УДК 347.2/.3

Страницы в журнале: 58-62

 

П.П. Згонников,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданского права Центрального филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Воронеж petrzgonnikov@yandex.ru

 

Рассматриваются исторические и основные общетеоретические подходы к исследованию вещных прав, обеспечивающих надлежащее исполнение обязательств. Делается вывод о том, что к обеспечительным правам, т. е. залогу, относится и залог недвижимости — ипотека, вещная природа которой в научной литературе оспаривается.

Ключевые слова: ограниченные вещные права, залог, удержание, ипотека, обязательство, закон, кредитные установления, имущество, банк.

 

В  дореволюционном российском праве существовал залог в кредитных установлениях. Для получения кредита ссудополучателю было необходимо представить в банк правоустанавливающие акты на недвижимость и свидетельство старшего нотариуса или суда о принадлежности имения залогодателю и о свободе от запрещений. Строения должны были быть обязательно застрахованы. Оценка имущества производилась самим банком, и выдаваемая под залог сумма ставилась в известное процентное отношение к оценочной сумме. Заемная сумма выдавалась деньгами, а чаще закладными листами, т. е. обязательствами самого банка, обеспеченными состоящим в его залоге имуществом. Реализация закладных листов производилась либо самим банком, либо заемщиком. Заем под залог осуществлялся обыкновенно на весьма продолжительное время, потому что долг уплачивался постепенно — вместе с процентом по займу уплачивался и процент погашения. В противоположность простому залогодержателю, банк вправе был требовать от залогодателя воздержания от вредных и обесценивающих залог действий. В то же время собственник с согласия банка мог продать, подарить заложенную недвижимость с переводом долга, без уничтожения первого залога [5, с. 297]. Г.Ф. Шершеневич писал: «Главная особенность залога в кредитном установлении состоит в праве этого последнего произвести самостоятельную продажу, без посредства суда» [18, с. 345].

В современном германском праве выделяется такой вид вещного права, как «Verwertungsrechte» — право реализации чужой вещи (залог и вещные обременения рентного типа) [13, с. 210]. Е.А. Суханов среди трех групп вещных прав выделяет и права на получение известной ценности из чужой вещи, например, залоговое право или право на получение вещи за счет стоимости недвижимой вещи [16, с. 8].

Следует обратить внимание, что еще в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года правила о залоге находились в разделе «Вещное право». В Гражданском кодексе РСФСР 1964 года не было категории вещных прав, и в нем залог стал рассматриваться исключительно как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств. Вместе с тем уже ГК РСФСР 1922 года допускал в качестве предмета залога вещи, определенные родовыми признаками (ст. 93), а также долговые требования и право застройки (ст. 87), хотя эти виды имущества и не могут быть объектами вещных прав.

В Гражданском кодексе РФ особую группу ограниченных вещных прав составляют вещные права, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств, к числу которых относится залоговое право, право удержания, ипотека (залог недвижимости).

В научной литературе встречаются различные мнения по вопросу совершенствования залога. В.В. Скворцов предлагает внедрить в гражданское законодательство модель залога как права присвоения (фидуциарного залога) [14, с. 147]. Другие авторы высказывают более осторожную точку зрения о том, что обеспечительная фидуциарная сделка как минимум не противоречит закону [3, с. 202]. Третьи считают фидуциарный залог неприемлемым для российской действительности [6, с. 104].

Бесспорным, на наш взгляд, является то, что фидуциарный залог не подходит для российского правопорядка, поскольку действующее гражданское законодательство не предусматривает возможности передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Предлагаемая конструкция фидуциарного залога вообще не соблюдает интересы должника, но зато в полной мере обеспечивает интересы кредитора.

Залог представляет собой способ обеспечения исполнения обязательства, позволяющий залогодержателю получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами этого должника (п. 1 ст. 334 ГК РФ).

Предметом залога могут быть вещи и права требования (ст. 336 ГК РФ). Сторонами залога являются залогодатель и залогодержатель (ст. 335 ГК РФ). Форма договора о залоге должна быть письменной, а в отношении ипотеки — нотариально удостоверенной и зарегистрированной. Основаниями возникновения залога являются договор (п. 1 ст. 341 ГК РФ) и закон (например, п. 5 ст. 488 ГК РФ).

