УДК 346.548:347.734

Страницы в журнале: 66-71

 

Г.Д. Фатхутдинова,

соискатель кафедры экологического, трудового права и гражданского процесса Казанского (Приволжского) федерального университета Россия, Казань GDFathutdinova@yandex.ru

 

 

Анализируется применение неустойки как одного из гражданско-правовых средств защиты прав потребителей. Применительно к банковским правоотношениям формулируется вывод, что для защиты прав потребителей особая неустойка не установлена, а применяется общая для потребительских правоотношений (но специальная по сравнению с иными гражданскими правоотношениями) неустойка. При этом известная для сферы защиты прав потребителей и гражданского права проблема необоснованного снижения судами установленного законом или договором размера неустойки, как в виде пени, так и виде штрафа, встречается и в правоприменительной практике в сфере потребительских банковских правоотношений, особенно при оказании услуг банковского вклада. Рассматриваются изменения ст. 333 Гражданского кодекса РФ, касающейся вопроса уменьшения размера неустойки судом.

Ключевые слова: потребительские банковские правоотношения, неустойка, средства защиты прав потребителей, охрана прав потребителей.

 

Введение. Согласно ст. 330 Гражданского кодекса РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке (ст. 331 ГК РФ).

Настоящая статья посвящена анализу применения неустойки как одного из гражданско-правовых средств защиты прав потребителей в банковских отношениях.

Основные положения. Как известно, законодатель делит неустойку по основаниям возникновения на законную и договорную [13].

Как следует из ст. 330 ГК РФ, законная неустойка устанавливается законом, а договорная неустойка — договором. Согласно п. 5 ст. 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

В отношении договорной неустойки нельзя забывать о ст. 400 ГК РФ, которая предусматривает, что соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному соглашению, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства [8]. Так, по мнению судов, в силу требований п. 2 ст. 400 ГК РФ, п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными [23].

За нарушение установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем новых сроков, сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), удовлетворения отдельных требований потребителя (п. 5 ст. 28, ст. 30, п. 3 ст. 31 Закона о защите прав потребителей) предусмотрена неустойка (пени) за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа.

Существует проблема неоднородной судебной практики при взыскании законной неустойки применительно к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада. Суды расходятся во мнении о применении в таких спорах неустойки на основании п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей или начислении процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Указанный вопрос даже вошел в обзор практики Приморского краевого суда по гражданским делам за первое полугодие 2015 года [16], где отмечено, что специальной нормой по отношению к последствиям неисполнения обязательств по договору банковского вклада ст. 395 ГК РФ не является. Она устанавливает общие правила об ответственности за неисполнение денежного обязательства. Поэтому вывод о неприменимости к спорным правоотношениям ст. 30, п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей является неправильным. Таким образом, с учетом точки зрения Верховного Суда РФ, изложенной в определении от 03.12.2013 № 56-КГ13-11, мы считаем однозначно применимым в подобных случаях неустойку по п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей.

В то же время, по мнению ВС РФ, ошибочно применение к отношениям сторон положений статей 28 и 30 Закона о защите прав потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) и сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), поскольку действия кредитной организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании Закона о защите прав потребителей [19].

В одном из дел суд удовлетворил неустойку по ст. 23 Закона о защите прав потребителей, где потребителю банком были проданы некачественные монеты из драгоценных металлов [9]. Стоит отметить, что подобные дела в суде все же редкость.

В случае если банки добровольно не удовлетворяют требования потребителя о возмещении платежей или комиссий, незаконно списанных или удержанных в рамках кредитных договоров, суды применяют неустойку в размере, указанном в п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей в силу следующего [2].

В отношении возможности одновременного взыскания неустойки по нормам Закона о защите прав потребителей и процентов за пользование чужими денежными средствами по п. 1 ст. 395 ГК РФ можно отметить следующее мнение ВС РФ [19]: в денежных обязательствах, возникших из гражданско-правовых договоров, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров (работ, услуг) либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму могут быть начислены проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Неустойка за одно и то же нарушение денежного обязательства может быть взыскана одновременно с процентами, установленными данной нормой, только в том случае, если неустойка носит штрафной характер и подлежит взысканию помимо убытков, понесенных при неисполнении денежного обязательства.

Суды при взыскании с банков неустойки на основании п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей признают ее штрафной санкцией и взыскивают одновременно проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ [1; 23].

В отношении снижения неустойки судами по делам о защите прав потребителей банковских услуг на основании ст. 333 ГК РФ ситуация складывается далеко не в пользу потребителей.

