УДК 342.22:347.44

Страницы в журнале: 59-65

 

У.Д. Кондратьева,

аспирант кафедры корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ Россия, Москва jana-uljana@rambler.ru

 

Рассматриваются основные формы государственно-частного партнерства, их особенности и сферы применения, проводится сравнение отдельных форм государственно-частного партнерства.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство, концессионное соглашение, контракт, соглашение о разделе продукции, корпоратизация, аренда, лизинг.

 

Государственно-частное партнерство (далее — ГЧП) с экономической точки зрения является результатом развития и диверсификации традиционных механизмов взаимодействия государственной власти и бизнеса в целях финансирования, разработки, планирования, строительства и эксплуатации объектов, в том числе за счет частных инвестиций.

Одной из причин привлечения бизнеса в государственную сферу является отсутствие у государства необходимых финансовых средств и опыта, тогда как отдельные отрасли не могут быть переданы в собственность бизнесу по причине того, что имеют стратегическое значение для обеспечения безопасности государства. При этом только часть средств на реализацию проекта могут быть выделены из бюджета.

Понятие «государственно-частное партнерство» не имеет единого общепринятого определения. Его можно рассматривать как в широком смысле, когда подразумевается система отношений государства и бизнеса, и в узком смысле — как конкретные проекты, реализуемые совместно субъектами государственного и частного секторов.

Согласно п. 1. ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 13.07.2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» под ГЧП понимается «юридически оформленное на определенный срок и основанное на объединении ресурсов, распределении рисков сотрудничество публичного партнера, с одной стороны, и частного партнера, с другой стороны, которое осуществляется на основании соглашения о государственно-частном партнерстве, соглашения о муниципально-частном партнерстве, заключенных в соответствии с настоящим Федеральным законом в целях привлечения в экономику частных инвестиций, обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления доступности товаров, работ, услуг и повышения их качества» [7].

В России определение понятия «государственно-частное партнерство» нормативно было установлено лишь в 2015 году, но и до этого широко применялось в различных нормативных актах: в Бюджетном кодексе РФ, Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р), в ряде государственных программ. При этом в указанных документах речь идет лишь об осуществлении деятельности на основании принципов ГЧП, участии в реализации проектов ГЧП и т. п.

Анализ контекста употребления термина «государственно-частное партнерство» показывает, что в самом общем виде под ГЧП подразумеваются любые формы взаимодействия государства и частного бизнеса. Это своего рода комплексное явление, которое имеет экономический, социальный и, в значительной степени, политический характер.

Одним из ключевых вопросов применения ГЧП является вопрос о соотношении роли государства и бизнеса, который, в свою очередь, зависит от формы ГЧП.

Конкретные формы партнерства государства и частного бизнеса весьма отличаются друг от друга по используемым методам и по правовому режиму. Тем не менее, они воспринимаются как звенья одной системы, поскольку подчинены ряду общих принципов, которые нацеливают их на удовлетворение общественных интересов.

Формы ГЧП могут быть самыми разнообразными. В некоторых случаях органы власти организуют совместное с бизнесом предприятие или подписывают с частной компанией контракт на осуществление проекта. Иногда они создают специальные фискальные, налоговые, таможенные режимы и механизмы регулирования для проектов ГЧП, что сопряжено с внесением изменений в законодательные и нормативные правовые акты.

Все формы ГЧП могут применяться в целях ускорения осуществления высокоприоритетных проектов, обеспечения специализированного управления объектами в соответствии с долгосрочными программами развития, содействия в передаче новых технологий, аккумулирования ресурсов и организации схем финансирования, применения и поощрения частнопредпринимательских методов хозяйствования [14, c. 11].

Среди специалистов нет единого мнения о том, какие формы взаимодействия власти и бизнеса стоит классифицировать как ГЧП. Также рознятся подходы к классификации в экономических и политологических источниках.

Широкая трактовка данного термина подразумевает под ГЧП взаимодействие государства и частных экономических субъектов не только в экономической, но и в политической, научной и культурной сфере. В то же время выбор формы партнерства зависит, прежде всего, от экономической эффективности реализации проекта.

В широком смысле с экономической точки зрения к ГЧП можно отнести любые формы обоюдовыгодного взаимодействия государства и бизнеса, в том числе государственные контракты, договоры о передаче прав владения и пользования, концессионные соглашения, соглашения о разделе продукции.

В рамках реализации культурной политики в качестве форм ГЧП могут быть применимы передача в доверительное управление объектов исторического наследия в целях их реставрации за счет частного капитала и последующей их эксплуатации, проведение культурных мероприятий, охрана авторских прав, создание электронных версий библиотек, музеев, архивов [1].

В научной сфере могут быть применимы такие формы ГЧП, как создание внебюджетных фондов поддержки научной деятельности [12], в сфере инновационной деятельности —совместная реализация государством и бизнесом крупных проектов, создание инновационных кластеров, технопарков, бизнес-центров [3, с. 4—7].

В сфере политической деятельности возможны такие формы ГЧП, как проведение совместных совещаний государственных органов власти и объединений предпринимателей отдельной отрасли экономики, осуществление независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов таких актов, поддержка производителей экспортной продукции [6, с. 41—51].

С правовой точки зрения формы ГЧП можно разделить на корпоративные, в основу которых положено создание проектной компании с участием государства и бизнеса, и договорные, когда реализация проекта осуществляется на основании договора [4].

С точки зрения целей реализации проектов все многообразие типов ГЧП можно условно разделить на организационные модели, модели финансирования и модели кооперации.

В качестве примера организационной модели ГЧП можно привести договор концессии. При реализации организационных моделей партнерства сотрудничество осуществляется за счет перераспределения отдельных функций и обязательств между партнерами, привлечения к участию в проекте третьих лиц, при этом в рамках таких соглашений не происходит перераспределения прав собственности.

Под моделями финансирования понимаются проектное финансирование, договоры, предусматривающие переход прав владения и пользования имуществом (аренда, лизинг, доверительное управление).

К моделям кооперации следует отнести любые формы объединения усилий партнеров в целях реализации проекта, в том числе организацию холдинговых структур с целью создания и последующей эксплуатации инфраструктурных объектов.

В мировой практике принята классификация форм ГЧП в зависимости от видов отношений собственности и степени зависимости от государства в вопросах финансирования и разделения рисков. Формы ГЧП выделяются на основе:

— контрактов, заключаемых между государством (органом местного самоуправления) и бизнесом на осуществление определенных необходимых обществу видов деятельности;

— арендных отношений;

— концессионных соглашений, в рамках которых объект государственной (муниципальной) собственности передается на определенный срок в пользование и владение бизнесу, который обязуется за свой счет реконструировать или модернизировать данный объект и осуществлять его эксплуатацию;

— соглашений о разделе продукции, в рамках которых частный партнер осуществляет добычу полезных ископаемых, при этом порядок раздела продукции регламентируется соглашением;

— совместных предприятий в виде акционерных обществ или совместных предприятий с долевым участием [2].

Рассмотрим подробнее каждую форму ГЧП.

Термин «концессия» как экономическая категория имеет множество трактовок и может применяться в отношении как конкретных объектов собственности, так и оказания услуг. Концессионные соглашения представляют собой комплексные многофункциональные договоры, в рамках которых устанавливаются правила взаимодействия частного и государственного партнеров.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»  «по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением имущество (недвижимое имущество или недвижимое имущество и движимое имущество, технологически связанные между собой и предназначенные для осуществления деятельности, предусмотренной концессионным соглашением), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления указанной деятельности» [9].

По договору концессии публичный партнер (концедент) предоставляет частному партнеру право владения и пользования существующим объектом или вновь построенным объектом недвижимости, при этом право собственности на указанный объект уже принадлежит или будет принадлежать после его постройки частным партнером публичному партнеру. Част-ный партнер, в свою очередь, сохраняет за собой право на усовершенствование объекта в течение срока действия концессионного соглашения [5, c. 36]. При этом обязательным условием концессии является инвестирование в проект частного капитала, поэтому можно с уверенностью утверждать, что в рамках концессионного соглашения операционные и инвестиционные риски несет частный партнер (концессионер).

Особую роль концессии играют в отраслях  инфраструктуры, традиционно находящихся в государственной собственности и необходимых для функционирования экономики. К таким отраслям относятся электроэнергетика, железнодорожный транспорт, автодорожное хозяйство, водный и воздушный транспорт (порты, аэропорты), магистральная транспортировка газа, коммунальное хозяйство и т. п.

Из всех форм ГЧП концессии используются в настоящее время наиболее активно. Во-первых, они носят долгосрочный характер, что позволяет обеим сторонам взаимодействия осуществлять стратегическое планирование своей деятельности. Во-вторых, в концессиях частный сектор обладает полной свободой в принятии управленческих решений. В-третьих, государство как сторона соглашения имеет достаточно рычагов воздействия на концессионера в случае нарушения им условий концессии или законодательства, а также при возникновении необходимости защиты публичных интересов в рамках концессий.

В зарубежных странах применяются несколько разновидностей концессий, которые различаются в зависимости от объема передаваемых концессионеру прав, наличия строительного компонента, схем и сроков возврата объекта государству и других факторов.

В России, как и в большинстве стран мира, использующих данную форму ГЧП, концессионное соглашение имеет статус нормативного правового акта. Например, концессионное соглашение, заключенное на федеральном уровне, будет иметь статус постановления или распоряжения Правительства РФ.

Вместе с тем концессии присущи недостатки, которые не характерны для иных форм ГЧП. Так, концессионные соглашения заключаются на длительный срок и не предусматривают всех возможных вариантов развития событий. Такого рода негибкость отношений между партнерами приводит к значительным рискам. Недостаток концессионных соглашений заключается еще и в том, что объекты инфраструктуры имеют продолжительные сроки окупаемости и возврата инвестиций. Сложности проведения долгосрочных финансово-экономических расчетов по таким объектам вызывают неточности и ошибки, что приводит к дополнительным рискам невыполнения условий концессий.

Другой формой ГЧП, лишенной некоторых недостатков концессионного договора, являются контракты между государством и бизнесом на выполнение работ, управление, оказание услуг, поставку продукции и оказание технической помощи.

Всемирный банк так понимает контракт на управление: частная компания получает в управление принадлежащую государству собственность на определенный период. Инвестиции осуществляет государство.

По контракту на управление собственностью государство оплачивает услуги частного партнера и несет операционные риски [11], тогда как, например, по арендному договору государство получает арендную плату с арендатора, а операционный риск ложится на частную структуру.

Часто контракты имеют форму договоров подряда. Характерной особенностью государственных контрактов является их административная природа. При этом так же, как и при заключении концессионного соглашения, права собственности на предмет контрактных отношений не передаются государством частному предпринимателю.

В России контрактные отношения органов власти с частнопредпринимательским сектором регулируются Гражданским кодексом РФ,  Бюджетным кодексом РФ, Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»( далее — Закон о контрактной системе), в котором прямо указывается на контрактную сущность этой формы ГЧП [8], и другими законами и нормативными актами.

Подавляющая  часть контрактов на закупку товаров и услуг для государственных и муниципальных нужд не относится к ГЧП, поскольку такие контракты не предполагают софинансирование реализации проекта частной стороной контракта; деятельность частного партнера в рамках контракта осуществляется за счет бюджетных средств и полностью регламентирована условиями контрактного договора и сметами. Таким образом, для контрактов на закупку товаров и услуг для государственных и муниципальных нужд не характерны сложные схемы распределения, перераспределения рисков между сторонами, их страхование. Кроме того, в таком контракте или приложении к нему регламентируются многие характеристики деятельности частного партнера, отсутствующие в контрактах ГЧП: перечни используемых и закупаемых материалов и оборудования, организация рабочего процесса, порядок ведения журнала работ, проведение оперативных совещаний и т. д.

Однако многообразие государственных и муниципальных контрактов на закупку товаров и услуг, возможность сочетания различных видов таких контрактов, в частности, с привлечением для их выполнения средств частного бизнеса на условиях софинансирования, иногда стирают грань между ними и ГЧП.

Отношения ГЧП в рамках государственного или муниципального контракта могут возникнуть только в случае, если будут привлекаться внебюджетные источники финансирования. В то же время законодательство о закупках товаров и услуг построено таким образом, что не предполагает частного софинансирования и, соответственно, не содержит регламентации методов привлечения средств бизнеса в реализацию договоров на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, а также механизмы возврата таких инвестиций частному сектору. При подготовке контракта оговариваются всевозможные условия от формализации временных, объемных и структурных рамок проекта до финансовых обязательств, качественных показателей проекта, механизма разделения рисков и разрешения споров.

Гарантии прибыльности проекта для участников со стороны бизнеса являются одними из наиболее критических пунктов контракта. В зависимости от прописанных в контракте гарантий определяется круг потенциальных институциональных инвесторов. Схемы и ус-ловия управления и контроля, прописанные в контракте, позволяют сторонам своевременно среагировать на превышение сметной стоимости, выход из графика строительных, монтажных и иных работ, избежать судебных разбирательств. Описание стандартов, норм и регламентов, штрафные санкции за их несоблюдение и поощрение (вознаграждение) за улучшение обслуживания, экологические мероприятия — важная составная часть контракта.

Таким образом, в разработке контракта государство регламентирует как общие, так и специфические вопросы, связанные со структурой, условиями и программой такого партнерства с бизнесом.

После заключения контракта государство осуществляет мониторинг деятельности частной компании. Мониторинг имеет достаточно жесткий, многосторонний характер, поскольку в ходе исполнения контракта появляется третья сторона — потребитель. При этом главной особенностью контракта (а подспудно еще и отличием от концессии) является то, что контрактная система ГЧП функционирует в рамках гражданско-правового поля, а концессионная — и в контексте публично-правового законодательства. Кроме того, хотя в некоторых странах не делается особых различий между контрактом и концессией, в соответствии с правовыми нормами развитых стран концессия — это «глобальный контракт». Так, в Европейском союзе в качестве разновидности административного контракта в области развития инфраструктуры выступает концессия. В соответствии с таким контрактом публичная власть предоставляет компании-концессионеру определенные права на строительство, модернизацию, реконструкцию, эксплуатацию объекта в течение определенного периода.

В других схемах ГЧП, отличных от контракта, бизнес имеет больший вес в планировании, финансировании, управлении публичной собственностью, а риски проекта передаются тому участнику, который лучше сможет ими управлять [13, c. 5]. Вместе с тем в контексте Закона о контрактной системе вовлечение средств бизнеса в рамках контрактных отношений с государством не предусмотрено, хотя ГК РФ позволяет заключать контракты между бизнесом и органами власти, например в рамках инвестиционных проектов.

В настоящее время контрактная форма партнерских отношений государства и бизнеса имеет широкое распространение в мире и в России и расценивается любой частной компанией как привлекательный и достаточно престижный бизнес, поскольку такой контракт гарантирует не только место на определенном рынке, но и доход. Однако ввиду вышеуказанных особенностей российского законодательства большинство контрактных договоров на поставку товаров, работ, услуг не может быть квалифицировано как ГЧП.

Иной самостоятельной формой ГЧП, более близкой к концессии, чем контрактная, является соглашение о разделе продукции (далее — СРП) [15, c. 3]. Согласно российскому законодательству СРП — это договор, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет инвестору — субъекту предпринимательской деятельности — на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиск, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этими правами работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Произведенная продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок такого раздела [10].

В рамках СРП партнеру государства принадлежит только часть произведенной продукции, тогда как в рамках концессии концессионер является собственником всей выпущенной продукции.

Условно все СРП в зависимости от распределения рисков можно разделить на два вида: с риском и безрисковые. При заключении контракта с риском частный партнер на свой собственный риск исследует определенную государственным партнером территорию и в случае открытия месторождения компенсирует свои расходы на его разведку. В противном случае частный партнер несет убытки в результате изыскательских работ.

В случае заключения безрискового контракта, по существу представляющего собой подрядный договор, в контракте определяются месторождение, типы работ, сроки их выполнения, порядок возмещения затрат (в основном за счет продажи полученной продукции).

Арендные отношения в сфере ГЧП при аренде государственного и муниципального имущества регулируются ГК РФ, Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» и иными нормативными правовыми актами. Согласно ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В соответствии с гражданским законодательством концепция арендных отношений заключается в том, что модернизация и развитие арендуемых объектов осуществляются их собственником и арендатору не передаются. Сферой ответственности арендатора является надлежащая эксплуатация объекта. При этом осуществленные арендатором отделимые от объекта договора улучшения имущества являются собственностью арендатора. Если произведенные арендатором улучшения неотделимы от имущества, являющегося объектом договора, арендатор имеет право на возмещение публичным органом власти стоимости таких улучшений.

Приведенные характеристики договоров свидетельствуют о том, что, в отличие от аренды, при заключении договора концессии частный предприниматель и государство находятся в более сложных и многоаспектных отношениях. Отличия договоров аренды и концессии в той или иной степени касаются практически всех характеристик указанных договоров.

Основное, чем отличаются эти две формы передачи прав — это область их применения. Концессия имеет ограниченное использование и распространяет свое действие только на конкретный круг объектов, определенных законом. В арендные отношения могут вступать любые юридические и физические лица, и эти отношения регулируются нормами гражданского права. Например, при заключении одного из видов арендных договоров — договора лизинга — лизингополучатель имеет право выкупа имущества, передаваемого ему в рамках договора, тогда как в рамках концессионного соглашения перехода права собственности к концессионеру не происходит, за исключением случаев, когда объект концессионного соглашения на конец срока действия соглашения включается в перечень объектов приватизации. При этом концессионные соглашения в большинстве случаев предполагают аренду, например земельных участков, но не сводятся к ней.

Общим для договоров аренды и концессионных соглашений является возвратность объекта договора, а также тот факт, что имущество может быть изъято у арендатора или концессионера его собственником в любой момент в течение срока действия договора в случае невыполнения частной стороной своих обязательств по договору или в соответствии с принятыми политическими решениями.

На практике часто встречаются смешанные формы ГЧП, сочетающие в себе отдельные элементы описанных выше типов контрактов. Они дают больше возможностей объединить развитие, финансирование, управление, иные операции с предметом договора.

Участие в капитале государственного предприятия частного инвестора может представлять собой акционирование (корпоратизацию) или создание смешанного предприятия.

В странах англо-саксонской правовой системы (США, Великобритания, Австралия и др.) процесс корпоратизации определяется как трансформация предприятий, находящихся в государственной собственности, в акционерные общества. Корпоратизация означает изменение в организации управления. Она может быть охарактеризована как такая форма реорганизации предприятия, при которой сохраняется прямое государственное влияние в плане владения собственностью и управления. Как правило, цель корпоратизации состоит в повышении эффективности и совершенствовании управления такими предприятиями в рыночных условиях посредством организационно-правовых преобразований.

В Российской Федерации в настоящее время в разной степени используются все формы ГЧП, что связано в первую очередь с особенностями законодательного регулирования отдельных форм ГЧП.  Те формы ГЧП, законодательство в отношении которых уже сложилось и продолжает совершенствоваться в целях установления дополнительных гарантий защиты интересов сторон в ходе аккумулирования при реализации проектов принадлежащих им ресурсов, являются наиболее привлекательными как для частных партнеров, так и для государства. К числу таких форм ГЧП относятся концессии, СРП, а с недавнего времени — соглашение о ГЧП.

Иные формы сотрудничества государства и бизнеса (аренда, контрактные отношения) с учетом особенностей российского законодательства в большинстве случаев в рамках отдельных проектов не могут быть классифицированы как ГЧП.

 

Список литературы

1. Белозор А.Ф. Взаимодействие государства и бизнеса в культурной политике России: автореф. дис. ... канд. культ. наук. М., 2008. 23 с.

2. Берестов А.П. Теория и практика государственно-частного партнерства. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2008. 168 с.

3. Войнатовская М.А. Институт частно-государственного партнерства на транспорте // Транспортное право. 2006.  № 1.  С. 4—7.

4. Волосов А.И. Теория и методология государственного управления инвестиционной деятельностью: автореф. дис. … д-ра экон. наук. СПб., 2008. 35 с.

5. Государственно-частное партнерство: теория и практика / В.Г. Варнавский, А.В. Клименко, В.А. Королев и др. М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2010. 287 с.

6. Махортов Е.А., Семченков А.С. Государственно-частное партнерство как форма отношений власти и бизнеса в России // Вестник Московского университета. Сер. 12: Политические науки. 2007. № 6. С. 41—51.

7. О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 13.07.2015 № 224-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: федер. закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. О концессионных соглашениях: федер.  закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. О соглашениях о разделе продукции: федер. закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ  // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Словарь Всемирного банка. URL: http://www.ppi.worldbank.org/resources/ppi_glosssary.aspx

12. Хатаева М.А., Цирин А.М. Законодательство о государственно-частном партнерстве в Российской Федерации: проблемы, тенденции, перспективы // Журнал российского права. 2008. № 10. URL: http://www.ppp-russia.ru/analitica/item-4.html

13. Closing the Infrastructure Gap: the Role of Public-Private Partnerships. A Deloitte Research Study. Deloitte Development LLC, 2006. URL: http://www.deloitte.com/assets/Dcom-UnitedStates/Local%20Assets/Documents/us_ps_PPPUS_final(1).pdf

14. Report to Congress on Public-Private Partnerships — US Department of Transportation, 2004. 193 р. URL: http://www.fhwa.dot.gov/reports/pppdec2004/

15. Subbotin M.A. The law on production sharing agreements hindrances in the way to enactment // Russian economic barometer. 1996. Vol. 5. № 3.