УДК 340.12

Страницы в журнале: 5-14

 

В.В. Кожевников,

доктор юридических наук,  профессор кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского Россия, Омск lawyer2021@yandex.ru

Ю.Б. Лавров,

преподаватель кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, начальник отдела закупок Клинического медико-хирургического центра Министерства здравоохранения Омской области Россия, Омскlawyer2021@yandex.ru 

Исследуются теоретические концепции гражданского общества и взгляды на них ученых — представителей различных эпох и отраслей науки. Формулируется вывод о том, что процесс становления и развития теоретических концепций гражданского общества можно разделять на три качественно отличных друг от друга этапа, которые следовали после зарождения понятия гражданского общества в античности и дальнейшей его эволюции. Идея гражданского общества зависела от преобладающей общественно-политической мысли в эпоху написания трудов, посвященных гражданскому обществу. Резюмируется, что в концепции гражданского общества от непосредственно связанной с государством сферы публичной жизни все более четко отделяется сфера частной жизни граждан, ассоциирующаяся с гражданским обществом и регулируемая нормами частного права.

Ключевые слова: гражданское общество, государство, частное право, организация, автономия, независимость, свобода, частная сфера, публичная власть.

 

В  науке не достигнуто единого мнения о том временном отрезке, когда появилось понятие «гражданское общество». Ряд ученых считают, что авторами исследуемой дефиниции являются мыслители античности. Так, З.М. Черниловский указывал: термин «гражданское общество» внесено в науку Аристотелем [27, с. 142]. Действительно, понятие «гражданское общество» было упомянуто во II в. до н.э. Аристотелем в его труде «Политика»: «прежде чем определить, что есть государство, необходимо выяснить понятие "гражданин", ибо государство есть не что иное, как совокупность граждан, гражданское общество» [1, с. 5]. Руководствуясь приведенной дефиницией, можно прийти к выводу о том, что Аристотель ставил знак равенства между понятиями «государство» и «гражданское общество». Однако мыслитель исследовал жизнь граждан в непубличных сферах жизнедеятельности общества: экономической, брачно-семейной, духовной, нравственной, научной, религиозной, — в которых государственное вмешательство до определенной степени развития производительных сил и отношений просто не требовалось. Исходя из этого, будет справедливым отметить в трудах Аристотеля проявление разграничения понятий «государство» и «гражданское общество».

С точки зрения К.С. Гаджиева, разработчиком термина «гражданское общество» является Цицерон [4, с. 19].

По мнению другой группы ученых, понятие гражданского общества устойчиво закрепилось в науке в XVIIXVIII столетиях. В частности, А.В. Одинцова указывает, что категория гражданского общества появилась в XVII веке в трудах Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка [19, с. 98—99]. В. Максименко оставляет авторское право на понятие «гражданское общество» ( civil society) за Дж. Локком, использовавшим данную конструкцию в 1667 году в своем труде «Опыт о веротерпимости» [16, с. 113].

Относительно момента возникновения термина «гражданское общество» мы разделяем позицию Л.Ю. Грудцыной, которая, имея компромиссную точку зрения на этот счет, подчеркивает, что «впервые понятие, которое можно перевести как "гражданское общество", было использовано античными философами Платоном, Аристотелем и Цицероном для обозначения сложившихся в Древней Греции и Древнем Риме общественных систем. Их труды положили начало исследованию проблем гражданского общества» [7, с. 78]. Однако сам термин стал устойчиво употребляться лишь в XVIII столетии. Представляется целесообразным разделить процесс становления и развития теоретических концепций гражданского общества на три основных этапа, следующих после зарождения понятия в античности и дальнейшей его эволюции.

На первом этапе (XIVXVII вв.) были сформированы экономические, политические и идеологические предпосылки гражданского общества, а также созданы соответствующие им теоретические основы гражданского общества. В этой связи О.Э. Лейст писал: «Идеологические, экономические и политические предпосылки гражданского общества складывались в Западной Европе в период позднего Средневековья, в эпоху Возрождения и Реформации; в борьбе против сословно-феодального неравенства и произвола... Исторической вехой становления гражданского общества была революция в Англии (1640—1649 гг.), от которой ряд историков ведут отсчет Нового времени» [14, с. 9]. Последующее видоизменение общественных отношений привело к трансформации представлений ученых о теории гражданского общества.