Виды залога различают по следующим основаниям:

— по месту нахождения заложенного имущества (ст. 338 ГК РФ): твердый залог — без передачи имущества, разновидностью твердого залога является залог товара в обороте (ст. 357 ГК РФ); заклад — с передачей заложенного имущества, разновидностью заклада является залог в ломбарде (ст. 358 ГК РФ);

— по предмету залога: залог имущества и залог прав;

— по степени связанности заложенного имущества с землей: залог движимого имущества и залог недвижимого имущества (ипотека).

Особым видом залога является последующий залог (ст. 342 ГК РФ).

Основанием обращения взыскания на заложенное имущество является неисполнение или ненадлежащее исполнение должником главного обязательства (п. 1 ст. 348 ГК РФ) [9, с. 211].

Порядок обращения взыскания — это требование залогодержателя (кредитора) — удовлетворяется из стоимости продажи заложенного недвижимого имущества либо по решению суда, либо на основании нотариально удостоверенного соглашения (ст. 349 ГК РФ), а движимого — без обращения в суд. Это означает, что имущество, полученное в залог, не может быть обращено залогодержателем непосредственно в свою пользу в случае неисполнения залогодателем главного обязательства, а должно быть продано с публичных торгов.

В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законом, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя (п. 1 ст. 334 ГК РФ).

Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (ст. 359 ГК РФ).

Объектом и первого и второго права могут являться как недвижимые, так и движимые вещи (а объектом залога — некоторые имущественные права), а в их содержание входит возможность принудительной реализации соответствующих вещей помимо воли их собственника, т. е. прекращение самого основного вещного права — права собственности. И то и другое из названных выше обстоятельств не имеет места в отношении других видов ограниченных вещных прав. Указанные особенности залога, как и весьма близкого к нему института удержания, обусловили давние, но не прекращающиеся до настоящего времени теоретические споры вещно-правовой, обязательственно-правовой или обязательственной природе [15, с. 244; 14, с. 225; 5, с. 240].

Залогодержателю предоставлено определенное непосредственно законом, а не соглашением сторон право удовлетворения своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п. 1 ст. 334 ГК РФ). Данное право обременяет предмет залога, следуя за ним вне зависимости от смены его собственника. Кроме того, пока еще являющийся собственником залогодатель по общему правилу вправе распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК РФ). Залогодержатель вправе также защищать свое право от всяких посягательств любых лиц, включая и собственника — залогодателя, от которого залоговый кредитор при определенных условиях вправе либо истребовать заложенное имущество, либо добиваться устранения препятствий в осуществлении своих прав (ст. 347 ГК РФ). Все это свидетельствует о вещно-правовой природе залога.

Обращая внимание на особенности этого института, следует исходить из того, что основное назначение залогового права, в отличие от других ограниченных вещных прав, изначально состояло не в обеспечении доступа к использованию чужого имущества, а в удовлетворении потребности в кредите, возврат которого гарантирован вещью (реальный кредит). Иначе говоря, залог по самой своей природе зависел от основного — обязательственного (кредитного) правоотношения, обеспечивая его. В дальнейшем, однако, потребности имущественного оборота расширили цели существования залогового права, оторвав его от обязательственного отношения и сделав самостоятельным институтом путем введения возможности «абстрактного обременения недвижимости, не находящегося в зависимости от обязательственного требования». Это было сделано в форме «оборотной ипотеки», свободно отчуждаемой залогодержателем третьему лицу, и залоговых свидетельств, ставших ценными бумагами («вещными векселями»), заключавшими в себе право на получение периодических платежей [14, с. 261—262]. Наше гражданское право до самого последнего времени не признавало таких возможностей и традиционно рассматривает залог в строго обеспечительном смысле [13, с. 11].

Разумеется, договор залога, подобно договору купли-продажи, порождает не только вещные, но и ряд обязательственных отношений между залогодателем-должником и залогодержателем-кредитором (например, об условиях использования и хранения заложенного имущества, его страхования и т. д.). Однако их наличие не превращает само залоговое право ни в смешанное, вещно-обязательственное, ни тем более в чисто обязательственное, как нередко утверждается в современной отечественной литературе [5, c. 115, 297]. Оно остается абсолютным вещным правом, вполне отвечающим всем отмеченным ранее признакам ограниченных вещных прав. Такой взгляд на это право общепринят и в зарубежной европейской цивилистике.

