УДК 340.111.5

Страницы в журнале: 16-22

 

Д.И. Провалинский,

аспирант и ассистент кафедры теории и истории государства и права юридического института Красноярского государственного аграрного университета Россия, Красноярск dmi38288850@yandex.ru

Рассматриваются некоторые историко-правовые и теоретические аспекты института правового поощрения, его стимулирующей функции, особой значимости при установлении государством модели правомерного поведения, повышении социально-правовой активности участников общественных отношений, роли в современном российском праве.

Ключевые слова: правовые стимулы, поощрение, награда, заслуга, заслуженное поведение, норма, законодатель, наказание.

 

Древнеримский юрист Ульпиан говорил: «Мы насаждаем правосудие и распространяем знание о добром и правильном, отделяя подобающее от неподобающего, отличая дозволенное от недозволенного, стремясь сделать людей порядочными не только страхом наказаний, но и поощрением дарами, обретая, если не ошибаюсь, истинную философию, а не мнимую» [2, c. 504].

С течением времени это утверждение не утратило свою актуальность. В современной правовой доктрине важную роль играют нормы «мягкого права», направленные на стимулирование правомерной деятельности субъектов правоотношений, поощрение их социально-правовой активности.

Среди существующих форм проявления правовых стимулов особое место занимают правовые поощрения, поскольку именно они в большей мере призваны заинтересовать индивида, побудить его занять активную правовую позицию [19], играя тем самым роль «вечного двигателя» [7].

Происходящие в современном российском обществе динамичные социально-экономические, политические и иные процессы находят отражение в сфере правового регулирования. Широкое применение законодателем диспозитивного метода правового регулирования создает предпосылки активного и творческого использования субъектами права предоставляемых возможностей самостоятельно достигать желаемого правового результата, который в современных условиях может и должен обеспечиваться более широким применением таких правовых средств, как меры поощрения [15].

Как справедливо замечено Р.О. Халфиной, о праве нередко создается ложное представление как о системе наказаний и (в гораздо меньшей степени) поощрений [35, с. 3]. Между тем именно поощрение, а не наказание считается в ряде случаев более эффективным средством [24, с. 155; 37]. В современной действительности уже трудно себе представить, что достижение высоких показателей производственной, научной, изобретательской, творческой деятельности возможно под страхом наказания, хотя отечественной истории хорошо известны и такие примеры.

Наличие поощрительных санкций оправдано задачей права, которая состоит как в сдерживании правонарушений, в наказании лиц, их совершивших, так и в стимулировании правомерного поведения, в поощрении лиц, действующих в интересах общества. Поощрительные меры совместно с мерами принуждения обеспечивают устанавливаемую государством модель правомерного поведения [25].

Стимулирующий эффект поощрения был выделен еще в середине XVII века Томасом Гоббсом, который давал ему следующее объяснение: «цель награждений достигнута, если люди хорошо и с минимальными затратами общественных средств послужившие государству, так хорошо награждаются, что этим создается для других стимул честно и верно служить государству и приобретать те звания, которые бы сделали их способными служить еще лучше» [9, с. 272].

В словаре русского языка С.И. Ожегова указано: поощрить — значит одобрить наградой, возбудить желание сделать что-нибудь [31, с. 560].

В советской России научные изыскания, посвященные поощрениям, были представлены в трудах отраслевого характера. Поощрение в праве изначально было предметом исследования теоретиков трудового права [1]. Чуть позже проблемами правового поощрения стали интересоваться и представители административного права [33, с. 56]. Начиная с 80-х годов ХХ века внимание к поощрительным нормам стали проявлять специалисты в сфере гражданского [18] и уголовного права [8]. Таким образом, первоначально абстракция «правовое поощрение» разрабатывалась в рамках отраслевых исследований [17]. В настоящее время правовой институт поощрения является межотраслевым [32, с. 101].

В современном российском праве нет определения поощрения, хотя этот термин используется достаточно часто и в основном в общеупотребительном понимании.

