УДК 340.5:343.43

Страницы в журнале: 127-131

 

А.А. Чугунов,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя Россия, Москва aachugunow@list.ru

Е.А. Хлебницына,

слушатель 5-го курса Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя Россия, Москва Le555na1993@yandex.ru

 

Проводится сравнительно-правовой анализ норм о похищении человека, предусмотренных в Уголовном кодексе РФ  и уголовных законах стран Содружества Независимых Государств. Аргументируется необходимость совершенствования ст. 126 «Похищение человека» Уголовного кодекса РФ.

Ключевые слова: сравнительно-правовой анализ, похищение человека, насилие над потерпевшим, вред здоровью, законодательство, преступление.

Для совершенствования нормы, предусматривающей ответственность за похищение человека (ст. 126 Уголовного кодекса РФ), необходим сравнительный анализ действующего уголовного законодательства Российской Федерации и зарубежных стран в исследуемой области. Научный интерес представляет уголовное законодательство государств, ранее входивших в состав СССР, ныне являющихся членами Содружества Независимых Государств (СНГ).

Рассматриваемый состав преступления во всех государствах, за исключением Республики Казахстан, включен в главу о преступлениях против свободы, чести и достоинства личности уголовных кодексов. В Казахстане — в уголовные правонарушения против личности [8].

 

Законодатели Армении, Беларуси, Киргизии, Таджикистана и Туркменистана пошли по пути включения в уголовный закон понятия «похищение человека». Например, согласно ч. 1 ст. 130 УК Таджикистана похищение человека — это «тайное, открытое, путем обмана или злоупотребления доверием или соединенное с насилием, либо с угрозой применения насилия противоправное завладение лицом…» [10].

Можно предположить, что похищение будет признаваться тайным, если оно совершено скрытно, при отсутствии на месте происшествия очевидцев. Считаем, что похищение будет тайным и в том случае, если объективно не было тайным, но виновный добросовестно заблуждался относительно характера своих действий, считая их незаметными для окружающих. В отличие от тайного похищения человека, открытое похищение совершается в присутствии посторонних лиц, когда виновный осознает, что указанные лица понимают характер его преступных действий.

Обман как способ похищения человека состоит в умышленных действиях виновного, направленных на умолчание об истинных целях перемещения потерпевшего в пространстве с последующим его удержанием.

Злоупотребление доверием может проявляться в использовании виновным специальных полномочий или его личных доверительных отношений с похищаемым лицом.

Под насилием над потерпевшим следует понимать побои и иные насильственные действия, причиняющие потерпевшему физическую боль и ограничивающие его свободу. Насилие, причиняющее легкий вред, вред средней тяжести и тяжкий вред здоровью, является квалифицирующим признаком и содержится в ч. 2 ст. 130 УК Таджикистана, так как является насилием, опасным для жизни и здоровья.

Угроза применения насилия — это запугивание потерпевшего такими действиями, которые бы свидетельствовали о немедленном применении в отношении него физической силы.

Рассмотренные признаки также характерны и для определений похищения человека, закрепленных в других уголовных кодексах.

Вместе с тем существуют и особенности в изложении диспозиций. Например, в ч. 1 ст. 131 УК Армении в дефиниции говорится не о противоправном завладении человеком, а именно о его похищении, что, на наш взгляд, является тавтологией [6].

Статья 182 УК Беларуси содержит такой альтернативный признак применения насилия или угрозы его применения, как «иные формы принуждения» (ч. 1 ст. 182) [7]. По нашему мнению, существование такого признака обосновано тем, что некоторые способы принуждения сложно отнести к насилию в узком уголовно-правовом смысле, например приведение похищаемого лица в беспомощное состояние (путем введения в его организм одурманивающих веществ или с использованием гипноза).

