УДК 347.92

Страницы в журнале: 87-94

 

А.В. Чекмарева,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов  chekmareva@newmail.ru

 

Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству рассматривается как разновидность судебной процедуры. Анализируя предложенные учеными определения понятия «процедура», автор приходит к выводу о существовании подготовительных процедур на каждой стадии гражданского процесса (от производства в суде первой инстанции до исполнения судебного решения). При этом подготовительные процедуры определяются как нормативно установленный порядок действий, который надлежит выполнить суду, сторонам и другим участникам процесса с целью обеспечения надлежащего, объективного и своевременного рассмотрения и разрешения дела, вынесения законного и обоснованного решения и исполнения требований суда.

Ключевые слова: гражданский процесс, подготовка дела к судебному разбирательству, процедура, стадии гражданского процесса.

 

Современный цивилистический процесс переживает полосу радикальных преобразований. Под влиянием вызовов внутреннего и внешнего порядка происходит расширение средств защиты нарушенных прав, растет правовая осведомленность граждан. В этой связи существенно возрастает обеспечение данной тенденции за счет усиления роли подготовительных процедур в каждой отдельной стадии процесса. Статья 147 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года (далее — ГПК РФ), обязывая проводить подготовку по каждому гражданскому делу, регламентирует деятельность не только судьи, но и сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей. Тем самым появляется возможность более эффективно, качественно, в сжатые сроки осуществить правосудие.

Несмотря на возрастающую значимость процедур, их осмысление в научном плане еще далеко от совершенства. Так, Т.В. Сахнова отмечает, что «эта категория во многом остается terra incognita. Понятие процедуры зачастую используется “на ощупь” — в весьма приблизительном значении». Она отмечает, что, «с одной стороны, о процедурах говорят как о явлении, очевидном для процесса, с другой — они понятийно не определены. С третьей стороны, “процедура” зачастую используется как синоним термина “несудебные процедуры” и одновременно как синоним тех понятий, которые обозначают исключительно несудебные и даже альтернативные способы и формы защиты» [21, с. 10]. Нельзя не согласиться с утверждением названного автора о том, что судебные процедуры в современном процессе выдвигаются в первый ряд в качестве не только критерия дифференциации процесса, но и инструментария его дальнейшего развития, обретения нового качества судопроизводства.

Некоторые исследователи дают понятию «процедура» излишне расширительное толкование. Так, С.А. Курочкин рассматривает цивилистический процесс как процедуру [11, c. 46, 49]. Полагаем, что сведение общего к частному нарушает алгоритм научного познания. Понятие «процесс» значительно шире, чем понятие «процедура». В процессе проявляется, прежде всего, его объективная сущность, предопределенная закономерностями, особенностями правовой и политической систем, развитием экономических и социальных отношений, нашедших отражение в законах и иных правовых актах. В то же время это совокупность деятельности по рассмотрению и разрешению дел, осуществляемая судом, наделенным властными полномочиями. Процедура же — это действия в рамках процесса.  Как справедливо отметили А.А. Югов и К.А. Игишев, процедура — элементарное процессуальное действие, представляющее собой конкретные оперативные приемы и средства, обеспечивающие выполнение тех задач, которые необходимо решить для достижения целей на соответствующих стадиях и этапах [26, c. 64].

Однако в литературе встречаются и такие подходы, согласно которым понятие «процедура» не связывается с процессом. Так, И.М. Зайцев и Н.А. Рассахатская отмечают, что «процедура применяется в неюрисдикционных производствах. Она представляет собой организующее средство обеспечения нормальной (непринудительной) реализации норм гражданского, семейного, трудового и т.п. права… Они (процедуры) регламентируются материально-правовыми нормами, в отличие от процессов, регулирующихся нормами процессуальных отраслей права» [9, c. 49].