По мнению Л.Н. Берг, правовые поощрения — это форма и мера юридического одобрения добровольного, правомерного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия [5].

В.И. Шкатулла определяет поощрение как положительную санкцию, заслуженную меру одобрения, как правило, публичное признание заслуг, отличий и успехов в том или ином виде деятельности, как способ социального контроля, средство воздействия на субъектов, их интересы, цели и иные мотивы, призванное подкреплять позитивное и превосходящее обычные требования поведение [30].

А.В. Колесников под поощрением понимает форму признания заслуг, публичного оказания почета путем предоставления определенных нормативными правовыми актами льгот и преимуществ [22].

В.М. Баранов утверждает, что поощрение — это закрепленные нормами права разнообразные формы положительной оценки государством добросовестного исполнения юридических и общественных обязанностей, а также позитивной деятельности, превосходящей обычные требования [3, с. 36].

По мнению А.П. Коренева, поощрение — это сформулированное в норме указание на публичное признание заслуг, на меры награждения, которые применяются к органу, служащему или гражданину за успехи, достигнутые в выполнении правовых обязанностей или общественного долга [23, с. 8].

К.C. Бельский рассматривает поощрение не иначе как особый вид управленческого давления, такое государственное воздействие, которое не подчиняет, но специфическим образом направляет волю лица на действия, полезные для интересов коллектива и общества [4].

Выступая одной из форм проявления правовых стимулов, правовое поощрение имеет присущие только ему особенности правового регулирования. Метод поощрения характеризуется особенностями юридических рычагов социального контроля, исключающих принуждение [11, с. 33]. Поощрение осуществляется так, что участник правоотношения не обязывается, а заинтересовывается, побуждается к достижению полезного результата [15].

Как справедливо отмечает Ж.А. Гукова, социальная ценность поощрительных норм состоит в том, что они снимают ограничения, сдерживающие позитивную активность личности, предоставляя ей свободу действовать по своему усмотрению. Со стороны государства отсутствует «право требования» действовать определенным образом. Государство лишь заинтересовывает субъекта выгодностью последствий, которые могут наступить в результате достижения желаемого результата [13].

По устоявшемуся мнению, мера поощрения — это конкретное благо, предоставляемое и гарантируемое государством с целью стимулирования, побуждения субъекта права к общественно полезному активному варианту поведения. Стимулируя установлением меры поощрения позитивную направленность необходимого обществу поведения, государство тем самым подталкивает субъекта права к добросовестности и результативности исполнения правового установления [15].

Механизм правового обеспечения включает в себя поощрительные средства, позитивно воздействующие на сознание личности, и выстраивается в следующей последовательности: интерес — мотивация — стимул — поощрения [21, с. 116].

По мнению А.В. Малько, правовое поощрение имеет следующие признаки:

1) заслуженное поведение (заслужить — означает стать достойным чего-либо, получить право на это благодаря своим делам и поступкам [14, с. 637]);

2) добровольное поведение — оно делает поощрительные меры более дипломатичными и гибкими правовыми средствами, чем меры наказания, создает им широкие возможности в сфере формирования системы социального регулирования более высокого порядка, базирующейся во многом на нравственных началах;

3) юридическое одобрение, т. е. поощрение — разновидность одобрения. Если одобрение — родовое понятие (более широкое), то поощрение — видовое. Для правового поощрения необходимы лишь определенные формы одобрения — юридические, с соответствующими количественными и качественными характеристиками (мерой), зависимыми от степени совершенных заслуг;

4) взаимовыгодный для общества и субъекта поощрительной деятельности характер — поощрение сочетает различные интересы, гармонизирует их, удовлетворяя благоприятными последствиями. Данное юридическое средство активно и ненавязчиво «работает» на общий интерес (корпоративный, государственный, общественный);

5) стимулирующий характер — не только побуждает человека к социально активной деятельности путем заинтересованности в достижении поощряемого результата, но и косвенно сдерживает (позитивными способами) от антиобщественного и противозаконного поведения [26].

