УДК 340.62(4) 

Страницы в журнале: 155-160

 

К.Д. НИКОЛАЕВ,

кандидат юридических наук,  зам. начальника кафедры уголовного права Омской академии МВД России

 

Анализируется зарубежный опыт регламентации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности. Вносится предложение по совершенствованию соответствующих норм УК РФ.

Ключевые слова: половая неприкосновенность, несовершеннолетние, уголовная ответственность, уголовное законодательство иностранных государств.

 

Criminal legal protection of sexual integrity under the laws of foreign countries

 

Nikolaev К.

 

We analyze foreign experience regulating criminal responsibility for crimes against sexual integrity. It is proposed to improve the relevant rules of the Criminal Code.

Keywords: sexual integrity, minors, criminal liability, criminal law in foreign countries.

 

Лица, достигшие 16-летнего возраста, в соответствии с законодательством Российской Федерации утрачивают право на половую неприкосновенность: снимается уголовно-правовой запрет совершеннолетним вступать в сексуальные отношения с данными лицами в случае, если последние этого желают. До достижения 16 лет лица обладают половой неприкосновенностью, которая охраняется уголовно-правовыми мерами.

Несомненный интерес представляет зарубежный опыт регламентации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности. Анализ содержания диспозиций соответствующих норм[1], изучение признаков составов преступлений в сопоставлении со схожими нормами УК РФ позволит выявить и перенять накопленный положительный зарубежный опыт, а также определить направления совершенствования уголовно-правового противодействия названным преступным посягательствам в нашей стране.

Мы исследовали уголовно-правовые акты стран, относящихся к романо-германской правовой семье. Сделано это в целях сравнения норм, предусматривающих ответственность за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, содержащихся в УК РФ, с аналогичными нормами близких по происхождению иностранных законодательных актов[2].

Рассмотрим УК Швейцарии. Согласно ст. 187 этого акта наказанию подлежит тот, «кто совершает сексуальное действие с ребенком моложе шестнадцати лет, склоняет его к такому действию или вовлекает его в такое действие». Законодатель Швейцарии при изложении диспозиции данной нормы использует возрастной критерий применительно к потерпевшему. Составители УК РФ пошли по тому же пути.

В соответствии со ст. 188 УК Швейцарии наказывается тот, «кто с несовершеннолетним лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, которое находится в зависимости от него как от воспитателя, от лица, которое заботится о нем, или зависит по работе или иным образом, совершает сексуальное действие, используя эту зависимость; кто склоняет такое лицо к сексуальному действию, используя такую зависимость». В данном случае субъект специальный — лицо, от которого так или иначе зависит несовершеннолетний. Подобная норма в УК РФ отсутствует.

Пункт 1 ст. 189 УК Швейцарии предусматривает ответственность того, «кто принуждает лицо к претерпеванию действий, подобных сожительству, или к претерпеванию других сексуальных действий, при которых он угрожает лицу применением насилия, применяет в отношении него психическое насилие или делает лицо неспособным к сопротивлению».

В соответствии с п. 1 ст. 190 указанного кодекса  наказывается тот, «кто принуждает лицо женского пола к сожительству, при котором он угрожает ей применить насилие, применяет в отношении нее психическое насилие или делает ее неспособной к сопротивлению». Насильственные преступления, предусмотренные статьями 189 и 190, посягают на половую неприкосновенность несовершеннолетних в случае, если потерпевшие являются таковыми.

Согласно п. 1 ст. 197 УК Швейцарии подлежит ответственности тот, «кто лицу моложе шестнадцати лет предлагает, показывает, предоставляет, делает доступным… порнографические издания, звукозаписи или фотографические снимки, изображения, другие предметы подобного вида или показывает порнографические представления»[3]. Данная норма предусматривает ответственность за развращающее влияние на лиц, в отношении которых совершаются деяния, перечисленные в диспозиции. С этой точки зрения можно провести параллель между п. 1 ст. 197 УК Швейцарии и ст. 135 УК РФ. Однако п. 1 ст. 197 УК Швейцарии устанавливает ответственность только за интеллектуальное развращение, в то время как диспозиция ст. 135 УК РФ охватывает не только интеллектуальное, но и физическое развращение.