С точки зрения подготовки дел к судебному разбирательству подготовительные процедуры отражают правоотношения, охватывающие деятельность как суда, так и лиц, участвующих в деле. В этой связи хотелось бы высказать некоторые суждения относительно полемики по поводу определения базисного компонента «процедура». Так, Г.Ю. Баришпольская считает, что правовая (юридическая) процедура — это система складывающихся в определенной последовательности правовых отношений, направленных на достижение правового результата [1, c. 9]. В.Г. Протасов утверждает, что правовая процедура — это система правовых отношений, служащая реализации другого, основного для процедуры правоотношения [18, c. 11]. Отвергая такой подход, когда ведущим компонентом процедуры являются правовые отношения, С.А. Курочкин пишет, что процедура — это в первую очередь система действий и лишь потом правоотношения [11, c. 48]. Соглашаясь с С.А. Курочкиным  в том, что действия являются элементами процедуры, отметим, что именно правоотношения делают возможными те или иные действия процедурного характера, предопределяют выбор тех из них, которые окажутся наиболее результативными. Именно правоотношения лежат в основе процедурных механизмов. Как известно, «правоотношения всегда предполагают юридическую связь по крайней мере между двумя субъектами, один из которых является носителем субъективного права, а другой — носителем юридической обязанности» [14, c. 225]. Следовательно, правоотношения первичны, а действия вторичны. В этой связи допустимо рассматривать подготовительные процедуры как совокупность действий суда, сторон и иных лиц, участвующих в правоотношении, предполагающих достижение  конкретной цели на определенном этапе процесса.

Попытаемся внести свою лепту в осмысление данной категории применительно к теме исследования. Согласно словарю С.И. Ожегова, процедура — официальный порядок действий, выполнения, обсуждения чего-нибудь.  Подготовить, т.е. сделать что-либо предварительно, для организации, устройства чего-нибудь [15, c. 460, 544]. Следовательно, можно рассматривать подготовительные процедуры как служащие подготовке к чему-либо. 

Отталкиваясь от обобщенного понимания процедур, можно заключить, что подготовительные процедуры имеют место на всех стадиях гражданского процесса. Особая роль принадлежит подготовительным процедурам в суде первой инстанции, о чем свидетельствует как законодательство, так и судебная практика. Гораздо меньше внимания законодатель уделяет подготовительным процедурам на других стадиях процесса, однако это не умаляет их значения. 

На наш взгляд, подготовительные процедуры — это обязательный для каждой стадии гражданского процесса,  нормативно установленный порядок действий, который надлежит выполнить суду, сторонам и другим участникам процесса с целью обеспечения надлежащего, объективного и своевременного рассмотрения и разрешения дела, вынесения законного и обоснованного решения и исполнения требований суда.

Подготовительные процедуры служат своеобразной гарантией реализации прав граждан и защиты их законных интересов. Динамика процедур обусловлена как развитием материальных и публичных отношений, так и преобразованием права. Подготовительные процедуры в гражданском процессе выступают не сами по себе, в них объективизируется и новаторство законодательства, и уровень правосознания граждан, и профессионализм судей, и степень правоприменения. Они служат также мерилом инновационности, традиционализма, соответствия международному опыту. Подготовительные процедуры ценны тем, что, избирая тот или иной способ реализации прав граждан, всегда имеют одну и ту же конечную цель — обеспечение правосудия и справедливости. Расширение диспозитивных начал в подготовительных процедурах создает новые возможности справедливого разрешения дел в гражданском судопроизводстве. Подготовительные процедуры как обязательный элемент всех стадий гражданского процесса придают судебной системе новый импульс в защите интересов граждан, обеспечении прав и свобод личности.

Особенности развития гражданского процесса во многом обусловлены соотношением теории и практики. Некоторые теоретические изыскания, опирающиеся на практику, дают стимул для совершенствования законодательства, обеспечения единообразия правоприменения. Вместе с тем модернизация гражданского процесса во многом тормозится нередким отношением к процессу как «к некой формальности, за которой нет реальных общественных отношений» [28, c. 2].

Практика показывает, что нигилистическое отношение к процессуальному праву подчас приводит к нарушению прав граждан, действия судей вступают в противоречие с самой логикой процессуального закона. Нельзя не согласиться с утверждением Ю.В. Юдина о том, что «любое отступление от процессуального закона — есть пренебрежение теоретическими конструкциями гражданского процесса, поскольку предполагается, что процессуальные нормы принимаются не автономно от научных процессуальных разработок, а покоятся на их основе» [28, c. 5].

