УДК 340.114

Страницы в журнале: 38-44

 

 

В.Н. Барсукова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов eva-kvestor@rambler.ru

 

Исследуются различные точки зрения относительно содержательной характеристики права на честь и достоинство; формулируется вывод, что указанное право состоит из следующих правомочий: возможности избирать индивидуальный стиль поведения; пользоваться соответствующими нематериальными благами; требовать от общества и государства уважения чести и достоинства; прибегать к государственной защите. Излагаются предложения по изменению действующего законодательства и правоприменительной практики в рассматриваемой сфере.

Ключевые слова: честь, достоинство, субъективное право, правомочие, благо, содержание, человек, общество, государство.

 

Право на честь и достоинство является одним из важнейших субъективных прав, входящих в структуру правового статуса личности. Возрастание значимости указанного права, повышение уровня гарантированности его реализации и защиты является необходимым условием развития демократических институтов, становления гражданского общества и правового государства. Данное право неоднократно становилось предметом исследования как в теории права, так и в отраслевых науках. Обозначенной тематике посвящены работы таких авторов, как А.В. Белявский, А.А. Власов, О.В. Власова, Т.О. Будякова, Н.А. Придворов, М.А. Паладьев, Ф.М. Рудинский, Н.С. Малеин, М.Н. Малеина, С.А. Дробышевский, Т.В. Протопопова, А.Ф. Суржик, Т.В. Черкасова. Однако до сих пор многие вопросы, касающиеся характеристики права на честь и достоинство, остаются открытыми. Недостаточная теоретическая проработка напрямую отражается на качестве нормативного регулирования реализации и защиты права на честь и достоинство в Российской Федерации, что с неизбежностью влечет многочисленные и разнообразные нарушения указанного права.

Одним из дискуссионных моментов является состав входящих в него правомочий. Одни авторы включают в содержание права на честь и достоинство такие правомочия, как возможность гражданина требовать, чтобы политико-правовая, нравственная, профессиональная и иная оценка его личности формировалась на основе правильного восприятия его поступков и уважения его как человека вообще [10, с. 15; 18, с. 94—98; 27, с. 23]. По мнению других исследователей, право на честь и достоинство имеет два аспекта: а) защиту чести и достоинства от посягательств со стороны государства как предотвращение вторжения государства в личную сферу индивида; б) защиту чести и достоинства человека как конституционное требование вмешательства государства в случае нарушения достоинства личности со стороны общества [7, с. 12]. На наш взгляд, для определения состава полномочий, входящих в содержание права на честь и достоинство, необходимо обратиться к общетеоретическим исследованиям, касающимся вопросов содержания субъективного права вообще. Данной проблематике посвящено довольно много работ известных ученых-правоведов [2, с. 32; 3, с. 13; 12, с. 55; 13, с. 45; 17, с. 75; 21, с. 28]. Позиции, излагаемые ими, не отличаются единством. Однако наиболее широкое распространение и поддержку в науке и практике получила концепция, согласно которой субъективное право представляет собой дозволенность собственных действий управомоченного и возможность требовать определенного поведения от обязанных лиц [1, с. 108—109; 4, с. 45; 19, с. 23]. Данная теория, на наш взгляд, заслуживает поддержки и может быть положена в основу анализа содержательной характеристики права на честь и достоинство.

В связи с этим содержание субъективного права на честь и достоинство составляют ряд правомочий.

Правомочие правообладателей (к коим относится каждый человек без исключения) избирать удобный для него стиль поведения, быть индивидуальным, неповторимым, осуществлять выбор направлений деятельности, профессии, места жительства, личной жизни и т. д.

