И.В. ДОНСКИХ,

студентка 4-го курса юридического факультета Московского института государственного управления и права (филиал в Тюменской области)

Научный руководитель: доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин, кандидат юридических наук, доцент С.В. Верхотурова

 

Введение

Проводимая в Российской Федерации судебно-правовая реформа обусловила необходимость качественного изменения законодательства, в том числе и уголовно-процессуального, и приведение его в соответствие с нормами международного права и процессуальными нормами, предусмотренными Конвенцией о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.).

Практика расследования уголовных дел, в том числе и подследственных Федеральной службе судебных приставов, постоянно совершенствуясь, выявляет все новые пробелы в законодательстве, требующие научного обоснования и последующей законодательной регламентации, а также процессуальные нарушения при собирании, проверке и оценке доказательств.

В 2015 году Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка в своем выступлении в Совете Федерации отмечал следующее: «Результаты надзора за следствием и дознанием свидетельствуют об увеличении в 2014 году на 22% выявленных нарушений законов в деятельности всех правоохранительных органов (всего почти 6 млн). Соблюдение законности не улучшилось и в работе дознавателей. Причем нарушения множатся не только на стадии регистрации и разрешения сообщений о преступлениях (+15%), но и в ходе всего дальнейшего расследования уголовных дел (+12%)»1.

Решение этих проблем имеет важное  значение в борьбе с преступностью, защите прав и свобод человека и гражданина.

Несмотря на то что в последнее время в уголовно-процессуальное законодательство внесен ряд изменений, которые устранили часть существовавших недостатков законодательного регулирования дознания как самостоятельной формы расследования преступлений, проблем в этой сфере еще достаточно много. Они порождают бурные дискуссии и в теории уголовного процесса.

Так, проблемы регулирования уголовно-процессуальной деятельности исследовались в работах В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, Б.Т. Безлепкина, А.И. Бастрыкина, А.П. Гуляева, Л.И. Даньшиной, С.П. Ефимичева, З.З. Зинатуллина, О.А. Зайцева, П.А. Лупинской, В.А. Михайлова, Т.Н. Москальковой, И.Л. Петрухина, А.Б. Соловьева, М.Е. Токаревой и др. Однако многие научные работы по-прежнему не раскрывают всех сторон дознания как самостоятельной формы расследования, не полно выявляют истоки нарушений законности и прав человека. Эти обстоятельства, по нашему мнению, свидетельствуют об актуальности избранной темы исследования и подтверждают ее научную и практическую направленность.

Объектом данного исследования является совокупность общественных отношений, связанных с применением уголовно-процессуальных норм при производстве дознания в Федеральной службе судебных приставов.

Предметом исследования выступают уголовно-процессуальные нормы, непосредственно регламентирующие производство дознания, Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах), ведомственные нормативные акты, регламентирующие организацию деятельности дознавателей ФССП России.

Целью исследования является разработка на основе полученных эмпирических данных и теоретических знаний предложений по совершенствованию уголовно-процессуального и иного законодательства, регламентирующего деятельность органов дознания ФССП России.

Для достижения данной цели в ходе исследования поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи:

— изучить современное уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, регламентирующее производство дознания (главы 32 и 32.1 УПК РФ);

— определить компетенцию должностных лиц ФССП России, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность;

— проанализировать деятельность должностных лиц ФССП России на этапе возбуждения уголовных дел, а затем расследования;

— выявить особенности расследования преступлений, отнесенных к компетенции дознавателей ФССП России;

— определить перспективы развития уголовно-процессуальной деятельности в ФССП России.

Научная новизна работы состоит в том, что нами проведено комплексное исследование особенностей производства дознания, осуществляемого ФССП России, в свете последних изменений уголовно-процессуального законодательства, а также новых постановлений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Методологическую основу исследования составляют современные методы теории познания, включая диалектико-материалистический, сравнительно-правовой, логико-правовой, системно-структурный.

Правовую базу исследования составили Конституция РФ, УПК РФ и другие нормативные правовые акты.

