УДК: 349.41(091)

 Страницы в журнале: 163-167

 

С.М. Владимиров,

аспирант кафедры теории и истории государства и права Института права Самарского государственного экономического университета Россия, Самара sseu.process@gmail.com

 

Анализируются субъекты земельных правоотношений на владельческих землях западных и белорусских губерний Российской империи конца XIX — начала XX вв. Выделяются специфические для данных губерний субъекты земельных правоотношений. Обосновывается важность исследования регулирования земельных правоотношений и их субъектов в конце XIX — начале XX вв. в целях возможного применения такой модели в современном праве.

Ключевые слова: субъекты, земельные права, губернии, правоотношения, землепользование, классификация.

 

Субъекты земельных правоотношений в российском законодательстве конца XIX — начала XX вв. не были предметом научных исследований в дореволюционный период развития Российского государства, не изучается эта проблема и в настоящее время.

Основной причиной отсутствия должного внимания к изучению субъектов земельных правоотношений в современной науке является «универсализация» субъекта права — применение конструкции субъекта, подходящей к любым правоотношениям. Учитывая данное обстоятельство, современные теоретики не исследуют субъектов земельных правоотношений в российском дореволюционном праве, ошибочно предполагая, что у субъектов земельных правоотношений в данном временном промежутке отсутствовали специфические черты. Вместе с тем круг субъектов права в то время был намного разнообразнее, а правовое регулирование — более детальным.

Сдерживающим фактором в проведении научного анализа субъектов земельных правоотношений в российском дореволюционном праве конца XIX — начала XX вв. выступает отсутствие достаточного количества научных материалов о субъекте права и составе земельных правоотношений в указанный период. В дореволюционном праве субъекты земельных правоотношений, как и сами земельные правоотношения, не являлись предметом научных разработок.

Учитывая сложившуюся тенденцию к созданию правового государства, где главенствующую роль занимает субъект права, изучение фигуры субъекта права является актуальным. Исследование субъекта права на примере субъектов земельных правоотношений в дореволюционный период способствует формированию представления о способах правового регулирования земельных правоотношений и их субъектах в Российской империи в целях возможного применения указанной модели в современном праве.

Законодательный анализ субъектов земельных правоотношений на владельческих землях западных и белорусских губерний Российской империи конца XIX — начала XX вв. Субъектами земельных прав в российском дореволюционном праве являлись субъекты права собственности на землю; права участия частного (права прохода и проезда для владельцев, пользующихся землями и промыслами в казенных и частных дачах, права толоки); права участия общего (права ловцов на пристанище и обсушку их снастей при озерах, а также права, возникавшего при пользовании бечевником); земельных сервитутов; найма земель; сельского вечночиншевого владения и пожизненного владения родовым имением (в части земли). Они могли быть классифицированы в зависимости от социальной принадлежности (крестьянин, помещик, дворянин, городской обыватель, лица, принадлежащие к белому духовенству); от набора имущественных прав (субъекты права собственности, права участия частного, права участия общего, сервитутных прав, арендных прав и т. п.); от публичного характера правоотношений (с участием государства).

Помимо этого, субъекты земельных правоотношений сильно отличались в зависимости от их территориального нахождения.

Так, в западных и белорусских губерниях субъектный состав земельных правоотношений был заметно шире, чем тот же субъектный состав в остальных губерниях Российской империи. В западных и белорусских губерниях в земельных правоотношениях принимали участие бывшие вольные люди второго разряда, сельские вечные чиншевики, арендаторы православного исповедания и единоверцы, старообрядцы.

В книгу четвертую Особого приложения к девятому тому Свода законов Российской империи «Положения о сельском состоянии» 1912 года, которая определяла Положения и Правила о поземельном устройстве крестьян и поселян разных наименований, водворенных на владельческих землях, в том числе входили следующие положения.

1. Местное положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях Киевской, Подольской и Волынской.

2. Местное положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской и части Витебской.

3. Положение о поземельном устройстве сельских вечных чиншевиков в губерниях западных и белорусских.

4. Положение о поземельном устройстве русских арендаторов православного исповедания, водворенных на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских до 19 февраля 1861 года.

5. Положение о поземельном устройстве единоверцев и старообрядцев, проживающих на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских.

6. Правила о поземельном устройстве бывших вольных людей второго разряда в губерниях северо-западных и юго-западных.