Значительное внимание данному вопросу было уделено на рубеже XVIXVII вв. По мнению Т. Гоббса, Г. Гроция, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, гражданскому обществу соответствовали не все, а лишь передовые на тот момент формы устройства государственной жизни, основанные на естественно-правовых началах. Необходимо отметить, что и мыслители XVIXVII вв. не видели принципиальной разницы между гражданским обществом и такими категориями, как «государство» и «политическое общество». Тем не менее, как замечает Б.Я. Бляхман, «из этого не следует, что они отождествляли гражданское общество с реально существующим государством, реальными формами государственного управления… все они были представителями теории договорного происхождения государства, в основе которой лежала идея общественного договора» [2, с. 9].

Ученым той эпохи была присуща позиция, согласно которой реальное государство чаще всего подавляет гражданское общество. В развитие данного тезиса Дж. Локк писал о том, что «абсолютная монархия, которую некоторые считают единственной формой правления в мире, на самом деле несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может вообще быть формой гражданского правления» [15, с. 36].

Н. Макиавелли развивал схожую идею: наилучшей формой государства является смешанная, складывающаяся из трех форм государственного устройства (монархии, аристократии и демократии), которые были призваны «сдерживать» и «оберегать» друг друга.

Ш.Л. де Монтескье понимал государство как результат общественного договора, который имеет своей целью сокращение уровня враждебности граждан в гражданском обществе. Автор, четко разграничивая понятия «гражданское общество» и «государство», обращает внимание на то, что у каждого из них существуют как свои законы (гражданские и государственные), так и своя сфера влияния.

Ж.-Ж. Руссо, напротив, воспринимал гражданское общество как синоним понятий «государство» и «общественная организация», считая при этом, что формирование гражданского общества предопределено объединением людей, которые утратили естественную свободу и опасаются лишиться своих природных прав [21, с. 161—162].

Таким образом, в течение исследуемого периода (XIVXVII вв.) на фоне развития промышленности, торговли в странах Западной Европы и товарно-денежных отношений, создающих материальный базис формирующегося гражданского общества, можно наблюдать стремительную эволюцию политической системы общества, выражающуюся, например, в появлении централизованных государств и формировании общественно-политических движений, а также радикальное изменение социальной психологии и идеологии.  В условиях проведения подобных преобразований происходит активное формирование буржуазной морали, имеющей ярко выраженный «торгово-промышленный» оттенок, «оформление в теорию естественного права основных общих идей, связанных с представлениями о гражданском обществе как о социально-политическом идеале» [18, с. 105—108]. Основой второго этапа развития идеи гражданского общества (начало XVIII — конец XIX вв.) служат постулаты всеобщего формально-юридического равенства, а также частное предпринимательство. В этот период все большую значимость приобретает идея о самостоятельности существования общества, которое, допуская минимальное вмешательство в организацию внутренней жизни, базируется на правовой основе.

И. Кант в качестве одной из наиболее значимых проблем рассматривает распространение на всю общность людей такого особого вида государственного устройства, как правовое гражданское общество, справедливость и целесообразность которого подтверждается природой, поскольку лишь в подобном обществе, где его членам предоставлена «величайшая свобода, а стало быть, существует полный антагонизм и, тем не менее, самое точное определение и обеспечение свободы ради совместимости ее со свободой других», становится возможным достичь наивысшей цели природы — полного развития всех заложенных в человечестве задатков [11, с. 51].

На данном этапе развития идеи гражданского общества, помимо разработки проблем соотношения государства и общества, пристальное внимание уделяется вопросам места и роли человека как в государственной системе, так и в общественной жизни. В работах мыслителей этого времени индивид представлен с позиций объективной реалистической характеристики человека, а не с точки зрения идеального подхода к сущности человека. Так, Б. Спиноза писал: «Поскольку люди обуреваются гневом, завистью или каким-нибудь другим ненавистническим аффектом, поскольку они влекутся врозь и друг другу враждебны, и потому они должны внушать тем больший страх, насколько более они могут и насколько они хитрее и коварнее по сравнению с остальными животными» [23, с. 360].

