УДК 341.322: 341.324.6(019)

Страницы в журнале:  144-148

 

А.А. Юнусов,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права, международного и европейского права Академии ФСИН России Россия, Киров abdulzhabar@mail.ru

С.Д. Гуриц,

старший преподаватель кафедры кадровой, воспитательной и психологической работы в УИС Кировского института повышения квалификации работников ФСИН России, адъюнкт Академии права и управления ФСИН России Россия, Киров sergeygurits@mail.ru

 

Рассматриваются проблемы использования труда иностранных военнопленных в условиях вооруженных конфликтов с участием России в период XIX—XX вв. Применяется метод сравнения и анализа, исторический подход. В качестве параметров сравнения выступают способы привлечения к труду военнопленных во время военных конфликтов, права и гарантии, обязанности военнопленных в трудовой деятельности. Представлена характеристика национального и международного законодательства по привлечению к труду военнопленных: основания привлечения к труду, оплата труда, дифференциация трудовых групп военнопленных.

Ключевые слова: военнопленный, трудовая занятость, конфликт, труд, врач, вознаграждение, зарплата, нормы международного гуманитарного права.

 

Любой вооруженный конфликт, двусторонний или многосторонний, гражданская война или региональное столкновение с использованием сил частной военной компании порождает такое явление, как удержание военнопленных более или менее длительное время. В соответствии с международными конвенциями о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года, об обращении с военнопленными 1929 года (далее — конвенции о военнопленных) военнопленные могут привлекаться к труду, оплачиваемому на производстве или неоплачиваемому на благоустройстве места пребывания в плену. Использование труда военнопленных возможно только с соблюдением жестких нормативных правил, касающихся ограничений медицинского характера, офицерского статуса, безопасности места работы и исключительно пацифистского характера работы. На проблему применения труда военнопленных существует два полярных мнения: труд военнопленных сохранял им жизни [4]; труд военнопленных затратен и невыгоден [7; 15].

Рассмотрим использование труда военнопленных на примере вооруженных конфликтов с участием России как при действии норм международного гуманитарного права (далее — МГП), так и до начала их применения.

Проблема привлечения военнопленных к организации трудовой занятости в системе международного гуманитарного права является одной из наиболее значимых в механизме обращения с военнопленными. Трудовая эксплуатация военнопленных заключается в системе принудительного труда. Принудительный труд выступает объектом охраны международного права. В международных конвенциях о военнопленных не запрещалось привлечение неофицерского состава военнопленных к трудовой занятости, которая не связана с военными действиями и посильна для военнопленных физически. Военнопленные должны получать вознаграждение за работу, если она не связана с благоустройством места пребывания.

Привлечение военнопленных к труду обуловливалось несколькими причинами. Во-первых, среди военнопленных имелись специалисты, воспользоваться профессиональными навыками которых требовали реалии военного времени. Во-вторых, нужно было проводить хозяйственные работы по благоустройству мест пребывания военнопленных. В-третьих, необходимо было ликвидировать причиненный в период вооруженного конфликта ущерб.

Рассмотрим подробнее три причины использования труда военнопленных в вооруженных конфликтах с участием России в XIX—XX вв.

Первая причина касалась использования труда военнопленных-специалистов; наиболее важные из них — врачи и медобслуживающий персонал. Кроме врачей были военнопленные коллаборационисты, подготавливавшиеся отдельно, ученые-конструкторы, имевшие особый статус, промышленные рабочие, сельхоззаготовители, но необходимость в последних была обусловлена восстановительной целью привлечения к труду.

Врачи и медперсонал в составе иностранного контингента военнопленных всегда обладали особым статусом. В период Отечественной войны 1812 года министр полиции (ведомство играло доминирующую роль в исполнении обязанностей по регламентации обращения с военнопленными) С.К. Вязмитинов в своем предписании от 1 апреля 1813 г. распорядился направить военнопленных лекарей на работу в войска и госпитали и выплачивать им жалование [1, с. 18].

В период Великой Отечественной войны особенно остро ощущалась нехватка врачебных кадров в силу большого количества специальных учреждений лечебного характера для военнопленных. Особенность привлечения военнопленных — медицинских специалистов выражалась в наличии языкового барьера. Некоторые врачи стремились помочь своим соотечественникам и быстро обучались русскому языку; также проблема решалась путем использования латинского языка.