УК Туркменистана в диспозиции ч. 1 ст. 126 не содержит как такового определения похищения, в ней идет речь о целях, в которых может быть совершено похищение человека: выкуп, совершение или несовершение в интересах похитителя или другого лица каких-либо действий [11]. Считаем, что это относится к корыстным и иным низменным целям, т. е. имеет большую степень общественной опасности и должно быть квалифицирующим признаком, закрепленным в ч. 2 ст. 126.

Часть 1 ст. 123 УК Киргизии дополнена такими признаками, как перемещение лица помимо его воли с места его постоянного или временного пребывания и последующее удержание в месте, отличном от его местопребывания [5]. На наш взгляд, таким способом законодатель устранил могущие возникнуть на практике разногласия по поводу объективной стороны рассматриваемого преступления. Также ст. 123 содержит способ совершения деяния, отличный от рассмотренных ранее, — захват. Мы придерживаемся мнения, что по смыслу закона способ «захват» является более широким, чем способ «обман» и охватывается им (например, обман является ненасильственным способом завладения человеком). Поэтому считаем, что было бы достаточно сформулировать статью в этой части следующим образом: «…совершенное путем захвата либо иным способом…».

Помимо того, что нормы в указанных уголовных кодексах являются описательными, в них также закреплено, что при похищении человека должны отсутствовать признаки такого преступления, как захват заложника, и содержатся ссылки на статьи об ответственности за захват заложника.

Анализ квалифицированных составов похищения человека в законодательстве стран СНГ позволяет сделать следующие выводы.

1. Похищение человека группой лиц по предварительному сговору присутствует во всех уголовных кодексах, при этом УК Азербайджана [4] и УК Туркменистана наряду с ним содержат указание на совершение похищения организованной группой, что по законодательству России является особо квалифицированным составом.

2. Также квалифицированный состав образует деяние, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения. В п. 7 ч. 2 ст. 182 УК Беларуси закреплено, что объективную сторону рассматриваемого преступления, помимо указанных действий, образует похищение, сопровождавшееся мучениями или истязанием.

Под мучениями понимаются действия, причиняющие потерпевшему особые физические или психические страдания. Это может быть длительное лишение пищи, питья или тепла, помещение похищенного во вредных для здоровья условиях. Истязание также состоит в причинении лицу физических или психических страданий, но имеющих систематический характер. Считаем, что мучения и истязания охватываются более емким понятием «насилие» и не требуют дополнительного закрепления.

В УК Туркменистана не содержится альтернативного признака «угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья». Кроме того, в УК Молдовы [9] и УК Узбекистана [12] рассматриваемый квалифицирующий признак состава вовсе отсутствует.

3. Похищение, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, закреплено во всех проанализированных уголовных законах в качестве квалифицирующего признака, за исключением УК Беларуси и УК Узбекистана.

4. То же деяние, совершенное в отношении несовершеннолетнего, имеет место во всех анализируемых уголовных кодексах. Но в Республике Азербайджан оно относится к особо квалифицированному составу (ст. 144.3 УК Азербайджана).

5. Совершение похищения беременной женщины также является квалифицированным составом, но не содержится в УК Беларуси, УК Узбекистана и УК Украины [14], что, на наш взгляд, является недостатком законодательства.

Интересен включенный в УК Молдовы альтернативный признак «использование заведомо или очевидно беспомощного состояния потерпевшего».

6. В большинстве проанализированных уголовных кодексов похищение двух и более лиц признается квалифицированным видом данного преступления.

7. Также большинство проанализированных уголовных кодексов содержат такой квалифицирующий признак похищения, как мотив «из корыстных побуждений». УК Азербайджана и УК Узбекистана имеют альтернативные рассматриваемому признаку мотивы. В первом случае — «по найму», во втором — «наличие иных низменных побуждений».

Корысть содержит в том числе и такой мотив, как совершение преступления по найму, так как является более широким. А понятие «низменные побуждения», наоборот, более широкое, нежели «корыстные побуждения», и включает в себя мотивы мести, зависти и др.