И. Фихте акцентировал внимание не на «природе человека», по воле которой он таковым является, а на его «злой воле» как члена социума и на связанных с этим обстоятельством проблемах «добродетели» государства. Мыслитель указывал, что не может быть добродетель, поскольку она, являясь «по своему существенному характеру принудительной властью, предполагает недостаток доброй воли, то есть недостаток добродетели, наличность злой воли… если бы все члены его (государства) были добродетельны, оно совершенно потеряло бы свой характер принудительной власти и стало бы лишь руководителем, проводником или верным советником свободно проявляющих свою волю людей». Завершая мысль, И. Фихте пишет: «Не задаваясь такой целью ни сознательно и открыто, ни под прикрытием какой-нибудь другой цели, государство уже одним своим существованием делает возможным всеобщее развитие добродетели в человеческом роде, вызывая к жизни внешние добрые нравы и внешнюю нравственность, которые, конечно, еще далеко не составляют добродетели» [25, с. 603].

В. Гумбольдт, продолжая идеи Канта о противоречиях и различиях между гражданским обществом и государством, проявил наибольшую последовательность в этом плане и выделил три главных различия между ними:

 — это система национальных и общественных учреждений, которые формируются «снизу» самими индивидами, и система государственных институтов;

— «естественное и общее право» и позитивное право, изданное государством;

— статус человека и гражданина. По мнению автора, противоречие между гражданским обществом и государством сводится к тому обстоятельству, что чем значительнее объем и размах действий государственной власти, тем меньшей свободой располагают индивиды и их объединения [8, с. 36].

Г.В.Ф. Гегель представил гражданское общество как сферу действия частного интереса, к которой он отнес семейное и сословное устройство, религии, правовые отношения, понятия морали и образованности, приверженность законности и соблюдение взаимных юридических интересов. По мнению ученого, противостояние индивидов друг другу имело большое значение для развития гражданского общества: «...каждый для себя — цель, все другие для него ничто. Но без соотношения с другими он не может достигнуть всего объема своих целей» [5, с. 528—530]. В своих трудах он понимал государство как «действительную нравственную идею», как «нравственный дух» и как «очевидную, самой себе ясную субстанциональную волю», а также акцентировал внимание на необходимости разграничивать данное понятие с феноменом гражданского общества [5, с. 528—530]. В понимании Гегеля гражданское общество должно представлять собой систему индивидов, которые посредством труда удовлетворяют как свои собственные потребности, так и потребности других. Основой гражданского общества является закрепленное законами равенство граждан, всеобщее и формальное, а также частная собственность, общность интересов людей и защита человека от случайных событий.

Отличительная особенность идеи гражданского общества в работах Гегеля от трудов его предшественников заключается в том, что Гегель рассматривал гражданское общество как самостоятельный институт. В подтверждение этого можно привести мысль философа о том, что гражданское общество находится не внутри, а вместе с государственным устройством. Гражданское общество, наряду с семьей, является частью государства, его основой и механизмом функционирования, но оно, безусловно, находится в зависимости от государства и в некоторой степени поглощается им.

К. Маркс и Ф. Энгельс анализировали гражданское общество с материалистической точки зрения. Так, их идеи о том, что вместе с основательностью исторического действия будет расти и объем массы, делом которой оно является, о диалектической взаимосвязи экономических, политических и правовых явлений, о путях преодоления политического отчуждения в гражданском обществе внесли значительный вклад в теорию гражданского общества [17, с. 35]. По мнению ученых, такое явление, как гражданское общество, возникло в XVIII веке в связи с высвобождением феномена собственности из античного и средневекового общественного устройства. Именно в этой связи государство стало рассматриваться самостоятельно, параллельно с гражданским обществом и отдельно от него.