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что нигилистическое отношение судей наблюдается к подготовительному этапу в целом и к таким его элементам, как предварительное судебное заседание, примирительные процедуры,  медиация. Например, Определением Московского городского суда от 14.12.2011 дело по иску о возмещении ущерба от ДТП возвращено в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда, поскольку после привлечения к участию в деле соответчика суд не назначил и не провел подготовку дела к судебному разбирательству, а также не исследовал вопрос об истечении срока давности [7]. Определением Московского городского суда от 20.06.2011 дело о компенсации морального вреда направлено на новое рассмотрение, т.к. в нарушение требований ГПК РФ судом не была проведена подготовка дела к судебному разбирательству, не вынесено определение о назначении дела к разбирательству в судебном заседании и не извещены стороны [6].

Если процесс — сложное правоприменение, то процедура — более простое, но не менее значимое явление. Особенно это касается подготовительных процедур. Согласно исследованиям теоретиков права «процедура как социальное явление представляет собой заранее установленную последовательность действий, направленную на достижение определенного результата. Юридическая процедура является разновидностью и продуктом социальной процедуры» [24, с. 6].

На наш взгляд, процедура в гражданском процессе, и прежде всего подготовительные процедуры, — это совокупность процессуальных действий, обусловленных юридическими, социальными и публично-политическими факторами.

Социальные факторы, влияющие на выбор тех или иных процедур, предполагают ограничение произвола лица, деятельность которого подвергается регулированию. Выбор процедур зависит от субъектов, участвующих в деле. Это могут быть должностные лица, граждане или организации. Центральным императивом служит интерес и достижение определенного результата в разрешении спора.

Публично-политические факторы оказывают влияние на гражданский процесс в ходе обсуждения и принятия законов, защиты интересов конкретных общественных групп. Сама судебная система во многом отражает противоречивость современного политического процесса. С одной стороны — это защита интересов бюрократии с помощью государственного аппарата, с другой — создание и поддержка горизонтальных структур, обеспечивающих равные права и равную ответственность всех членов общества. Так, развитие альтернативных процедур разрешения споров являет собой образец перехода к обществу реального равноправия граждан.  В этой связи создается политическая основа для более полного воплощения и развития юридических процедур.

Юридические процедуры регламентированы государством и находят свое отражение в правовых нормах. Юридическая процедура представляет собой систему, которая:

а) ориентирована на достижение конкретного правового результата;

б) состоит из последовательно сменяющих друг друга актов поведения и, как деятельность, внутренне структурирована правовыми отношениями;

в) обладает моделью (программой) своего развития, предварительно установленной на нормативном или индивидуальном уровне;

г) иерархически построена;

д) постоянно находится в динамике, развитии;

е) имеет служебный характер: выступает средством реализации основного, главного для нее правового отношения.

Организующий субъект юридических процессуальных процедур — судья. Именно он осуществляет применение действующих правовых норм. Юридические процедуры базируются на таких гарантиях, как право на судопроизводство, гласность и состязательность, доказательность обстоятельств дела.

Таким образом, подготовительные процедуры являются важным и обязательным элементом всех стадий гражданского процесса, поскольку служат обеспечению правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела, а также исполнения судебного постановления. Они воплощают юридические, экономические, социальные и публично-правовые гарантии в реальных действиях судей, спорящих сторон и иных лиц, в защите прав и интересов граждан и организаций. В этой связи считаем целесообразным исследовать проблему стадийности гражданского процесса и выявить место подготовительных процедур в каждой отдельной стадии.

Как уже отмечалось, в науке гражданского процессуального права подготовка дела к судебному разбирательству не раз становилась объектом пристального внимания ученых и советского периода, и наших современников. Вопрос о том, является ли подготовка дела самостоятельной стадией, продолжает оставаться дискуссионным и по сей день. Отчасти это связано с тем, что ни ГПК РФ, ни Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 года не называют подготовку стадией процесса. Об этом говорится лишь в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» [20] и Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» [3]. В связи с чем представляется необходимым проанализировать эволюцию данного института с момента принятия первого кодифицированного источника гражданского процессуального права.