7. Правила об устройстве половников, проживающих на владельческих землях в Вологодской губернии.

8. Положение о поземельном устройстве бывших вольных людей второго разряда в Минской губернии.

В Киевской, Подольской, Волынской губерниях фигурировали следующие виды субъектов:

— вышедшие из крепостной зависимости крестьяне, временно-обязанные крестьяне, крестьяне—собственники, две трети крестьян, имеющих право голоса на сходе, надежные к отбыванию повинностей крестьяне;

— помещичьи фабрики, казна (имения ленные и поиезуитские), учреждения и общества;

— помещики;

— домохозяева;

— сельское общество;

— сервитутовладельцы;

— наследники;

— огородники, бобыли, перешедшие в разряд пеших хозяев;

— сельский сход (громада);

— владельцы, состоящие под опекою по малолетству;

— местный уездный предводитель дворянства — председатель дворянской опеки [5, кн. 4, раздел 3].

В Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской и части Витебской губернии выделялись следующие виды субъектов земельных правоотношений:

— вышедшие из крепостной зависимости крестьяне, крестьяне, поселенные в односельях, крестьяне—хозяева, обезземеленные, безземельные крестьяне, вольные и вольноотпущенные;

— помещичьи фабрики, казна (имения ленные и поиезуитские), учреждения и общества;

— владельцы;

— помещики;

— общество, сельское общество;

— огородники, бобыли;

— крестьянские семейства;

— члены общества;

— владельцы, состоящие под опекой по малолетству [5, кн. 4, раздел 4].

Помимо территориальной расположенности, субъекты земельных правоотношений на владельческих землях различались в зависимости от вида имущественных прав субъекта на землю (сельские вечные чиншевики, арендаторы, бывшие вольные люди и т. п.).

Так, при правовом регулировании поземельного устройства сельских вечных чиншевиков в западных и белорусских губерниях выделялись следующие субъекты [5, кн. 4, раздел 7]:

— «вечный чиншевик всякого сословия и вероисповедания, состоящий в русском подданстве и при том владеющий, вне городов и местечек, земельными участками на праве потомственного бессрочного пользования и распоряжения, с обязанностью отбывать за сие в пользу вотчинника определенные денежные или натуральные повинности, размер которых не подлежит изменению по произволу вотчинника»;

— владелец участка;

— вотчинник;

— «лица, хотя и выселенные вотчинниками, но предъявившие, в установленном порядке, иски о возвращении им отобранных участков, если притом не состоялось вошедшее в законную силу решение об отказе в таком требовании» [5, кн. 4, раздел 7, ст. 672];

— «лица, лишенные владеемых ими участков в течение последних шести месяцев перед 9 июня 1886 года, если они будут затем восстановлены во владении решениями судебных мест» [5, кн. 4, раздел 7, ст. 672];

— земский участковый начальник или мировой посредник (свидетельствование сделок о распоряжении землей до выкупа);

— правительство (выкуп земли);

— уездные по чиншевым делам присутствия и губернские по крестьянским делам присутствия (приведение в действие поземельного устройства сельских вечных чиншевиков);

— Правительствующий сенат (вопросы, касающиеся прав и обязанностей сельских вечных чиншевиков).

При этом, учитывая, что правовыми нормами устанавливался порядок прекращения чиншевых отношений, законодательно был также предусмотрен круг субъектов после прекращения чиншевых правоотношений [5, кн. 4, раздел 7, ст. 693]. К субъектам относились:

— сельское общество не менее двадцати мужского пола душ1;

— сельские обыватели;

— крестьянское общество.

В поземельном устройстве русских арендаторов православного исповедания, водворенных на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских до 19 февраля 1861 года, участвовали [5, кн. 4, раздел 8]:

— православные мещане и лица сельского состояния;

— арендаторы православного исповедания;

— правительство (содействие в выкупе);

— вотчинник, владелец;

— земский участковый начальник или мировой посредник (свидетельствование сделок с землей).

После прекращения арендных отношений субъектами земельных правоотношений становились крестьяне сельских обществ и волостей и сельские общества и волости [5, кн. 4, раздел 8, ст. 737].

В поземельном устройстве единоверцев и старообрядцев, проживающих на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских, принимали участие:

— единоверцы и старообрядцы;

— вотчинники;

— помещики;

— правительство (содействие выкупу);

— мировой посредник или земский участковый начальник (свидетельствование сделок с землей) [5, кн. 4, раздел 9].

