УДК 343.2(479.24)

Страницы в журнале: 147-151

 

А. Валиев,

докторант Бакинского государственного университета Азербайджан, Баку avaliyev@yahooo.com

 

Раскрываются понятия принципов права и принципов уголовного права. Доказывается, что дифференциация уголовной ответственности относится к принципам уголовного права, регламентируется на основе законодательства и в рамках принципа справедливости. Показана взаимосвязь дифференциации уголовной ответственности также с принципами равенства всех перед законом и законности. Отмечается, что определение места и роли принципов уголовного права в законодательстве может быть усовершенствовано.

Ключевые слова: принцип, принципы уголовного права, принципы уголовно-правовой политики, принцип справедливости, принцип индивидуализации ответственности и наказания.

 

В  процессе построения правового государства и проведения реформ, которые были заложены общенациональным лидером Азербайджанской Республики Гейдаром Алиевым и успешно продолжены Президентом Ильхамом Алиевым, в течение короткого времени в стране была сформирована правоохранительная политика, соответствующая демократическим принципам и требованиям международных стандартов, коренным образом отличающаяся от прежней.

Как известно, одним из важных условий успешного осуществления реформ в этой сфере является соблюдение принципов уголовно-правовой политики, точнее, принципа справедливости. За последнее десятилетие в результате осуществления главой государства мер по восстановлению принципа справедливости в стране и повышению эффективности справедливых судебных решений правовые реформы вступили в новую стадию, а в совершенствовании правоохранительной политики наступил переломный этап.

Президент Ильхам Алиев в своей речи на открытии Профессионального реабилитационного центра молодежи для лиц с ограниченными возможностями здоровья отметил: «Обеспечение принципа справедливости — один из самых важных критериев в обществе. Азербайджанское государство и в будущем будет проводить свою политику в этом направлении. В каждой сфере справедливость будет основным принципом. В некоторых случаях справедливость нарушается. Самая большая проблема заключается в нарушении принципов справедливости в международном праве, в отношениях между странами».

Уголовно-правовой политике присущи специфические принципы, которые, будучи неотъемлемой составной частью системы принципов внутренней и внешней политики, своей целью имеют борьбу с преступностью. Принципы уголовного права (закона) по своему содержанию и сущности очень близки с принципами правоохранительной политики, поскольку служат единой цели, однако отождествлять их нельзя.

Согласно общей теории права, под правовыми принципами подразумеваются основные источники права, основные идеи, определяющие и выражающие его сущность. Говоря о принципе, подразумевают начало чего-либо, источник идеи [10, с. 149]. Принципы представляют собой основные звенья права. Они отражают закономерности общественного развития, основные потребности общества. Отсюда вытекает социальная обусловленность принципов, их зависимость от реальных жизненных условий. Ф. Энгельс писал: «Принципы бывают истинными только тогда, когда они соответствуют природе и истории» [7, с. 34].

Принципы уголовно-правовой политики обычно определяются как основные положения, различные идеи, лежащие в основе борьбы с преступностью, и имеют своеобразные идеологические основы. Идеологические основы уголовно-правовой политики связаны со стратегией государственной политики, которая, в свою очередь, определяет содержание и основные направления развития государства и  применяется в решении всех общегосударственных задач.

Уголовное законодательство является правовой основой борьбы с преступностью. В общей борьбе с преступностью, помимо уголовно-правовых средств, оно использует также социально-экономические, политические, культурно-воспитательные и идеологические средства.

 

В юридической литературе под принципами уголовного права обычно понимаются основные начала построения уголовно-правовой системы и системы уголовно-правового регулирования в целом [8, с. 46]. Принципы закона об уголовной ответственности — это основные положения, состоящие из объективных руководящих установок в деятельности государственных органов по созданию и применению правовых норм, отражающих содержание закона [12, с. 37]. Подобное разъяснение уголовного права полностью соответствует изложению правовых принципов, существующему в общей теории права [9, с. 22].