До 1929 года подготовка дела к судебному разбирательству практически не существовала, поскольку Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1922 года (далее — ГПК РСФСР) суть подготовки сводил лишь к праву судьи собирать необходимые для разрешения дела доказательства по просьбе истца и вне возражений ответчика. Новая редакция ст. 80 ГПК РСФСР от 20.11.1929 определила, что судья до назначения дела к слушанию вправе единолично, без согласия на то сторон, произвести ряд подготовительных действий [12, c. 6]. Таким образом, проведение подготовки являлось правом судьи. В 1935 году Пленум Верховного Суда СССР установил обязательность «досудебной подготовки гражданских дел», за исключением случаев, когда «ввиду ясности обстоятельств дела и полноты доказательств судья находит предварительную подготовку дела излишней» [17, c. 189]. По сути, решение вопроса о том, проводить подготовку или нет, опять осталось правом судьи, который чаще всего выбирал второй вариант. В этот период формируются две противоположные точки зрения по вопросу о том, является ли подготовка дела к судебному разбирательству самостоятельной стадией. В основе данных точек зрений лежит учение о стадийности юридического, и в частности гражданского, процесса.

К.С. Юдельсон считал «предварительную подготовку» одной из обязательных стадий процесса [27, c. 3].  П.В. Логинов указывал, что при разделении процесса на стадии нужно исходить из цели, которая стоит перед судом на том или ином этапе развития процесса. Существуют конечная цель — разрешение спора, а также задачи, характерные для каждого этапа рассмотрения гражданского дела. Именно различие задач при общности конечной цели дает основание для  разделения гражданского процесса на составные части — стадии. В связи с этим автор выделял в качестве самостоятельной стадии действия, направленные только на подготовку гражданских дел к слушанию [12, c. 9].

В.К. Пучинский также рассматривал подготовку дела к судебному разбирательству как стадию гражданского процесса, содержание которой составляет совокупность определенных процессуальных действий. По мнению автора, подготовку нельзя рассматривать лишь как сумму мероприятий технического характера, это вполне самостоятельная стадия, характеризующаяся рядом признаков, присущих каждой самостоятельной части процесса [19, c. 39—40].

Критикуя суждения В.К. Пучинского, М.А. Гурвич указывал, что правильное положение о том, что подготовка состоит из действий, имеющих процессуально-правовой характер, не может служить обоснованием выделения ее в стадию процесса. В основу решения вопроса о стадиях процесса, по его мнению, следует положить понятие процессуального правоотношения, определяющего права и обязанности суда на том или ином этапе правосудия. «Самостоятельность стадии определяется задачей, которую на данном этапе процесса закон ставит перед правосудием... Подготовка же дела не составляет задачи правосудия, достижению которой корреспондировал бы соответствующий, охраняемый законом интерес (или право) стороны, являющийся необходимым элементом в процессуальном правоотношении» [5, c. 135]. Представляется, что М.А. Гурвич недооценивал важность этапа подготовки дела. От того, насколько хорошо проведена подготовка, зависит и реализация задач гражданского судопроизводства, и достижение его цели. Следовательно, подготовка дела является необходимым условием правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Принятый в 1964 году ГПК РСФСР также не называл подготовку дела к судебному разбирательству обязательной стадией процесса. Лишь в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 19.03.1969 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» указывалось, что подготовка является самостоятельной стадией и обязательна по каждому гражданскому делу [22, c. 206]. В этот период в учебниках по гражданскому процессу подготовка дела к судебному разбирательству рассматривалась по-разному. В частности, Н.А. Чечина и Д.М. Чечот называли ее второй стадией процесса, целью которой является обеспечение быстрого и правильного разрешения дела [4, c. 27]. А.Ф. Клейнман и М.А. Гурвич выделяли следующие стадии: производство в суде первой инстанции, производство в суде второй инстанции, производство по пересмотру решений и определений в порядке надзора; производство по пересмотру решений по вновь открывшимся обстоятельствам; исполнительное производство [10, c. 9].

