УДК 343(47+57)

Страницы в журнале: 142-145 

 

С.С. Аветисян,

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и уголовно-процессуального права Российско-Армянского (Славянского) университета, судья уголовной палаты Кассационного суда Республики Армения,  Армения, Ереван avetisyanserj@mail.ru

 

Рассматриваются некоторые перспективы и основные направления развития уголовного законодательства стран СНГ. Отмечается, что необходимость разработки и принятия модельного уголовного закона на постсоветском пространстве, в странах СНГ и Евразийского экономического союза обусловлена не только уровнем преступности в этих странах. Необходим также учет глобализационных, интеграционных, экономических, криминологических, политико-правовых, духовно-нравственных, исторических, философских, христианских и других начал уголовного правоурегулирования. Обосновывается тезис о том, что законодательство стран СНГ, в особенности стран Таможенного союза, предполагает сближение позиции законодателей соответствующих стран.

Ключевые слова: право, уголовный закон, глобализация, интеграция, преступность, имплементация.

 

Грандиозные преобразования, начавшиеся в мире в конце прошлого столетия, привели к коренным изменениям в политических и социально-экономических системах более чем половины всех стран мира.

Общий вектор этих преобразований заключался в демократизации политических режимов, утверждении приоритета международно признанных прав и свобод человека, идеологического плюрализма и рыночных отношений в экономической жизни.

Указанные выше трансформации, в особенности после распада СССР, стали важнейшим, хотя далеко не единственным фактором, обусловившим глобальный процесс реформирования как правовых систем, так и права в целом, в том числе уголовного.

После 1990 года новые уголовные кодексы приняли более 50 государств, в том числе все страны СНГ и Балтии. В основу данных уголовных законов был положен ряд принципиально важных положений, которые, безусловно, улучшили действующие уголовные кодексы стран СНГ. Вместе с тем указанные уголовные кодексы содержат также ошибки и пробелы достаточно принципиального характера. Об этом свидетельствует несколько сот изменений и дополнений, внесенных в уголовные законы.

Кризис уголовного права, уголовного законодательства, репрессивной политики государств очевиден во всем мире, что можно объяснить рядом факторов объективного и субъективного характера, в том числе экономическими, политико-правовыми, социальными, философскими, духовно-нравственными, глобализационными, интеграционными и другими качественно новыми процессами, происходящими в мире [1].

Глобализация экономики, изменения на мировых финансовых рынках, а также перемены в области торговли и производства привели к ситуации, когда географические границы не играют особенной роли, а правительства, по объективным причинам, как правило, не в состоянии осуществлять эффективный контроль  над производством и потреблением.

На этом фоне все более актуализируется вопрос о месте, роли и эффективности уголовного закона. Бесспорно, свободное движение людей и капиталов способствует росту преступности. С определенной долей условности можно утверждать, что преступность является оборотной стороной современной цивилизации. Очевидно, что решение этих проблем посредством только уголовного законодательства невозможно. Прежде всего, необходима позитивная регламентация, переосмысление новых духовно-нравственных ценностей, создание не только санкций, но и правил поведения, деятельности, регламента и контроля [4].

Причины преступности многообразны и глубоки. Основные из них, безусловно, заключены в социальной и экономической сферах жизни общества. К их числу следует отнести кризисное состояние экономики, в связи с чем государство лишилось достаточных средств для социальной защиты населения; иллюзорные представления о рыночной экономике как самоорганизующейся системе, которая якобы сама по себе решит все социальные и экономические проблемы; рост безработицы, особенно среди молодежи; поляризация общества на очень богатых и бедных, духовная обезоруженность населения; миграционные процессы и т. д. Наблюдается рост преступности среди несовершеннолетних. В современных условиях возрастает и уровень транснациональной преступности.

По справедливому замечанию ряда авторов, ключевая проблема обеспечения баланса национальных и глобальных интересов (международной юрисдикции и государственного суверенитета) должна решаться исходя из признания примата именно глобальных интересов как необходимого условия сохранения мира, стабильности и устойчивого развития [6, с. 223].

Представляется, что перспективы и приоритеты развития современного уголовного законодательства стран СНГ с учетом особенностей интеграционных процессов и возможности их влияния на уголовное право следует, прежде всего, рассматривать на нескольких уровнях:

 

1) международно-правовом;

2) постсоветском пространстве;

3) региональном уровне.

Международно-правовые особенности развития современных правовых систем, в том числе национальных законодательств, прежде всего связаны с глобализацией. Взаимопроникновение экономик, культур и других ценностей с появлением современных средств связи, транспорта, коммуникаций стало более динамичным. Глобализация, как известно, влечет позитивные и негативные последствия. При этом, как отмечалось, происходит глобализация преступности. 

Ответной реакцией на глобализацию преступности является глобализация социального контроля над ней. При этом уголовно-правовые рычаги далеко не всегда имеют первостепенное значение.

Первичной стадией универсализации уголовно-правового регулирования стран СНГ может стать гармонизация законодательства как данных, так и других стран, понимаемая как сближение правовых систем [7, с. 439]. При этом особое внимание следует обратить на инкорпорацию (рецепцию и имплементацию) норм международно-правовых актов [5, с. 21]. Видимо, последующая глобализация экономики будет сопровождаться дальнейшей глобализацией преступности. Значит, будет возрастать количество преступлений международного характера, поэтому появится необходимость в новых правовых нормах и институтах, в их унификации и уточнении их системы. Международное сотрудничество в сфере уголовного права — неизбежный и закономерный факт. Но уголовное право не может быть «беспредельным». Поэтому вопрос о последствиях международной коррекции внутреннего уголовного права напрямую связан с проблемой определения пределов вмешательства международного права в регулирование «суверенных уголовно-правовых отношений».

В числе социальных, экономических, политических и иных факторов, определяющих представления о направлениях, путях и способах модернизации внутригосударственного уголовного права, нормы международного права, как отмечают ряд ученых, занимают определенное, но не определяющее место, что обусловлено прикладным значением уголовного права, ориентированного прежде всего на поддержание общественной безопасности внутри государства [3, с. 79].

Процесс глобализации предлагает ряд уточнений в развитии системы источников внутригосударственного права, использовании возможностей обращения к международным обычаям при бланкетных диспозициях, уточнений особенностей имплементации международных правовых норм в национальное уголовное законодательство.

К числу современных интеграционных и глобализационных процессов, безусловно, относится и создание Таможенного союза. Уголовное законодательство государств, присоединившихся к данному союзу, видимо, претерпит определенные изменения в сторону унификации как положений общего характера, так и криминализации новых общественно опасных деяний, в частности, связанных с нарушениями в экономической сфере, отмыванием денег, экологическими преступлениями и др.

Таким образом, можно констатировать, что в рамках традиционного международного уголовного права в качестве особых подсистем все заметнее выделяется уголовное право региональных интеграционных объединений, что наиболее ярко может проявиться в феномене Содружества Независимых Государств. Есть все основания полагать, что уголовное законодательство стран СНГ должно стать самостоятельным предметом научных исследований.

Это может способствовать разработке и принятию Основ уголовного законодательства стран СНГ (Модельного уголовного закона).

Другой предпосылкой разработки уголовного законодательства является учет особенностей экономического и социального развития стран постсоветского пространства.

Действующие уголовные кодексы стран бывшего союзного государства принимались в условиях постепенной деидеологизации, деполитизации и департизации системы органов уголовной юстиции. В этих условиях, с одной стороны, необходимо было принятие новых законов, а с другой — обеспечение стабильной и эффективной правоприменительной деятельности.

Преступность в странах СНГ во многом детерминирована происходящими социально-экономическими и государственно-правовыми преобразованиями, хотя, безусловно, в ней проявляются и существовавшие ранее тенденции. Переход от плановой, организованной экономики к рыночной не мог не вызвать волну негативных процессов в надстроечных сферах: политике, культуре, нравственности, духовной жизни.

Появление новых, прежде всего экономических, отношений на постсоветском пространстве, образование новых интеграционных объединений, в том числе Таможенного союза, обусловливают необходимость разработки и принятия таможенного законодательства. Определенной коррекции подлежат нормы и уголовного законодательства соответствующих стран.

Поэтому создание Таможенного союза предполагает не только формирование специального законодательства, регламентирующего экономические отношения, но и законодательства, предусматривающего ответственность за его нарушение. Коренное реформирование уголовных законодательств стран, присоединившихся к новым экономическим интеграционным объединениям, — неизбежный процесс.

На этом фоне появляется новая научная проблема, стоящая перед странами СНГ, — это разработка Основ уголовного законодательства на субрегиональном уровне (СНГ), поскольку имеется объективная потребность в унификации норм уголовного права данных стран. 

Названные обоснования и направления лишь часть всех возможностей коренной унификации уголовного законодательства стран СНГ. Обнаружение таких возможностей в контексте глобализационных и интеграционных процессов — задача совместных усилий ученых различных профессий: юристов, экономистов, политологов, социологов [2, с. 3—11]. Структура Общей части Модельного уголовного кодекса может включать следующие положения:

— система и задачи Основ;

— их действие в пространстве и по кругу лиц;

— соотношение международного, субрегионального и внутригосударственного уголовного законодательства;

— законодательные термины;

— единые правила толкования законодательных смыслов;

— единые правила квалификации преступлений;

— отражение принципов, понятий, отдельных категорий и институтов уголовного права;

— единые правила конкуренции уголовно-правовых норм (изданных в разное время и в разных государствах);

— правила криминализации и  декриминализации;

— правила выбора, способов и приемов имплементации;

— определение системы и правил назначения наказаний и др.

Структура Особенной части Модельного УК может охватывать разделы о международных преступлениях, преступлениях против безопасности СНГ, преступлениях против нормального функционирования органов власти и управления стран СНГ, воинских преступлениях против совместных вооруженных сил СНГ и др.

Итак, рассмотрение проблемы унификации уголовного законодательства стран СНГ с учетом особенностей региональных образований позволяет сделать вывод о том, что актуальность, своевременность, приоритетность, теоретическое и практическое значение разработки Модельного УК определяется различными обстоятельствами социально-экономического, политико-правового, уголовно-политического, глобализационного, интеграционного и иного характера. Научные изыскания, направленные на разработку Модельного УК, будут способствовать обеспечению эффективной юридической безопасности как интересов отдельных государств и их граждан, так и СНГ в целом.

 

Список литературы

 

1. Аветисян С.С. Главные тенденции развития уголовного законодательства Армении (новые социально-ценностные ориентации) // Судебная власть. 2013. № 10.

2. Аветисян С.С. Некоторые проблемы обеспечения безопасности человека как нового направления уголовной политики // Проблемы уголовной политики, экологии и права: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. СПб., 2010. C. 3—11.

3. Ведерникова О.Н. Конвенционные основы уголовного права и практики его применения // Конвенционные начала в уголовном праве: материалы междунар. науч.-практ. конф. М., 2014. С. 79.

4. Доклад о верховенстве права: принят на 86 пленарном заседании Венецианской Комиссии (Венеция, 25—26 марта 2011 г.). URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31150625 (дата обращения: 07.01.2015).

5. Наумов А.В. Влияние норм и принципов международного права на сближение уголовного права различных систем // Уголовное право в XXI веке: материалы междунар. науч.-практ. конф. М., 2002. С. 21.

6. Рахманова Е.Н. К вопросу об универсализации уголовного права // Конвенционные начала в уголовном праве: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 22 ноября 2013 г.). М., 2014. С. 223.

7. Энциклопедия уголовного права. СПб., 2005. Т. 1. Понятие уголовного права. С. 439.