Теоретическую основу исследования образуют труды по уголовному процессу. Содержащиеся в работе выводы и предложения основываются на анализе законодательства России, нормативных правовых актах (в том числе ведомственных актах ФССП России), практике органов дознания в ФССП России.

Сформулированы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в сфере производства дознания.

 

1. Особенности возбуждения уголовных дел, подследственных дознавателям ФССП России

Стадия возбуждения уголовного дела составляет важную часть уголовно-процессуальной системы, является ее обязательным этапом, имеет свои границы, назначение, особый круг участников процесса. Началом стадии возбуждения уголовного дела служит поступление в уполномоченный орган власти (орган дознания, следствия) из предусмотренных законом источников сообщения о преступлении. Данное сообщение рассматривается, регистрируется и проверяется. Завершается данная стадия принятием одного из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ.

Согласно ст. 6 УПК РФ, стадия возбуждения уголовного дела, как и другие стадии уголовного судопроизводства, направлена на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Кроме того, по-прежнему особое назначение данной стадии состоит в установлении наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в решении вопроса о необходимости ведения дальнейшей уголовно-процессуальной деятельности, а также в выяснении оснований отказа в возбуждении уголовного дела.

Соответствующие органы государства обязаны обеспечить защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ). Важная роль при этом отводится, наряду с другими правоохранительными органами, деятельности органов ФССП России, которая представляет собой средство обеспечения конституционных прав и свобод граждан и организаций, является важным фактором, определяющим эффективность борьбы с преступлениями против правосудия.

Так, согласно данным ведомственной статистической отчетности, в 2015 году территориальными органами ФССП России зарегистрировано 133 143 сообщения о преступлениях. По результатам рассмотрения сообщений о преступлениях возбуждено 77 837 уголовных дел (из них 2571 уголовное дело — о преступлениях против правосудия), что на 862 дела (1,1%) больше, чем в 2014 году (76 975 дел). Отказано в возбуждении уголовного дела в 35 332 случаях, что на 9,2% меньше, чем в 2014 году (в 38 909 случаях). По подследственности направлено 6006 сообщений о преступлениях, что на 19% меньше, чем за аналогичный период 2014 года (7410 сообщений).

Дознавателями территориальных органов Службы по составам преступлений, подследственных ФССП России, возбуждено: по ст. 157 УК РФ — 74 795 уголовных дел; ст. 177 УК РФ — 461; ч. 1 ст. 294 УК РФ — 16; ст. 297 УК РФ — 164; ст. 312 УК РФ — 824; ст. 315 УК РФ — 1567 уголовных дел.

По инициативе органов дознания ФССП России дознавателями и следователями иных правоохранительных органов Российской Федерации возбуждено 29 уголовных дел в сфере экономики и против порядка управления, не подследственных Службе. Непосредственно дознавателями ФССП России в 2015 году возбуждено 6 уголовных дел (по ст. 159 УК РФ — 2 дела, ст. 159.2 УК РФ — 2, ст. 159.4 УК РФ — 1, ст. 327 УК РФ — 1 дело)[2].

Органы ФССП России относятся к органам дознания (п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ). Согласно п. 17 ст. 5 УПК РФ, начальником органа дознания является должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действиях, осуществлять иные полномочия.

В соответствии с приказом ФССП России от 06.12.2010 № 677 «О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания» в территориальных органах ФССП России этими должностными лицами являются главные судебные приставы субъектов Российской Федерации и их заместители, курирующие дознание, а в структурных подразделениях территориальных органов ФССП России — начальники отделов судебных приставов — старшие судебные приставы, их заместители, координирующие организацию работы по производству дознания, либо лица, исполняющие их обязанности[3]. Федеральным законом от 30.12.2015  № 440-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части уточнения полномочий начальника органа дознания и дознавателя» УПК РФ был дополнен ст. 40.2 «Начальник органа дознания», в которой впервые закреплены процессуальные полномочия начальника органа дознания.

К сожалению, данные полномочия не отражены в соответствующих статьях Закона о судебных приставах. Полагаем, этот пробел следует устранить,  предусмотрев в нем статьи, регламентирующие процессуальные полномочия дознавателя ФССП России и начальника органа дознания ФССП России.