ВС РФ в п. 34 постановления Пленума от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — Постановление № 17) указал, что применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и только по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Несмотря на указанное разъяснение ВС РФ на сегодняшний день суды часто снижают неустойку, руководствуясь ст. 333 ГК РФ, при взыскании потребителями с банков сумм по договору банковского вклада [3; 4; 10]. Причем, как видно из приведенных судебных решений, снижение неустойки происходит в десятки раз.

По мнению Конституционного Суда РФ, «положения Гражданского кодекса Российской Федерации о неустойке не содержат каких-либо ограничений для определения сторонами обязательства размера обеспечивающей его неустойки. Вместе с тем часть первая его статьи 333 предусматривает право суда уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т. е., по существу, — на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Вместе с тем часть первая статьи 333 ГК Российской Федерации, предусматривающая возможность установления судом баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате совершенного им правонарушения, не предполагает, что суд в части снижения неустойки обладает абсолютной инициативой — исходя из принципа осуществления гражданских прав в своей воле и в своем интересе (пункт 2 статьи 1 ГК Российской Федерации) неустойка может быть уменьшена судом при наличии соответствующего волеизъявления со стороны ответчика. В противном случае суд при осуществлении судопроизводства фактически выступал бы с позиции одной из сторон спора (ответчика), принимая за нее решение о реализации права и освобождая от обязанности доказывания несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Данную точку зрения разделяет и Верховный Суд Российской Федерации... (пункт 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17; пункт 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 года). Таким образом, положение части первой статьи 333 ГК Российской Федерации в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, не допускает возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства без представления ответчиками доказательств, подтверждающих такую несоразмерность, без предоставления им возможности для подготовки и обоснования своих доводов и без обсуждения этого вопроса в судебном заседании, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя».

С 1 июня 2015 г. ст. 333 ГК РФ изложена в новой редакции, и практика ее применения в новом виде пока как таковая не сложилась [17]. Однако уже сейчас исходя из текста статьи можно отметить, что в новой редакции закреплены вышеизложенные позиции ВС РФ и КС РФ в части снижения неустойки по заявлению должника (осуществляющего предпринимательскую деятельность). Более того, в ст. 333 ГК РФ включен новый пункт, согласно которому уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Таким образом, на сегодняшний день, несмотря на приведенную выше позицию ВС РФ и КС РФ, суды продолжают снижать неустойку по делам о защите прав потребителей банковских услуг. Действительно, часто в исках фигурируют очень большие суммы, и их взыскание в пользу потребителя может привести к неоправданному ущемлению прав другой стороны. Но проблема не в самом факте снижения, а в так называемой формуле снижения неустойки, которой на сегодняшний день просто не существует, что и приводит к неоднородности судебной практики. Считаем необходимым внесение соответствующих разъяснений на уровне ВС РФ.

По способу начисления неустойки принято различать штраф, начисляемый однократно, и пени, начисляемые за определенный период времени, так называемую длящуюся неустойку [25].

Рассмотренная ранее неустойка из п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей как раз является пеней, так как она уплачивается исполнителем потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки.

Наряду со взысканием пени Закон о защите прав потребителей предусматривает и взыскание штрафа (п. 6 ст. 13, п. 46 Постановления № 17).

По мнению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор), Пленум ВС РФ однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный законом особый способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ), а не как судебный штраф (ст. 105 Гражданского процессуального кодекса РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 3.2 и ст. 3.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях [22].

Однако в отношении размера штрафа стоит упомянуть замечание ВС РФ о том, что размер присужденной судом компенсации морального вреда должен учитываться при определении размера штрафа, взыскиваемого с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, установленных законом [15].

Как верно отмечает С.Ю. Баранов, «штраф, установленный нормой ч. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, в определенной степени обеспечивает и соблюдение контрагентом потребителя предварительного досудебного порядка разрешения спора, который достаточно четко регламентирован законом» [12, c. 62]. По мнению ученых, указанный штраф вкупе с остальными указанными в Законе о защите прав потребителей санкциями выравнивает договорную диспропорцию, так как «все это вместе в большинстве случаев отбивает охоту у контрагентов потребителя гонять его за различными бумажками и доводить дело до суда» [14, c. 145—146]. Указанные выводы подтверждаются п. 47 Постановления № 17, согласно которому, если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу (продавцом, исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со ст. 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