На основании изложенного, считаем, что российскому законодателю следовало бы дополнить рассматриваемый признак альтернативным — «иные низменные побуждения», что позволило бы расширить круг мотивов квалифицированных видов данного преступления.

Теперь рассмотрим признаки, которые отсутствуют в ч. 2 ст. 126 УК РФ.

В статьях о похищении человека УК Армении, УК Таджикистана, УК Туркменистана и УК Узбекистана имеется такой квалифицирующий признак, как «повторно или лицом, ранее осужденным за похищение человека».

Представляет определенный интерес утверждение таких признаков, как «в целях эксплуатации» и «с целью изъятия у потерпевшего органов или тканей для трансплантации», что закреплено в УК Беларуси и как особо квалифицирующие признаки в УК Таджикистана и УК Казахстана.

От признака неоднократности, определенного в п. 2 ч. 2 ст. 125 УК Казахстана, также как и от признака повторности, применяемого законодателем в УК Узбекистана (п. «г» ч. 2 ст. 137), российский законодатель давно отказался. Не используются в ст. 126 УК РФ в отличие от ст. 137 УК Узбекистана и ст. 130 УК Таджикистана и такие понятия, как «опасный рецидивист» и «особо опасный рецидивист».

Особо квалифицирующие признаки также имеют как сходства, так и различия.

Совершение похищения человека организованной группой является особо квалифицирующим признаком в большинстве проанализированных законов. Однако следует отметить, что в УК Казахстана (п. 1 ч. 3 ст. 125) говорится о совершении преступления преступной группой, в УК Молдовы (п. «а» ч. 3 ст. 164) — организованной преступной группой или преступным сообществом, в УК Туркменистана (п. «а» ч. 3 ст. 126) — преступным сообществом.

Изо всех приведенных форм совместной преступной деятельности преступное сообщество (преступная организация) является особой формой соучастия и имеет две разновидности: организованную группу (организацию) и объединение организованных групп. Таким образом, и российскому законодателю, и законодателям иностранных государств следовало бы обратить внимание на УК Туркменистана и заменить признак «организованная группа» на «преступное сообщество».

В основном во всех проанализированных нормах имеется такой особо квалифицирующий признак, как «повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия».

Жизнь человека является высшей ценностью, в связи с чем деяние, повлекшее наступление смерти потерпевшего по неосторожности, носит наибольшую общественную опасность. Данный признак отсутствует в УК Узбекистана и УК Украины. Из этого можно сделать вывод, что причинение смерти похищенному по неосторожности требует квалификации по совокупности преступлений (статьи 102 и 137 УК Узбекистана, статьи 119 и 146 УК Украины).

Все проанализированные нормы содержат признак «иные тяжкие последствия». Но в УК Беларуси, УК Молдовы и УК Туркменистана включен альтернативный признак «тяжкие телесные повреждения». Считаем, что по смыслу «иные тяжкие последствия» более широкое понятие и включает в себя тяжкие телесные повреждения.

Особенностью УК Украины в отличие от всех иных кодексов стран СНГ является то, что он содержит в одной статье два состава преступления: незаконное лишение свободы и похищение человека (ст. 146). При этом в диспозиции данной нормы между незаконным лишением свободы и похищением человека использован альтернативный союз «или».

Помимо ст. 144, расположенной в главе «Преступления против свободы и достоинства личности» УК Азербайджана, имеется ст. 110, размещенная в главе «Преступления против мира и безопасности человечности», предусматривающая ответственность за похищение лица с целью лишения законной защиты на длительный срок по заданию, поддержке или с согласия государства либо политической организации и последующее отрицание факта лишения свободы лица или отказ от сообщения сведений о его участи либо местонахождении, относящаяся к категории особо тяжких. Подобного деяния в УК РФ нет, но считаем целесообразным дополнить ч. 2 ст. 126 УК РФ признаком: «в отношении лица, обладающего дипломатическим иммунитетом», так как похищение лица, обладающего дипломатической неприкосновенностью, посягает не только на личную физическую свободу лица, но и на авторитет Российской Федерации на международной арене.