Наряду с отмеченными признаками нам представляется возможным выделить в правовом поощрении и внешний аспект, а именно утверждение и сохранение идеалов справедливости.

Справедливость — это философская категория, исследованию которой посвящали свои труды еще древние философы. Платон определял справедливость как высшую добродетель в государстве, построенном на принципах блага [34]. Справедливость для Аристотеля есть прежде всего субъективная добродетель, различие общей и частной справедливости можно понимать как различие мотивов деятельности или как различие субъектов деятельности [20].

Справедливость применительно к поощрениям, на наш взгляд, — это заслуженное воздаяние за достигнутый социально одобряемый результат и/или добросовестное исполнение обязанностей.

В правовой науке к специфической особенности правового поощрения относят те цели, которые оно преследует:

— частное побуждение — стимулирование дальнейшего правомерного поведения поощряемого лица;

— общее побуждение — ориентирование других участников общественных отношений на совершение заслуг в будущем [28, с. 19].

Ни один из правовых стимулов не несет в себе такой двойственной ориентированности, позволяющей одновременно одобрить заслуги одних и вовлечь в сферу социально активной деятельности других.

Проведенный анализ подтверждает, что в отличие от других правостимулирующих средств (льгот, иммунитетов, привилегий) поощрение существует исключительно для одобрения заслуженного поведения, как результат его оценки. Прочие средства играют прежде всего и в первую очередь компенсаторную роль, именно в этом заключается их стимулирующая функция.

Особенность поощрительной санкции — в гарантировании тех социальных целей (благ), ради достижения которых такая модель поддерживается юридическими средствами, и особенно тех целей, достижение которых иными способами невозможно [25].

С учетом воздействия, способного вызвать правовое поощрение, и нашего его восприятия как специфического регулятора общественных отношений его основу составляют принципы гласности и законности. Это означает, что поощрение должно осуществляться уполномоченным субъектом при наличии соответствующих оснований, в качестве которых выступают заслуженное поведение или достижение особо значимого результата в какой-либо сфере деятельности и именно заслужившего лица.

В противном случае, когда поощрение незаслуженно, полностью утрачивается его стимулирующая роль, оно не только дискредитирует саму идею, но может выступить в качестве отрицательного стимула, когда первоосновой становится «степень лояльности и личной приближенности» к соответствующему уполномоченному субъекту.

Гласность предполагает наличие достаточно разветвленной системы процедур во избежание субъективного подхода в определении круга поощряемых, меры и размеров поощрения [7].

В интересах подтверждения степени важности правовых поощрений как некого регулятора общественных отношений уместно классифицировать их по различным основаниям.

Так, в зависимости от предмета правового регулирования они подразделяются на конституционные, административные, уголовные и т. д.; от характера — на материальные и процессуальные; от сферы использования — на экономические, политические, социальные, демографические и т. д.; от применяющих их субъектов — на государственные и негосударственные; от формы и связи с благом — на представляющие дополнительные блага и освобождающие от обременений [26].

А.А. Гришковец классифицирует поощрения на две группы:

1) формализованные, т. е. нормативно закрепленные в законодательстве как меры поощрения;

2) неформализованные, т. е. хотя и не названные в законодательстве среди мер поощрения, но по своему характеру, содержанию, целям и значению реально таковыми являющиеся и широко используемые на государственной службе [10, с. 30].

К.С. Бельский выделяет три вида поощрений:

— моральные (награждение почетными грамотами, занесение в книгу почета и на доску почета, объявление благодарности);

— материальные (денежные премии, ценные подарки, вознаграждение по итогам года);

— организационные (продвижение по службе) [4].

На наш взгляд, предложенный перечень можно дополнить еще одной группой поощрений — поощрения морального характера, за которыми следует материальное обеспечение (например, досрочное присвоение воинского звания, квалификационного класса, классного чина — все они влекут соответствующее повышение ежемесячного материального вознаграждения (заработной платы) за счет повышения размера соответствующих доплат; присвоение почетного звания, которое, как правило, сопровождается соответствующей единовременной денежной выплатой).