Согласно общей теории права, правовые принципы всегда выступают в определенных конструктивных рамках [9, с. 23]. Они не могут находиться в неизменном состоянии. Правовые принципы, отраженные в нормах закона, получают новый статус и новое нормативное содержание, превращаясь в определенный рабочий механизм, поэтому их невозможно представить пассивными. В юридической литературе справедливо отмечается, что правовые принципы — это не абстрактные статьи, а важный инструмент регулирования правовых отношений [8, с. 23]. Именно правовые принципы зарождают правовые отношения, приводят их в движение. В таком аспекте и принципы уголовного права являются основополагающими, определяющими содержание закона в данной области, его сущность и назначение в обществе. Принципы каждой области права непосредственно играют роль фактора, регулирующего эту область, выражают его правовое естество. Принципы уголовного права не составляют исключения. Они, во-первых, выражают общие закономерности развития уголовного права, определяют новые направления и пути его совершенствования; во-вторых, состоят из самых общих норм в этой области.

Принципы уголовного права, определяя пути совершенствования правовых норм, выступают в качестве руководящих установок для законодательства. Кроме того, они определяют основные направления деятельности по применению закона об уголовной ответственности.

Говоря о взаимосвязи дифференциации уголовной ответственности с принципами уголовного права, необходимо отметить, что ее, прежде всего, соотносят с принципом справедливости. Н.Ф. Кузнецова отмечает, что обновление уголовного законодательства России в основном протекает путем углубления дифференциации, и «это полностью соответствует принципу справедливости, главному направлению уголовно-правовой политики: жесткая ответственность за совершение тяжких преступлений и смягчение ответственности за нетяжкие и случайные преступления» [5, с. 25].

Полагаем, что в данном случае принцип справедливости должен рассматриваться с точки зрения уголовно-правовой значимости. Как известно, справедливость (равенство граждан перед законом и судом) является общеправовым принципом, а согласно общей теории права — социальной категорией. С.С. Алексеев отмечает, что человек или социальная группа своей практической ролью в жизни общества выражает социальные статусы, права и обязанности, преступления и наказания с точки зрения интересов общества [2, с. 253].

Справедливость требует наличия соответствия между деянием человека и его социальными и правовыми последствиями. Основное содержание уголовного права связано с соответствием совершенного преступления и наказания [3, с. 60]. В случае несоответствия между совершенным преступлением и наказанием возникает несправедливость. Поэтому соответствие наказания содеянному преступлению также является торжеством справедливости. В большинстве правовых обществ ее воспринимают именно так.

В литературе по уголовному праву, как правило, говорится о назначении справедливого наказания. Без сомнения, наказание, применяемое за тяжкое преступление, должно быть как жестким, так и справедливым. Иными словами, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, в том числе сведения о конкретных обстоятельствах и личности преступника, должны полностью соответствовать степени тяжести преступления.

Некоторые авторы подходят к содержанию принципа справедливости с другой позиции. Прежде всего, отметим, что единственное содержание принципа справедливости — быть справедливым. Во-вторых, справедливость — это внутреннее нравственное качество человека, вот почему ни от кого нельзя требовать быть справедливым, а можно только просить. Отдельные исследователи, рассматривая содержание принципа справедливости, отмечают, что он направлен не на дифференциацию ответственности и наказания, а на их индивидуализацию.

Например, А.В. Наумов пишет: «Принцип справедливости означает, что наказание или иное уголовно-правовое воздействие на лицо, совершившее преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам преступления и особенностям личности преступников. Этот принцип означает в максимальной степени индивидуализацию ответственности и наказания» [8, с. 51].

А.И. Игнатов отмечает: «Принцип индивидуализации ответственности и наказания является особым отражением принципа справедливости… Принцип справедливости должен определять индивидуализацию ответственности и наказания» [13, с. 8—16].

Разъяснение принципа справедливости присуще только индивидуализации ответственности за преступление [1, с. 26].

По нашему мнению,  индивидуализация от                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 ветственности за преступление всегда связана с личностью обвиняемого, а справедливость — более широкое понятие, предусматривающее личные и общественные интересы, равноправие, ответственность за преступление, в том числе дифференциацию и индивидуализацию наказания.

Принцип справедливости как понятие — это историческая нравственная категория, становление которой происходило на протяжении столетий. Она рождалась из начальных желаний и мечты человека, позже сформировалась как идея, влияющая на общественное мышление, а в современный период превратилась в один из самых важных и значительных принципов социальной жизни.