Штраф по п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей рассматривается ВС РФ как законная неустойка (например, определение ВС РФ от 29.10.2013 № 8-КГ13-12: «Предусмотренный статьей 13 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” штраф имеет гражданско-правовую природу и по своей сути является предусмотренной законом мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, то есть является формой предусмотренной законом неустойки») [18], вследствие чего у судов появляется возможность его снижения по ст. 333 ГК РФ. В свою очередь, в суде со стороны банков, как правило, заявляются требования о снижении неустойки по ст. 333 ГК РФ, исходя из которой и высчитывается штраф. Однако несмотря на указанные обстоятельства, например, в апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 16.03.2015 по делу № 33-3869/2015 была снижена и неустойка за просрочку неисполнения обязательств по выплате страхового возмещения, и штраф за несоблюдение требования потребителя в добровольном порядке [5]. Более того, если размер присужденной судом денежной компенсации морального вреда учитывается при определении штрафа, подлежащего взысканию со страховщика в пользу потребителя страховой услуги в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, то размер судебных расходов при определении суммы такого штрафа не учитывается [20].

Довольно интересным является судебное дело, когда суд отказал во взыскании штрафа в пользу потребителя с банка в связи с тем, что с момента отзыва лицензии на осуществление банковских операций ответчик в силу ст. 20 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» не имел права исполнять обязательства перед третьими лицами, за исключением текущих обязательств, к которым рассматриваемое требование не относится. Требование о компенсации морального вреда впервые заявлено истцом уже после начала действия указанного запрета, следовательно, ответчик не имел возможности исполнить требование истца о компенсации морального вреда [11].

Выводы. Таким образом, для защиты прав потребителей в банковских правоотношениях особая неустойка не установлена, а применяется общая для потребительских правоотношений (но специальная по сравнению с иными гражданскими правоотношениями) неустойка. При этом известная для сферы защиты прав потребителей и гражданского права проблема необоснованного снижения судами установленного законом или договором размера неустойки, как в виде пени, так и виде штрафа, встречается и в правоприменительной практике в сфере потребительских банковских правоотношений, особенно при оказании услуг банковского вклада. Поправки, внесенные в ст. 333 ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вряд ли существенно изменят ситуацию, так как их содержание дублирует ранее изложенные позиции ВС РФ и КС РФ, которые тем не менее не устранили проблем в правоприменительной практике.

 

Список литературы

1. Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 05.03.2015 по делу № 33-3331/2015 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

2. Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 02.10.2015 по делу № 33-15830/2015 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

3. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 28.08.2014 по делу № 33-11869/2014 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

4. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 15.09.2014 по делу № 33-12457/2014 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

5. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 16.03.2015 по делу № 33-3869/2015 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

6. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 21.01.2015 № 33-346/2015 //Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Апелляционное определение Московского городского суда от 10.11.2014 по делу № 33-43068 //Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Апелляционное определение Мурманского областного суда от 26.02.2014 по делу № 33-278 //Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 11.08.2015 по делу № 33-7833/ 2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 19.02.2015 по делу № 33-1262/ 2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Апелляционное определение Самарского областного суда от 09.07.2015 по делу № 33-6769/ 2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Баранов С.Ю. Гражданско-правовые средства охраны прав потребителей: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2012. С. 62.

13. Гафарова Г.Р. Защита прав потребителей: учеб. пособие / под ред. З.М. Фаткудинова. М.: Юстицинформ, 2008. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. Защита прав потребителей финансовых услуг / М.Д. Ефремова, В.С. Петрищев, С.А. Румянцев и др.; отв. ред. Ю.Б. Фогельсон. М.: Норма; Инфра-М, 2010. С. 145—146.

15. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года (утв. постановлением Президиума ВС РФ от 01.08.2007; ред. от 05.02.2014) // ЖКХ: журнал руководителя и главного бухгалтера. 2007. № 12. Дек. (ч. II)(извлечения).

16. Обзор практики Приморского краевого суда по гражданским делам за первое полугодие 2015 года. URL: http://kraevoy.prm.sudrf.ru/modules. php?№ame=docum_sud&id=548 (дата обращения: 16.01.2016).

17. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2015. № 10. Ст. 1412.

18. Определение ВС РФ от 29.10.2013 № 8-КГ13- 12 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Определение ВС РФ от 03.11.2015 № 16- КГ15-25 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

20. О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан: постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 8.

21. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

22. О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»: письмо Роспотребнадзора от 23.07.2012 № 01/8179-12-32 //Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

23. Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 06.10.2015 по делу № 44Г-45/2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

24. Постановление Президиума Хабаровского краевого суда от 19.01.2015 № 44г-1/15 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

25. Российское гражданское право: учеб.: в 2 т. / В.С. Ем, И.А. Зенин, Н.В. Козлова и др.; отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1.  Доступ из СПС «КонсультантПлюс».