Медработникам из числа военнопленных, если они привлекались для работы в лагере по специальности, выплачивалось денежное вознаграждение: а) врачам — 40 руб. в месяц (кроме положенных денежных выплат офицерскому составу); б) фельдшерам — 20 руб. в месяц [13, с. 638]. Это был невысокий уровень зарплат (максимальная зарплата военнопленного-руководителя была 200 руб.), но факт выплаты зарплаты за помощь соотечественникам свидетельствует о выполнении работы врачами-военнопленными без применения способов принудительного труда [13, с. 638].

Исторический период прохождения вооруженного конфликта обусловливал перечень специальностей военнопленных, которые были востребованы. В период Отечественной войны 1812 года военнопленных делили на различные категории: среди них были поляки, которые направлялись на подготовку в действующую русскую армию; земледельцы, которым позволялось селиться на территориях между колонистами Саратовской и Екатеринославской губерний [1, с. 18]; и военнопленные, по собственной инициативе и в соответствии со специальностью поступавшие на работу на предприятия. Все прочие считались военнопленными и содержались как военнопленные. Для периода Отечественной войны 1812 года также было характерно массовое принятие в подданство иностранных военнопленных, что и соответствовало разделению на категории военнопленных и остальных.

Группы специалистов стали целенаправленным объектом поиска в период Великой Отечественной войны. В результате был проведен специальный учет военнопленных, по которому выявлено: докторов физико-математических наук — 2; докторов физики и химии — 2; профессоров физики и химии — 10; докторов и инженеров химии — 91; химиков — 39; инженеров-электриков — 139. Всего — 581 [9, с. 653—654].

Отдельной узкой категорией специалистов являлась охрана из числа военнопленных. Преимущество такой охраны состояло в том, что не надо было искать охранников из числа вооруженных лиц русской армии; охранники-военнопленные владели национальным языком, что упрощало коммуникацию; конфликтов с охраной из числа военнопленных было меньше. Так, В.В. Познахирев приводит случаи установления на основании решения Сената круговой поруки среди военнопленных турецкой армии из офицерского состава периода русско-турецкого конфликта конца XVIII века [14, с. 23].

Второй причиной эксплуатации военнопленных мы назвали работы по благоустройству или хозработы. Военное ведомство не имело обязательств нанимать обслуживающий персонал для уборки и благоустройства мест нахождения военнопленных, поэтому хозработы проводились силами самих военнопленных. Хозяйственные работы считались обязательными и не являлись оплачиваемыми как на основании внутрироссийских актов, так и согласно конвенциям о военнопленных. Положение о военнопленных 1914 года (далее —Положение о военнопленных) только один раз упоминает характеристику хозяйственных работ. Команды военнопленных при войсках, занимавшиеся общим благоустройством, содержались на тех же основаниях, что и местные части [3].

«Хозобслуга» — наименование военнопленных, привлекаемых на постоянной основе к работам по благоустройству в период Великой Отечественной войны. На более чем 30 тысяч военнопленных приходилось 2,5 тысячи хозобслуги [8, с. 438—439]. В качестве хозобслуги могли привлекаться только военнопленные 3-й категории трудовой годности, т. е. совсем не пригодные к физическому труду на производстве.

Третья причина применения труда военнопленных — восстановление разрушений, вызванных вооруженным конфликтом. Сюда же отнесем и использование военнопленных на промышленных объектах. Впервые в практике обращения с военнопленными вопрос о возможности и необходимости государственного привлечения военнопленных к труду возник в период Отечественной войны 1812 года. Для решения проблемы уменьшения затрат на военнопленных Комитет министров представил императору мнение, получившее высочайшее утверждение, в котором предлагалось для сокращения казенных издержек использовать военнопленных в различных сферах хозяйства и для государственных нужд [1, с. 18].

На основании ст. 59 Положения о военнопленных порядок привлечения военнопленных к работам казенным и общественным устанавливался по соглашению Военного министерства с надлежащими ведомствами.

