки ЭВМ с находящимися в них жесткими дисками. Следователь назначил судебную компьютерную экспертизу. Перед экспертами был поставлен вопрос о наличии информации с определенными реквизитами на электронных носителях (например, реквизит «Наименование указанной выше коммерческой организации»). В результате были обнаружены файлы, содержащие требуемую информацию. Полученные сведения наряду с другими данными позволили следователю привлечь С. к уголовной ответственности[4].

Содержание предложенных примеров, на наш взгляд, демонстрирует тот факт, что практика использует возможности как осмотра, так и судебной экспертизы как минимум в ситуации, когда требуется обнаружить, изъять и использовать в доказывании компьютерную информацию, находящуюся на электронном носителе. Причем, согласно нашим наблюдениям, преимущественным способом обнаружения обозначенной информации является все-таки производство судебной компьютерной экспертизы.

В связи с этим актуальной видится проблема разграничения возможностей осмотра и судебной экспертизы, используемых для обнаружения и исследования компьютерной информации. Решение этого вопроса, по нашему мнению, позволит правоприменителю в пограничной ситуации либо добиться экономии времени и затраченных усилий (при выборе осмотра как допустимого способа обнаружения и исследования компьютерной информации), либо избежать потери и обнаружить важные сведения (при производстве судебной экспертизы, в случае недопустимости проведения осмотра)[5].

Проведение разграничения продуктивно путем сопоставления существенных элементов тактики осмотра и производства судебной экспертизы. Таковыми считаем цели и задачи следственного действия (позволяют следователю определить предмет своих познавательных усилий), и действия субъекта в ходе исследования (отражают психологическое содержание познавательной деятельности и его воплощение в практической деятельности следователя)[6].

Осмотр — самостоятельное следственное действие, заключающееся в обследовании следователем или иным полномочным лицом объектов, виды которых названы в законе, в установленном уголовно-процессуальным законом порядке для достижения определенных целей и специфических задач.

Подробное рассмотрение вопросов целеполагания осмотра было сделано нами ранее[7], что позволяет сразу озвучить цели и задачи данного следственного действия.

В качестве целей будут выступать получение и проверка доказательств (условно процессуальная цель); получение сведений для выдвижения и проверки криминалистических версий (условно тактическая цель); в качестве задач — обнаружение, фиксация, изъятие, исследование и оценка материальных следов преступления, совершенного с использованием средств компьютерной техники, в том числе в форме электронно-цифровых следов (и получение тактической информации как результат отражения указанных следов в сознании следователя); а также фиксация материальных признаков обследуемого объекта — средства компьютерной техники и места его нахождения (и получение тактической информации как результат отражения указанных признаков в сознании следователя).

В процессе осмотра для реализации поставленных задач следователь предпринимает активные действия, опосредованные психическими познавательными процессами. Именно благодаря функционированию указанных процессов складывается характеристика места обследования. Основными психическими процессами, исходя из назначения осмотра, можно назвать восприятие и мышление[8].

В рамках осмотра следователь отражает в своем сознании цельную характеристику предметов и явлений, непосредственно воздействующих на его органы чувств. Благодаря организованному, целенаправленному и планомерному восприятию у следователя появляется возможность обнаружения средств компьютерной техники, в том числе компьютерной информации на них. Причем речь должна идти о предметах и явлениях, доступных как непосредственному[9], так и опосредованному[10] наблюдению. Более того, направленность осмотра на обнаружение и изъятие следов именно преступления позволяет нам согласиться с мнением о том, что в ходе осмотра допускаются элементарные опытные действия[11] (например, активизация ярлыка на экране монитора, как это произошло в первом из обозначенных нами примеров).

Особенностью восприятия следователя, осуществляемого в ходе осмотра, является его диагностирующий характер. Следователь, воспринимая объект, относит его к определенному классу (виду, разновидности), описывает его (например, фиксирует емкость текстового файла). На этом исследование предмета или явления в части отражения его материальных признаков заканчивается.