В литературе существует мнение, что право на моральную оценку не может быть охарактеризовано с активной стороны, несмотря на причисление его к категории субъективных прав. В.А. Тархов писал, что в данном случае можно говорить лишь о праве требовать воздержания от посягательства на честь и достоинство активных субъектов [29, с. 34]. Однако, на наш взгляд, с данной позицией вряд ли можно согласиться. Право на честь и достоинство характеризуется возможностью не только требовать от других лиц соответствующего уважительного поведения, но и самому избирать определенный тип поведения. Обозначенная возможность имеет ограничения. Во-первых, несовершеннолетние дети (в особенности это касается малолетних), а также лица, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, обладают достаточно усеченной возможностью самостоятельно выбирать, как им себя вести. Данная прерогатива в основном принадлежит их законным представителям (родителям, опекунам, попечителям). И, во-вторых, свобода выбора ограничена необходимостью подчиняться принятым в обществе социальным нормам (моральным, правовым, религиозным и т. д.). Так, каждый взрослый человек вправе разрешать вопросы своей частной жизни (например, быть приверженцем того либо иного вида субкультуры), и никто не может вмешиваться в обозначенную сферу. Вместе с тем такого рода предпочтения никому не должны навязываться, позиционироваться, рекламироваться в качестве общепринятых. В данном контексте большую актуальность приобретает вопрос о злоупотреблении субъективным правом. Еще Ш. Монтескье отмечал: «Разреши человеку делать все, что он хочет, и ты погубишь его» [22, с. 242]. Ограничивая свободу каждого известными пределами, право обеспечивает ему беспрепятственное и спокойное пользование своими правами, т. е. гарантирует ему свободу внутри этих пределов. Свобода каждого человека простирается лишь до той границы, от которой начинается свобода других людей [6, с. 126]. Сегодня основания ограничения прав человека и гражданина закреплены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Правомочие пользоваться такими благами, как честь и достоинство, тесно связано с предыдущим правомочием, однако отождествлять их все же не стоит. Нематериальный характер чести и достоинства привносит в механизм пользования данными благами существенную специфику. Их нематериальный характер говорит о том, что ими нельзя владеть как предметами материального мира. Однако пользование благом может состоять не только в обладании теми или иными ценностями. Пользование нематериальными благами, к коим относится честь и достоинство, реализуется посредством того, что честный, законопослушный в общепринятом смысле слова человек, поведение которого отвечает социальным нормам, вправе рассчитывать на существование в благоприятной среде. Соответственно, чем больше заслуги человека перед обществом, чем выше общественная оценка его поступков и нравственных качеств, тем значительнее уровень почета и уважения, на которые он вправе рассчитывать. Высокая социальная оценка личностных качеств и поведения может и должна выражаться как в моральной поддержке (похвалах, почтительном отношении, наградах), так и в материальных привилегиях, льготах. Пользование такими благами, как честь и достоинство, выражается в возможности ощущать внутренний (духовный, нравственный) и внешний комфорт. Внутренний комфорт реализуется благодаря удовлетворенному чувству личного достоинства, внешний — уважительному отношению со стороны общества и государства.

Правомочие требовать от государства, общества и конкретных его представителей поведения, отвечающего чести и достоинству личности.

В рамках рассматриваемого правомочия каждый человек наделен следующими возможностями.

Во-первых, каждый управомочен требовать от государства создания условий для достойного существования. Данное право провозглашено на международном уровне (ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года [20]). Специфика данного права выражается в том, что, с одной стороны, оно выступает наряду с другими правами как самостоятельное, а с другой стороны, оно может быть элементом характеристики реализации всех других прав, так как их комплексное обеспечение характеризует достойное существование человека с юридической точки зрения. Важнейшее значение в этом смысле имеет реализация права на достойное социальное, пенсионное обеспечение, свободу экономической деятельности [31, с. 10], развитие личных способностей (например, свободный выбор учебного заведения, профессии и т. п.), качественное здравоохранение, культурное развитие, личную безопасность, неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров и т. д.