В целом, проанализировав нормы об уголовной ответственности за посягательства на половую неприкосновенность, содержащиеся в УК Швейцарии, укажем следующее. УК Швейцарии, как и УК РФ, предусматривает ответственность за ненасильственные и за насильственные преступления против половой неприкосновенности. Однако, в отличие от соответствующих норм УК РФ, нормы УК Швейцарии, устанавливающие ответственность за насильственные посягательства, не содержат отягчающих обстоятельств, указывающих на несовершеннолетний (малолетний) возраст потерпевших. В данном случае нормы УК РФ более совершенны, чем соответствующие нормы УК Швейцарии. В то же время швейцарское уголовное законодательство содержит нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних специального субъекта — лица, от которого так или иначе зависит потерпевший. Полагаем, что с этих позиций анализируемые нормы УК Швейцарии более совершенны.

В УК Голландии также есть нормы об ответственности за посягательства на половую неприкосновенность. Статья 239, в частности, предусматривает ответственность «за непристойное действие: (1) в месте, предназначенном для общественной деятельности; (2) в общественном месте, кроме места, указанного в пункте (1), доступном лицам младше шестнадцати лет…». Следовательно, законодатель признает в качестве преступного «непристойное действие» не только в присутствии лица, не достигшего 16-летнего возраста, но и в месте, только лишь потенциально (теоретически) доступном лицам указанной категории. В последнем случае половая неприкосновенность несовершеннолетних выступает в качестве факультативного непосредственного объекта.

Согласно ст. 240а УК Голландии наказывается лицо, «которое поставляет, предлагает или показывает несовершеннолетнему изображение или предмет, показ которых должен считаться вредным для лиц до шестнадцати лет, зная или обоснованно предполагая при этом, что несовершеннолетний не достиг шестнадцати лет». Данная статья предусматривает ответственность за интеллектуальное развращение.

В соответствии с ч. 1 ст. 240b того же кодекса подлежит ответственности лицо, «которое совершает какое-либо из следующих действий: распространяет, публично выставляет напоказ, производит, импортирует, переводит, экспортирует или имеет в наличии изображение или компьютерный диск с изображением полового акта, в котором занято лицо, явно не достигшее шестнадцати лет». Указанная норма предусматривает в качестве преступных перечисленные в диспозиции деяния с целью предотвратить оборот носителей информации, на которых запечатлен половой акт с участием лица, не достигшего 16-летнего возраста. Следовательно, законодатель стремится свести на нет и число подобных сексуальных актов при помощи установления уголовно-правового запрета на совершение перечисленных деяний с носителями соответствующей информации.

Статья 242 УК Голландии, устанавливающая ответственность за изнасилование, не содержит указания на возраст потерпевшего.

Интересна законодательная конструкция диспозиции ст. 246, предусматривающей ответственность за насильственное посягательство, однако также не содержащей указания на возраст потерпевшего: «Лицо, которое актом насилия или другим действием или угрозой насилием или угрозой другим действием заставляет, чтобы другое лицо выполнило или подчинилось непристойным действиям, виновно в непристойном нападении». Данные нормы охраняют половую неприкосновенность несовершеннолетнего лица в том случае, если последнее выступает в качестве потерпевшего. Полагаем, что наличие в диспозиции ст. 246 УК Голландии оценочных признаков затрудняет практическое правоприменение.

Ответственность за ненасильственное посягательство на половую неприкосновенность несовершеннолетнего (малолетнего) предусматривает ст. 244 УК Голландии: наказывается «лицо, которое совершает действия, содержащие или включающие проникновение в тело половым путем, с лицом моложе двенадцати лет». Часть 1 ст. 245 также устанавливает ответственность за ненасильственное посягательство, однако в качестве потерпевшего в данном случае выступает несовершеннолетнее лицо от 12 до 16 лет: подлежит ответственности «лицо, которое, не состоя в браке с лицом, достигшим возраста двенадцати лет, но которому еще не исполнилось шестнадцать лет, совершает непристойные действия, содержащие или включающие проникновение в тело половым путем». Степень общественной опасности рассматриваемых преступлений составители УК Голландии связывали с возрастом несовершеннолетнего (малолетнего) потерпевшего: чем меньше возраст, тем выше степень общественной опасности деяния. Аналогичный подход нашел отражение в УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 247 УК Голландии наказывается «лицо, которое совершает непристойные действия с лицом… которое не достигло возраста шестнадцати лет, не состоя с ним в браке, или кем последнее, не состоя в браке с третьим лицом, соблазняется на совершение или подчинение таким действиям». Анализ ч. 1 ст. 245 и ч. 1 ст. 247 УК Голландии позволяет сделать вывод о том, что данные нормы охраняют половую неприкосновенность несовершеннолетних в возрасте от 12 до 16 лет лишь в том случае, если они (несовершеннолетние) не состоят в браке с лицом, осуществляющим с ними сексуальный акт, или с третьим лицом. В этом проявляется излишний либерализм голландского законодательства.

