УДК 343.121.4

Страницы в журнале: 132-138

 

М.В. Маслова,

аспирант кафедры криминалистики и правовой информатики юридического факультета Кубанского государственного университета, адвокат Россия, Краснодар al.gopov@mail.ru

 

Рассматриваются пределы допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде. Исследуется понятие пределов допустимого поведения защитника в суде. Анализируются ограничения и запреты, которые должен соблюдать профессиональный защитник (адвокат) в уголовном процессе. Обосновывается авторская классификация вышеназванных ограничений и запретов в деятельности профессионального защитника (адвоката).

Ключевые слова: мораль, нравственность, допустимое поведение, защитник, адвокат, клиент, закон, выступление, суд, пределы.

 

Защитник, выступая в уголовном процессе, сталкивается с проблемой определения пределов своего допустимого поведения.

В связи с тем, что защитник в рамках уголовного судопроизводства оказывается вовлеченным в систему правоотношений с иными участниками уголовного процесса, его деятельность должна носить характер правомерного поведения, ибо в противном случае ее могут истолковать как противоправное поведение, а сам защитник будет рассматриваться в качестве правонарушителя с возможным привлечением к установленной законом ответственности.

Правомерное поведение защитника при выступлении в суде в рамках уголовного процесса должно быть, с одной стороны, необходимым (желательным) с точки зрения действующего уголовно-процессуального законодательства, т. е. защитник должен выполнять все действия, предусмотренные законом (например, оформлять надлежащим образом документы, предоставляемые в суд); а с другой стороны, социально приемлемым с позиций морали и нравственности.

Некоторые авторы считают, что в анализе выступления защитника в суде следует разграничивать правовые и нравственные аспекты, а само поведение защитника в суде включает в себя действия (бездействие), как подпадающие, так и не подпадающие под правовое регулирование [12].

Действительно, некоторые аспекты деятельности профессионального защитника в рамках его выступления в суде в уголовном процессе не имеют значения с точки зрения уголовно-процессуального законодательства (манера речи, особенности поведения и одежды). Однако, во-первых, данные аспекты поведения защитника подлежат оценке с точки зрения допустимости по моральным и нравственным критериям, во-вторых, в случаях, когда эти особенности поведения носят явный девиативный характер, они могут прямо запрещаться либо ограничиваться нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также подзаконными актами, в том числе и положениями, принимаемыми на уровне адвокатского сообщества и являющимися обязательными для применения в силу требований действующего законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности.

Таким образом, следует констатировать, что, во-первых, вне пределов допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде находится любое его противоправное поведение (включая правонарушения и преступления); во-вторых, недопустимым будет считаться и поведение защитника, которое явно нарушает этические правила взаимоотношений защитника и иных участников уголовного процесса, включая суд и подзащитного; в-третьих, не может считаться приемлемым нарушающее социальные нормы поведение профессионального защитника вне рамок уголовного процесса, но связанное с ним (например, разглашение адвокатом адвокатской тайны); в-четвертых, вне рамок допустимого поведения находится поведение профессионального защитника в целом (в частности, в быту, семье, на отдыхе), если оно противоречит моральным и нравственным нормам, господствующим в обществе.

Следовательно, вне пределов допустимого находится поведение профессионального защитника, отклоняющееся от правовых и иных социальных установок (например, норм морали и нравственности). Данное поведение принято называть в науке девиантным. Ряд авторов дает следующее определение девиантного поведения: «это поведение, отклоняющееся от общепринятых, наиболее распространенных и устоявшихся норм в определенных сообществах в определенный период их развития. Негативное девиантное поведение приводит к применению обществом определенных формальных и неформальных санкций (изоляция, лечение, исправление или наказание нарушителя)» [2, с. 532].

В связи с этим представляется необходимым определиться с тем, является ли любое социально девиативное поведение профессионального защитника поведением, находящимся вне пределов допустимого.

В современной науке существует масса научных концепций девиативного поведения [6]. Так, одни авторы широко трактуют понятие девиантного поведения, относя к нему любое поведение, не соответствующее каким-либо социальным нормам и правилам:

«1. нестандартное поведение (действия, выходящие за рамки социальных стереотипов поведения, но играющие позитивную роль в развитии общества);

2. деструктивное поведение:

2.1. внешнедеструктивное поведение (направленное на нарушение социальных норм):

— аддиктивное (использование каких-то веществ или специфической активности с целью ухода от реальности и получения желаемых эмоций),

— антисоциальное (нарушение законов и прав других людей);

2.2. внутридеструктивное поведение (направленное на дезинтеграцию самой личности: суицидное, конформистское, нарциссическое, фанатическое, аутическое поведение)» [13].