Анализируя содержание ст. 40.2 УПК РФ, можно сделать вывод, что по действующему уголовно-процессуальному законодательству начальник органа дознания является активным самостоятельным участником процесса, который имеет следующие полномочия: поручать проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном УПК РФ, а также производство дознания и неотложных следственных действий по уголовному делу, лично рассматривать сообщения о преступлении и участвовать в их проверке; продлевать в порядке, установленном УПК РФ, срок проверки сообщения о преступлении;  проверять материалы проверки сообщения о преступлении и материалы уголовного дела, находящиеся в производстве органа дознания, дознавателя; давать дознавателю письменные указания о направлении расследования и производстве процессуальных действий; рассматривать материалы уголовного дела и письменные возражения дознавателя на указания начальника подразделения дознания и принимать по ним решение; поручать должностным лицам органа дознания исполнение письменных поручений следователя, дознавателя о проведении оперативно-разыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а также об оказании содействия при их осуществлении; принимать решение о производстве дознания группой дознавателей и об изменении ее состава; выносить постановление о восстановлении дознавателем утраченного уголовного дела либо его материалов; возвращать уголовное дело дознавателю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного дознания, производстве дознания в общем порядке, пересоставлении обвинительного акта или обвинительного постановления; утверждать обвинительный акт или обвинительное постановление по уголовному делу; осуществлять иные полномочия, предоставленные начальнику органа дознания УПК РФ.

Пунктом 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ определено, что дознание проводится дознавателями органов ФССП России по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 157 и 177, ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311, статьями 312 и 315 УК РФ. По объекту посягательства данные составы преступлений можно условно разделить на две группы: 1) преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 294, ст. 297 и ч. 1 ст. 311 УК РФ (объектом является установленный законом порядок осуществления правосудия); 2) преступления, предусмотренные статьями 312 и 315 УК РФ (объектом являются общественные отношения, возникающие в процессе исполнения судебных актов и актов иных органов)[3].

Согласно закону орган дознания и дознаватель ФССП России обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах установленной компетенции принять по нему предусмотренное законом решение (ст. 144 УПК РФ).

Возбуждение уголовного дела возможно при наличии повода и основания (ст. 140 УПК РФ). По уголовным делам, подследственным органам дознания ФССП России (п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ), поводами являются: 1) заявления граждан и представителей юридических лиц о преступлении (в 2015 году зарегистрировано  51 773 заявления, на основании которых возбуждено 38,9% от общего числа уголовных дел); 2) явка с повинной (в 2015 году было 160 явок с повинной, на основании которых возбуждено 0,1% от общего числа дел); 3) сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (в 2015 году зарегистрирован 77 671 рапорт работников ФССП России, на основании которых возбуждено 58,4% от общего числа дел); 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (в 2015 году вынесено 3539 постановлений, на основании которых возбуждено 2,6% от общего числа уголовных дел).

Таким образом, на сегодняшний день самым распространенным поводом, по которому дознаватели ФССП России возбуждают уголовные дела, является  сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (58,4%). К числу иных источников относится и рапорт судебного пристава-исполнителя о ставшем ему известном преступлении. Согласно ст. 11 «Обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов» Закона о судебных приставах судебный пристав по ОУПДС обязан при выявлении признаков преступления составить сообщение об этом и направить его начальнику органа дознания (старшему судебному приставу) для принятия решения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

Судебный пристав-исполнитель обязан приложить к рапорту об обнаружении признаков преступления копии исполнительного листа, постановления о возбуждении исполнительного производства, постановления о наложении штрафа и (или) административного протокола; письменные предупреждения должника об ответственности по ст. 157 УК РФ; постановление о расчете задолженности; объяснение должника о причинах неуплаты алиментов; объяснение взыскателя; при необходимости — документы проверки имущественного положения должника; справки из центра занятости населения; копию постановления о розыске должника; иные документы, содержащие сведения о злостном уклонении должника от выплаты алиментов[4].

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