УДК 342:355/359

Страницы в журнале: 16-22

 

О.В. Дамаскин,

 доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Россия, Москва  dov39@mail.ru

В.М. Корякин,

доктор юридических наук, доцент, зав. кафедрой  гражданского права и гражданского процесса Юридического института Московского государственного университета путей сообщения Россия, Москва Korjakinmiit@rambler.ru

Е.Н. Холопова,

 доктор юридических наук, профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Калининградского пограничного института ФСБ России Россия, Калининград  elchol@mail.ru

 

Рассматриваются современные проблемы военного права как учебной дисциплины, науки и научной специальности в условиях актуализации потребностей правового обеспечения национальной обороны и безопасности.

Ключевые слова: военное право, оборона, безопасность, военная наука и образование, научная специальность: военное право, военные проблемы международного права.

 

Современные взгляды на потребности и возможности, способы обеспечения государственных интересов и национальной безопасности обусловливают повышение требований к качеству подготовки сил безопасности, Вооруженных Сил РФ, специальных служб [13].

Реформирование системы образования нашего государства по западным образцам, необходимость чего изначально вызывала сомнения, так как российская образовательная система и ее прежние успехи были признаны во всем мире, затрагивает многие направления деятельности, включая систему военного образования и военной науки.

Переход на предусмотренную Болонским соглашением 1999 года двухуровневую систему подготовки военных кадров, иные реформации в области образования оказываются разрушительными для высшей военной школы и науки, ведомственного образования силовых структур. Следует признать тот факт, что ориентация образования на западные стандарты становится губительной для российского образования, в том числе и специализированного ведомственного.

Необходимо заметить, что инициаторы начавшихся реформ не сумели учесть ни особенностей подготовки специалистов в области юриспруденции, ни специфики их правоприменительной деятельности, ни тенденций развития военно-правовой науки и ее значения в правовом регулировании общественных отношений в сфере обороны и безопасности Российской Федерации, правового обеспечения национальной безопасности в условиях роста новых угроз Российской Федерации.

Как считает Н.В. Просандеева, компетентностный подход, в настоящее время ставший основой образовательной парадигмы образовательных организаций не только военных вузов, не может быть применен в профессиональной социализации сил обеспечения национальной безопасности. Технократические установки в образовательной сфере, делающие упор на формирование исключительно прагматичных профессиональных навыков, приводят к формированию у курсантов и слушателей психологии наемников, что актуализирует проблему надежности национальной безопасности России [14, с. 49—54]. При реализации идеи реформирования системы подготовки кадров в военных образовательных организациях по западным стандартам не учитываются традиции коллективизма в сфере военной службы, современные угрозы национальной безопасности Российской Федерации.

Требуют повышения уровня защищенности национальные интересы Российской Федерации в связи с наличием как внешних, так и внутренних угроз безопасности России: развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях стран, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, а также в прилегающих акваториях, в том числе для политического и военного давления на Российскую Федерацию; наличие (возникновение) очагов межнациональной и межконфессиональной напряженности; деятельность международных вооруженных радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, прилегающих к государственной границе Российской Федерации и границам ее союзников, а также наличие территориальных противоречий, рост сепаратизма и экстремизма [2].

Вызывают тревогу сокращение подготовки кадров по юридическим специальностям в военных образовательных организациях, преподавательского состава, изменение их статуса. Компетентность, обоснованность и правомочность ряда решений в сфере реорганизации системы военного образования, ранее принятых высшим военным руководством страны, вызывает обоснованное сомнение значительной части военнослужащих.

Состояние законности и правопорядка в Вооруженных Силах РФ, по материалам Главной военной прокуратуры РФ, свидетельствует о падении авторитета, морального облика и противоправном поведении ряда высокопоставленных должностных лиц. Все это не может не отражаться на отношении к профессиональному военному образованию и военной службе значительной части курсантов, слушателей, преподавателей и командиров.

Поэтому ранее предлагавшиеся рядом специалистов подходы к совершенствованию и развитию системы военного строительства и профессионального военного образования, по нашему мнению, заслуживали компетентного обсуждения [1; 9].