Похожим на залог по своей юридической природе является такой способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств, как удержание. Удержание — это предоставленная законом возможность кредитора не передавать должнику вещь, принадлежащую ему, в случае неисполнения им обязательства до момента его исполнения (п. 1 ст. 359 ГК РФ).

Особенности удержания выражаются в том, что, во-первых, удержание применяется в случае, когда главное обязательство связано с удерживаемой вещью либо с возмещением убытков, связанных с ней, например, в договорах хранения, перевозки, подряда; во-вторых, для применения удержания кредитором необязательно предусматривать условие об удержании в договоре; в-третьих, удержание применяется при нарушении прав только кредитора; в-четвертых, удержание применяется кредитором без обращения в суд [10, с. 127] и, в-пятых, взыскание удерживаемой вещи кредитор осуществляет путем продажи ее на публичных торгах (статьи 360, 349, 350 ГК РФ).

Права кредитора, удерживающего у себя вещь должника до исполнения последним соответствующих обязательств, аналогичны правам залогодержателя (ст. 360 ГК РФ). Они также сохраняются при смене собственника вещи (т. е. включают в себя право следования) и подлежат абсолютной правовой защите от вмешательства любых третьих лиц, включая собственника. Поэтому и право удержания представляет собой ограниченное вещное право. Оно прямо отнесено к ограниченным вещным правам в ст. 895 Швейцарского гражданского кодекса и в § 151s—151v Гражданского кодекса Чехии, хотя в гражданских кодексах Квебека и Нидерландов рассматривается в качестве способа обеспечения надлежащего исполнения обязательств, а в § 1000 Германского гражданского уложения — как возможное возражение законного владельца против виндикационного иска собственника [13, с. 177—182].

К обеспечительным правам, т. е. залогу, относится и залог недвижимости — ипотека, вещная природа которой в научной литературе оспаривается [17, с. 225; 5, с. 240].

Ипотека — слово древнегреческое, которое переводится как основание, залог [2, с. 8]. Ее возникновение было обусловлено появлением и развитием частной собственности, особенно на земельные участки. Эти процессы активно развивались в Древней Греции, что и явилось предпосылкой возникновения ипотечных отношений. К примеру, при залоге недвижимости использовалась ипотека, т. е. залог с оставлением недвижимости во владении должника и с предоставлением кредитору права распорядиться ею в случае неуплаты долга в установленный срок. Земельный участок, обремененный ипотекой, должник-залогодатель не имел права продавать третьим лицам.

Таким образом, ипотека, возникшая в Древней Греции, оказала существенное влияние на развитие римского гражданского права, в котором было выработано несколько форм вещных обеспечений, ставших фундаментом для последующего развития института залога. Первоначальной формой залога в Древнем Риме была фидуция. Ее сущность в том, что должник в обеспечение своего долга передавал во владение и собственность кредитору определенное имущество, а кредитор обязывался возвратить это имущество должнику после того, как последний погасит свой долг. Для оформления получения кредита составлялся договор pactum fiduciae, который порождал личные отношения между кредитором и должником и напоминал усложненный договор купли-продажи. Однако в ходе экономического развития данный способ обеспечения обязательства неминуемо должен был быть заменен другой формой залога. Такой новой формой стал пигнус, при котором имущество передавалось не в собственность кредитора, а лишь во временное владение, и обязательством последнего было возвращение предмета залога по получению удовлетворения по основному обязательству. Если допускалась просрочка исполнения обязательства, кредитор приобретал право самостоятельной продажи предмета залога. Пигнус тоже не стал оптимальной формой залога, так как интересы хозяйственной жизни требовали большей гибкости в регулировании отношений в течение времени от установления до наступления срока платежа, в частности того, чтобы должник не был лишен возможности пользоваться заложенной вещью. В связи с этим римское право восприняло форму залога, которая была выработана в Греции, т. е. ипотеку [8, c. 33]. Для возникновения этого вида залога не требовалось передавать заложенное имущество во владение залогодержателю. При установлении ипотеки залогодатель не только имел право владеть и пользоваться, но также и отчуждать заложенное имущество [12, с. 32].

Статьей 1 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) установлено, что по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона — залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны — залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом.

Общие правила о залоге, содержащиеся в ГК РФ, применяются к отношениям по договору об ипотеке в случаях, когда ГК РФ или законом не установлены иные правила. Залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и другого недвижимого имущества может возникать лишь постольку, поскольку их оборот допускается законами [11, с. 13].

Залог земельных участков является вещно-обязательственным правоотношением. Залог порождает отношения между залогодателем и залогодержателем, а также между залогодержателем и вещью. Таким образом, с одной стороны, залог — это способ обеспечения исполнения обязательства должником путем установления относительной правовой связи через вещь с кредитором, а с другой стороны, это непосредственная правовая связь залогодержателя с данной вещью [11, с. 8].

По договору об ипотеке могут быть заложены только те земельные участки, которые не исключены из оборота или не ограничены в обороте (ст. 62 Закона об ипотеке). Перечень изъятых и ограниченных в обороте земельных участков указан в ст. 27 Земельного кодекса РФ.

Таким образом, предметом договора об ипотеке могут быть земельные участки, находящиеся в собственности граждан и юридических лиц и предоставленные для садоводства, животноводства, индивидуального жилищного, дачного и гаражного строительства, земельные участки личного подсобного и фермерского хозяйства.

Ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором расположено здание или сооружение, либо его части, которая функционально обеспечивает данный объект.

Когда речь идет об общей собственности на указанные земельные участки, ипотека может быть установлена только на принадлежащий гражданину или юридическому лицу земельный участок, который выделен в натуре из земель, находящихся в общей долевой или совместной собственности.

В настоящее время допускается ипотека сельскохозяйственных угодий из состава земель сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств и полевых земельных участков личных подсобных хозяйств.

Не допускается обращение взыскания на заложенный земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения до истечения работ с учетом времени, необходимого для реализации продукции. Это правило действует до 1 ноября года, в котором предусмотрено исполнение обеспечиваемого ипотекой обязательства или его части, если договором не предусмотрена другая дата [1, с. 180].

 

Список литературы

 

1. Анисимов А.П., Рыженков А.Я., Черноморец А.Е. Земельное право России: учеб. / под ред. А.П. Анисимова. Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2006.

2. Базанов И.А. Происхождение современной ипотеки. М., 1998.

3. Бирюкова Л.А. Фидуциарная собственность как способ защиты кредитора // Актуальные проблемы гражданского права / под ред. С.С. Алексеева. Исследовательский центр частного права. Уральский филиал. М.: Статут, 2000.

4. Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2009. № 4.

5. Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель — налогоплательщик — государство. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: учеб. пособие. М., 1998.

6. Гонгало Б.М. Общие положения об обеспечении обязательств и способах обеспечения обязательств // Цивилистические записки: Межвузовский сб. науч. трудов. М.: Статут, 2001.

7. Гражданское право. Часть первая. Учебник для вузов / под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998.

8. Грачев И.С. Ипотека в России: время требует правовых гарантий. М., 1997.

9. Згонников П.П. Некоторые аспекты ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора // Актуальные проблемы государственного права и административной реформы в Российской Федерации: сб. межвуз. науч. конф. Вып. 2 / сост. Н.М. Дудин, Е.Р. Сухарева. Воронеж: Изд-во «Научная книга», 2006.

10. Згонников П.П. Понятие и сущность приватизации государственного и муниципального имущества // Общество, право, правосудие: сб. материалов Всероссийской науч.-практич. конф.: в 2 ч. // ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», Центральный филиал, отв. за вып. В.И. Филатов. Воронеж: ООО Типография «ЛИО», 2010. Ч. 2.

11. Моисеев М.Н. Правовые проблемы залога земельных участков в Российской Федерации: дис. …канд. юрид. наук. Волгоград, 2006.

12. Новицкий И.Б. Римское право. М., 1993.

13. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия «Классика российской цивилистики»). М., 1998.

14. Развитие залога в коммерческой сфере // Актуальные проблемы коммерческого права: сб. статей / под ред. проф. Б.И. Путинского. М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

15. Собрание законодательства РФ. 1998. № 23. Ст. 3400.

16. Суханов Е.А. О понятии и видах вещных прав в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2006. № 12.

17. Хвостов В.М. Система римского права: учеб. М., 1996.

18. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 года). М., 2005.