Теория цикличности гражданского процесса, выдвинутая в 1976 году Ю.К. Осиповым, подтверждает тезис о существовании подготовки как стадии, однако подготовка, по его мнению, является не стадией процесса, а стадией правоприменительного цикла. Ю.К. Осипов утверждал, что смешение разнопорядковых структурных подразделений правоприменительного процесса — стадий правоприменения и правоприменительных циклов — ошибочно. Стадии применения права представляют собой поочередно сменяющие друг друга этапы в развитии процессуальных отношений от возбуждения деятельности по использованию норм права до принятия соответствующего правоприменительного акта. Любой правоприменительный акт предполагает существование по крайней мере трех стадий: возбуждения деятельности по применению права, подготовки и совершения правоприменительного акта (действия). В своей совокупности они образуют правоприменительный цикл [16, c. 43].

Соглашаясь с мнением М.А. Гурвича о разделении гражданского процесса на пять частей, Ю.К. Осипов считает следующие части не стадиями, а правоприменительными циклами: производство в суде первой инстанции; производство в суде второй инстанции; проверка законности и обоснованности судебных актов в порядке надзора; пересмотр судебных решений, определений по вновь открывшимся обстоятельствам; исполнение судебных постановлений. Стадии применения норм права — этапы правоприменительной деятельности в пределах правоприменительного цикла [16, c. 44]. Теория Ю.К. Осипова представляется вполне убедительной, за исключением наименования «цикл». Это слово происходит от греческого kyklos («круг») и означает совокупность взаимосвязанных явлений, процессов, составляющих кругооборот в течение какого-либо промежутка времени [13, c. 543]. Таким образом, пройдя стадии возбуждения, подготовки и совершения правоприменительного акта, цикл предполагает возврат к началу, т.е. к возбуждению деятельности, чего в действительности быть не может.

Интересны выводы о стадиях процесса с позиций логической и функциональной характеристики правоприменительной деятельности, сделанные И.В. Бенедиком. Ученый считает, что функциональными стадиями являются стадии возбуждения юридического дела, его подготовки, рассмотрения дела и вынесения постановления, обжалования и пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений. Стадии логического характера играют роль их количественного «наполнителя» и по своему содержанию всякий раз повторяют общую стадийность правоприменительного процесса [2, c. 29]. Схожего мнения придерживается и И.В. Дюрягин, выделяя стадии, составляющие логическую последовательность действий при вынесении акта применения права, и стадии функционального характера, т.е. этапы разбирательства всего дела [8, c. 50].

Заслуживающим внимания представляется системный подход И.И. Черных, которая рассматривает весь гражданский процесс («то есть поэтапное движение гражданского дела») как комплексную систему, в состав которой в качестве элементов включаются подсистемы — различные этапы производства по делу [25, c. 674].  В этой связи возрастает значимость теоретического осмысления системно-действенного фактора на этапе подготовки дела к судебному разбирательству. Однако лишь немногие исследователи проявили интерес к данной проблеме [23, c. 60—62; 25, c. 673].

Отмечая системность подготовительных процедур, И.И. Черных выделяет такие признаки, как: единая направленность воздействия правовых норм, регулирующих подготовку дела к судебному разбирательству, формирование поведения субъектов, мотивированного единым правовым результатом, своевременное рассмотрение дела [25, c. 65]. В качестве узловых элементов системы подготовки дел к рассмотрению она называет задачи, субъектов, подготовительные действия.

На наш взгляд, систему подготовки дела к судебному разбирательству можно условно представить в виде двух взаимосвязанных подсистем. Первая — управляемая часть системы, а вторая — управляющая. При этом в управляемую часть входят все участники процесса, а управляющая представлена законодательством и судом. Управляемая часть системы отличается наличием интереса, постановкой цели, выбором средств защиты своих прав, мотивацией позиции, степенью остроты конфликта. Разумеется, что все действия управляемой части системы реализуются в рамках закона.

