УДК 347.1

Страницы в журнале: 63-67

 

А.О. Малофеев,

 аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова, адвокат Коллегии адвокатов «Юрист» Чувашской Республики Россия, Ульяновск andre-x@list.ru

На примере таких понятий, как «справедливость», «добросовестность», «разумность» и «гуманизм» выявляются основные направления взаимосвязи нравственно-этических категорий и норм гражданского права. Исследование проводится с помощью диалектического, метафизического, системного, исторического, логического, формально-юридического, сравнительно-правового и других методов. В результате формулируется вывод о том, что в гражданском праве нравственно-этические категории осуществляют следующие функции: стандартизации правового поведения субъектов гражданско-правовых отношений, определения границ при осуществлении субъективного гражданского права, охранительную, оценочную, социально-ориентирующую, гуманистическую, функцию обеспечения баланса частных и публичных интересов в правовом регулировании, аксиологическую и другие.

Ключевые слова: нравственно-этическая категория, справедливость, добросовестность, гуманизм, функция, норма, право, общество.

 

Введение. Вопросы взаимодействия нравственных и правовых норм подробно рассматриваются в отечественной и зарубежной философии права, общей теории права, а также в науке уголовного права. Однако в цивилистической науке изучение проблемы соотношения норм нравственности и гражданско-правовых принципов началось сравнительно недавно. Имеются лишь несколько научных работ, посвященных отдельным аспектам указанной проблемы. В частности можно выделить работы Ю.А. Гусенковой [2], С.А. Ивановой [3], Д.Л. Кондратюк [6], А.С. Рясиной [11]. Вместе с тем появление новых имущественных отношений, подлежащих правовому регулированию, сопровождается многочисленными конфликтами между нормами общественной нравственности и положениями действующего законодательства. В связи с этим в настоящее время возникла потребность в системном научном анализе проблем реализации нравственно-этических категорий в нормах гражданского права.

Целью настоящего исследования является выявление основных направлений взаимосвязи нравственно-этических категорий и норм гражданского права на примере таких понятий, как «справедливость», «добросовестность», «разумность» и «гуманизм».

Соотношение нравственно-этических категорий и норм гражданского права: постановка проблемы. Глубокие изменения в экономике, становление гражданского общества и правового государства, процессы глобализации и интеграции в современном мире сопровождаются изменением системы нравственных ценностей и представлений в обществе. При этом существующая правовая система не всегда адекватно отражает изменение нравственных норм, что порождает в обществе нравственно-правовые противоречия, которые возникают в том числе и в сфере гражданско-правового регулирования.

Так, в настоящее время наблюдается процесс социализации общества и государства, который сопровождается вовлечением в гражданский оборот лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите: инвалидов, граждан, нуждающихся в социальном обслуживании, граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и др. Прослеживается качественно новое направление государственной политики, имеющее целью адаптацию указанных лиц к рыночным отношениям, обеспечение их доступа ко всему объему социально-экономических благ. Об указанной тенденции свидетельствует, например, ратификация Российской Федерацией Конвенции ООН «О правах инвалидов» [5], которая возлагает на государств-участников данной конвенции обязанность по созданию условий, обеспечивающих надлежащую реализацию инвалидами их гражданской правоспособности. Однако в процессе правового регулирования имущественных отношений с участием лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, обнаруживается неспособность имеющихся правовых средств обеспечить надлежащую реализацию указанными лицами своих субъективных гражданских прав, что вызывает проблему, связанную с наличием ограничений в доступе лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, к имеющемуся рынку товаров, работ и услуг. Данное обстоятельство свидетельствует о наличии конфликта между нравственными представлениями общества о необходимости предоставления лицам, нуждающимся в повышенной социальной защите, равного положения с другими участниками гражданского оборота и правовым регулированием соответствующих отношений.

Еще один пример  нравственно-правового противоречия в сфере имущественных отношений — оборот товаров, содержащих генномодифицированные организмы. Сутью данной антиномии является имеющийся конфликт между публичным интересом государства в обеспечении продовольственной безопасности и здоровья населения и частными интересами производителей продовольственных товаров, содержащих генномодифицированные организмы.

Представляется, что разрешение указанных противоречий между имеющимися в обществе нравственными представлениями и правом невозможно без обращения к научному изучению роли нравственно-этических категорий в гражданском праве.

Функции нравственно-этических категорий в гражданском праве. С нашей точки зрения, для установления закономерностей соотношения нравственных и правовых норм применительно к гражданскому праву необходимо в первую очередь определить функции, выполняемые нравственно-этическими категориями в процессе гражданско-правового регулирования общественных отношений. При этом под нравственно-этическими категориями мы будем рассматривать наиболее типичные для гражданского права понятия, имеющие нравственное наполнение: «справедливость», «добросовестность», «разумность» и «гуманизм».

Необходимо отметить, что в современной цивилистической науке изучаются лишь отдельные проявления функционального назначения нравственно-этических категорий в отрасли гражданского права. Системному научному анализу данная проблематика не подвергалась. Так, одни авторы достаточно подробно исследуют отдельные принципы права, имеющие нравственно-этическое содержание, такие как принцип справедливости, принцип добросовестности, принцип разумности, принцип гуманизма. Например, С.А. Иванова проводит анализ норм гражданского законодательства с точки зрения реализации в данных нормах принципа справедливости. По ее мнению, «принцип справедливости в гражданском праве предполагает системность, то есть одновременность реализации в законотворческой и правоприменительной сферах, а также в правосознании» [3, с. 10].

С точки зрения Д.Л. Кондратюк, «нравственно-правовые принципы образуют социально-целостную основу гражданско-правовых отношений, являются свидетельством связи морального и правового в гражданском праве. Их наличие позволяет сформировать позитивное отношение к реализации норм гражданского права в массовом правовом сознании» [6, с. 7].

Однако, как представляется, исследование принципов права, имеющих нравственное содержание, охватывает лишь одну сторону взаимодействия нравственно-этических категорий и гражданско-правовых норм, когда нравственно-этические категории играют роль определенного стандарта (модели) поведения субъектов права, признаваемого обществом нравственным. То есть изучая правовые установки, имеющие нравственное содержание, мы познаем лишь одну из функций нравственно-этических категорий, которую они выполняют в гражданском праве: функцию стандартизации правового поведения субъектов гражданско-правовых отношений.

Другие авторы рассматривают нравственно-этические категории в гражданском праве в контексте изучения проблемы злоупотребления субъективным гражданским правом. Так, по мнению Г.Т. Бекназара-Юзбашева, «понятия злоупотребления правом, доброй совести и добрых нравов (основ нравственности) обладают функциональным единством. Эти понятия являются фундаментом для формулирования и применения общих клаузул, между которыми нет сущностного различия. Понятия злоупотребления правом, доброй совести и добрых нравов (основ нравственности) дублируют друг друга» [1, с. 10].

На наш взгляд, изучение проблемы злоупотребления субъективным гражданским правом с позиции нравственности также представляет собой исследование одной из функций нравственно-этических категорий в гражданском праве. Представляется, что данную функцию можно определить как «определение границ при осуществлении субъективного гражданского права».

Ряд авторов рассматривает нравственно-этические явления в гражданском праве применительно к изучению правовой природы сделок, противных основам правопорядка и нравственности (ст. 169 Гражданского кодекса РФ). Так, по мнению Ю.А. Гусенковой, «существование в законодательстве философской категории “основы нравственности” неблагоприятно сказывается на правоприменении норм права, допускает самостоятельное и произвольное толкование нормы ст. 169 ГК РФ судами» [2, с. 8].

Представляется, что применительно к ст. 169 ГК РФ нравственно-этические категории выполняют охранительную функцию.

В цивилистической науке имеются также работы, посвященные проблемам правовой природы, сущности и роли в законодательстве оценочных понятий, имеющих нравственное содержание. По мнению А.С. Рясиной, «нравственно-правовые оценочные категории, отражая момент взаимопроникновения права и морали, призваны не только ориентировать правотворцев и правоприменителей на реализацию непреходящих ценностей, но и способствовать выработке в обществе нравственно-правовой культуры» [11, с. 4].

Анализ научных работ, посвященных изучению оценочных понятий в праве, имеющих нравственное содержание, позволяет нам сделать вывод о наличии у нравственно-этических категорий еще одной функции в отрасли гражданского права: оценочной.