Во-вторых, в рамках рассматриваемого правомочия человек наделен возможностью требовать от общества и каждого его отдельно взятого представителя правильного восприятия его поступков и качеств и, соответственно, уважительного к себе отношения. Ни один закон не в состоянии принудить иметь то или иное мнение. Однако законодательство предписывает выражать вовне лишь ту оценку, которая основывается исключительно на проверенных фактах. Иными словами, закон гарантирует лицу лишь ту оценку, которую оно заслуживает, а она не всегда бывает положительной [28, с. 12]. В данном контексте весьма неоднозначной видится позиция законодательства и правоприменительной практики (в том числе Европейского суда по правам человека), в соответствии с которой оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты, поскольку, будучи выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Обозначенная точка зрения невольно подталкивает к выводу, что достаточно в «нужных» местах добавлять слова и выражения: «вроде бы», «полагаем», «считаем», «наверно», «вероятно» и т. п., и в принципе о человеке можно говорить все, что угодно. Данный вывод, конечно, можно опровергать, ссылаясь на п. 3 ст. 152 Гражданского кодекса РФ [8] и ст. 46 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» [25] (далее — Закон о СМИ), исходя из содержания которых лицо, полагающее, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации (далее — СМИ), затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему право на ответ, комментарий, реплику в том же СМИ в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. Кроме того, в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ [11] политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ на предмет того, как они исполняют свои обязанности. Все это верно. Изложенные постулаты безусловно имеют прогрессивный характер, соответствуют международно-правовым стандартам и отвечают принципам демократии. Однако, на наш взгляд, они не лишены некоторых дефектов. Во-первых, не секрет, что травля политического деятеля в прессе по заказу — случай в нашей жизни далеко не редкий, и количество публикаций настолько велико, что дать на все ответ подчас бывает просто невозможно. Во-вторых, иногда сам ответ сопровождается таким комментарием или репликой журналиста, что авторитет отвечающего в глазах общества не только не повышается, но даже уменьшается (в качестве примера можно привести размещение ответа в рубрике «кочка зрения»). В-третьих, профессионально написанная статья, сделанный репортаж, содержащие негативную информацию о человеке, формируют устойчивое отрицательное мнение о нем, ведь обычные читатели, не обладающие специальными познаниями в области психологии, лингвистики, права, даже не обращают внимание на те самые слова — предположения и оценки: «возможно», «наверно» и пр. В сознании эти слова не фиксируются, зато хорошо усваивается и запоминается хлестко написанная критика. В рамках данной статьи нами ни в коей мере не ставится цель опровергнуть положения международных конвенций, а также российского законодательства, провозглашающих свободу массовой информации. Однако любая свобода хороша лишь тогда, когда она не нарушает прав и интересов других лиц. А значит, судам при рассмотрении дел о защите чести и достоинства следует учитывать момент возможного злоупотребления журналистом своим правом на свободу распространения информации. Нельзя, на наш взгляд, подходить к оценке текста статьи только с позиций того, носит ли он чисто лингвистический характер оценки или утверждения. Информацию необходимо оценивать комплексно с точки зрения ее смысловой нагрузки. Полагаем, что в данном случае следует учитывать доказательства, опровергающие содержание порочащей статьи, заметки и т. д., степень морального ущерба, который понесло лицо в результате распространения о нем негативной информации, степень потери им авторитета в общественном мнении и т. д. Свобода массовой информации не должна быть тождественна свободе распространять непроверенные слухи, сплетни, выдумки о человеке, ведь согласно Кодексу профессиональной этики российского журналиста журналист обязан уважать честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. В связи с этим он обязан избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей; распространять и комментировать только ту информацию, в достоверности которой он убежден, и отвечать собственным именем и репутацией не только за достоверность всякого сообщения, но и справедливость всякого высказанного им суждения; прилагать все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было неполнотой или неточностью информации, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений. Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету [14].

Правомочие прибегнуть в необходимых случаях к мерам государственного принуждения. Каждому человеку гарантируется право прибегнуть к помощи различных юрисдикционных органов в случае нарушения права на честь и достоинство. Наиболее эффективным способом в данном случае является судебная форма защиты, которая может быть реализована путем предъявления иска в суд о защите чести и достоинства. Судебная защита чести и достоинства личности обладает специфическими качествами, к которым относятся: особый состав субъектов, нуждающихся в защите; особый состав субъектов, которые могут быть призваны к ответу по иску; особая процессуальная форма рассмотрения и разрешения дел; специфика содержания юрисдикционных актов суда, выносимых по данной категории дел; разнообразие способов защиты чести и достоинства личности, реализуемых в рамках гражданского судопроизводства.

