УДК 347.965

Страницы в журнале: 87-91

 

А.М. Байрамова,

старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Дагестанского государственного института народного хозяйства Россия, Махачкала aishatguschueva@mail.ru

 

Рассматриваются отношения, складывающиеся в результате оказания юридической помощи при осуществлении адвокатом своей деятельности. Основной целью исследования является проведение анализа норм материального права с использованием общих и специальных методов познания. Автором обосновываются характер и назначение адвокатской деятельности, пути совершенствования законодательной базы в области адвокатской деятельности.

Ключевые слова: адвокат, адвокатская деятельность, юридические услуги, бизнес.

 

В  настоящее время адвокатская деятельность представляется наиболее популярной, чему способствует ситуация возрастания роли регионов в обеспечении стабильного и устойчивого социально-экономического развития страны. В таких условиях, когда каждый субъект права стремится создать для себя те блага, с помощью которых будет расти его собственное хозяйство, личный статус, а также статус семьи, все большую актуальность приобретают знания в области правовой сферы жизни. Востребованность  в оказании помощи по правовым вопросам с каждым днем растет. Задача адвокатуры сводится не только к ведению процессов, но и к их предупреждению, а участие ее в делах ценно благодаря не только профессиональным знаниям, но и умиряющему влиянию на ход процесса и стремлению к уменьшению эмоциональности, которую вносят стороны в борьбе за торжество своих экономических расчетов [6, с. 1]. И этот факт дает повод задуматься о том, безвозмездно ли оказывается такая юридическая помощь.

Так, согласно ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон № 63-ФЗ), адвокатом является лицо, получившее в установленном Законом № 63-ФЗ порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат независим в своей профессиональной деятельности, им не могут осуществляться иные функции, что предполагает невозможность вступать в трудовые отношения в качестве работника, исключение составляет лишь род занятий, предполагающий научную, преподавательскую и иную творческую деятельности. Кроме того, адвокатам запрещается занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Из этого следует, что адвокат полностью  обособлен от государства и его структурных  подразделений, и деятельность адвоката основана на оказываемом ему доверии, и главной его обязанностью является оберегать это доверие. При этом никакие обстоятельства не должны служить основанием для нарушения  оказанного ему доверия. Всякое действие адвоката, которое подрывает доверие, является профессиональным проступком. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. Невозможно оправдать злоупотребление адвоката доверием, и правила крайней необходимости не имеют отношения к запрету доносить на подзащитного. Прав был Э. Бенедикт, писавший, что «адвокат, перешедший на роль свидетеля, лишает обвиняемого его последней опоры, данной ему законом в лице защиты то, что должно служить ему, обращается против него же» [1, с. 64].

Так, согласно пунктам 1 и 2 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. Все это способствует обеспечению допуска к адвокатским услугам.

Слово advocatus возникло от латинского advocatio — обращение за помощью, судебная защита. Таким образом, основная задача адвоката всегда была, есть и будет помогать своими умениями, знаниями и опытом тому, кто обратился к нему за помощью. Следовательно, формулируя основные понятия и принципы профессиональной этики адвокатов, мы не можем отступить от простого и очевидного правила —адвокат должен быть максимально полезным для своего клиента [2, с. 40].

Законом № 63-ФЗ определены положения, которые указывают на гарантии доступности населению юридической помощи. Кроме того, обеспечиваются гарантии независимости адвокатской деятельности, причем такие гарантии обеспечиваются органами государственной власти, которые финансируют данную деятельность, если адвокатами оказывается юридическая помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также при необходимости органы государственной власти выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи. Государством не контролируется  деятельность адвокатов, как это наблюдалось в советские времена, а обеспечиваются гарантии независимости такой деятельности. Подобный подход законодателя является значительной победой всего адвокатского сообщества в борьбе с государством за свою независимость. По-другому стоит вопрос, когда речь идет о гонорарах, которые выплачиваются адвокатам за оказание юридической помощи.

Рассмотрим ряд дискуссионных вопросов, определяющих характер адвокатской деятельности. В настоящее время адвокаты преследуют коммерческие цели. Законом № 63-ФЗ не определена оценка деятельности адвоката, но, тем не менее, в  условиях все большего  развития потребностей человека такое положение  стало наиболее актуальным.