По мнению других ученых, к девиантному поведению следует относить только такое поведение, которое представляет опасность для общества в целом либо для конкретного человека в частности (докриминогенного и криминогенного характера) [9].

Ю.А. Кпейеберг считает, что не всякое девиативное поведение носит негативный характер, так как некоторое отклоняющееся поведение может быть социально нейтрально либо даже позитивно для общества [14].

Следовательно, девиантным поведением человека является такое его поведение, которое не соответствует общепринятым либо официально закрепленным социальным установкам, включая положения действующего законодательства. Однако если отклоняющееся поведение не соответствует общепринятому поведению в обществе, но не нарушает социальных канонов, представляется, что оно не может считаться недопустимым.

Таким образом, вне пределов допустимого находится социально девиативное поведение профессионального защитника, которое нарушает социальные нормы, принятые в обществе (включая положения действующего законодательства).

Нарушение социальных установок (в частности, правовых, морали и нравственности) профессиональным защитником в процессе выступления в суде в уголовном процессе, а также в повседневной работе и жизни выражается в игнорировании ограничений и запретов в поведении, заключенных в данных социальных нормах.

Ограничения в поведении профессионального защитника, содержащиеся в социальных установках, означают, что при наличии или возникновении определенных обстоятельств защитник не может вести себя иначе, чем предусмотрено социальными нормами поведения (правовыми или этическими), а в случае их игнорирования должен претерпеть определенные санкции со стороны общества либо государственной власти (например, они могут быть выражены в лишении профессионального защитника статуса адвоката, права заниматься адвокатской деятельностью и т. п.). То есть профессиональные ограничения в деятельности адвоката во многом совпадают с его профессиональными обязанностями, предусмотренными действующим законодательством и актами адвокатского сообщества Российской Федерации, которые сформулированы в качестве определенных форм и правил поведения, которые должны соблюдаться профессиональным защитником в случае вступления его в договорные отношения с доверителем по защите прав, свобод и законных интересов последнего либо при оказании юридической помощи доверителю по назначению правоохранительных органов или бесплатно.

Запреты в поведении профессионального защитника, содержащиеся в социальных нормах, означают, что в связи с особенностью правового статуса профессионального защитника и осуществлением им, а также непрофессиональными защитниками деятельности по защите интересов, прав и свобод подзащитного (подсудимого) в уголовном процессе, все защитники при выступлении в суде, а также в своей профессиональной, а в отдельных случаях и в непрофессиональной деятельности (быту, семье и т. д.) не вправе совершать определенные действия, закрепленные в действующем законодательстве об адвокатуре и адвокатской деятельности, подзаконных актах, нормах, утвержденных адвокатским сообществом и признаваемых действующим законодательством в качестве обязательных, под угрозой привлечения к различным видам социальной ответственности (включая правовую).

В контексте исследования проблем этического содержания выступлений защитника в суде и путей их решения представляет интерес изучение пределов допустимого поведения защитника через призму морально-нравственных (этических) ограничений и запретов.

В связи с этим понятие пределов допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде в рамках уголовного процесса включает в себя морально-нравственные ограничения и запреты. Данные категории полностью охватывают правовые ограничения и запреты в деятельности профессиональных защитников, так как последние выступают всегда в роли морально и нравственно оправданных в глазах общества и государства.

Действующее законодательство России, в частности, УПК РФ и Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), а также акты органов адвокатского сообщества России не закрепляют понятие пределов допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде, ограничиваясь детальной регламентацией правового статуса защитника в уголовном процессе (прав, обязанностей, ограничений и запретов в профессиональной деятельности).

В актах органов адвокатского сообщества страны проблематика определения пределов допустимого поведения защитника в уголовном процессе рассматривается также с точки зрения правил корпоративной этики адвокатов.

В научной и учебной литературе вопрос установки пределов допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде является предметом постоянного исследования и научных дискуссий [5; 21].  