Как отмечает А.В. Малько, поощрительный процесс включает не только создание внешне благоприятной ситуации, но и необходимое ее соответствие внутренней структуре личности. Правовое стимулирование — это не всякое внешнее воздействие, а лишь информационно целенаправленное, предполагающее сознательное изменение поведения субъекта в юридической сфере [27, с. 139].

С.В. Мирошник считает, что понятие «поощрение» следует рассматривать в широком и узком смысле слова. В широком смысле слово «поощрять» является синонимом слова «стимулировать». В этом случае, по ее мнению, поощрение охватывает все виды правовых стимулов. Поощрение в узком смысле слова является самостоятельным видом правового стимула. Поощрение как стимул в этом случае выражается в различных законодательно закрепленных возможностях лица, дополняемых мерами государственной поддержки [29, с. 189].

Выступая в качестве юридического стимула, правовое поощрение определяется как «форма и мера юридического одобрения заслуженного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия» [27, с. 139]. А заслуженным оно признается в случае «сверхисполнения» субъектом своих обязанностей либо достижения им общепризнанного полезного результата [13].

В этой связи возникает вопрос, какое именно социально активное поведение выступает основанием для правового поощрения. Большинство авторов придерживаются мнения о том, что условием применения поощрения является заслуга [3; 6; 12, с. 47—48; 16; 26; 27]. При этом А.В. Малько рассматривает заслугу как добросовестный правомерный поступок, связанный со сверхисполнением субъектом своих обязанностей либо с достижением им общепризнанного полезного результата [27, с. 139].

В.М. Баранов полагает, что заслуга представляет собой либо добросовестное выполнение субъектами своих юридических обязанностей, либо совершение ими не предусмотренных правовой нормой таких полезных для общества и государства действий, которые превосходят обычные требования [3, с. 36].

По мнению В.В. Волковой, заслуга — это добровольный, сознательно-волевой, социально активный правомерный поступок, который связан со сверхисполнением субъектом своих обязанностей и с достижением им общественно полезного результата [6].

Совсем иного мнения придерживается В.М. Дуэль, которая утверждает, что критерием разграничения наград от прочих поощрительных средств являются фактические основания применения соответствующих видов поощрения, которые подразделяются на заслуги (основания государственного награждения) и правомерные поступки, добросовестное исполнение обязанностей (основание иных видов государственного поощрения) [16].

Позиция данного автора достаточно аргументирована и, на наш взгляд, заслуживает внимания, поскольку если исходить из того, что государственная награда, являясь разновидностью поощрения, имеет более высокий статус, то основания для поощрения в форме государственной награды и основания для любого иного вида поощрения должны отличаться как по содержанию, так и по использованию понятийного аппарата.

В этой связи для обозначения основания поощрения можно использовать другое понятие, например, заслуженное поведение, которое подразумевает добросовестное исполнение субъектом своих обязанностей и/или достижение им полезного социально одобряемого результата.

В любом случае, на наш взгляд, имеются все посылки для законодательного закрепления содержания данного понятия, поскольку это в определенной степени будет способствовать снижению субъективного подхода, личного усмотрения в разрешении вопросов поощрения.

В заключение следует подчеркнуть, что правовые поощрения — это уникальное по своей сути правовое явление, расширяющее возможности добровольного выполнения правовых предписаний, механизм реализации которого полностью исключает задействование средств государственного принуждения. В современной правовой действительности его стимулирующий потенциал и роль в формировании модели правомерного поведения сложно переоценить, поэтому именно ему должна быть отведена особая роль в осуществлении демократизации правовой сферы.

Список литературы

 

1. Абдурахманов И.И. Поощрение и дисциплинарное воздействие как средства укрепления трудовой дисциплины: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1971.

2. Антология мировой правовой мысли: в 5 т. Т. 1. Античный мир и Восточные цивилизации. М., 1999.