Определенный интерес вызывает ст. 248 того же кодекса, согласно которой привлекается к ответственности «лицо, которое с помощью даров, обещаний денег или вещей, путем злоупотребления властью, возникшей из существующих отношений, или путем введения в заблуждение умышленно склоняет несовершеннолетнего с хорошей репутацией, зная или обоснованно предполагая о его несовершеннолетнем возрасте, участвовать в непристойных действиях с ним или подчиняться тому, что оно совершает их». Потерпевшим в данном случае выступает несовершеннолетнее лицо «с хорошей репутацией», причем законодатель не конкретизирует возраст несовершеннолетнего. Полагаем, что данная норма дублирует уголовно-правовой запрет деяний, предусмотренных в качестве преступных нормами, проанализированными выше: здесь мы имеем дело лишь с описанием частного случая совершения рассматриваемых преступлений.

Часть 1 ст. 249 и ч. 1 ст. 250 УК Голландии предусматривают ответственность за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, совершенные специальными субъектами. Согласно ч. 1 ст. 249 наказывается «лицо, которое совершает непристойные действия со своим несовершеннолетним ребенком, пасынком или падчерицей, приемным ребенком, воспитанником или с несовершеннолетним служащим или подчиненным, вверенным его попечению, обучению или наблюдению». Часть 1 ст. 250 устанавливает ответственность лица, «через посредничество которого умышленно совершаются третьим лицом непристойные действия с его несовершеннолетним ребенком…» (далее следует перечисление категорий потерпевших, аналогичных закрепленным в ч. 1 ст. 249)1. Таким образом, законодатель уделил повышенное внимание охране половой неприкосновенности несовершеннолетних от посягательств лиц, которые должны были о них заботиться и относительно которых несовершеннолетние находились в подчиненном положении.

С подобным подходом следует согласиться.

В целом, рассмотрев нормы УК Голландии, предусматривающие ответственность за посягательства против половой неприкосновенности, отметим, что регламентации ответственности за названные деяния уделяется значительное внимание, о чем свидетельствует довольно большое количество соответствующих норм, в некоторых случаях излишне детализирующих признаки составов преступлений. В то же время в ряде случаев на содержании диспозиций этих норм сказался чрезмерный либерализм голландского законодательства.

Для нашего исследования непосредственный интерес представляют нормы УК Дании. Так, п. (1) § 222 данного кодекса предусматривает уголовную ответственность за вступление «в половое сношение с ребенком, не достигшим возраста 15 лет». Пункт (2) того же параграфа содержит составы с отягчающими обстоятельствами: «если ребенок не достиг возраста 12 лет или если преступник заставляет его вступить в половое сношение путем принуждения или запугивания».

Пункт (1) § 223 УК Дании предусматривает ответственность специального субъекта. Его содержание в целом аналогично содержанию ч. 1 ст. 249 УК Голландии, за исключением указания на то, что потерпевшим выступает лицо, не достигшее 18 лет. Пункт (2) этого параграфа предусматривает наказание для лица, «которое, серьезно злоупотребляя превосходством в возрасте или опыте, склоняет любое лицо, не достигшее возраста 18 лет, к половому сношению». В последнем случае использование оценочных признаков, на наш взгляд, затрудняет практическое правоприменение.