Ф.Ю. Самандаров справедливо указывает: «Согласно принципу справедливости, происходит дифференциация ответственности за преступление, ее углубление с характером преступления. Закон об уголовной ответственности, опираясь на принцип справедливости, играет важную роль в установлении характера общественных отношений в обществе и поэтому оценивается в разной степени. В связи с этим в системе УК [Уголовного кодекса Азербайджанской Республики — ред.] значение глав, состоящих из норм, определяющих ответственность за преступления, определяется в зависимости от оценки функциональной деятельности этих норм с точки зрения социальной справедливости» [1, с. 26].

Таким образом, принцип справедливости в уголовном праве — это адекватное уровню развития времени, связанное с правильным пониманием изменяющихся социальных условий направление интеллектуальной деятельности, поддерживающее авторитетность уголовно-правового производства и практического применения законов об уголовной ответственности. Уголовно-правовые нормы, не формирующиеся на основе требований принципов справедливости, оторваны от реальной жизни и не способны выполнять свои защищающие функции.

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев отмечают, что принцип справедливости выражается в назначении наказания. При этом в определении круга преступных деяний справедливая санкция за них формируется именно в законе об уголовной ответственности [4, с. 134]. То есть общественно опасное деяние, в свою очередь, порождает справедливое наказание. Применение наказания за преступное деяние выступает как необходимая и справедливая мера, и оно обязательно должно быть справедливым. Справедливое наказание всегда порождает позитивные последствия.

Таким образом, как показано в юридической литературе, принцип справедливости охватывает и область применения, и (даже в первую очередь) область создания права  [14, с. 92].

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев, говоря о справедливой санкции, имеют в виду предусмотренные в законе санкции, согласованные не только с тяжестью деяния, но и с санкциями за другие преступления [4, с. 136]. По нашему мнению, это дает возможность суду, реально учитывая все варианты совершенного преступления, индивидуализировать наказание за него.

Начиная с древнейших времен, справедливость являлась одним из главных стремлений человека. Справедливость может проявляться во всех сферах общественной жизни. Однако наиболее полно степень ценности принципа справедливости, его нравственное богатство проявляются при его включении в закон об уголовной ответственности. О чем еще, кроме справедливого осуждения, может думать человек, подвергающийся суду и ожидающий наказания?

Соблюдение требований принципа справедливости (в уголовно-правовом аспекте) при проведении уголовного разбирательства представляет собой одно из важных условий правильного направления формирования правового мышления в обществе. Как верно отмечает Ф.Ю. Самандаров, дифференциация уголовной ответственности и назначение наказания в соответствии с требованиями принципа справедливости оказывают непосредственное влияние на развитие правовой мысли о справедливости, делает граждан требовательными к себе и обществу, дает возможность воспитания духа непримиримости к несправедливости в применении наказания в уголовно-правовом производстве. Только таким путем могут утверждаться передовые правовые нормы, направленные на развитие высшей степени принципа справедливости в обществе [1, с. 26—27].

Непосредственное регулирование в нормах статей Уголовного кодекса Азербайджанской Республики (далее — УК АР) дифференциации уголовной ответственности, без сомнения, дает этой правовой идее совершенно иной статус. Правовой принцип (каким бы он ни был), получивший свое подтверждение, выступает как один из факторов совершенствования и развития закона. Наряду с практическим упрощением применения закона, он оказывает положительное влияние на его действенность, что в итоге еще больше повышает эффективность борьбы с преступностью.

Законодательство, признавая статус правового или другого подобного принципа, придает ему новый импульс и как бы «связывает» себя с ним, в какой-то степени руководствуется им. Законодательный статус дает возможность таким принципам впоследствии осуществлять изменения в уголовно-правовых законах и нормах или, при необходимости, упразднять их. Наряду с этим, принцип справедливости служит индивидуализации ответственности в санкциях, предусмотренных в статьях Особенной части УК АР. Кроме того, принцип справедливости должен быть направляющим фактором при определении взаимосвязи полномочий законодательства и судей.