УК Молдовы имеет специальную статью, закрепляющую уголовную ответственность за похищение несовершеннолетнего близкими родственниками (ст. 164-1). Данное деяние является незначительным преступлением (ч. 2 ст. 16). В УК РФ оно отсутствует.

Также есть специальная норма и в УК Туркменистана. В ст. 127 предусмотрена ответственность за похищение женщины вопреки ее воле с целью вступления с ней в фактически брачные отношения. Подобная статья содержалась в главе 11 Особенной части УК РСФСР 1960 года [13], но в УК РФ ее нет. Возникновение такой нормы является результатом исторических особенностей развития региона. Видимо отечественный законодатель не считает подобное общественно опасное деяние характерным для современной России.

Интерес представляет институт освобождения от уголовной ответственности, что возможно, если в действиях лица отсутствует иной состав преступления. Наряду с законодательным органом Российской Федерации считают исправление лица, похитившего человека, возможным без использования мер уголовно-правового воздействия, связанных с государственным принуждением, законодатели Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Туркменистана.

Таким образом, в большинстве уголовных кодексов стран СНГ, так же как и в УК РФ, отсутствует легальное определение понятия «похищение человека». Однако следует отметить, что некоторые квалифицированные виды рассматриваемого преступления в них изложены более корректно или дополнены признаками, включение которых в УК РФ было бы целесообразным.

Список литературы

1. Брунер Р.А., Борисов С.В. Международно-правовое понятие экстремизма (экстремистской деятельности) // Современное право. 2013. № 9. С. 119—121.

2. Жеребченко А.В. К вопросу о признаках возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства // Прикладная юридическая психология. 2014. № 4. С. 167—174.

3. Сравнительное правоведение / Мамонтов А.Г., Оксамытный В.В., Иванов С.А., Правкин И.В., Рыжов А.А., Сигалов К.Е. М., 2013.

4. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики от 30.12.1999 № 787-IQ (ред. от 28.04.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=30420353 (дата обращения: 07.10.2015).

5. Уголовный кодекс Кыргыской Республики от 01.10.1997 № 69 (ред. от 28.07.2015). URL: http://online.adviser.kg/Document/Word.aspx?topic_id=30222833 (дата обращения: 07.10.2015).

6. Уголовный кодекс Республики Армения от 29.04.2003 № ЗР-528 (ред. от 13.12.2008). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7472 (дата обращения: 07.10.2015).

7. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 № 275-З (ред. от 28.04.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30414984 (дата обращения: 07.10.2015).

8. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 03.07.2014 № 226-V ЗРК (ред. от 02.08.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=31575252 (дата обращения: 07.10.2015).

9. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 № 985-XV (ред. от 09.04.2015). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3835 (дата обращения: 07.10.2015).

10. Уголовный кодекс Республики Таджикистан от 21.05.1998 № 574 (ред. от 18.03.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=30397325 (дата обращения: 07.10.2015).

11. Уголовный кодекс Республики Туркменистан от 12.06.1997 № 222-I (ред. от 02.02.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=31295286 (дата обращения: 07.10.2015).

12. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 № 2012-XII (ред. от 10.08.2015). URL: http://online.zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=30421110 (дата обращения: 07.10.2015).

13. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года (ст. 23) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

14. Уголовный кодекс Украины от 05.04.2001 № 2341-III (ред. от 14.05.2015). URL: http://online. zakon.kz/Document/Word.aspx?topic_id=30418109 (дата обращения: 07.10.2015).

15. Чугунов А.А., Хлебницына Е.А. Особенности объективных признаков похищения человека // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. 2015. № 1 (28). С. 119—121.

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: