УДК 347.4 

Страницы в журнале: 56-61

 

П.П. Згонников,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданского права Центрального филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Воронеж petrzgonnikov@yandex.ru

 

Предпринята попытка рассмотреть проблемы соотношения обязанности, договора и обязательства. Выявляются и рассматриваются позитивные и негативные положения законодательства по всем трем направлениям. Более глубокий анализ таких правовых категорий, как «исполнение обязанности», «исполнение договора» и «исполнение обязательства» приводит к выводу о необходимости совершенствования гражданского законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: гражданское право, обязанность, договор, обязательство.

 

С  активным развитием рыночных отношений в нашей стране, повышением роли гражданского права в обеспечении имущественных потребностей человека и общества в целом закономерно возрастает значимость договорных обязательств, гарантирующих развитие всего спектра имущественного оборота. Гражданско-правовое обязательство является важнейшим и необходимым элементом эффективного функционирования рыночных отношений, используемым не только в Российской Федерации, но и во всех странах мира с рыночной экономикой в сфере имущественных отношений, связанных с передачей материальных ценностей от одного субъекта к другому, выполнением работ или оказанием услуг в интересах других лиц.

Анализ показывает, что некоторые теоретические проблемы договорного обязательства в отечественном праве, особенно по поводу его соотношения с такими правовыми категориями, как «договор» и «обязанность», не были решены, требуют нового осмысления и дальнейшего исследования. Современная реальность демонстрирует, что они по-прежнему остаются объектом острой дискуссии, вызывающей неподдельный интерес и имеющей большое значение для цивилистической науки и практики.

Указ Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации», Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации [13], естественно, не могли обойти вниманием проблему дальнейшего совершенствования обязательственных правоотношений.

Уже римские юристы под обязательством (obligatio) понимали такую правовую связь (iuris vinculum), в силу которой одна сторона имела право требовать от другой исполнения какого-либо действия. Правомочную сторону они называли кредитором (верителем), обязанную — дебитором (должником). Существенный момент обязательства как правоотношения присущ и современному праву. Однако как в римском, так и в современном праве момент этот недостаточно выделен вследствие неудачной терминологии. Термин «обязательство» имеет несколько значений: это право кредитора, обязанность должника, акт заключения обязательства и само правоотношение. Потому и обязательство как правоотношение кредитора и должника трактовали или как обязательственное право кредитора, или, большей частью, как обязательство должника. В частности, Германское гражданское уложение говорит об обязательственном отношении в смысле права требования кредитора (ст. 241) [18, с. 293—294]. Это было написано известным цивилистом В.И. Синайским еще до революции, но его размышления об обязательствах актуальны и в наши дни.

В пункте 1 ст. 307 ныне действующего Гражданского кодекса РФ дается следующее определение обязательства: в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

C законодательным определением обязательства соотносится и концептуальное его определение, которое дается Е.А. Сухановым. Автор отмечает, что обязательство представляет собой оформляющее акт товарообмена относительное гражданское правоотношение, в котором один участник (должник) обязан совершить в пользу другого участника (кредитора) определенное действие имущественного характера либо воздержаться от такого действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения его обязанности [17, с. 40]. Это определение Е.А. Суханова нами поддержиается.

Обязательство является гражданским правоотношением, в форму которого облекаются прежде всего отношения экономического оборота: купля-продажа, подряд, хранение, экспедиция, перевозка и т. д.

Все эти разнообразные по характеру и целевому назначению отношения обладают рядом специфических черт, выделяющих их среди иных гражданско-правовых связей (таких как абсолютные, корпоративные, вещные, организационные, семейные и др.) и позволяющих рассматривать их в качестве единого вида правоотношений. Следовательно, для того чтобы раскрыть сущность гражданско-правового обязательства, необходимо установить его отличительные признаки.

Во-первых, обязательство всегда имеет так называемый относительный характер, т. е. участники обязательства всегда четко определены и известны. Управомоченное лицо имеет право требовать исполнения обязанности от конкретного и заранее известного ему лица.

Во-вторых, обязательства всегда имеют, согласно господствующему в науке мнению, имущественный характер, поскольку возникают по поводу материальных благ (имущества, работ, услуг).

В-третьих, объектом обязательства всегда является действие, т. е. в обязательстве одно лицо совершает в пользу другого лица определенные действия (передает имущество, выполняет работу и т. д.).