По мнению составителей УК Дании, меньшей степенью общественной опасности в сравнении с вышеуказанными обладает деяние, предусмотренное § 223а, в соответствии с которым ответственности подлежит «любое лицо, которое в качестве клиента вступает в половое сношение с лицом, не достигшим возраста 18 лет, зарабатывающим себе на жизнь полностью или частично проституцией».

Согласно § 219 данного кодекса наказывается «любое лицо, которое… возглавляет… детский или подростковый дом… и которое вступает в половое сношение с лицом, содержащимся в том же учреждении». Аналогичные нормы, предусматривающие ответственность специального субъекта, содержатся и в УК других государств. Недостаток этой нормы в том, что она предусматривает ответственность за соответствующие деяния только руководителя учреждения и в ней ничего не сказано об ответственности других категорий сотрудников.

Параграфы 216—218 УК Дании устанавливают ответственность за различные виды насильственных половых сношений, однако данные уголовно-правовые нормы не содержат указания на несовершеннолетний возраст потерпевшего как на обстоятельство, отягчающее наказание. Полагаем, что, как и в других аналогичных ситуациях, эти преступления посягают на половую неприкосновенность несовершеннолетних в случаях, если последние выступают в качестве потерпевших.

Параграф 234 УК Дании предусматривает ответственность за интеллектуальное развращение: наказывается «лицо, которое продает непристойные изображения или предметы лицу, не достигшему возраста 16 лет»[4]. Содержание § 235 в целом аналогично содержанию ч. 1 ст. 240b УК Голландии. Различие состоит, в частности, в том, что названная норма УК Голландии содержит указание на альтернативные действия с носителями информации «с изображением полового акта, в котором занято лицо, явно не достигшее шестнадцати лет», а соответствующая норма УК Дании — «с участием детей».

В целом, проанализировав нормы, предусматривающие ответственность за интересующие нас преступные посягательства, содержащиеся в УК Дании, отметим определенное сходство регламентации ответственности в них и в законодательных актах других европейских государств, о которых шла речь выше. Прежде всего это сходство проявляется в относительно большом количестве соответствующих норм (в сравнении с УК РФ).

Рассмотрим нормы об ответственности за посягательства на половую неприкосновенность, содержащиеся в УК Болгарии. Согласно абзацу (1) ст. 149 наказанию подлежит тот, «кто совершит действие с целью возбудить или удовлетворить половую страсть без полового сношения с лицом, не достигшим 14-летнего возраста». Абзац (2) этой статьи содержит отягчающее обстоятельство: «если разврат совершен с применением насилия или угрозы, с использованием беспомощного состояния потерпевшего или путем приведения его в такое состояние». Абзацы (3)—(5) предусматривают особо квалифицированные составы: «повторно или представляет особо тяжкий случай»; «совершен двумя или более лицами»; «совершен по отношению к двум и более малолетним лицам»; «причинил тяжкое телесное повреждение или вызвал покушение на самоубийство»; «представляет опасный рецидив».

В абзаце (1) ст. 151 УК Болгарии закреплено наказание тому, «кто вступит в половое сношение с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, если содеянное не составляет преступления, предусмотренного статьей 152». Диспозиция данной нормы носит бланкетный характер и отсылает к ст. 152, устанавливающей ответственность за изнасилование. Пункт 1 абзаца (2) ст. 152 предусматривает отягчающее обстоятельство: «если изнасилованная не достигла 16 лет». В данном случае представляется непоследовательной позиция законодателя, установившего ответственность в ст. 149 и абзаце (1) ст. 151 за совершение соответствующих преступлений в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, тогда как квалифицирующим признаком изнасилования согласно п. 1 абзаца (2) ст. 152 является совершение названного преступления в отношении потерпевшей, не достигшей 16 лет. А ведь в абзаце (1) ст. 151 речь идет о ненасильственном посягательстве на половую неприкосновенность. Почему же в качестве отягчающего обстоятельства насильственного посягательства (п. 1 абзаца (2) ст. 152) указано недостижение потерпевшей 16-летнего возраста и не закреплено в качестве особо отягчающего обстоятельства совершение данного преступления в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста?