В действующих в России федеральных государственных образовательных стандартах высшего образования по направлению подготовки (специальности) «Юриспруденция» не значатся учебные дисциплины «Военное право» и «Военные проблемы международного права». В частности, следует отметить, что на современном этапе возрастания потребности развития военно-юридического образования военнослужащих выпускники образовательных организаций пограничного профиля не будут получать юридического образования, которое предопределяется действующим законодательством и обусловливается возрастающими потребностями законности и эффективности пограничной деятельности. Анализ Закона РФ от 01.04.1993 № 4730-I «О государственной границе Российской Федерации», Федерального закона от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности», других открытых источников в части закрепления стоящих перед Федеральной службой безопасности, в том числе и пограничными органами, задач по обеспечению безопасности Российской Федерации; принципов деятельности, функций и их прав; практической деятельности позволяет сделать вывод, что сотрудники этих органов должны быть подготовлены для реализации целого комплекса правоохранительных задач в различных сферах служебной деятельности (военной, пограничной, экономической, финансовой и др.), отнесенных к их компетенции. В своей совокупности названные сферы предопределяют сущность и содержание понятия «государственная безопасность Российской Федерации», получившего законодательное закрепление только в подготовке кадров высшей квалификации по программам обучения научно-педагогических кадров в адъюнктуре (40.07.02 «Правовое обеспечение государственной безопасности»).

Военное право, применяемое органами военного управления, их юридическими службами, органами военной юстиции, традиционно рассматривается в трех аспектах: как комплексная отрасль права, регулирующая определенную группу общественных отношений; как наука (сфера знаний в области правоведения); как специальная учебная дисциплина, связанная с преподаванием военного права. Названные разновидности понятия военного права взаимосвязаны, взаимозависимы и взаимообусловлены, но каждое из них имеет собственное содержание. В Российской Федерации действует значительное количество норм в военно-оборонной сфере, которые объективно невозможно отнести к той или иной традиционной отрасли права.

Военное право на современном этапе рассматривается как комплексная отрасль права, в которую наряду с иерархически выстроенными по вертикали (исходя из критерия юридической силы правовых актов) нормами военного законодательства, регулирующими вопросы военной деятельности государства и военно-служебные отношения, входят нормы, относящиеся к другим (классическим, т. е. традиционным) отраслям законодательства — государственному, административному, финансовому, жилищному, земельному, уголовному и другим в части, касающейся специфических особенностей правоотношений в сфере военной службы, статуса военнослужащих и воинских правоотношений [6, с. 40—48].

Государственная политика в сфере оптимизации системы военного образования должна представлять собой регулирующую деятельность государства, осуществляемую им для достижения конкретных стратегических целей и решения задач национального или глобального уровня [11]. Поэтому закрепление ее в соответствующих нормативных правовых актах является необходимым условием перехода от пожеланий и рекомендаций к требованиям, обязательным для исполнения, и также нуждается в соответствующем научном обосновании. Актуализируется проблема свертывания специализированной подготовки военных юристов, сокращения военно-юридической службы, что снижает возможности правового обеспечения законности и правопорядка в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, правовой защиты прав военнослужащих, осуществления военного строительства, развития науки военного права [3].

В условиях декларировавшегося прежним руководством Министерства обороны РФ курса на формирование нового облика Вооруженных Сил РФ актуализировались проблемы коммерциализации сознания военнослужащих, коррупции [7], законности и правопорядка [4] в военных организациях. Однако очевидной проблемой в современных условиях является нарастающее противоречие между возрастающими потребностями общества в объективном научном осмыслении современных причин коррупции и преступности, реальных возможностей противодействия им на основе вносимых научно обоснованных предложений ученых-криминологов и их ограниченным использованием в законотворческой и правоприменительной практике.

Военное право как специализированная комплексная отрасль юридической науки исследует теорию и практику правового обеспечения военной деятельности государства и его институтов в сфере обороны и безопасности. Научные исследования, адекватные потребностям теории и практики, являются необходимой основой военно-юридического образования. Военное профессиональное образование и наука должны органично взаимно дополнять и развивать друг друга и тем самым активно способствовать сохранению и дальнейшему прогрессу военных научных школ.