В-четвертых, активный характер действий обязанного лица составляет отличительный признак обязательства, хотя и в обязательстве может быть предусмотрена обязанность лица воздержаться от совершения определенных действий. Как правило, данная обязанность (воздержаться от совершения действий) носит в обязательстве не основной, а дополнительный характер.

В юридической литературе можно встретить точку зрения о том, что под правами и обязанностями понимаются обязательства [19, с. 10]. С такой трактовкой соотношения обязательства с правами и обязанностями весьма трудно согласиться. Нами принципиально поддерживается иной подход к соотношению обозначенных правовых категорий: мы считаем, что гражданско-правовое обязательство «представляет собой основанное на юридическом факте соответствие права и обязанности, которые устанавливаются между лицами» [21, с. 56].

Субъективные права и обязанности, являясь формой гражданского правоотношения, имеют собственное содержание. Любое субъективное право в силу его общественной природы — это право управомоченного на поведение обязанного лица [12, с. 83].

В соответствии с этим субъективное гражданское право можно определить как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица требовать от обязанного лица такого поведения, при котором управомоченное лицо может беспрепятственно удовлетворять свои потребности за счет материальных или духовных благ.

В свою очередь отметим, что обязанность направлена прежде всего на исполнение того, на что уполномочено то или иное лицо. Поэтому некоторые ученые вполне обоснованно определяют гражданско-правовую обязанность как юридически обусловленную необходимость такого поведения обязанного лица, при котором управомоченное лицо может беспрепятственно удовлетворять свои потребности за счет материальных и духовных благ [7, с. 97].

Анализ рассматриваемых определений гражданско-правового обязательства и гражданско-правовой обязанности позволяет выделить следующее:

1) в любом обязательстве субъективная обязанность ввиду относительности обязательственного правоотношения «персонифицирована»;

2) гражданско-правовые обязательства и обязанности не тождественны;

3) гражданско-правовая обязанность и обязательство взаимозависимы, т. е. их самостоятельность представляется условной.

Важно исходить из того, что такие правовые категории, как обязательство, договор, обязанность самостоятельны и индивидуальны как по содержанию, так и по существу, но каждая из них требует однозначного и точного понимания [11, с. 72]. Еще К.Н. Анненков пришел к выводу об отсутствии точности в употреблении слов «обязательство» и «договор», что, по его мнению, «совершенно недопустимо... Обязательство как обязанность есть не договор, а только последствие договора как соглашения о ее установлении» [3, с. 3—4]. Советские ученые также высказывались за недопустимость смешения терминов «договор» и «обязательство». Так, по мнению О.А. Красавчикова, договором (сделкой) следует именовать «только то явление, о котором говорит ст. 26 ГК (речь идет о ст. 26 ГК РСФСР 1922 года, определявшей понятие сделки, — аналог ст. 153 действующего в настоящее время ГК РФ. — П.П.), то есть действие, направленное на движение конкретного правоотношения. Само же правоотношение, основанием которого является договор (сделка), точнее именовать договорным (сделочным) правоотношением» [14, с. 117]. М.М. Агарков обращал внимание на то, что обязательство — это гражданское правоотношение определенных свойств и характеристик; по терминологии русской дореволюционной юридической науки — юридическая обязанность определенного типа, т. е. пассивная составляющая правоотношения, которое при таком словоупотреблении заслуживает наименования обязательственного. В позднейшем римском праве (плодом развития которого и является понятие обязательства) термин «обязательство» (obligatio) также обозначал либо обязательственное правоотношение в целом, либо его отдельные составляющие, причем не только пассивную (юридическую обязанность должника), но и активную (субъективное право (требование) кредитора) [1, с. 75].

Исходя из анализа гражданского законодательства, сложно представить, что объем субъективных прав и обязанностей сторон тождественен содержанию институтов, ибо он шире и зависит от волеизьявления сторон.

Различие обязательств и договоров четко просматривается в институтах, допускающих несовпадение в одном лице участника (контрагента или стороны) договора с участником (субъектом) правоотношения.

Во-первых, в соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании  либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские правоотношения (права и обязанности), в том числе обязательственные, с участием представляемого. С одной стороны, участником договора (контрагентом) выступает одно лицо (представитель), с другой стороны, участником (субъектом) правоотношений (в том числе кредитором или должником) становится другое лицо (представляемый).

Во-вторых, как следует из п. 1 ст. 430 ГК РФ, договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. В данном случае также весьма трудно вести речь об обязательстве между участниками договора, если перед нами договор, заключаемый не в пользу участника, а в пользу третьего лица; договор, кредитором по обязательству из которого становится не участник договора, а третье (по отношению к таким участникам) лицо.

В-третьих, личность участника договора может отделиться от личности участника обязательства уже после установления обязательства, к примеру, в результате перехода прав (§ 1 главы 24 ГК РФ) или перевода долга (§ 2 той же главы).

Таким образом, договор — это лишь один из многих возможных юридических фактов, которые могут служить основаниями возникновения обязательств, но «не всякое обязательство есть договорное обязательство» [15, с. 99].

В.А. Беловым ставится под сомнение корректность такого словосочетания, как «исполнение обязательства». Поэтому есть необходимость проанализировать, какими же правовыми положениями (формулировками) пользуется законодатель при изложении статей об обязательствах. Так, в главе 22 ГК РФ, которая называется «Исполнение обязательств» (статьи 310—321), главе 23 «Обеспечение исполнения обязательства», главе 24 «Перемена лиц в обязательстве», главе 26 «Прекращение обязательств» (статьи 407, 408, 410, 413—414, 416—419) содержатся положения об «исполнении», «обеспечении» и «прекращении» обязательств.

В.А. Белов пишет: «Ясно, что предметом исполнения может быть только обязанность, но не все правоотношение в целом… Правоотношение (в нашем случае — обязательство) не может исполняться: во всяком случае, общего учения об исполнении правоотношения науке права неизвестно» [4, с. 18—19]. С этим весьма трудно согласиться. Следует иметь в виду, что, с одной стороны, относимость правоотношения подчеркивает определенность субъектов этого правоотношения — управомоченного лица (кредитора) и должника, с другой стороны, специфический характер и содержание этих действий (бездействия), которые обязан совершить должник в интересах кредитора в рамках имеющихся гражданских прав и обязанностей. В абсолютном гражданском правоотношении уполномоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц. Иная ситуация в относительных правоотношениях, где обладатели субъективных прав имеют отношение с определенными обязанными лицами (должниками).

В.А. Беловым ставится под сомнение и корректность такого словосочетания, как «исполнение договора». В Федеральном законе от 30.11.1994 № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» используются такие словосочетания, как «заключение договора», «расторжение договора» и т. п. В главе 28 ГК РФ, которая называется «Заключение договора» (статьи 445, 447), в главе 29 «Изменение и расторжение договора» (статьи 450—453) содержатся положения о «заключении договора», «изменении договора», «расторжении договора».

В.А. Белов пишет: «Возникает вопрос: насколько же правильно говорить об исполнении договоров? Если договор — это сделка, сделка — действие, то выражение “исполнение договора” равнозначно выражению “исполнение действия”» [4, с. 18—19]. С этими соображениями согласиться невозможно. Известно, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ); сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними (ст. 154 ГК РФ). Как следует из пунктов 1 и 2 ст. 420 ГК РФ, договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные ГК РФ.

Исходя из анализа содержания перечисленных статей, можно сделать вывод о том, что договор — это частный случай сделки, что действия граждан, юридических лиц (ст. 153 ГК РФ) и соглашение двух или нескольких лиц (п. 1 ст. 420 ГК РФ ) — это не одно и то же.

Б.И. Пугинский указывал, что «сведение договора только к сделке едва ли верно... Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами предметных действий, содержание которых закреплено в соглашении... Следовательно, роль и функции договора значительно шире, нежели у традиционно понимаемой сделки» [6, с. 42]. Аналогичная точка зрения в той или иной форме высказывается и иными современными авторами [5, с. 105; 2, с. 90].

Три выявленных качества договора (договор-сделка, договор-правоотношение, договор-текст) тесно связаны между собой: договор-сделка, всегда имея определенную текстуальную форму, приводит к установлению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей (договорного правоотношения). Данное обстоятельство порождает вопрос о том, может ли договор в каждом отдельном его аспекте (как сделка, как правоотношение, как текст) рассматриваться в качестве самостоятельного явления?

Присоединяемся к мнению тех ученых-цивилистов, которые считают, что договор-сделка, договор-текст и договор-правоотношение выступают хотя и тесно связанными между собой, но все же самостоятельными явлениями объективной действительности [9, с. 105].

В юридической литературе выделяются следующие признаки гражданско-правового договора.

Во-первых, гражданско-правовой договор рассматривается как соглашение в виде единого волеизьявления участвующих в нем лиц [8, с. 97], как общность (единство) их воли, так и ее выражение вовне.

Во-вторых, гражданско-правовой договор направлен на установление, изменение и прекращение прав и обязанностей.

В-третьих, гражданско-правовой договор порождает последствия.

Таким образом, гражданско-правовой договор представляет собой соглашение двух и более лиц в виде их единого волеизьявления, направленное на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей [10, с. 29].

В данном случае речь идет о так называемых имущественных договорах, т. е. о тех договорах, которые непосредственно оформляют акты товарообмена их участников и направлены на передачу или получение имущества. Не только физически осязаемые вещи относятся к таким благам, но и некоторые права, еще в римском праве называвшиеся «res incorporates» — «нетелесные вещи» (например, банковский вклад, представляющий собой не деньги, а право требования вкладчика к банку). Имущественные отношения возникают и по поводу результатов работ и оказания услуг, в том числе не обязательно воплощающихся в вещественном результате (например, перевозка, хранение, услуги культурно-зрелищного характера), поскольку такие результаты также имеют товарную форму.

Имущественные отношения не являются юридической категорией. Это фактические, экономические по своей социальной природе отношения, подвергаемые правовому регулированию, т. е. оформлению, упорядочению [20, с. 3].

Еще в период расцвета римского частного права было разработано учение о составе договорных условий, включавшем essentialia negotii (условия, которые непременно должны быть установлены сторонами), naturalia negotii (условия, которые обыкновенно в договоре присутствуют, но не являются необходимыми), а также accidentalia negotii (условия, внесенные в договор самими сторонами) [20, с. 147—148].

Договорное обязательство не может возникнуть иначе, как посредством согласования сторонами определенных условий, индивидуализирующих конкретный гражданско-правовой договор и формирующих его сущность. Если участниками гражданского оборота не достигнуто соглашение по таким условиям, то это влечет признание договора незаключенным. В этом случае возникновение конкретного договорного обязательства, равно как и последующее его исполнение в целях получения преследуемого правового результата, оказываются невозможными: «Есть существенные условия, необходимые для того, чтобы всякое соглашение можно было признать законно совершившимся; где их не оказывается, там нет и договора» [16, с. 85].

 

 

Список литературы

 

1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940.

2. Андреева Л.В. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. 2000. № 12.

3. Анненков К.Н. Система русского гражданского права: в 3-х т. 2-е изд. Спб., 1901. Т. 3. Права обязательственные.

4. Белов В.А. К вопросу о соотношении понятий обязательства и договора // Вестник гражданского права. 2007. № 4.

5. Вахнин И. Виды условий договора с учетом нормативно-правового регулирования // Хозяйство и право. 1998. № 10.

6. Гражданское право: учеб.: в 2-х т. / под ред. проф. Е.А. Суханова. М., 1993. Т. 2.

7. Гражданское право: учеб.: в 3-х т. 7-е изд., перераб. и доп. / В.В. Байбак, Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев [и др.]; под ред. Ю.К. Толстого. М., 2011. Т. 1.

8. Гражданское право: учеб.: в 3-х т. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 1.

9. Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву. М., 2010.

10. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988.

11. Згонников П.П. Право, законотворчество и юридическая техника // Бюллетень Минюста РФ по Воронежской области. 2001. № 5.

12. Избранные труды: в 4-х т. СПб, 2003. Т. 1.

13. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации: одобр. решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

15. Новицкий И.Б. Очерки гражданского права: материалы к курсу лекций. М., 1921.

16. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в 3 т. Спб., 1896. 2 т.

17. Российское гражданское право: учеб.: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2011. Т. 2.

18. Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002.

19. Скловский К.И. О соотношении договора и обязательства // Вестник гражданского права. 2013. № 4.

20. Хвостов В.М. Система римского права: учеб. (по изд. 1908 г.). М., 1996.

21. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995.