В ходе осмотра параллельно с восприятием следователь решает мыслительные задачи. В рамках этого следователь фиксирует в сознании существенные, необходимые связи, основанные на реальных зависимостях, отделяя их от случайных совпадений во времени и пространстве. При этом выявление указанных связей носит очевидный характер. Например, обнаружение на обследуемом электронном носителе файла под названием «Образец банкноты» с расширением JPEG с учетом осведомленности следователя о предназначении данного расширения файла и в контексте расследования преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, способствует установлению взаимосвязи между названным файлом и предметом доказывания.

Подводя промежуточный итог, можно отметить, что осмотр имеет цели и задачи, опосредованные его отнесением к системе «следственные действия» и вытекающие из системного толкования УПК РФ. Основными психическими процессами, опосредующими деятельность следователя, являются восприятие, носящее диагностический характер; мышление, в рамках которого устанавливаются очевидные связи обследуемых объектов между собой и с предметом доказывания.

В соответствии со ст. 5 УПК РФ, ст. 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон № 73-ФЗ) судебная экспертиза — процессуальное действие, производимое в установленном УПК РФ порядке, состоящее из проведения исследований и дачи заключения по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом следователем или иным полномочным лицом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Ранее мы подробно рассмотрели вопросы, касающиеся целеполагания осмотра, и сделали вывод о необходимости разграничения целей и задач следственного действия. Считаем допустимым распространить данный вывод и основные направления его аргументации на сферу производства судебной экспертизы (ст. 85—87, 195, 196, 204 УПК РФ, ст. 9 Закона № 73-ФЗ).

В связи с этим считаем допустимым озвучить такие цели производства судебной компьютерной экспертизы, как получение и проверка доказательств (условно процессуальная цель); получение сведений для выдвижения и проверки криминалистических версий (условно тактическая цель)[12].

В качестве задач могут выступать установление тождества или его отсутствия между идентифицирующим и идентифицируемым объектами (например, между оригиналом компьютерной информации и ее копией, изъятой в ходе осмотра места происшествия) и диагностика представленного объекта (например, определение вида электронного носителя информации и его функциональных характеристик)[13].

В процессе специального исследования эксперт осуществляет активную деятельность, которая опосредована психическими познавательными процессами и последовательно проходит четыре стадии: подготовительную; раздельного изучения, в том числе проведения экспертного эксперимента; сравнительную; оценки результатов. Основными психическими процессами, исходя из сущности экспертного исследования, можно назвать восприятие (в форме непосредственного или опосредованного наблюдения) и мышление.

Эксперт воспринимает поступившие от следователя документы и материалы, в том числе внешние признаки средств компьютерной техники. Здесь же эксперт развивает мыслительную деятельность по вопросу о допустимости и достаточности материалов, выдвигает версии и формирует план исследования. Далее эксперт воспринимает признаки представленных объектов, в том числе путем проведения опытных действий с целью восприятия дополнительных, неочевидных, характеристик объекта (например, изучение реакции операционной системы на использование компьютерной программы определенного типа). Мышление эксперта направлено на установление идентифицирующих (диагностируемых) признаков исследуемых объектов. В дальнейшем эксперт сравнивает выделенные признаки (для решения идентификационной задачи или для решения сложной диагностической задачи). После чего экспертом, воспринявшим результаты сравнения (диагностики), дается их оценка.

Особенностью восприятия эксперта, осуществляемого в процессе проведения судебной компьютерной экспертизы, является его диагностирующий (причем как очевидный, так и неочевидный) и идентификационный характер. Эксперт, воспринимая объект, относит его к определенной группе, излагает его характеристики, отождествляет конкретный объект.