Направленность военно-правовых исследований в системе военного образования не может и не должна ограничиваться только вопросами образования, а должна распространяться на весь спектр теоретической и прикладной проблематики в рамках специальностей и учебных дисциплин подготовки специалистов с выходом на удовлетворение конкретных потребностей военного строительства. Интеграция должна предполагать в том числе и объединение под единым началом всех практикуемых в образовательных и исследовательских организациях форм научной работы.

В сфере подготовки научно-педагогических кадров (далее — НПК) целесообразно уточнить направленность системы профессионального образования в адъюнктуре, структуру диссертационных советов и специальности, по которым будут приниматься диссертации к защите. Необходимо сохранить соискательство как форму подготовки НПК в ведомственных вузах, на базе которых не созданы диссертационные советы, формировать преимущественно объединенные советы военных вузов (вузов). Такой подход в сочетании с качественным научным руководством позволит рассчитывать на устранение искусственной, но объективно существующей разобщенности субъектов научной деятельности (научно-исследовательских организаций и вузов), форм научной работы (научных исследований и технического творчества), а также на сокращение дистанции между такими по существу неразделимыми формами творческой деятельности, как научная работа, подготовка офицерских кадров и воспроизводство военных ученых. Это в свою очередь обеспечит быстрое реагирование на изменения актуальности проблематики проводимых исследований и более полное использование научного потенциала силовых ведомств, адаптацию военного профессионального образования и военной науки к общегосударственной системе, а также последующую более глубокую интеграцию в масштабах всей военной организации государства. Следствием таких преобразований может стать повышение эффективности отечественной военно-правовой науки и качества военного профессионального образования при более рациональном использовании выделяемых для их обеспечения бюджетных средств.

Качественное развитие военно-правовых исследований в рамках действующих научных школ вузов невозможно без дальнейшего определения статуса научной специальности 20.02.03 «Военное право, военные проблемы международного права» и перспектив ее развития. В приказе Министерства образования и науки РФ от 12.09.2013 № 1061 «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования» определен перечень направлений подготовки высшего образования — подготовки кадров высшей квалификации по программам обучения НПК в адъюнктуре. В разделе 40.00.00 «Юриспруденция» выделены два направления: 40.07.01 «Юриспруденция» (исследователь, преподаватель-исследователь) и 40.07.02 «Правовое обеспечение государственной безопасности» (исследователь, преподаватель-исследователь)1.

Номенклатура специальностей научных работников по юридическим наукам утверждена приказом Минобрнауки России от 25.02.2009 № 59. Научная специальность 20.02.03 «Военное право, военные проблемы международного права» утверждена «закрытым» приказом Минобрнауки России от 16.02.2015 и находится в разделе «Военно-теоретические и военно-специальные науки».

Сегодня возникают проблемы определения направлений подготовки военных кадров по юриспруденции и организации деятельности диссертационных советов по соответствующей специальности. Следует заметить, что данная специальность была выделена в Общероссийском классификаторе специальностей высшей научной квалификации (далее — ОКСВНК), который являлся составной частью Единой системы классификации и кодирования информации (далее — ЕСКК) Российской Федерации, подготовленном в рамках постановления Совета Министров — Правительства РФ от 12.02.1993 № 121 «О мерах по реализации Государственной программы перехода Российской Федерации на принятую в международной практике систему учета и статистики в соответствии с требованиями развития рыночной экономики».

ОКСВНК базировался на документе «Номенклатура специальностей научных работников» (утв. приказом Миннауки России от 28.02.1995 № 24) и учитывал положения Международной стандартной классификации образования (МСКО). Общероссийский классификатор специальностей высшей научной квалификации был создан как функциональная часть единого языка-посредника для автоматизированной обработки и обмена информацией на всех уровнях управления народным хозяйством Российской Федерации с охватом как государственной, так и негосударственной систем высшего образования при решении следующих задач: регулирования и планирования приема и выпуска специалистов в аспирантуру и докторантуру; статистического учета приема, выпуска и трудоустройства специалистов высшей научной квалификации; интеграции системы подготовки специалистов высшей научной квалификации Российской Федерации в соответствующие международные образовательные структуры; проведения международных статистических сопоставлений; статистического учета по линии ЮНЕСКО.