Так, по общему правилу к субъектам, обладающим правом на защиту чести и достоинства, относятся лица, о которых была распространена порочащая информация, не соответствующая действительности. Следует отметить, что современная редакция ГК РФ с учетом внесенных изменений [23] позволяет обратиться в суд за защитой также лицам, о которых была распространена информация хоть и непорочащая, но несоответствующая действительности. Такие субъекты вправе рассчитывать на любые предусмотренные законом способы защиты, за исключением возмещения морального вреда (п. 10 ст. 152 ГК РФ). При этом право самостоятельно обратиться в суд за защитой чести и достоинства возникает с момента наступления полной дееспособности, что еще не означает отсутствия возможности защитить в судебном порядке право несовершеннолетних или недееспособных лиц. Их право на честь и достоинство управомочены отстаивать в суде их законные представители.

К субъектам, которые могут быть призваны к ответу по иску о защите чести и достоинства, относятся лица, непосредственно распространившие сведения порочащего характера, а также в случаях опубликования информации, порочащей честь и достоинство, в СМИ надлежащими ответчиками являются не только автор, но и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были представлены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего СМИ, т. е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного СМИ (ч. 9 ст. 2 Закона о СМИ). В случае если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель СМИ.

Что касается специфики процессуальной формы рассмотрения и разрешения дел, связанных с защитой чести и достоинства личности, а также содержания юрисдикционных актов суда, выносимых по данной категории дел, то в данном случае можно отметить следующее. К сожалению, в Гражданском процессуальном кодексе РФ [9] на сегодняшний день отсутствуют нормы, регулирующие особенности рассмотрения и разрешения дел, связанных с защитой чести и достоинства личности. Большинство процессуальных норм содержится в источниках материального права. Так, в ГК РФ содержится ряд норм, регламентирующих порядок реализации права на защиту чести и достоинства личности, важнейшими среди которых являются ст. 152 ГК РФ (вопросы защиты чести и достоинства), статьи 151, 1099—1101 ГК РФ (вопросы компенсации морального вреда), ст. 15 ГК РФ (возмещение убытков), ст. 11 ГК РФ (судебная защита гражданских прав). Закон о СМИ также является важнейшим источником процессуальных норм в сфере защиты чести и достоинства. Ряд очень ценных разъяснений содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ [26]. К сожалению, Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ [16] аналогично действующему ГПК РФ не содержит в своей структуре особенностей рассмотрения дел о защите чести и достоинства человека. Подобную ситуацию считаем не оправданной. Игнорирование процессуальным законодательством особенностей рассмотрения судом обозначенной категории дел (как, впрочем, и многих других (трудовых, жилищных и т. п.)), безусловно, сказывается отрицательным образом на уровне защиты рассматриваемого права.

Наконец, судебная защита чести и достоинства личности характеризуется такой чертой, как разнообразие способов. К общим способам защиты относятся пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; возмещение убытков; компенсация морального вреда (ст. 12 ГК РФ). Специальные способы защиты указаны в ст. 152 ГК РФ [5, с. 66]. К ним относятся опровержение; возложение на СМИ обязанности по опубликованию ответа в случае распространения им сведений, ущемляющих права и законные интересы граждан; удаление порочащей, не соответствующей действительности информации, изъятие и уничтожение без компенсации убытков экземпляров ее материальных носителей (газет, журналов, дисков и т. п.). Последние два способа являются новыми для отечественного законодательства и применяются они при условии, что: а) порочащие сведения стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения (п. 4 ст. 152 ГК РФ) либо б) сведения, порочащие деловую репутацию, оказались после их распространения доступными в Интернете (п. 5 ст. 152 ГК РФ). Кроме того, если сведения, порочащие честь и достоинство гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву (п. 3 ст. 152 ГК РФ).

Помимо гражданско-правовых возможно использование также и иных способов защиты (уголовно-правовых и административно-правовых). В Уголовном кодексе РФ [30] вопросам защиты чести и достоинства посвящено большинство норм глав 16, 17, 18, 19, 20, т. е. по существу весь раздел 7 УК РФ «Преступления против личности», ряд составов главы 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности», ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду» и т. д. Кодекс РФ об административных правонарушениях [15] предусматривает административную ответственность за оскорбление (ст. 5.61).