Та же последовательность соблюдалась и в период Великой Отечественной войны. На основании приказа НКВД 2,1 млн военнопленных были направлены на работы по восстановлению разрушенных войной объектов. Комплектование военнопленными строек и предприятий наркоматов производилось по мере готовности их к приему и размещению [10, с. 615]. Таким образом, система привлечения к трудовой деятельности исходила из юрисдикции как правоохранительных органов государства, так и промышленных министерств.

Можно оценить процесс привлечения военнопленных к труду с точки зрения принципа добровольности. В период Отечественной войны 1812 года была катастрофическая нехватка средств, казна была пуста, и военнопленных привлекали к труду повсеместно, но у них была альтернатива: перейти в подданство Российской империи и работать за зарплату или остаться военнопленным и принудительно работать на восстановлении Москвы и других городов [1, с. 18].

В период Первой мировой войны привлечение к труду основывалось на согласии военнопленного. Но это правило применялось только в отношении военнопленных славянского происхождения. Военнопленные немцы привлекались на работы принудительно [2]. Регламентировало привлечение к труду Положение о военнопленных, которое основывалось на Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны.

В период Великой Отечественной войны труд военнопленных был принудительным и обязательным для всех категорий военнопленных рядового и младшего начальствующего состава [13, с. 635].

Таким образом, мы рассмотрели основания привлечения военнопленных к труду и выявили взаимосвязь признаков принудительного труда в любой представленный вооруженный конфликт XIX и XX вв. Использование труда военнопленных регламентировалось нормами правительственных актов. В период Первой мировой войны некоторые категории военнопленных могли привлекаться к работам только с их добровольного согласия.

Система привлечения военнопленных к трудовой занятости базировалась на возможности исполнения норм содержания военнопленных. В разгар коренного перелома в Великой Отечественной войне число военнопленных было доведено до миллиона. Нормы довольствия как денежного, так и имущественного зависели не только от госснабжения, но и от расторопности начальников учреждений. В свою очередь начальники учреждений имели в своем распоряжении только военнопленных. Выходом из ситуации с выполнением норм довольствия военнопленных стало привлечение максимального количества военнопленных к труду, в том числе и находившихся в оздоровительных лагерях и спецгоспиталях.

С целью урегулирования процесса содержания значительного количества людей руководство НКВД подписало акт «О размещении и трудовом использовании военнопленных» [12, с. 652]. Для военнопленных создавалась система лагерей, в том числе лечебно-профилактических учреждений. Организация размещения военнопленных напоминала систему исправительно-трудовых лагерей для заключенных, но была разделена по управлениям, хотя и находилась под общим руководством НКВД.

Больные и раненые военнопленные, не достигшие успехов в выздоровлении, руководством спецгоспиталей не привлекались к работам [12, с. 653]. Однако данное правило часто нарушалось.

В спецгоспитале № 3007, находившемся в Верхнекамском районе Кировской области, была проведена проверка по причине высокой смертности военнопленных, которая выявила факты незаконного привлечения к труду еще не выздоровевших раненых и больных. «Морозов (начальник спецгоспиталя. — А.Ю., С.Г.) привлекал военнопленных к трудоиспользованию на сторону, не считаясь с правилами трудоиспользования и отсутствием охраны; даже раздача рабочей силы частным лицам тоже без охраны, при том, как систематическая практика, а не исключительные случаи» [16, л. 6]. Результат проверки был следующим: «Капитана м/с Морозова, как совершенно не оправдавшего себя на посту начальника СГ 3007, с данной должности снять и сделать в отношении его дальнейшие оргвыводы» [16, л. 6].

Таким образом, даже при запрете привлекать к труду военнопленных ревизионные проверки выявляли подобные факты, и ответственные лица несли за это наказание (начальник спецгоспиталя Морозов неоднократно привлекался к ответственности, и не только за нарушения режима содержания военнопленных, но проработал до конца войны и успешно сдал итоговый отчет по консервации спецгоспиталя. — А.Ю., С.Г.).

Данный факт указывает на привлечение военнопленных в обход всех инструкций «на сторону», привлечение же военнопленных к хозработам по месту пребывания как в госпитале, так и оздоровительном лагере не воспрещалось. Это умело использовали в спецгоспитале № 2074. Здесь были организованы мастерские — по производству кирпича, портновская и сапожная. Военнопленные были привлечены к заготовке дров (годовая потребность 5 тыс. к/м), частично военнопленные работали в подсобном хозяйстве. Более слабые использовались в качестве санитаров, уборщиков, работников кухни (туда не допускались военнопленные немцы). Привлечение военнопленных к работам производилось всегда по строгим медицинским показаниям, вопрос согласовывался с начальником отделения. С вечера подавались списки рабочих, старший вахтер составлял наряд, и под командой вахтеров рабочие шли на выполнение заданий [6, л. 34].