Подводя промежуточный итог, можно отметить, что производство судебной компьютерной экспертизы имеет цели и задачи, опосредованные его отнесением к системе «следственные действия» и вытекающие из системного толкования УПК РФ и Закона № 73-ФЗ. Основными психическими процессами, опосредующими деятельность эксперта, являются восприятие (в форме непосредственного или опосредованного наблюдения), носящее диагностический, в том числе неочевидный, и идентификационный характер; мышление, в рамках которого устанавливаются очевидные и неочевидные связи исследуемых объектов между собой и с предметом доказывания.

Проведенный выше раздельный анализ целей (задач) и содержания действий следователя (эксперта) позволяет нам отметить точки соприкосновения осмотра и судебной компьютерной экспертизы. Таковыми являются цели, а также диагностический характер деятельности следователя и эксперта (последнее — в части установления очевидных признаков и связей исследуемых объектов). В связи с этим при попадании в ситуацию, когда присутствует реальная возможность обнаружить ЭВМ и очевидную компьютерную информацию на нем (в том числе путем элементарных опытных действий), следователю допустимо и, с позиции соблюдения принципа экономии процессуальных средств, целесообразно использовать возможности осмотра. Единственным тактическим условием здесь будет обязательность привлечения к проведению осмотра специалиста.

По-другому должен решаться вопрос, когда предполагается наличие неочевидных средств компьютерной техники (например, сетевая карта замаскирована) и компьютерной информации (например, удаленной с электронного носителя), а также в случае решения идентификационной задачи. Здесь следователю допустимо и, в целях предотвращения уничтожения или повреждения компьютерной информации, необходимо назначить судебную компьютерную экспертизу.

 

Библиография

1 По уголовным делам в экспертных подразделениях органов внутренних дел проводится судебная компьютерная экспертиза (приказ МВД России от 29.06.2005 № 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации»); в судебно-экспертных учреждениях системы Минюста России — судебная компьютерно-техническая экспертиза (приказ Минюста России от 14.05.2003 № 114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»).

2 Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия [Электронный ресурс]: справочное изд. 8-е изд., измен. и дополн. — М., 2007. 1 электрон. опт. Диск (CD-ROM): зв., цв.; 12 см. (Современная универсальная Российская энциклопедия). Систем. требования: IBM PC.

3 Материалы ГСУ при ГУВД по Саратовской области. 2002.

4 Материалы СУ при УВД по Омской области. 2009.

5 Уголовно-процессуальное законодательство не запрещает следователю назначить судебную экспертизу с целью обнаружения компьютерной информации и затем в рамках осмотра констатировать наличие этой же информации на электронном носителе. Но в этом случае, на наш взгляд, не соблюдается правило экономии процессуальных средств.

6 С целями и задачами взаимосвязан такой элемент, как получаемый результат. Несмотря на различие в оформлении результатов осмотра и производства судебной экспертизы (протокол и заключение эксперта соответственно), результаты того и другого не имеют заранее установленной силы для следователя и суда (ст. 17 УПК РФ). К тому же ожидаемые результаты подразумеваются в формулировке целей и задач. В связи с этим мы не видим необходимости в сопоставлении осмотра и судебной экспертизы сквозь призму результатов.

7 См.: Пропастин С.В. Следственный осмотр: проблема определения целей и задач // Современное право. 2012. № 5. С. 133—137.

8 См.: Юридическая психология: учеб. / под ред. В.Я. Кикотя, В.Ю. Рыбникова. — М., 2006. С. 395.

9 Например, восприятие ярлыков компьютерных программ или иконок текстовых файлов на рабочем столе персонального компьютера.

10 Например, восприятие количества и наименования каталогов, расположенных на обследуемом электронном носителе информации, с применением специализированного программного обеспечения.

11 См.: Кальницкий В.В. Следственные действия: учеб. пособие. — Омск, 2003. С. 19.

12 Совпадение целей производства судебной экспертизы и осмотра считаем допустимым явлением, так как оба из названных мероприятий принадлежат к одному классу «следственные действия» (цель — общее направление деятельности).

 

13 См.: Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: курс общей теории: моногр. — М., 2006. С. 164, 173, 175.