После приобретения единоверцами и старообрядцами земель в собственность субъектами земельных правоотношений становились крестьяне—собственники; городские и сельские общества и волости [5, кн. 4, раздел 9, ст. 761].

При правовом регулировании поземельного устройства бывших вольных людей второго разряда в губерниях северо-западных и юго-западных выделялись следующие субъекты земельных правоотношений:

— бывшие вольные люди второго разряда, т. е. состоявшие в этом сословии или причисленные к оному прежде 20 ноября 1857 года;

— землевладельцы;

— правительство (содействие в выкупе);

— уездные съезды или съезды мировых посредников и губернские присутствия (приведение в действие поземельного устройства) [5, кн. 4, раздел 10].

В Вологодской губернии отдельно выделялись такие участники земельных правоотношений, как половники, проживающие на владельческих землях, и землевладельцы [5, кн. 4, раздел 11].

По результатам сопоставления субъектов земельных правоотношений на владельческих землях в западных и белорусских губерниях с субъектами земельных правоотношений иных губерний можно сделать следующие выводы.

В западных и белорусских губерниях появляются специфические для данных губерний субъекты: сервитутовладельцы, огородники, бобыли, перешедшие в разряд пеших хозяев, обезземеленные, безземельные крестьяне, вольные и вольноотпущенные, сельские вечные чиншевики, арендаторы, единоверцы, старообрядцы, бывшие вольные люди второго разряда, половники, сельский сход (громада), владельцы, состоящие под опекою по малолетству, органы опеки.

Разнообразие субъектов земельных правоотношений в западных губерниях указывает на самобытность данных губерний до присоединения их к Российской империи. Как известно, западные губернии до 1840 года в качестве основного закона использовали Литовский статут. В дальнейшем, когда после 1840 года на территории западных губерний начал действовать Свод законов Российской империи, он так или иначе был вынужден сохранить сложившиеся в регионе терминологию и правоотношения.

Кроме того, как указывал П.А. Зайончковский, это было связано с формой землевладения. Так, расслоение крестьянства в великороссийских губерниях в известной мере задерживалось из-за наличия общинного землепользования с уравнительным распределением земли по ревизским душам. В то время как на Украине, в Белоруссии и Литве форма землепользования была другой. В этих районах не только отсутствовала община и существовала подворно-участковая форма землепользования, но и само наделение крестьян землей производилось в зависимости от наличия рабочего скота, т. е. от степени материального благополучия крестьянства. Так, на Украине крестьяне подразделялись на пять разрядов: тягловых, полутягловых, пеших, огородников (халупников) и бобылей (кутников) [3, с. 22]. Аналогичное положение существовало в Белоруссии и Литве.

Краткая характеристика отдельных категорий субъектов земельных правоотношений в западных и белорусских губерниях (огородники, бобыли, половники, вольноотпущенные и вольные). К тягловым относились крестьяне, владевшие не менее чем одной парой рабочего скота (в свою очередь обеспеченность землей этого разряда была также различной, так как хозяйства, владевшие несколькими парами рабочего скота, получали соответственно этому больший земельный надел). Они подразделялись на плуговые хозяйства, которые могут выставить полный плуг с тремя парами волов; четверные, у которых две пары волов; тройные — с тремя волами, и парные, или поединки — с одной парой волов.

Полутягловые хозяйства владели одной лошадью или волом.

Пешие, не имевшие рабочего скота, наделялись меньшим количеством земли.

Огородники, или халупники, полевых наделов не получали и владели лишь оседлостью, избой и небольшим участком земли под огородом и коноплянником. Они не занимались хлебопашеством и не держали рабочего скота.

Бобыли, или кутники, не имели никакой собственности и являлись в полном смысле батраками, работавшими как у помещиков, так и у тягловых крестьян.

По показаниям инвентарей помещичьих имений в Киевской губернии, количественное соотношение указанных категорий крестьян по состоянию на 1845 год было следующим: тягловые — 40 539, полутягловые — 12 040, пешие — 95 378, огородники — 14 617, бобыли — 9 698.

Таким образом, на территории Киевской губернии, как и на остальной части западных губерний, наибольшими по численности из указанных разрядов были пешие, процент которых по отношению ко всему крестьянству составлял более 50 [3, с. 22, 23; 2; 5; 7].

Половниками назывался класс крестьян — арендаторов пахотных земель и угодий. Половничество было характерно не только для западных, но и для северных и центральных губерний.

Как правило, половники появлялись из класса черносошных крестьян, которые из-за невозможности уплаты государственных налогов и повинностей были вынуждены закладывать свои земли. Вследствие этого они теряли свои земли и арендовали в большинстве случаев их же у своих бывших займодавцев.

Исторически определение половничества сводилось к следующему. Половник занимал земли владельца при условии, что двор с пристройками давал землевладелец, орудия и скот принадлежали половнику. Семена доставлялись либо полностью половниками, либо напополам с землевладельцем. Плоды (хлеб) делились мерой на гумне — половина (1/3, иногда 2/5) поступала в пользу половника, половина (2/3, 3/5) — в пользу землевладельца. По такому же принципу делилось и сено. Для дележа хлеба и сена половник был обязан приглашать владельца, который имел право выбрать лучшую половину. Половник был вправе производить постройки и улучшения на земельном участке, но обязывался ничего не сносить и не увозить после прекращения арендных отношений. Половник был обязан вносить арендную плату натурой в виде части урожая, а землевладелец — осуществлять денежную плату за «приряд», т. е. за целый ряд условленных хозяйственных работ. Благодаря данному условию природа половника как мелкого арендатора-землепашца нередко смешивалась с наемным рабочим. Выполнение обязательств со стороны половника обеспечивалось неустойкой (заряд, застава) или поручительством, или и тем и другим совместно. Обязанность по уплате государственных податей за половника лежала на землевладельце. К отбыванию тягла половники привлекались наравне с крестьянами черных волостей либо частично.

Государство долгое время не могло прикрепить половников к земле, поскольку последние в основном арендовали земли у посадских, приказных, черносошных крестьян, которые овладевали землями обезземеленных крестьян по закладным купчим крепостям и тому подобным актам. Однако поскольку правительство не признавало права полной собственности на эти земли, половники не могли юридически полноправно быть на них закреплены. В связи с этим правительство, чтобы каким-то образом закрепить половников на земле, ограничило указом 1725 года право перехода половников пределами одного уезда.

Указом от 31 декабря 1827 года законодательно определено содержание договора («записей»), заключаемого половником и владельцем, как срочного договора от 6 до 20 лет, по которому половник исполняет все земледельческие работы со своими орудиями и скотом и получает готовый двор. После окончания срока договора половник получал право перехода на новое место с условием о предупреждении о таком переходе за один год.

В 1840 году было постановлено, что половники, не заключившие с землевладельцами установленных записей, переселялись на казенные земли с выплатой определенного пособия.

Указом от 27 апреля 1876 года было закреплено, что половники должны либо переселиться на казенные земли с получением от правительства пособия на постройку новых жилищ и обзаведение, а также льготой от податей на 5 лет, либо прийти к соглашению о выкупе земли, либо остаться безземельными с правом арендовать земли на основании гражданских законов [4].

Вольноотпущенным именовался раб или крепостной, получивший свободу. Исторически на Руси рабы освобождались при жизни господ и на случай их смерти. В московскую эпоху желающий отпустить на волю раба должен был оформить отпускную грамоту при своей жизни. В XV веке освободительная грамота имела силу, если была написана рукой господина, с середины XVI века — если скреплена рукой дьяка и печатью наместника. Основанием для освобождения рабов также являлись духовные завещания, которые осуществлялись массово без поименного перечисления, с целью иметь молельщиков о душе.

Также русскому законодательству известны случаи отпущения рабов на волю в силу закона. Так, начиная с XV века, рабы, бежавшие из плена, признаются свободными; по закону царя Бориса 1603 года все холопы, которым господин в голодные годы откажет в прокормлении и которых он будет ссылать со двора, получали вольную; указом царя Шуйского 1607 года холопам была предоставлена возможность получить волю в случае, если их не женили господа по достижении ими определенного возраста.

Свод законов Российской империи различал отпуск на волю помещичьих крестьян целыми селениями и порознь. Целыми селениями помещичьи крестьяне отпускались при условии предоставления им земли в собственность за условленное вознаграждение или (с 1842 года) в пользование за условленные повинности. Порознь крестьяне могли отпускаться без земли как на базе духовных завещаний, так и на основании отпускных при жизни владельцев. В 1816 году было запрещено включать в отпускные такие условия, которые могли ограничивать свободу вольноотпущенного, однако в 1844 году помещикам разрешалось заключать договоры об отпуске их на волю без земли при условии уплаты последними соответствующего платежа. При неплатежеспособности такие вольноотпущенные брались в рекруты, а при неспособности к военной службе — отдавались частным лицам на заработки или отправлялись в крепостные работы.

В 1827 году вольноотпущенных и их детей было запрещено принимать на государственную службу, но разрешалось принимать в университеты и другие высшие и средние учебные заведения.

С упразднением крепостного права особые положения о вольноотпущенных стали терять значение [1].

Вольноотпущенных не следует смешивать с классом вольных людей. Вольные люди являлись изначально свободными, не носившими государственного тягла и не причисленными ни к одному из сословий, в отличие от вольноотпущенных, которые приобретали свободу путем волеизъявления их владельцев.

Как уже было сказано выше, класс вольных людей в Российской империи образовался в XVIII веке по причине присоединения к территории России соседних территорий. В результате исторического развития и попыток законодательно урегулировать положение вольных людей появилось их разделение на два разряда: причисленных к этому сословию после 20 ноября 1857 года и состоявших в этом сословии до этого времени. Вольных людей первого разряда определено было считать крепостными крестьянами, после освобождения они были наделены землей наравне с последними. Поземельное устройство вольных людей второго разряда определялось особыми правилами, согласно которым вольные люди имели право обязательной аренды земли сроком на 12 лет на основании заключенных с помещиками договоров. После истечения указанного срока помещики могли отказать в продолжении арендных отношений.

Выводы. По результатам анализа состава субъектов земельных прав на территории западных и белорусских губерний можно провести следующую классификацию данных субъектов:

— в зависимости от объема вещных прав (сервитутовладельцы, пешие хозяева, обезземеленные, безземельные крестьяне, вольные и вольноотпущенные, сельские вечные чиншевики, арендаторы, единоверцы, старообрядцы, бывшие вольные люди второго разряда, половники);

— от возраста (малолетние);

— от религиозной принадлежности (единоверцы, старообрядцы, православные мещане и лица сельского состояния).

При этом шире всех представлена классификация в зависимости от объема вещных прав. Во-первых, это можно связать с рецепцией римского права западными губерниями, которое предусматривало больше разновидностей вещных прав, нежели само русское право, а, во-вторых, географическими особенностями расположения западных губерний и высокой плодородностью их земель. Известно, что чем плодороднее земля, тем больше субъектов, претендующих на ее использование, следовательно, тем разветвленнее система вещных прав на землю с учетом необходимости удовлетворения интересов всех желающих ее использовать.

Кроме того, анализ субъектов земельных правоотношений западных губерний до и после выкупа земель в собственность показал, что круг субъектов земельных правоотношений после приобретения земель в собственность заметно сужается (сельское общество, волость, крестьяне). Данное наблюдение, в первую очередь, указывает на желание российского законодателя сузить круг субъектов земельных правоотношений и избавиться от системы земельных прав, существовавшей в западных губерниях до 1840 года, непривычной для российских правоотношений. Также можно предположить, что сужение круга субъектов земельных правоотношений на западных губерниях требовалось для введения единообразия законодательного регулирования на территории Российской империи для дальнейшего облегчения государственного управления.

Список литературы

 

1. Вольноотпущенник // Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания Ф.А. Брокгауз — И.А. Ефрон. URL: http:// gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/022/22913.htm

2. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. Кн. 1—2. 2-е изд. — М., 1952—1954.

3. Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. — М., 1968.

4. Половники // Энциклопедический словарь. Ре-принтное воспроизведение издания Ф.А. Брокгауз — И.А. Ефрон. URL: http:// gatchina3000.ru/ brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary /081/ 81293. htm

5. Положения и Правила о поземельном устройстве крестьян и поселян разных наименований, водворенных на владельческих землях // Свод законов Российской империи. Полный текст всех 16 томов, согласованный с последними продолжениями, постановлениями, изданными в порядке ст. 87 Зак. Осн., и позднейшими узаконениями. Особое приложение к IX тому / под ред. И.Д. Мордухай-Болтовского. — Спб., 1912.

6. Чернышевский Н.Г. Статистическое описание Киевской губернии. Полное собрание сочинений: в 15 т. — М., 1947. Т. 3. С. 387—420.

 

7. Шапиро А.Л. Бобыльство в России в XVI—XVII вв. // История СССР. 1960. № 3.