Управляющая подсистема также действует в рамках закона, но уже на более высоком, профессиональном уровне. Именно она обеспечивает реальную взаимосвязь с управляемой подсистемой. В качестве обратной связи она получает из управляемой подсистемы необходимые доказательства и реализует свою задачу путем анализа поступивших документов и выработки предписаний участникам процесса. В качестве таких предписаний могут выступать предложения о заключении мирового соглашения, медиации, представлении и истребовании доказательств.

В результате взаимодействия управляющей и управляемой систем производство может быть прекращено путем заключения мирового соглашения или отказа от иска, дело может быть окончено принятием решения в ходе предварительного судебного заседания.

Таким образом, системный подход к изучению подготовки дел к рассмотрению позволяет выявить роль подготовительных процедур в гражданском процессе, упорядочить взаимодействие суда и сторон, предвидеть возможные результаты применения подготовительных процедур, выяснить соотношение цели и задач подготовки на каждом этапе судопроизводства. Вместе с тем нельзя не признать, что качественная реализация подготовительных процедур во многом сдерживается неготовностью судей к использованию новых возможностей мирного урегулирования спора, слабой активностью сторон в собирании и раскрытии доказательств, несмотря на предусмотренный законодателем состязательный характер этапа подготовки дела к судебному разбирательству.

 

 

 

Список литературы

 

1. Баришпольская Т.Ю. Гражданский процесс и процедура: понятие, служебная роль, проблемы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 1988.

2. Бенедик И.В. Понятие и соотношение логических и функциональных стадий в юридическом процессе // Процессуальные вопросы повышения эффективности правового регулирования социалистических общественных отношений. — Ярославль, 1981.

3. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2007. № 4.

4. Гражданский процесс / отв. ред. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. — М., 1968.

5. Гурвич М.А. Рецензия на книгу В.К. Пучинского «Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству» // Правоведение. 1964. № 3.

6. Дело № 33-18708/2011. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Дело № 33-38068. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. — Свердловск, 1973.

9. Зайцев И.М., Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма: понятие, содержание и значение // Государство и право. 1995. № 2.

10. Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. — М., 1954.

11. Курочкин С.А. О перспективах совершенствования цивилистического процесса как правовой процедуры // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 8.

12. Логинов П.В. Предварительная подготовка гражданских дел к слушанию в суде. — М., 1960.

13. Новик Т.В., Суханова В.А. Толковый словарь иностранных слов в русском языке. — Смоленск, 2003.

14. Обществознание / под ред. М.А. Абдулаева. — М.; СПб., 2004.

15. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. члена-корреспондента Академии наук СССР Н.Ю. Шведовой. — М.: Русский язык, 1986.

16. Осипов Ю.К. Элементы и стадии применения норм советского гражданского процессуального права // Проблемы применения норм гражданского процессуального права: межвузовский сборник. — Свердловск, 1976. Вып. 48.

17. Постановление 52-го Пленума Верховного Суда СССР от 28.10.1935 «О строжайшем соблюдении процессуальных норм в гражданском процессе» // Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924—1957 гг. — М.: Госюриздат, 1958.

18. Протасов В.Н. Гражданский процесс с позиции системного подхода: методологический аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1979.

19. Пучинский В.К. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. — М., 1962.

20. Российская газета. 02.07.2008. № 140.

21. Сахнова Т.В. Процедурность цивилистического процесса: методология будущего // Вестник гражданского процесса. 2012. № 1.

22. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. — М., 1999.

23. Сердитова Е.Н. К вопросу о подготовке дела к судебному разбирательству в гражданском и арбитражном процессах: cравнительно-правовой аспект // Новеллы гражданского процессуального права: материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. — М., 2004.

24. Смольянинов М.С. Юридическая процедура как гарантия прав человека: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2011.

25. Черных И.И. Система подготовки дела к судебному разбирательству // LEX RUSSICA (Научные труды МГЮА). 2009. № 3.

26. Югов А.А., Игишев К.А. К вопросу о современном понимании законопроектного процесса в Российской Федерации // Правовая политика и правовая жизнь. — М.; Саратов. 2006. № 3.

27. Юдельсон К.С. Предварительная подготовка дела в советском гражданском процессе. — М., 1948.

 

28. Юдин Ю.В. Теория и практика гражданского процесса: грани соотношения // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 9.