УДК 343.1(479.24)

Страницы в журнале:  159-162

 

С.В.Нуриева,

диссертант отдела уголовного права и уголовного процесса Института философии и права Национальной академии наук Азербайджана Азербайджан, Баку jakaf@mail.ru

 

Исследуется перехват сведений, передаваемых по техническим средствам, как элемент процесса доказывания по уголовному делу. Формулируется понятие «проверка результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам». Анализируются нормы Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики в части определения процесса доказывания по уголовному делу.

Ключевые слова: уголовный процесс, следственное действие, перехват сведений, проверка результатов, оценка результатов.

 

Любое следственное действие, произведенное в рамках конкретного уголовного дела, служит интересам процесса доказывания по нему, играет важнейшую роль в собирании и проверке доказательств.

В соответствии со ст. 138.1 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики 2000 года (утв. Законом Азербайджанской Республики от 14.07.2000 № 907-IQ; далее — УПК АР) доказывание заключается в получении, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для законного, основательного и справедливого разрешения обвинения. То есть процесс доказывания по уголовному делу складывается из последовательно сменяющих друг друга составных частей, к которым с уверенностью можно отнести получение, проверку и оценку доказательств в указанных выше целях.

Под проверкой доказательств в юридической литературе, посвященной проблемам уголовного судопроизводства, понимается деятельность следователя и суда, связанная с анализом и синтезом доказательств, сопоставлением их с другими доказательствами и собиранием новых доказательств [5, с. 164—165].

Как явствует из приведенного выше определения, это разносторонняя деятельность, она включает как мыслительную, так и практическую деятельность лица, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу.

Причем мыслительный аспект, и это совершенно очевидно, связан с анализом, синтезом доказательств, сопоставлением их друг с другом, а практическая деятельность выражается в собирании новых доказательств с целью проверки уже имеющихся в уголовном деле.

В изученной нами юридической литературе цель проверки доказательств по весьма обоснованному мнению большинством авторов объясняется как «уяснение качеств и свойств самих проверяемых доказательств — их достоверности или недостоверности, правильности или неправильности, доброкачественности» [1, с. 15—16; 3, с. 48—49, 59; 5, с. 303].

При этом Р.С. Белкин и А.И. Винберг утверждают: «исследование доказательств, с гносеологической точки зрения, — это познание их содержания, включая и проверку достоверности этого содержания, и установление согласуемости данного доказательства со всеми остальными доказательствами по делу» [2, с. 195].

Как правило, такая проверка производится полностью, всесторонне и объективно следователем в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК АР, тремя способами: путем анализа полученных в результате перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам связи данных; сравнения данных, полученных в результате перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам связи, с другими имеющимися в уголовном деле доказательствами, полученными ранее при производстве других следственных действий; собирания новых доказательств, в первую очередь посредством производства иных следственных действий.

Сказанное в полной мере соответствует требованиям ст. 144 УПК АР, которая гласит: «доказательства, собранные по уголовному преследованию, должны быть проверены полностью, всесторонне и объективно. Во время проверки эти доказательства анализируются и сравниваются друг с другом, собираются новые доказательства, устанавливается надежность источника полученных доказательств».

Подводя итог вышесказанному, можно дать определение понятию «проверка результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам»: это мыслительно-практическая деятельность следователя, в производстве которого находится уголовное дело, либо рассматривающего его в судебном порядке судьи, связанная с определением допустимости и относимости результатов перехвата сведений, переданных по техническим средствам, по отношению к конкретному уголовному делу, производимая путем выяснения источников получения доказательств, процессуального порядка их получения, сопоставления конкретного доказательства с иными имеющимися в деле доказательствами с целью установления наличия либо отсутствия противоречий между ними, а также посредством производства других предусмотренных уголовно-процессуальным законом следственных действий.

Далее следует отметить, что немаловажную роль в процессе доказывания по уголовному делу играет оценка результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам.

Согласно ст. 145.1 УПК АР каждое доказательство должно быть оценено по его относимости, допустимости, достоверности. А все собранные по уголовному преследованию доказательства в их совокупности должны быть оценены для разрешения обвинения на основании их достаточности.

Оценка результатов перехвата сведений, передаваемых с помощью технических средств, представляет собой достаточно сложный мыслительный процесс, цель которого — определение относимости, допустимости, достоверности и доказательственного значения полученных результатов в рамках конкретного уголовного дела.

При этом оценка собранных по делу доказательств — важнейшая фаза процесса доказывания по уголовному делу, его заключительный этап, но вместе с тем оценка производится на протяжении всего периода процесса доказывания.

Таким образом, оценка доказательств представляет собой последовательный, непрерывный мыслительный, логически выверенный процесс определения свойств и значения собранных по делу доказательств для установления обстоятельств, образующих предмет доказывания, изложенный в ст. 139 УПК АР.

Рассмотрим подробнее особенности оценки отдельных элементов исследуемого доказательства.

Среди исследователей вопросов доказывания общепризнанным является мнение о том, что относимость доказательства должна оцениваться в первую очередь. Другие свойства доказательств анализируются только после определения его относимости, так как если содержание доказательства не относится к расследуемому или рассматриваемому судом уголовному делу, дальнейшая его оценка теряет смысл [6, с. 309].

Следует согласиться с позицией тех авторов, которые полагают, что относимость — это такое свойство доказательства, которое выражается в связи фактических данных с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу. Установить объективную, логическую связь между фактическими данными, содержащимися в соответствующем источнике, и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, зачастую довольно сложно. Поэтому, решая проблему относимости доказательств, следует исследовать вопрос о наличии либо отсутствии следующих форм связи:

1) причинно-следственной,

2) пространственной,

3) временной.