Так, российское законодательство называет предпринимательством деятельность, направленную на получение прибыли [4, с. 130]. При этом услуги адвокатов по защите законных интересов граждан не могут являться  предпринимательской деятельностью, поскольку это слишком ответственная и благородная работа, чтобы брать за нее деньги. В то же время юридическая деятельность в России никак не лицензируется, и юристы без статуса адвоката практикуют в произвольных масштабах. Более того, отечественные законы не обязывают иностранные юридические фирмы сообщать о том, что их специализацией будет оказание юридических услуг. Поэтому самые профессиональные участники рынка — частные адвокаты, если, конечно, они не изобретают обходные пути, — оказываются в незавидной ситуации. Участники такого рынка используют несовершенство законодательства, приводя в пример страны, где адвокатура давно является важной отраслью экономики. При этом адвокатура даже такого молодого государства, как США, старше российской.

Как отмечал А.Н. Марков, до конца 1980-х годов адвокаты оставались особой кастой юристов, которым было разрешено получать гонорары за оказываемую юридическую помощь. Само собой, получали деньги и юрисконсульты, но это была зарплата штатных сотрудников организаций. Тогда адвокатов воспринимали как оппозиционеров и чуть ли не таких же преступников, как и те, кого они защищали, людей, которые противопоставляли себя социалистическому образу жизни. В общественном сознании они стояли низко [6, с. 94]. Теперь все по-другому: адвокат  — серьезная, востребованная, нужная обществу профессия.

Закон СССР от 19.11.1986 № 6051-XI «Об индивидуальной трудовой деятельности» разрешил на платной основе оказывать юридическую помощь всем юристам, а не только адвокатам [8, с. 16]. Лицензировать же деятельность таких специалистов стали только в 1995 году. Однако три года спустя лицензирование  снова отменили. Кто лоббировал такой закон в Государственной Думе, сейчас уже никто не помнит.

Если говорить о Законе № 63-ФЗ, то, на первый взгляд, он дал адвокатам все, что им нужно, для того, чтобы чувствовать себя в привилегированном положении. Адвокаты не являются предпринимателями, в результате чего освобождены от налогового бремени. При этом Закон № 63-ФЗ говорит об обратном. Так, адвокатские образования не облагаются налогом на имущество, на адвокатов не распространяются положения законодательства о контрольно-кассовой технике. Имеет место некая неопределенность в правовом статусе адвоката как налогоплательщика. Как отмечается В.А. Злобиным и Д.А. Шубиным, налоговое законодательство не учитывает особенностей адвокатской деятельности. С одной стороны, регулирование налогообложения адвокатов производится наряду с регулированием налогообложения физических лиц, которые осуществляют предпринимательскую деятельность (оказывают услуги, выполняют работы по договорам гражданско-правового характера), с другой стороны, законодателем определены особенности налогообложения именно адвокатов [3, с. 4]. Так, Налоговым кодексом Российской Федерации 1998 года определены положения об обязанности адвокатов самостоятельно определять налоговую базу по налогу на доходы физических лиц по доходам от профессиональной деятельности за истекший налоговый период, которые учредили адвокатский кабинет при осуществлении адвокатской деятельности индивидуально, по сравнению с другими адвокатами, учредившими иные формы адвокатских образований (ст. 227). Адвокаты обременены неукоснительной обязанностью предоставления в налоговый орган по месту своего учета, т.е. по месту жительства, налоговой декларации формы 3-НДФЛ в срок не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом. Исчисленная в соответствии с декларацией сумма  уплачивается адвокатами самостоятельно в срок не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом. Если же адвокатом были получены доходы от индивидуальной  адвокатской деятельности в течение года, то в его обязанности входит, согласно налоговому законодательству, в срок, не превышающий пяти дней по истечении месяца со дня появления соответствующих доходов, представить в налоговый орган налоговую декларацию формы 4-НДФЛ, утвержденную приказом МНС России от 15.06.04 № САЭ-3-04/366 «Об утверждении форм деклараций по налогу на доходы физических лиц и инструкции по их заполнению», указав  сумму предполагаемого дохода в текущем налоговом периоде. В этом состоит  преимущество адвокатов, которое на первый взгляд подтверждает сходство деятельности адвоката, оказывающего юридическую помощь, с предпринимательством, — сумма предполагаемого дохода определяется адвокатами самостоятельно [5, с. 17].

Помимо этого, по сравнению с другими гражданами, которые занимаются той или иной юридической деятельностью, у адвокатов имеются еще два немаловажных преимущества. К первому можно отнести режим адвокатской тайны, т.е. сведения, которые стали известны адвокату в той или иной степени, не подлежат разглашению, что в пользу доверителя. Ко второму можно отнести эксклюзивное право адвоката  вести уголовные дела (правда, они постепенно его лишаются: с развитием в России института мировых судей представлять интересы истцов и подсудимых получили право и обычные юристы). Такие налоговые и смежные преимущества, которые имеются у адвокатуры, опосредованы возложением на адвокатов публично-правовых обязанностей (оказание юридической помощи по назначению органов следствия и суда), в выполнении которых, кстати, бизнес-адвокатура участвует только материально.

Таким образом, в целях разграничения профессиональной адвокатской деятельности и предпринимательской деятельности первая приобрела название «оказание юридической помощи», а не «юридических услуг». В результате услуги были отданы на откуп бесчисленным юристам, квалификация которых не нашла своей оценки со стороны закона. При этом в налоговом законодательстве самостоятельно не определено такое понятие, как «помощь», адвокаты, тем не менее, ее осуществляют. Данная концепция дает повод задуматься о несовершенстве законодательства, которое ставит в тупик самих адвокатов, стремящихся оказывать надлежащую квалифицированную юридическую помощь и, наряду с этим, желающих получать за это соразмерное денежное вознаграждение, а не просто гонорары. Законом № 63-ФЗ, как отмечалось, никак не оценивается адвокатская деятельность в денежном эквиваленте, но и не ставятся запреты в этой области, поэтому можно судить о самостоятельности адвокатов в данном вопросе. Налицо неоконченная мысль законодателя.

Таким образом, вопрос об оплате деятельности адвоката остается открытым, и немаловажно сделать предложения по внесению поправок в соответствующие нормативные правовые  акты. Так, на наш взгляд, следует разъединить вопрос и закрепить его регулирование в отдельных статьях Закона № 63-ФЗ, что предполагает научную новизну исследуемой проблемы. Вопрос об отчислении адвокатами денежных средств на содержание адвокатской палаты и адвокатского образования и порядок расходования этих средств структурно должны быть перенесены в статьи Закона № 63-ФЗ, регулирующие образование и деятельность адвокатских палат и адвокатских образований. Кроме того, такая позиция соответствует  определению Конституционного Суда РФ от 12.04.2011 № 550-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Хорхординой Людмилы Валентиновны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 30, пункта 1 статьи 33 и пункта 1 статьи 34 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», в котором указано, что порядок и особенности осуществления адвокатской деятельности определены Законом № 63-ФЗ, в соответствии с которым адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Законом № 63-ФЗ, и адвокатская деятельность не является предпринимательской.

 

Список литературы

 

1. Бенедикт Э. Адвокатура нашего времени. — Спб., 1910.

2. Васьковский Е.В. Основные вопросы адвокатской этики. — Спб., 1895.

3. Злобин В.А., Шубин Д.А. Налоги, уплачиваемые при осуществлении адвокатской деятельности // Бизнес-адвокат. 2002. № 19.

4. Крылова З.Г. Основы права: учеб. — М., 2000.

5. Левадная Т.Ю. Особенности налогообложения доходов адвокатов, учредивших адвокатский кабинет // Официальные материалы для бухгалтера. Комментарии и консультации. 2008. № 19.

6. Марков А.Н. Правила адвокатской профессии в России. — М., 2003.

7. Ривлин Э.С. Советская адвокатура. — М., 1926.

 

8. Этика адвоката (без автора) // Советская юстиция. 1941. № 11.