УДК 343.541.2

Страницы в журнале: 96-99

 

А.А. Чугунов,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя Россия, Москва aachugunow@list.ru

 

А.А. Морозова,

слушатель 5-го курса Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя Россия, Москва aleksandra.morozova.14@mail.ru

 

Рассматриваются современные проблемы уголовной ответственности за совершение насильственных действий сексуального характера. Анализируются положения действующего российского законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, практика их применения. Предлагаются пути разрешения выявленных проблем.

Ключевые слова: половая свобода, половая неприкосновенность, насильственные действия сексуального характера, изнасилование.

 

Совершенствование правовых норм о противодействии преступлениям против половой свободы и неприкосновенности является важной задачей уголовного права. Одним из серьезных направлений такой модернизации является правовая определенность состава насильственных действий сексуального характера. Кроме того, необходима выработка рекомендаций для единой практики применения статей 131—135 Уголовного кодекса РФ.

Большинство исследователей уголовного права рассматривают отграничения насильственных действий сексуального характера от изнасилования. В связи с этим считаем необходимым уделить больше внимания подробному освещению особенностей отграничения преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ, от иных правонарушений.

Насильственные действия сексуального характера тесно граничат с половым сношением и иными действиями сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ). Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ, состоит в ненасильственном совершении полового сношения, мужеложства или лесбиянства лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 16 лет. При этом потерпевшие должны понимать характер и значение совершаемых с ними действий. Моментом окончания преступления является начало полового сношения, акта мужеложства или лесбиянства [5].

Действия сексуального характера, совершенные в отношении малолетних в возрасте от 12 до 14 лет, подпадают под действие ст. 134 УК РФ лишь в том случае, если совершены добровольно, по согласию самого потерпевшего. Однако весьма часто имеют место ситуации, когда согласие малолетнего потерпевшего на гомосексуальный контакт, иные подобные действия стало результатом физического насилия или угрозы его применения, а в некоторых случаях — просто обмана, введения в заблуждение.

Гомосексуальный контакт в этих случаях внешне выглядит добровольным. Но эти действия необходимо квалифицировать не по ст. 134 УК РФ, а рассматривать как насильственные действия гомосексуального характера по признаку использования беспомощного состояния потерпевшего и квалифицировать по ст. 132 УК РФ, так как согласие в этих случаях не может признаваться действительным. «Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние), возраста (малолетнее или престарелое лицо) или иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. При этом лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии» [4]. Эти признаки беспомощного состояния в своих сущностных характеристиках, безусловно, относятся ко многим ситуациям совершения сексуальных преступлений против детей.

Возраст сексуального согласия в Российской Федерации наступает в 16 лет. В случае если в брачных отношениях состоят лица, одно из которых достигло возраста 18 лет, а другое не достигло возраста сексуального согласия, то половое сношение между ними преступлением не является, однако эта норма распространяется лишь на половые контакты после заключения брака, т. е. даже после регистрации брака старший партнер может быть привлечен к ответственности за половые сношения, совершенные до этого момента [3].

Теоретический анализ позволяет считать, что категория понимания потерпевшей (им) характера действий виновного подразумевает прежде всего правильное отражение их содержательной стороны, основанное на информированности потерпевшей (его) в вопросах пола: в существе сексуальных отношений между полами, принятых формах их проявления, в одобряемом общественной моралью времени начала половой жизни, в физиологии половых отношений, зачатия, деторождения, функциональных особенностей мужчины и женщины и др. [1]

Категория понимания потерпевшей (им) значения действий виновного охватывает главным образом смысловой аспект отражения этих действий в сознании потерпевшей (его), раскрывает результат их смыслового оценивания по трем важнейшим направлениям.

Во-первых, со стороны осознания отношения своих мотивов и целей в криминальной ситуации к мотивам и целям сексуальных действий преступника, его намерениям.

Во-вторых, со стороны отношения последствий совершаемых с нею (ним) действий к ее (его) будущему, целям дальнейшей жизни, их «перспективе».

В-третьих, со стороны отношения этих действий к морально-этическим и правовым нормам.

Психологическая реализация первого аспекта смыслового оценивания во многом зависит от способности правильно разгадать истинные намерения виновного. Для того чтобы на основании внешних поведенческих признаков сделать вывод о намерениях (мотивах и целях) другого человека, необходим определенный житейский опыт общения, развитое чувство эмпатии, а также способность логически связывать между собой отдельные проявления поведения, целостно осмысливать ситуацию. Существенно, на каком этапе развития ситуации потерпевшая (ий) смогла понять сексуальный характер и истинное личностное значение действий виновного. Чем позже происходит их осознание, тем большим оказывается дефицит времени и средств для возможности выбора эффективных способов сопротивления.

Раскрытие второго смыслового аспекта понимания потерпевшей (им) значения действий виновного, касающегося перспективной оценки последствий его преступного поведения, требует достаточного созревания базовых личностных структур, прежде всего иерархии мотивационных линий и самосознания. Они дают возможность рефлексировать и опосредовать главные отношения личности, упорядочивают и реорганизуют смысловой опыт несовершеннолетней (его), позволяя ей (ему) использовать его для верного социального прогноза.

Реализация третьего, нравственного аспекта смысловой оценки, отражающего личностное значение принятых в обществе норм поведения, предполагает хорошее развитие морального сознания личности, способного играть роль регулятора поведения, деятельности.

Таким образом, теоретическое рассмотрение психологического содержания понятий «характер действий» и «значение действий» позволяет наметить наиболее важные личностные структуры, необходимые для анализа способности несовершеннолетней (его) (малолетней (его)) потерпевшей (его) понимать характер и значение действий виновного. К ним могут быть отнесены смысловой опыт личности, формирование иерархии мотивационных линий, развитие самосознания и морального сознания с рефлексией собственных нравственных качеств и моральных чувств. Становление и достаточный уровень функционирования этих образований, свидетельствующих о вступлении развития личности потерпевшей (его) в поздний подростковый этап созревания, являющийся границей малолетства, вместе с тем означает и развитие потенциальной способности несовершеннолетней (его) понимать характер и значение сексуальных действий виновного. Несформированность же данных структур или их патологическое функционирование свидетельствует об отсутствии этой способности.

Законодатель сегодня ориентируется на сугубо формальный критерий при оценке потерпевшей (его) — недостижение лицом 16-летнего возраста. Здесь следует применять все общие правила, содержащиеся в УК РФ, касающиеся определения возраста субъекта (например, новым годом в жизни ребенка следует признавать тот год, который наступает на следующие после даты рождения сутки). Индивидуальные особенности развития ребенка могут обусловить понимание характера и последствий его согласия на гомосексуальный контакт и в возрасте 8—9 лет, но в другой ситуации другой ребенок может не осознавать этого и в возрасте 12—13 лет.

В связи с этим выскажем соображение о том, что малолетний возраст следует рассматривать как обстоятельство, препятствующее возможности потерпевшей (его) понимать характер и значение совершаемых с нею (ним) действий и дающее соответственно возможность квалифицировать преступление не по ст. 134, а по ст. 132 УК РФ лишь в результате оценки всей совокупности обстоятельств дела. Учету должны подлежать собственные показания потерпевшей (его), родителей или лиц, их заменяющих, педагогов, работавших с ребенком, и иных лиц, могущих оценить умственное развитие ребенка. Речь идет о детях с нормальным умственным развитием, но установлению подлежат особенности интеллектуального статуса ребенка с колебаниями в рамках нормы.

В случае совершения деяний, предусмотренных в ст. 134 УК РФ, в отношении лиц, не достигших 12 лет, их необходимо квалифицировать по статьям 131 или 132 УК РФ, да и еще по п. «б» ч. 4 (примечание к ст. 131 УК РФ).

Данное положение УК РФ, по нашему мнению, является спорным. Действительно, психическое развитие лица в возрасте до 12 лет не дает возможности осознавать в полном объеме всего происходящего с ним, однако как же быть с объективной стороной состава преступления. Нельзя ставить знак равенства между насильственным половым актом или половым актом с использованием беспомощного состояния и понуждением к половому сношению, хотя и с лицом, не достигшим 12-летнего возраста.

Если рассматривать этот вопрос исходя из положений института неоконченного преступления, то в случае если умысел лица направлен на половое сношение с лицом, находящимся в беспомощном состоянии (например, в силу возраста), но полового сношения не произошло по не зависящим от виновного лица обстоятельствам, такое деяние необходимо квалифицировать со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ (в соответствии с примечанием к ст. 131 УК РФ), рекомендуется квалифицировать понуждение вне зависимости от того, последовало за понуждением вступление в половую связь или нет с лицом, не достигшим 12 лет, как оконченное преступление. Очевидно противоречие положений норм общей части УК РФ примечанию к ст. 131 УК РФ.

Кроме того, это же примечание рекомендует так же квалифицировать и развратные действия, совершенные в отношении лиц, не достигших 12-летнего возраста. То есть законодатель считает тождественными с точки зрения квалификации изнасилование лица, не достигшего 12-летнего возраста, и развратные действия (например, демонстрацию половых органов публично (эксгибиционизм)), при которых присутствовало лицо, не достигшее возраста 12 лет. Безусловно, это преступное поведение, и оно требует адекватной юридической оценки, но отождествлять эти два состава полагаем необоснованным. А если деяние, рассмотренное в примере, совершается в присутствии ребенка от 0 до 2 лет, то, на наш взгляд, вообще возникает вопрос об общественной опасности данного поведения, так как у ребенка в этом возрасте отсутствует фактическое осознание объективно происходящего.

Исходя из изложенного, в целях совершенствования уголовного законодательства и создания единой практики применения его положений в области охраны половой свободы и неприкосновенности считаем необходимым:

1) исключить из УК РФ примечание к ст. 131 УК РФ;

2) внести в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» положение, рекомендующее квалифицировать деяние в виде развратных действий в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, по п. «б» ч. 4 ст. 132 или п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ только в том случае, если по обстоятельствам дела будут установлены факты нарушения телесной неприкосновенности потерпевшего (например, когда при совершении указанных действий виновный трогает половые органы потерпевшего и т. д.); по п. «б» ч. 4 ст. 132 или п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ необходимо квалифицировать также понуждение лица к совершению полового сношения или иных действий сексуального характера, совершенное в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, только в том случае, если имели место половое сношение или иные действия сексуального характера; в случае если эти деяния отсутствовали, поведение виновного необходимо квалифицировать со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

 

Список литературы

 

1. Георгадзе Е.О. Судебная психиатрия. М., 2003.

2. Мамонтов А.Г., Оксамытный В.В., Иванов С.А., Правкин И.В., Рыжов А.А., Сигалов К.Е. Сравнительное правоведение. М., 2013.

3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Ивана Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 134 Уголовного кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 21.10.2008 № 568--О-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 // Доступ из СПС «Гарант».

5. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2013.