Объектами классификации в ОКСВНК являлись специальности высшей научной квалификации, отнесенные к различным отраслям науки и для некоторых отраслей сгруппированные в группы специальностей высшей научной квалификации, выделенные в пределах данной отрасли науки. Разделение на группы осуществлено в физико-математических, технических, сельскохозяйственных, филологических и военных науках. В этом классификаторе в разделе «Военные науки» была выделена специальность 20.02.03 «Военное право, военные проблемы международного права». Таким образом, изначально данная специальность не входила в такую отрасль науки, как юриспруденция. Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что содержанию специальности присуща двойственная природа (одновременно юридическая и военная).

Научная специальность «Военное право, военные проблемы международного права» соответствует области (разделу) военной науки, занимающейся исследованием теоретических и практических вопросов правового регулирования общественных отношений в сфере обороны, военного строительства, проблем содержания и системы военного права и военных аспектов других отраслей российского права, структуры, функций и деятельности органов военного управления, военно-юридических органов, состояния, причин и обоснования основных направлений профилактики преступлений и иных правонарушений, совершаемых военнослужащими; использования автоматизированных систем информационного обеспечения военных организаций, военно-юридических органов, а также проблем военного законодательства зарубежных государств и военных аспектов международного права. Если эта специальность имеет двойственную природу, то возникает необходимость определить ее местоположение и в ныне действующей Номенклатуре специальностей научных работников (утв. приказом Минобрнауки России от 25.02.2009 № 59; далее — номенклатура специальностей). Нет сомнений, что в соответствии с ней выстраиваются направления научных исследований, на нее ориентируется исследовательская работа кафедр и научных отделов как основных структурных подразделений научных и образовательных учреждений. Значительную роль номенклатура специальностей играет в создании и организации работы диссертационных советов.

Очевидно, что номенклатура специальностей должна соответствовать потребностям времени, учитывать реалии, развитие и состояние юридических и смежных с ними наук. Вместе с тем номенклатура специальностей требует новаторских изменений и дополнений по включению специальности, с названием которой необходимо определиться. Варианты наименования: военное право, военные проблемы международного права; правовое обеспечение государственной безопасности; правовое обеспечение национальной безопасности; военное право; право безопасности; военные проблемы международного права и др.

Задача для представителей науки военного права — сделать ее оптимальной как с точки зрения развития и будущности юридической и военной науки, так и с позиций подготовки высококвалифицированных военных специалистов, эффективной работы диссертационных советов. Для достижения указанной цели предполагается учитывать актуальность научной военно-юридической специальности, ее практическую востребованность; развитие единой правовой отрасли или отраслей, составляющих научную специальность, их регулятивных свойств; содержание данных знаний как научных и наукообразующих, что предполагает отражение в них наиболее существенных сторон военно-правовой действительности; знания должны иметь определенную систему и должны быть выражены в надлежащей форме (диссертации, монографии, научные издания).

На протяжении ряда лет научные исследования в сфере обороны и безопасности осуществлялись в рамках специальностей 20.01.02 «Стратегия. Военные аспекты безопасности государства, военная политология», 05.26.02 «Безопасность в чрезвычайных ситуациях, 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах», 20.02.03 «Военное право, военные проблемы международного права» на кафедре национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Однако с 2010 года сфера деятельности этой кафедры по подготовке научных кадров, включавшая политические, экономические и правовые проблемы национальной безопасности, ограничена политологической проблематикой. В связи с сокращением военно-юридической подготовки в Военном университете Минобороны России и в вузах пограничного профиля органов ФСБ России проблематичной становится перспектива дальнейшей подготовки в них научных кадров по специальности «Военное право, военные проблемы международного права». Сужение сферы научной деятельности названных учебно-научных учреждений актуализирует потребность сохранения научных школ исследования правовых проблем обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации.