Перспективные направления изучения роли нравственно-этических категорий в гражданском праве. Как установлено, в цивилистической науке рассматривались четыре функции нравственно-этических категорий, осуществляемые ими в отрасли гражданского права. Однако, на наш взгляд, нравственно-этические категории обладают гораздо более широким функциональным потенциалом, который недостаточно раскрыт в юридической доктрине. Полагаем, что функциональное значение нравственно-этических категорий в гражданском праве может быть раскрыто по следующим перспективным направлениям научного исследования.

Первое перспективное направление связано с изучением роли нравственно-этических категорий в контексте процесса социализации гражданского права. Так, в цивилистической науке все большее внимание уделяется изучению социальной функции гражданского права. В частности, учеными обращается внимание на особую роль отношений собственности в достижении социальной государственности. Рассматривается возможность создания правовых оснований в области ограничения прав частного собственника посредством возложения на него публичных обязанностей имущественного характера [10, с. 44].

По мнению В.Н. Соловьева, «в правовом регулировании социальные отношения и собственность становятся взаимосвязанными категориями, эффективное воздействие на которые посредством гражданско-правовых норм позволило бы решить ряд социальных задач, не прибегая к принудительному перераспределению имущества из собственности одних лиц в собственность других, а следовательно, обеспечить адресную и справедливую социальную политику» [12, с. 9].

Представляется, что при создании эффективно действующего правового механизма обеспечения социальной функции государства нельзя обойтись без изучения вопроса реализации нравственно-этических категорий в гражданско-правовых нормах. Более того, по нашему мнению, реализация нравственно-этических категорий в нормах гражданского права является эффективным инструментом для обеспечения социальных целей законодательства. Именно посредством нравственно-этических категорий законодатель имеет возможность обеспечить социальную ориентацию гражданско-правовых норм. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что нравственно-этические категории выполняют в отрасли гражданского права также социально-ориентирующую функцию.

Второе перспективное направление исследования роли нравственно-этических категорий в гражданско-правовой отрасли обусловлено процессом гуманизации гражданского права. Так, развитие правовой системы на современном этапе сопровождается явлениями, свидетельствующими об ориентации гражданского законодательства на обеспечение реализации и защиты прав каждого человека, вне зависимости от его экономического положения, правового статуса, физических возможностей. Например, наблюдается тенденция расширения использования в законодательстве правовых средств, направленных на обеспечение правовой защиты слабой стороны в обязательстве. Данная тенденция наблюдается, в частности, в области законодательства о защите прав потребителей, страховании, потребительском кредитовании, долевом участии граждан в строительстве жилья. Такой процесс может быть определен как «гуманизация гражданского права».

Проблема обеспечения защиты прав слабой стороны в обязательстве вызывает интерес к поиску правовых средств, позволяющих на законодательном уровне обеспечить такую защиту. С нашей точки зрения, одним из способов обеспечения прав слабой стороны в обязательстве является реализация в соответствующем законодательстве нравственно-этических категорий.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о наличии у нравственно-этических категорий гуманистической функции в гражданском праве.

Третье перспективное направление изучения роли нравственно-этических категорий в нормах гражданского права связано с процессами сближения и взаимопроникновения отраслей частного и публичного права. Так, развитие гражданского права сопровождается усилением публично-правовых начал в сфере, обычно регулируемой гражданским правом. Особенно наглядно это проявляется применительно к таким традиционным гражданско-правовым ценностям, как свобода договора и неприкосновенность частной собственности [4, с. 20].

Рассматривая категорию публичных интересов в сфере гражданского права, следует отметить следующее: во-первых, носителем этих интересов является государство в роли представителя общества; а во-вторых, их содержание составляют общественные потребности в указанной сфере. Удовлетворение последних — цель публичных интересов, достижение которой осуществляется с помощью приведения в действие определенных правовых механизмов [7, с. 2]. Каковы же эти механизмы?

По мнению А.В. Ульянова, при обращении к неправовым категориям, в том числе категориям нравственности, законодатель, доктрина и правоприменительная практика обеспечивают публичные интересы в гражданско-правовом регулировании [13, с. 135].