В литературе справедливо отмечается, что решение обозначенной задачи зависит от характера диспозиций норм Особенной части уголовного законодательства и ужесточения соответствующих им наказаний, в том числе степени широты санкций [11, с. 92]. Снижение до необходимого уровня оснований уголовной ответственности, видов и наказаний, полномочий органов, применяющих наказания, максимальное развитие законодательного регулирования являются приоритетным направлением предварительного закрепления в законе (до начала правовой деятельности) дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания [14, с. 94].

Все вышесказанное о взаимосвязи дифференциации уголовной ответственности и принципа справедливости не означает того, что справедливость не связана с другими уголовно-правовыми принципами. Здесь в первую очередь можно говорить о равенстве граждан перед законом. Принцип равенства перед законом лиц, совершивших одно и то же преступление, выражается в равной уголовной ответственности за один и тот же общественно опасный поступок, в равных основаниях освобождения от уголовной ответственности и наказания, а также судимости и ее снятия. Таким образом, в строгой дифференциации уголовной ответственности находит свое отражение принцип равенства граждан перед законом.

Надо отметить, что во многих случаях принцип справедливости относят к обобщенному принципу гуманизма. В.В. Мальцев пишет, что справедливость — совокупность двух принципов: равенства и гуманизма [6, с. 98]; «в справедливости принцип равенства граждан перед законом и принцип гуманизма объединяются в качестве ее элементов (сторон). Первый из них выражается в виде ответственности с точки зрения общественной опасности...» [6, с. 99].

В.В. Мальцев для подтверждения своей позиции ссылается на рассуждения Аристотеля о справедливости. Мыслитель разделял справедливость на две категории: а) справедливое равенство; б) справедливое разделение. Справедливое равенство выступало как эквивалент справедливого обмена. Справедливое разделение же на первый план выдвигало характер действующих индивидуумов.

Один из принципов уголовного права, взаимосвязанный с дифференциацией уголовной ответственности, — это законность. Ядро данного принципа составляет недопущение применения уголовного закона по аналогии. В соответствии с принципом законности только предусмотренное в уголовном законе деяние (действие или бездействие) считается преступлением.

Таким образом, дифференциация уголовной ответственности относится к принципам уголовного права. Это должно быть непосредственно регламентировано в законодательстве в рамках принципа справедливости уголовного закона. Регламентация принципов уголовного права должна осуществляться в нормах уголовного законодательства. Каждая статья УК АР может быть усовершенствована, и, без сомнения, определение места и роли принципов уголовного права в законодательстве не должно составлять исключения.

 

Список литературы

 

1. Azərbaycan Respublikasının Cinayət Məcəlləsinin Kommentariyası / redaktəsi ilə prof. F.Y. Səməndərovun. — Bakı: Digesta, 2001. С. 26—27.

2. Алексеев С.С. Проблемы теории государства и права. — М., 1979. С. 253.

3. Анашкин Г.З. Справедливость назначения уголовного наказания // Советское государство и право. 1980. № 7. С. 60.

4. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. — M., 1988. С. 134—136.

5. Кузнецова Н.Ф. Классификация преступлений в Общей части Уголовного кодекса // Дифференциация формы и содержания в уголовном судопроизводстве. — Ярославль, 1965. С. 25.

6. Мальцев В.В. Принципы уголовного законодательства и общественно-опасное поведение // Государство и право. 1997. № 2. С. 98—99.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. Т. 20. С. 34.

8. Наумов А.В. Российское уголовное право: общая часть: курс лекций. — M., 1996. С. 23—51.

9. Общая теория государства и права: академический курс: в 2-х т. / под ред. М.Н. Марченко. — М.: Зеркало, 1999. Т. 2. С. 22—23.

10. Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — M.: Юристь, 1999. С. 149.

11. Уголовный закон. Преступление. Уголовная ответственность. — Екатеринбург, 1991. С. 92.

12. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. — М., 1987. С. 37.

13. Уголовное право России: учеб. для вузов / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.Ф. Красикова. — М., 1998. Т. 1. С. 8—11.

 

14. Яковлев А.М. Принципы социальной справедливости и основания уголовной ответственности // Советское государство и право. 1982. № 3. С. 92—94.