Такой способ привлечения военнопленных к труду соответствовал инструкции и применялся как физиопроцедура по выздоровлению. В результате увеличивалась материальная база учреждения, улучшалось коммунально-бытовое обслуживание, повышались нормы питания.

Исходя из представленных материалов, необходимо сделать следующий вывод. Нормы МГП допускают использование труда военнопленных, но с оговоркой, что необходимо соблюдать параметры разделения людей по группам допуска к труду. Труд военнопленных использовался в каждом военном конфликте, чем сильнее конфронтация между сторонами, тем интенсивнее эксплуатация военнопленных. Труд не заключал в себе меру наказания, являлся необходимостью: он был нужен для благоустройства мест пребывания военнопленных, для привлечения труда высокопрофессиональных специалистов-военнопленных и ликвидации причиненного ущерба.

Привлечение военнопленных к труду во времена вооруженных конфликтов с участием России не было связано с грубым нарушением прав человека, не носило характер геноцида, было основано на нормах МГП, помогало сохранять жизни и здоровье военнопленных.

 

Список литературы

 

1. Бессонов В.А. Содержание военнопленных Великой армии в 1813—1814 гг. // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Можайск: Терра, 2000.

2. Валитов А.А., Сулимов В.С. Труд военнопленных Первой мировой войны в Тобольской губернии // Известия высших учебных заведений. Серия: Гуманитарные науки. 2014. Т. 5. № 3. С. 189—192.

3. Высочайше утвержденное Положение о военнопленных: указ Императора от 07.10.1914. URL: http://svitoc.ru/index.php?showtopic=1684 (дата обращения: 03.08.2014).

4. Галицкий В.П. Финские военнопленные в лагерях НКВД (1939—1953 гг.). М.: Издательский дом Грааль, 1997. Кн. 1.

5. История эвакогоспиталя № 1952. Материалы Государственного архива Кировской области // Фонд № Р-2248. Опись № 6. Ед. хр. № 234.

6. История эвакогоспиталя № 2074 в период 1941—1944. Материалы Государственного архива Кировской области // Фонд № Р-2248. Опись № 6. Ед. хр. № 194.

7. Малясова Н.Б. Военнопленные и интернированные Второй мировой войны на территории Чувашской АССР (1942—1949 гг.): состав, размещение и трудовое использование: автореф. дис. … канд. ист. наук. Чебоксары, 2012.

8. О заболеваемости и смертности в лагерях МВД и спецгоспиталях МВД и Минздрава СССР для военнопленных за третью декаду марта 1948 г.: справка зам. начальника 1 управления ГУПВИ НКВД СССР М.Я. Зетилова от 07.04.1948 // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

9. О количестве немецких ученых и специалистов, выявленных в лагерях НКВД для военнопленных: справка А.З. Кобулова на имя Л.П. Берии // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

10. О мероприятиях по выполнению постановления ГОКО № 8921сс от 04.06.1945: приказ НКВД СССР № 00698 от 15.06.1945 // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

11. О порядке охраны военнопленных, занятых на работах вне лагеря: инструкция НКВД СССР от 24.03.1942 // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

12. О размещении и трудовом использовании военнопленных: приказ НКВД СССР от 28.11.1942 № 002597 // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

13. О трудовом использовании военнопленных: положение НКВД СССР от 29.09.1945 // Военнопленные в СССР 1939—1956. Документы и материалы / сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000.

14. Познахирев В.В. Организационно-правовые меры предупреждения побегов из плена в России в XVIII — начале XX века (на примере турецких военнопленных) // История государства и права. 2012. № 24.

15. Познахирев В.В. Турецкие пленники в войнах России за 1677—1917 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Курск, 2012.

16. Справка о причинах высокой смертности в спецгоспитале № 3007 / Материалы Государственного архива Кировской области // Фонд № Р-2248. Опись № 6. Ед. хр. № 211.