Безусловно, наличие между фактическими данными и обстоятельствами, подлежащими доказыванию, причинно-следственной связи предполагает и существование между ними пространственной и временной связи. Однако установление последних еще не означает, что между сведениями о фактах и обстоятельствами, составляющими предмет доказывания, наличествует и причинно-следственная связь [6, с. 307].

Сказанное позволяет нам весьма точно установить сущность относимости, которая определяется как связь между доказательственной информацией и обстоятельствами дела, подлежащими доказыванию.

Соответственно, относимость результатов производства перехвата сведений, передаваемых с помощью технических средств, как следственного действия представляет собой их взаимную связь с обстоятельствами уголовного дела, в рамках которого и было проведено данное следственное действие.

При этом полученные в результате перехвата данные должны входить в число обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела, а также должны быть способными устанавливать эти обстоятельства. Только в этом случае они обладают признаком относимости, функционируют в деле как доказательства, могут быть использованы следователем для уголовного преследования и в процессе доказывания в полном объеме.

Разрешив для себя вопрос об относимости результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, следователь обязан изучить их с точки зрения допустимости, которая представляет собой признак доказательства, относящийся как к содержанию, так и к форме доказательства и свидетельствующий о соблюдении всех требований закона, связанных с его получением и фиксацией [4, с. 24].

Сказанное в полной мере соответствует требованиям ст. 125 УПК АР, в которой сказано, что сведения, документы и другие вещи могут быть приняты в виде доказательств при отсутствии сомнений в их действительности, источнике образования и обстоятельствах получения.

Всесторонний анализ указанной выше нормы УПК АР позволяет нам утверждать: при оценке допустимости результатов перехвата переговоров, проводимых по телефону и иным устройствам, сообщений, передаваемых по средствам связи и иным техническим средствам, или других сведений следователь обязан оценить наличие надлежащего субъекта данного следственного действия, источник образования, наличие или отсутствие нарушений уголовно-процессуального закона при его производстве, т. е. обстоятельства получения.

В такой ситуации основной задачей, которая должна встать перед следователем при оценке допустимости результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, будет установление отсутствия грубых процессуальных нарушений при производстве данного следственного действия или, выражаясь иначе, следователь должен устранить все сомнения в их действительности, как того требует ст. 125 УПК АР.

Таким образом, допустимость результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, представляет собой их свойство, анализ которого позволяет установить отсутствие сомнений в их действительности, источнике образования и обстоятельствах получения.

Следующим элементом оценки результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, на который следует обратить внимание, является достоверность.

Оценка достоверности результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, по сути лишена каких-либо формальных критериев или показателей.

В данном случае действует принцип, закрепленный в ст. 145.2 УПК АР, где сказано, что дознаватель, следователь, прокурор, судья или присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении доказательств в их совокупности, руководствуясь законом и своей совестью. Причем лицу, оценивающему результаты перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, следует учитывать тот факт, что никакие доказательства не могут иметь заранее установленной силы.

Таким образом, под достоверностью результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, возможно, на наш взгляд, понимать их качество как доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.

Продолжая исследование вопроса, связанного с проверкой и оценкой результатов перехвата сведений, отметим: немаловажным свойством таких результатов, подлежащих безусловной оценке в соответствии с действующим УПК АР, является достаточность.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства, в частности ст. 146 УПК АР, позволяет утверждать, что достаточность доказательств по уголовному преследованию способствует целенаправленности проведения предварительного расследования или судебного разбирательства и своевременности установления судебной перспективы по уголовному преследованию, а также принятию правильного и обоснованного постановления по уголовному преследованию.

При этом собирание доказательств в их совокупности не должно привести к ненужному, излишнему собиранию доказательственных материалов, продлению (затягиванию) предварительного расследования или судебного разбирательства.

Очевидно, что достаточность — это в большей степени качественный критерий, причем не отдельно взятого доказательства, а всей их совокупности, имеющейся в уголовном деле.

Следовательно, и качество результатов перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, необходимо оценивать в совокупности с иными уже собранными по делу доказательствами, прошедшими проверку на предмет их относимости, допустимости и достоверности.

Данное утверждение справедливо еще и потому, что ст. 146.1 УПК АР прямо указывает: под достаточностью доказательств, собранных по уголовному преследованию, понимается такой объем допустимых доказательств по подлежащим установлению обстоятельствам, который позволяет сделать надежный итоговый вывод для определения предмета доказывания.

Отчетливо видно, что речь идет именно о качестве совокупности собранных по уголовному делу доказательств, на основании которой возможно принять законное, обоснованное, справедливое по сути, юридически значимое процессуальное решение, включая и итоговое, или, как сказано в ст. 146.1 УПК АР, сделать надежный итоговый вывод для определения предмета доказывания.

Применительно к нашему вопросу возможно высказать следующее суждение относительно достаточности.

Под достаточностью следует понимать качество совокупности собранных по уголовному делу доказательств, каждое из которых уже получило свою оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, включающей в себя и результаты перехвата сведений, передаваемых по техническим средствам, объем которой позволяет сделать надежный итоговый вывод для определения предмета доказывания.

Полагаем, что выводы и предложения, представленные в данной статье, будут способствовать не только полной, всесторонней и объективной проверке и оценке результатов перехвата переговоров, проводимых по телефону и иным устройствам, сообщений, передаваемых по средствам связи и иным техническим средствам, или других сведений, но и дальнейшему совершенствованию УПК АР.

 

 

Список литературы

 

1. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. — М., 1964.

2. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). — М., 1969.

3. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. — М., 1966.

4. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. — М., 1994.

5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1968.

6. Уголовный процесс: учеб. / под общ. ред. А.Д. Прошлякова. — М., 2002.

 

7. Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской Республики. — Баку, 2012.