3. Баранов В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права. Саратов, 1978.

4. Бельский К.С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (понятие, формы, факторы укрепления). М., 1988.

5. Берг Л.Н. Информационно-психологический аспект правового воздействия в сфере научной деятельности // Российский юридический журнал. 2013. № 4 (91). С. 92—100.

6. Волкова В.В. О механизме применения мер поощрения к государственным служащим // Бизнес в законе.  2012. № 6. С. 62—65.

7. Волкова В.В. О понятии и содержании поощрительных норм // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.  2011. № 2 (8): в 3-х ч. Ч. II. C. 44—47.

8. Галкин В.М. Система поощрений в советском уголовном праве // Советское государство и право. 1977. № 2.

9. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Сочинения. Т. 2. М., 1991.

10. Гришковец А.А. Поощрение государственных служащих: правовые основы и практика применения // Право и политика. 2002. № 1.

11. Гущина Н.А. О поощрительном методе правового регулирования // Закон и право. 2004. № 1.

12. Гущина Н.А. Поощрительные нормы российского права: теория и законодательная практика. СПб., 2003.

13. Гущина Н.А. Правовое поощрение как неотъемлемый элемент свободного общества и стимул его развития // Государство и право: теория и практика. Межвузовский сборник научных трудов. Калининград: Изд-во Калинингр. ун-та, 2002. Вып. 1. С. 30—38.

14. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. 2.

15. Дракина М.Н. К вопросу о соотношении понятий «поощрение» и «стимулирование» в юридической науке // Юридическое образование и наука. 2008. № 1. С. 5—9.

16. Дуэль В.М. Государственные награды в российском праве: проблемы теории и практики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

17. Дьяченко Е.В. Эволюция представлений о категории «поощрение» // Новая правовая мысль. 2009. № 3.

18. Занковский С.С. Поощрение как средство стимулирования исполнения договорных обязательств по капитальному строительству // Советское государство и право. 1975. № 1. С. 44—49.

19. Игнатенкова К.Е. Дозволения и поощрения как правовые стимулы // Новая правовая мысль. 2011. № 5. С. 5—7.

20. Кашников Б.Н. Концепция общей справедливости Аристотеля: Опыт реконструкции // Этическая мысль. Вып. 2. М.: ИФРАН, 2001.

21. Козбаненко В.А. Правовой статус государственных гражданских служащих: структура и содержание. М., 2003.

22. Колесников А.В., Макаров А.О., Осипова И.Н. Комментарий к Федеральному закону от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (постатейный) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

23. Коренев А.П. Применение норм советского административного права. М.: Юридическая литература, 1975.

24. Кудрявцев В.В. Право и поведение. М., 1978.

25. Малько А.В. Льготная и поощрительная политика. СПб., 2004.

26. Малько А.В. Поощрение как правовое средство // Правоведение. 1996. № 3 (214). C. 26—36.

27. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. № 3.

28. Малько А.В., Нырков В.В. Поощрительные санкции в праве: теоретическое обоснование // Поощрительные санкции в праве: реальность и юридическая конструкция / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 2008.

29. Мирошник С.В. Закон и мотивация труда. М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д: ИЦ «МарТ», 2003.

30. Настольная книга государственного служащего / отв. ред. В.И. Шкатулла. М., 1999.

31. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991.

32. Осинцев Д.В. Методы административного воздействия. СПб., 2005.

33. Пешков А.Б. Проблемы административно-правового метода регулирования советских общественных отношений. Иркутск, 1974.

34. Платон. Собрание сочинений: в 4 т. / под общ. ред. А.Ф. Лосева, В.Ф. Асмуса, А.А. Тахо-Годи. (Серия «Философское наследие»). М.: Мысль. 1990—1994.

35. Халфина Р.О. Право как средство социального управления. М., 1988.

36. Юридические поощрительные санкции // Атриум. 1996. № 6.

37. Яковлев А.М. Теория криминологии и социальная практика. М., 1985.