В настоящее время диссертационные советы по этой научной специальности работают в двух вузах России — в Военном университете Минобороны России и в Московском пограничном институте ФСБ России. Кроме того, данная научная специальность под тем же названием и тем же шифром была предусмотрена номенклатурами научных специальностей ряда государств СНГ — Украины (до 2005 года) и Белоруссии, а также Узбекистана (под шифром 21.02.03).

Многолетняя история существования научной специальности 20.02.03 свидетельствует о ее востребованности как для юридической, так и для военной науки, для практики правового обеспечения военного строительства, безопасности государства, для целей нормотворческой и учебно-методической деятельности. Вместе с тем за последние годы наметилась объективная тенденция к расширению предмета исследований в области военного права, что обусловлено изменяющимися социально-экономическими и политико-правовыми реалиями, реформированием военной организации государства и возрастанием в ней роли права, новыми угрозами и вызовами безопасности личности, общества и государства, которую отмечают многие представители военно-правовой науки [5; 8; 10; 15, с. 24, 43; 16; 17]. На протяжении ряда лет на страницах журналов велась научная дискуссия о том, какой должна быть рассматриваемая специальность. Так, А.А. Толкаченко писал, что «…государственные органы, включая органы обеспечения различных видов безопасности, рассматривают не узкий круг военно-правовых вопросов, а широкий круг комплексных, смежных проблем правового обеспечения безопасности страны. Между тем актуальные и все расширяющиеся правовые проблемы безопасности недостаточно представлены в действующих научных специальностях по юридическому направлению, представляется актуальным решение вопроса расширения научной специальности 20.02.03 за счет включения в нее социально значимых проблем, объединенных общим понятием “право безопасности”. Такое предложение лишь нормативно закрепило бы фактически существующее, более широкое, нежели указано в названии специальности, положение дел в научной специальности 20.02.03 и открыло бы новые актуальные направления научных исследований в области военного права в соответствии с современными угрозами и вызовами безопасности, с которыми приходится сталкиваться не только воинским формированиям, но и всей военной организации государства» [16].

В.Е. Чеканов считает, что название специальности должно соответствовать названию отрасли права: «…осмысление имеющегося опыта позволяет сделать вывод о фактическом наличии в отечественной правовой системе комплексной отрасли российского права — “Право национальной безопасности Российской Федерации”. Ее подотраслями и правовыми институтами могли бы стать соответственно: “Право военной безопасности”; “Право пограничной безопасности”; “Право экономической безопасности”; “Право финансовой безопасности”; “Правовая безопасность” и другие, основу которых составляют действующие в данной области нормативные правовые акты и имеющиеся научно-учебные наработки» [19]. Таким образом, эти фрагменты научной дискуссии не позволяют сформулировать однозначное название научной специальности. Как обоснованно утверждается в научной литературе, суть номенклатуры научных специальностей состоит не в том, чтобы максимально и детальным образом перечислить те или иные науки и их подотрасли, а скорее в том, чтобы выделить определенные блоки, направления научной мысли, которые служат ориентиром, во-первых, для самих диссертантов, а во-вторых, для формирования соответствующих диссертационных советов [12].

Военно-правовая наука не может замыкаться только на узко специфической военной проблематике. Она должна включать исследование правовых аспектов всего круга оборонных вопросов, которыми ни одна другая отрасль правовых знаний не занимается. Методологические и общетеоретические проблемы военного права неоднократно рассматривались на научных мероприятиях, где определились два концептуальных подхода к их решению: разработка военно-правовых проблем в рамках сложившейся системы отечественных отраслей права либо на основе признания концепции военного права как разновидности юридической науки. В современной отечественной практике реализованы оба подхода, т. е. диссертации по военно-правовой проблематике как ранее, так и ныне разрабатываются и защищаются и в рамках известных отраслевых юридических наук, и по комплексной научной специальности «Военное право, военные проблемы международного права». Вместе с тем включение указанного направления в структуру научных специальностей, по которым осуществляется подготовка и защита диссертаций, является объективным показателем самостоятельности военного права как полноценной отрасли науки.