Изложенная позиция А.В. Ульянова представляется обоснованной. Исходя из такого представления о роли нравственности в гражданском праве, мы можем сделать вывод о том, что нравственно-этические категории выполняют также функцию обеспечения баланса частных и публичных интересов в правовом регулировании.

Четвертое перспективное направление изучения нравственно-этических категорий связано с их аксиологическим (ценностным) значением в гражданском праве. Так, по мнению С.В. Михайлова, «в обычном осмыслении ценность — это все то, что ценят представители общества, а для большей части членов любого общества ценно, как правило, то, что приносит пользу. С данной позиции ценностью могут быть природные и социальные явления, вещи и поступки, даже взгляды и убеждения. При этом большинство законодательно закрепленных ценностей, которые входят в предмет правового регулирования, необходимо признать правовыми ценностями» [8, с. 9].

По мнению М.В. Осиповой, «юридические ценности — это формально закрепленные и обеспеченные государством комплексные явления правовой системы, которые отражают баланс общезначимых интересов, используются в качестве ориентиров и средств удовлетворения социально полезных потребностей субъектов права, выражающих региональное, национальное и международное своеобразие современной действительности» [9, с. 7].

Представляется, что аксиологическое (ценностное) значение нравственно-этических категорий проявляется в том числе в отношениях, возникающих в связи с научно-техническим прогрессом, оказывающим влияние на все сферы жизни общества. В частности, ценностная роль нравственно-этических категорий может быть показана на примере гражданско-правового регулирования оборота генномодифицированных организмов. В данном случае мы сталкиваемся с проявлением аксиологической функции нравственно-этических категорий в гражданском праве.

По нашему мнению, нравственно-этические категории могут выполнять и другие функции в отрасли гражданского права. Сложность и многоаспектность рассматриваемого явления не позволяют исчерпывающим образом определить все возможные внешние проявления нравственно-этических категорий в гражданском праве.

Заключение. Подводя итог, отметим, что взаимосвязь нравственно-этических категорий и норм гражданского права осуществляется на стыке нравственной и правовой сфер регулирования общественных отношений. При этом нравственно-этические категории выполняют в отрасли гражданского права следующие функции: стандартизации правового поведения субъектов гражданско-правовых отношений, определения границ при осуществлении субъективного гражданского права, охранительную, оценочную, социально-ориентирующую, гуманистическую, функцию обеспечения баланса частных и публичных интересов в правовом регулировании, аксиологическую функцию и др. Перечень функций нравственно-этических категорий, осуществляемых ими в гражданском праве, является открытым, что связано со сложностью и многоаспектностью рассматриваемого феномена.

 

Список литературы

 

1. Бекназар-Юзбашев Г.Т. Злоупотребление правом и принцип доброй совести в гражданском праве России и Германии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.

2. Гусенкова Ю.А. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013.

3. Иванова С.А. Принцип социальной справедливости в гражданском праве России: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005.

4. Иванова С.А. Принцип справедливости в праве собственности и иных вещных правах // Образование и право. 2010. № 9. С. 13—29.

5. Конвенция о правах инвалидов. Принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 13.12.2006 № 61/106. Ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 03.05.2012 № 46-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2013. № 6. Ст. 468.

6. Кондратюк Д.Л. Нравственно-правовые принципы в гражданском праве России: на примере справедливости, гуманизма, разумности и добросовестности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.

7. Мамонтов В.А. Правовые средства обеспечения публичных интересов в сфере предпринимательской деятельности // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 2. С. 2— 5.

8. Михайлов С.В. Правовые ценности: теоретико-правовой аспект: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2011.

9. Осипова М.В. Иерархия юридических ценностей в правовой системе Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2011.

10. Подгаевский А.О. О необходимости закрепления нормы-принципа социальной функции права собственности в законодательстве Российской Федерации // Нотариус. 2011. № 4. С. 44—47.

11. Рясина А.С. Оценочные категории: общетеоретический и нравственно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2013.

12. Соловьев В.Н. Социальная функция гражданско-правового регулирования отношений собственности: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2013.

13. Ульянов А.В. Добросовестность в гражданском праве // Журнал российского права. 2014. № 6. С. 133—140.