Таким образом, содержание субъективного права на честь и достоинство включает в себя четыре правомочия: право выбора индивидуального стиля поведения; пользоваться такими нематериальными благами, как честь и достоинство; требовать от государства, общества и каждого конкретного его члена уважения чести и достоинства; прибегнуть в необходимых случаях к мерам государственного принуждения в лице органов правосудия.

Нормативное регулирование обозначенных правомочий, на наш взгляд, на сегодняшний день не в полной мере отражает требования современной жизни и нуждается в корректировании. Совершенствование законодательства следует вести в нескольких направлениях: во-первых, давно назрела необходимость в разработке и принятии специального комплексного кодифицированного акта, регулирующего вопросы обеспечения и защиты чести и достоинства (ранее подобный нормативный акт уже рассматривался на государственном уровне [24], однако, к сожалению, так и не был принят); во-вторых, существует настоятельная потребность внесения изменений в гражданское процессуальное законодательство путем создания специальной главы, посвященной особенностям рассмотрения дел о защите чести и достоинства (в настоящее время данный вопрос особенно актуален, учитывая активно ведущуюся разработку нового ГПК РФ); в-третьих, имеется потребность в совершенствовании законодательства, регулирующего основные права и свободы человека, поскольку право на честь и достоинство не может быть реализовано в полной мере, пока в государстве не созданы условия для достойного существования личности. Кроме того, в совершенствовании нуждается и практика правоприменения. В первую очередь это касается формирования взвешенных подходов со стороны суда к оценке порочащей информации, размещенной СМИ, с позиций возможного злоупотребления журналистом своим правом на свободу распространения информации и соответствия действий журналиста Кодексу этики российского журналиста.

 

Список литературы

 

1. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1995.

2. Алексеев С.С. Субъекты гражданского права. М., 1984.

3. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950.

4. Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008.

5. Власов А.А. Деятельность адвоката в суде по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. М., 2006.

6. Волков А.В. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике (анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом): моногр. М., 2011.

7. Гаскарова М.Л. Правовая защита чести и достоинства личности: вопросы теории: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 51-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

9. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

10. Гулиев В.Е., Рудинский Ф.М. Демократия и достоинство личности. М., 1983.

11. Декларация о свободе политической дискуссии в СМИ (принята 12.02.2004 на постоянном 872-м заседании Комитета Министров на уровне иных представителей). URL: http://www.law.edu.ru/ norm/norm.asp?normID=1190662 (дата обращения: 29.10.2014).

12. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.

13. Карева М.П., Айзенберг А.М. Правовые нормы и правовые отношения. М., 1949.

14. Кодекс профессиональной этики российского журналиста одобрен Конгрессом журналистов России 23.06.1994, Москва. URL: http://www. ruj.ru/_about/code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php (дата обращения: 11.02.2015).

15. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федер. закон от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 1.

16. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы от 08.12.2014 № 124(1)) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Копейчиков В.В., Сущук 3.И. Реальный социализм: демократия, личность, права человека. К., 1983.

18. Малеин Н.С. Охрана достоинства, здоровья и тайны личной жизни граждан // Социализм и личность. М., 1979.

19. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

20. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах: принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16.12.1966. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactecon.shtml (дата обращения: 29.10.2014).

21. Мицкевич А.В. Некоторые вопросы учения о субъективных правах // Правоведение. 1958. № 1.

22. Монтескье Ш. О духе закона. М., 1956.

23. О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2013. № 27. Ст. 3434.

24. О проекте Федерального закона «О конституционном праве граждан Российской Федерации на защиту чести и достоинства и об обеспечении этого права государством и обществом»: постановление Государственной Думы от 10.03.1999 № 3728-П ГД  // Ведомости Федерального Собрания РФ. 1999. № 9. Ст. 612.

25. О средствах массовой информации: закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300.

26. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц: постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 // Бюллетень ВС РФ. 2005. № 4.

27. Придворов Н.А. Достоинство личности и социалистическое право. М., 1977.

28. Ромовская 3.В. Личные неимущественные права граждан СССР: автореф. дис. … канд. юрид. наук. К., 1968.

29. Тархов В.А. Осуществление гражданских прав // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. Саратов, 1962.

30. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

31. Чепурин В.В. Право человека на достойную жизнь и состояние его осуществления в современном российском обществе (теоретико-правовой анализ): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2005.