Наука военного права должна быть основой отрасли и специальности. Потребности практики актуализируют повышение внимания исследователей к новым направлениям военно-правовых исследований. Такими перспективными направлениями становятся, в частности, военно-полицейское, криминологическое и криминалистическое направления в исследовании проблем военного права, а также военно-уголовной политики [20]. Дальнейшее развитие научных школ в сфере военного права будет определяться преемственностью образования по военно-юридическому направлению. Продолжение и интенсификация работы по детализации модели современной военно-научной школы в ведомственном вузе представляет собой одну из актуальных задач в области организации научной деятельности [18].

Высказанные суждения не претендуют на бесспорность и предлагаются для заинтересованной компетентной дискуссии о роли и месте специализированной комплексной отрасли военного права в системе российского права в интересах укрепления правового обеспечения обороны и безопасности России.

 

Список литературы

1. Владимиров А. Сохраним армию — сохраним Россию. Общие подходы к развитию национальной системы профессионального военного образования // Военно-промышленный курьер. 2008. 30 янв. — 5 февр.

2. Военная доктрина Российской Федерации (утв. Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976) // Российская газета. 2014. 30 дек.

3. Дамаскин О.В. Военная наука и образование в обеспечении национальной безопасности России // Право в Вооруженных Силах. 2010. № 2.

4. Дамаскин О.В. Российская армия в современном обществе: проблемы и перспективы: моногр. М.: Юрлитинформ, 2011.

5. Казанцев Н.М. Право безопасности в контексте военного права // Право в Вооруженных Силах. 2004. № 9.

6. Корякин В.М. К вопросу о комплексных отраслях отечественной правовой системы (на примере военного права) // Журнал правовых исследований. 2015. № 1. С. 40—48.

7. Корякин В.М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: моногр. М., 2009.

8. Корякин В.М. Научная добросовестность как принцип военно-правовых исследований // Российский военно-правовой сборник № 10: 175 лет военно-юридическому образованию в России. М.: «За права военнослужащих», 2007.

9. Кошкин А.П., Денисенкова Н.Н. Современные проблемы развития военного образования в России // Вестник Академии военных наук. 2011. № 1.

10. Кудашкин А.В. О соотношении военного права и права безопасности // Право в Вооруженных Силах. 2004. № 9.

11. Ляпин И.Л. Профессиональное образование в обеспечении национальной безопасности России. Тюмень, 2005.

12. Муранов А.И. Об изменении номенклатуры специальностей научных работников применительно к адвокатуре: не надо так волноваться // Адвокат. 2009. № 8.

13. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 // Собрание законодательства РФ. 2016. № 1 (ч. II). Ст. 21.

14. Просандеева Н.В. Современная образовательная модель и возможность ее использования в профессиональной социализации сил обеспечения безопасности // Оперативник (сыщик). 2015. № 4 (45). С. 49—54.

15. Развитие криминалистической науки в процессе подготовки военных юристов в России (1859—2006): Библиографический указатель / под ред. С.В. Маликова. М.: ВУ, 2006. С. 24, 43.

16. Толкаченко А.А. К вопросу об изменении названия и паспорта специальности «20.02.03 — Военное право, военные проблемы международного права» // Право в Вооруженных Силах. 2004. № 12.

17. Толкаченко А.А. Современное состояние военно-юридической (военно-правовой) науки и ее роль в укреплении безопасности России // Право и безопасность. 2007. № 3—4.

18. Холопова Е.Н. Военно-правовые исследования: современные проблемы и перспективы. М.: Юрлитинформ, 2015.

19. Чеканов В.Е. Некоторые проблемы развития военно-юридической науки и образования на современном этапе и возможные пути их решения // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 2.

20. Шумилов А.Ю. Современные правовые военно-полицейские научные исследования в России: состояние и перспективы // Оперативник (сыщик). 2012. № 1.