Абзац (1) ст. 157 предусматривает ответственность за насильственные сексуальные действия «с лицом того же пола». Согласно абзацу (2) данной статьи наказывается тот, «кто совершит такие гомосексуальные действия по отношению к лицу, не достигшему 16-летнего возраста»[5]. Однако УК Болгарии не содержит норм, указывающих на отягчающие обстоятельства гомосексуальных действий, если эти действия совершены по отношению к лицу, не достигшему 14-летнего возраста. Подобная позиция законодателя приводит к тому, что за неквалифицированное изнасилование наказание предусматривается строже, чем за неквалифицированные насильственные гомосексуальные действия. Усиление наказания за изнасилование в случае, если потерпевшая «не достигла 16 лет» (п. 1 абзаца (2) ст. 152), и отсутствие подобного отягчающего обстоятельства в статье, устанавливающей ответственность за неквалифицированные насильственные гомосексуальные действия, указывает на то, что регламентация ответственности за такие преступные посягательства в УК Болгарии нуждается в дальнейшем совершенствовании.

В целом УК Болгарии в качестве преступных определяет деяния, аналогичные тем, ответственность за которые предусмотрена соответствующими нормами уголовных кодексов иностранных государств, рассмотренными выше. Однако использование составителями УК Болгарии техники конструирования данных норм, затрудняющей восприятие текста, а также отсутствие в ряде статей, устанавливающих ответственность за насильственные «сексуальные посягательства», отягчающих обстоятельств, указывающих на несовершеннолетний возраст потерпевших, свидетельствует о том, что нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на половую неприкосновенность, содержащиеся в названном УК, нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

Итак, проанализировав нормы, устанавливающие ответственность за посягательства против половой неприкосновенности, содержащиеся в уголовных кодексах иностранных государств, относящихся к романо-германской правовой семье, отметим следующее.

В самом общем виде такие нормы можно разделить на предусматривающие ответственность за насильственные посягательства и ответственность за ненасильственные посягательства на указанный объект уголовно-правовой охраны (это характерно для уголовных кодексов как иностранных государств, так и Российской Федерации).

Законодатель некоторых стран (Голландии, Дании, Болгарии) старается более детально регламентировать ответственность за подобные посягательства, включая в УК нормы, устанавливающие наказание за различные виды данных преступлений, тяготея к казуистическому перечислению деяний, закрепляя относительно большое число квалифицированных составов и т. п.

Что касается соответствующих норм УК РФ, то они содержат унифицированные формулировки диспозиций и относительно большое количество отягчающих (особо отягчающих) обстоятельств в статьях, предусматривающих ответственность за насильственные посягательства сексуального характера.

Нормы зарубежного уголовного законодательства предусматривают ответственность за посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних специального субъекта — лица, от которого так или иначе зависит несовершеннолетний. Полагаем, что с этих позиций нормы иностранных уголовно-правовых актов (Швейцарии, Голландии, Дании) более совершенны, чем аналогичные нормы УК РФ. Предлагаем рассмотреть вопрос о внесении соответствующих изменений и дополнений в УК РФ.

По нашему мнению, следует закрепить в качестве отягчающего обстоятельства (ст. 133 УК РФ) и особо отягчающего обстоятельства (статьи 131, 132, 134 и 135 УК РФ) совершение преступных деяний «в отношении несовершеннолетнего родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего» (аналогичные отягчающие обстоятельства закреплены в ч. 2 ст. 150 и ч. 2 ст. 151 УК РФ).

Несмотря на то что уголовное право всех перечисленных государств относится к романо-германской правовой семье (чем обусловлено то общее, что имеется в подходах к установлению уголовно-правового запрета на совершение названных посягательств), законодатели разных стран неоднозначно решают вопросы регламентации ответственности и установления наказания за анализируемые преступления.

 

Библиография

1 Рассмотрение санкций не входит в предмет настоящего исследования.

2 Требования, предъявляемые к объему работы, не позволяют подробно проанализировать соответствующие нормы, содержащиеся в уголовно-правовых актах всех государств, входящих в романо-германскую правовую семью.

3 Уголовный кодекс Швейцарии / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова. — М., 2001. С. 71—72, 74.

4 Уголовный кодекс Голландии / науч. ред. Б.В. Волженкин. — СПб., 2000. С. 167—170.

 

5 Уголовный кодекс Дании / науч. ред. С.С. Беляев. — СПб., С. 172—181.