По мнению одних авторов, в условиях состязательности российского уголовного процесса при определении пределов допустимого поведения защитника нельзя слишком детально регламентировать его, сковывая активность адвоката по отстаиванию прав, свобод и законных интересов подзащитного. Взаимоотношения суда и стороны защиты в этическом плане должны строиться на принципах равноправия и состязательности [19].

С точки зрения других исследователей, значительную роль в обеспечении нравственного характера судебного процесса и контроле соблюдения правовых и морально-нравственных норм участниками уголовного судопроизводства должен играть судья как представитель государства и арбитр, который и уполномочен от имени последнего вынести решение по конкретному уголовному делу [18].

Третьи авторы считают: в связи с тем, что адвокатская деятельность не является формой предпринимательства, а сам статус и полномочия адвокатов как профессиональных защитников опосредованы государством, пределы допустимого поведения защитника в процессе выступления в суде требуют более жесткого и тщательного регламентирования и на уровне Закона об адвокатуре, и в нормативных документах адвокатского сообщества России. Так, по мнению Л.Д. Кокорева и Д.П. Котова, адвокат должен быть скован морально-нравственными ориентирами и принципами, «руководствуясь нравственными принципами, он не может утверждать то, в чем сам не убежден, не может лгать,  не может поступать против своей совести и внутреннего убеждения. И если в ходе расследования, судебного следствия адвокат пришел к выводу, что вина обвиняемого установлена, он из этого и должен исходить, строя свою защиту; иной путь будет ложью, сделкой с совестью» [11, с. 176].

Представляется, что данная точка зрения наиболее оправдана, и деятельность профессионального защитника в процессе выступления в суде по уголовному делу не должна вступать в противоречие с морально-нравственными ограничениями и запретами. Причем следует рассматривать в совокупности и во взаимосвязи морально-нравственные ограничения и запреты, связывающие поведение профессионального защитника в рамках его выступления в суде в конкретном уголовном процессе; общие профессиональные ограничения и запреты этического характера, вытекающие из профессиональной деятельности адвоката; морально-нравственные ограничения и запреты, которые обязан соблюдать профессиональный защитник вне своей профессиональной деятельности (например, в обычной жизни, в быту).

Морально-нравственные ограничения поведения профессионального защитника можно классифицировать на ряд групп.

1. Ограничения поведения при выступлении в суде в рамках конкретного уголовного процесса:

а) в части обязательного участия в качестве защитника (в случае назначения органами дознания, органами предварительного следствия или суда на основании ч. 2 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре адвокат должен исполнять требования закона об обязательном участии в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, а также оказывать юридическую помощь гражданам страны бесплатно в предусмотренных законом случаях) [20];

б) обязательного обжалования обвинительных приговоров, вынесенных в отношении подзащитного (так, на основании ч. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката от 31.01.2003 (далее — Кодекс) адвокат-защитник обязан обжаловать приговор по просьбе подзащитного; при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам; как правило, в отношении несовершеннолетнего, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просил адвокат) [10].

2. Общие профессиональные ограничения, связанные со статусом:

а) в части оптимальной защиты прав, свобод и законных интересов доверителя (в случае вступления в договорные отношения с доверителем, либо назначения защитником органами дознания, органами предварительного следствия или суда, либо оказании бесплатной юридической помощи в предусмотренных законом случаях, адвокат на основании п. 1 ч. 1 ст. 7 и ст. 17 Закона об адвокатуре, а также Кодекса обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права, свободы и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и Кодексом, исполняя при этом также решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов РФ, принятые в пределах их компетенции, соблюдая корпоративную дисциплину и профессиональную этику, заботясь о своей чести и достоинстве и об авторитете адвокатуры).

Причем политика честности в адвокатуре, как отмечает ряд авторов, является основой нравственных принципов в адвокатской деятельности и залогом успешной и эффективной защиты прав, свобод и законных интересов доверителей [1; 8];

б) оптимизации своих профессиональных навыков (адвокат обязан на основании п. 3 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию);

в) сохранения профессиональной независимости и недопущения злоупотребления доверием (так, адвокат должен быть согласно ст. 5 Кодекса профессионально независимым и избегать действий, направленных на подрыв доверия к нему, например, путем распространения конфиденциальной информации о клиенте, которая стала известна адвокату в связи с его профессиональной деятельностью). Как отмечает А.В. Кузнецов, конфиденциальная информация должна использоваться адвокатом исключительно по назначению во избежание нанесения морального вреда, имущественного ущерба интересам подзащитного, а также его деловой репутации [15];

г) соблюдения правил профессиональной этики в общении (так, согласно ст. 15 Кодекса адвокат должен воздерживаться от употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности; использования в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам; обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами).

3. Ограничения вне профессиональной деятельности:

а) в части сохранения своей репутации не только в профессиональной деятельности, но и в быту, семье и т. д. (так, адвокаты обязаны на основании ст. 4 Кодекса при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие их профессии, причем если вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе, и, если адвокат не уверен в том, как действовать в сложной этической ситуации, он имеет право обратиться в Совет соответствующей адвокатской палаты субъекта Российской Федерации за разъяснением, в котором ему не может быть отказано).

В связи с этим ряд авторов считает, что принципы адвокатской этики распространяют свое действие на все стороны жизнедеятельности профессиональных защитников [2], и адвокат постоянно делает морально-этический выбор не только в поступках, которые он совершает при исполнении профессиональных обязанностей, но и в быту [3];

б) приоритета своих профессиональных обязанностей перед непрофессиональными отношениями (так, согласно ст. 15 Кодекса адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни во имя каких-либо иных отношений).

Морально-нравственные запреты в поведении профессионального защитника можно классифицировать на следующие группы.

1. При выступлении в суде в рамках конкретного уголовного процесса:

а) запрет на разглашение информации (например, согласно ч. 3 ст. 53 УПК РФ защитник не вправе обнародовать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, под угрозой привлечения его к ответственности по ст. 310 Уголовного кодекса РФ; согласно ст. 6 Закона об адвокатуре адвокату запрещено разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя, а также делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает);

б) отказ от принятой на себя защиты (на основании ст. 6 Закона об адвокатуре и ст. 13 Кодекса адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, хотя, как справедливо отмечает А.А. Новикова, нравственный облик подзащитного может иногда и отталкивать профессионального защитника, но согласно правовым и нравственно-этическим основам адвокатской деятельности это не должно препятствовать выполнению адвокатом своего долга) [16];

в) негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, включая занятие по делу позиции, противоположной позиции доверителя, и действия вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного (на основании ст. 6 Закона об адвокатуре);

г) совершение действий во вред подзащитного (так, согласно ст. 13 Кодекса профессиональный защитник не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если интересы одного из них противоречат интересам другого, либо интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела, либо необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия; кроме того, адвокат-защитник обязан обжаловать приговор по просьбе подзащитного, либо при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам, либо в отношении несовершеннолетнего подзащитного, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просил адвокат).

2. Общие профессиональные запреты в связи со статусом:

а) запрет на оказание доверителю юридической помощи незаконного характера либо помощи в случаях, когда закон запрещает ее оказывать (например, согласно ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе принимать от доверителя поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер, либо если адвокат оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, или имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица, участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица, либо если адвокат состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица).

Статья 10 Кодекса прямо указывает: «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом» [10].

Как отмечают некоторые авторы, виды и способы защиты недобросовестных адвокатов могут быть различными, но их объединяет одна цель — достижение результата путем нарушения закона [4];

б) разглашение профессиональной тайны (так, согласно ст. 6 Кодекса адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя).

В научной литературе объем предмета адвокатской тайны трактуется неоднозначно, но все ученые солидарны в том, что ее соблюдение имеет приоритетное значение в деятельности адвокатов [17];

в) оказание юридической помощи в корыстных и противоправных интересах (например, согласно ст. 9 Кодекса адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне, принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить, либо навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами).

Кроме того, адвокат не вправе вредить своему доверителю, исходя из своих корыстных и противоправных интересов (например, затягивая дело, пытаясь получить дополнительные суммы гонорара). Как отмечает С.Ф. Ширинский, при этом подменяется основная цель адвокатской деятельности — защита прав, свобод и законных интересов доверителя [22];

г) некорректное поведение (в частности, адвокат согласно п. 7 ч. 1 ст. 9 и ст. 10 Кодекса не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения, фамильярничать с доверителем);

д) совмещение представительских функций у лиц, чьи интересы противоречат друг другу (так, согласно ст. 11 Кодекса адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон);

е) получение адвокатского гонорара в незаконной форме (например, согласно ст. 16 Кодекса адвокату запрещается принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре, за исключением денежных сумм, вносимых в кассу адвокатского образования (подразделения) в качестве авансового платежа; профессиональному защитнику следует воздерживаться от включения в соглашение условия, в соответствии с которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от результата дела).

3. Запреты вне профессиональной деятельности:

а) запрет на осуществление определенных видов деятельности (так, согласно ст. 9 Кодекса адвокат не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, а также вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги, либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги, либо принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя — юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего);

б) занятие любой иной деятельностью, порочащей честь и достоинство адвоката (ст. 9 Кодекса).

Игнорирование морально-этических ограничений и запретов в деятельности профессионального защитника может привести к различным мерам ответственности, которые он вынужден будет претерпеть (от лишения статуса адвоката до привлечения к уголовной ответственности).

Так, в соответствии со ст. 17 Закона об адвокатуре статус адвоката прекращается советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в частности в случаях:

— вступления в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;

— выявления информации о сокрытии непогашенной или неснятой судимости за умышленные преступления;

— обнаружения сведений, что адвокат, чей статус приостановлен, занимался адвокатской деятельностью либо состоял в органах управления адвокатским сообществом;

— если имелось заключение квалификационной комиссии о неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, либо сокрытии информации перед квалификационной комиссией, либо нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката, либо неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

 

Список литературы

 

1. Ария С.Л. О нравственных принципах в адвокатской деятельности: выступление на конференции адвокатов в Санкт-Петербурге 28.09.1995 // Адвокат. 2002. № 4. С. 78—80.

2. Бойков А.Д. Принципы адвокатской этики // Адвокатская практика. 2003. № 1. С. 9—11.

3. Воронов А.А., Роньшин С.А. Морально-этический выбор и нравственные конфликты в деятельности адвоката // Закон и право. 2005. № 5. С. 15—16.

4. Гармаев Ю.П. Виды незаконных средств и способов защиты недобросовестных адвокатов // Гражданин и право. 2003. № 4. С. 34—41.

5. Гармаев Ю.П. Пределы прав и полномочий адвоката в уголовном судопроизводстве: методич. пособие. Генеральная прокуратура Российской Федерации. Иркутский юридический институт. Иркутск, 2003.

6. Гончаров В.В. Роль этики и профессионализма в функционировании органов исполнительной власти // Современное право. 2009. № 6. С. 10—12.

7. Громов И.А., Мацкевич И.А., Семенов В.А. Западная социология. СПб.: ООО «Издательство ДНК», 2003.

8. Грудцына Л.Ю. Политика честности в адвокатуре: К вопросу о выгоде и долге адвоката // Право и государство. 2005. № 10. С. 99—106.

9. Иванов В.Н. Девиантное поведение: причины и масштабы // Социально-политический журнал. 1995. № 2. С. 47—57.

10. Кодекс профессиональной этики адвоката от 31.01.2003 // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2013. № 3.

11. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса: учеб. пособие. Воронеж, 1993.

12. Колесникова Н.В. Правовые и нравственные аспекты деятельности адвоката при защите прав и законных интересов детей // Закон и право. 2013. № 8. С. 32—33.

13. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе: деструктивное поведение в современном мире. Новосибирск, 1990. URL: https://ru.wikipedia.org

14. Кпейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: учеб. пособие для вузов. М., 2001. URL: https://ru.wikipedia.org

15. Кузнецов А.В. Особенности использования адвокатом конфиденциальной информации // Аграрное и земельное право. 2011. № 12. С. 124—128.

16. Новикова А.А. Правовые и нравственно-этические основы запрета на отказ защитника от принятой на себя защиты обвиняемого // Адвокат. 2003. № 11. С. 44—46.

17. Пилипенко Ю.С. Предмет адвокатской тайны // Закон и право. 2009. № 6. С. 13—15.

18. Родионов О.В., Боровков А.В. Ведущая роль судьи в обеспечении нравственного характера судебного процесса // Вопросы современной юриспруденции. 2014. № 33. С. 67—72.

19. Сенякин Н.Н., Балашов А.Н. Этические аспекты взаимоотношения суда и сторон в условиях состязательного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 4. С. 9—12.

20. Собрание законодательства РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.

21. Федотова Т.А. Пределы допустимого в деятельности адвоката // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. 2012. № 2. С. 27—30.

22. Ширинский С.Ф. Адвокат не вправе вредить своему подзащитному // Адвокат. 2000. № 5. С. 23—25.