К. Маркс представлял гражданское общество как систему материальных, экономических и производственных отношений, соотносящихся с производительными силами и образующими базис государства. При этом гражданское общество первично по отношению к государству, а их взаимоотношения выстраиваются на грани компромисса между индивидуальной свободой гражданина и властью государства. Мыслитель считал, что гражданское общество не должно иметь представительства в государственных политических структурах, так как оно по своему определению аполитично. Гражданское общество, по его мнению, является основой для революционных изменений, которые автор определял как возникновение частной собственности на средства производства. В качестве основы гражданского общества ученый рассматривал коллектив, который обеспечивает личную свободу и предоставляет индивиду возможность всесторонне развить задатки посредством трудовой деятельности, помогающей самоутвердиться личности, а также проявить способности и реализовать таланты, ощутить это своей потребностью.

По Марксу, формирование гражданского общества детерминировано общественно-историческим развитием социума и базируется на особых формах и отношениях производства, а также классовой дифференциации общества и классовой борьбе. При этом действующей силой гражданского общества он считал пролетариат. К. Маркс был солидарен с точкой зрения Канта о необходимости разделения понятий «государство» и «гражданское общество», их функций, указывал, что гражданское общество защищает права человека и предоставляет возможность проявить его индивидуальные характеристики, в то время как государство обеспечивает личности права гражданина, но лишает его возможности демонстрации действительной индивидуальности. Тем не менее гражданское общество, по К. Марксу, в первую очередь относится к материальной сфере, а государство составляет надстройку.

Личность у К. Маркса выступает основополагающей доминантой и главным условием существования как гражданского общества, так и правового государства. Помимо личности и пролетариата, действующими силами гражданского общества в его теории выступают институты, организации, объединения, которые ориентированы на содействие всесторонней самореализации личности. Частная собственность видится К. Марксу первоисточником социальных проблем, а решение этой проблемы заключается в уничтожении института частной собственности и создании коммунистического общества, которое не будет нуждаться в такой структуре, как государство, ввиду отсутствия противоречий и проблем. По мнению К. Маркса, гражданское общество вовсе не является синонимом коммунистического общества, поскольку первое базируется на частной собственности и поэтому несовершенно.

Т. Пейн представлял гражданское общество противостоящим государству, а государство видел как необходимое зло — чем оно меньше, тем лучше для общества. Т. Пейн считал общество саморегулирующейся системой взаимодействий граждан, которым внутренне присуще пристрастие к обществу как структуре мирной конкуренции, взаимопомощи и взаимного интереса [20, с. 152]. В качестве системообразующих факторов гражданского общества мыслитель рассматривал экономические, культурные и политические институты общества.

Таким образом, в исследуемый период (начало XVIII — конец XIX вв.) сложилось две основных теории развития гражданского общества. С одной стороны, это образ «всеобщего государства» Г. Гегеля, который приписывал государству такое свойство, как тотальное вмешательство в дела гражданского общества с целью разрешения присущих последнему конфликтов и противоречий. С другой стороны, это теория минимального государства Т. Пейна, в рамках которой прослеживалась мысль об ограничении роли государства в управлении обществом и признании за гражданским обществом права на саморегуляцию.

Третий этап развития как идеи гражданского общества, так и его самого, отсчитывается с начала XX века. Значительный вклад в эволюцию теории гражданского общества был сделан немецким философом и социологом Ю. Хабермасом, рассматривавшим гражданское общество как общественную сферу, существующую между личностью и государством, где происходит их коммуникация. Исследователем было предложено понятие публичности (общественности), которое стало ключевым в области построения моделей формирования гражданского общества. Предметом исследования ученого было в том числе развитие политико-философских идей и институтов общественности в буржуазную эпоху (XVIIIXIX вв.), по результатам изучения которых Ю. Хабермас определил несколько форм, в которых получило выражение становление общественности. Она создавалась изначально в пространстве, лишенном политики, к которому относятся кофейни, читательские и дискуссионные кружки, клубы и другие места, где можно было свободно обсуждать «общественные» вопросы. Как указывает Ю. Хабермас, к политизации общественности и развитию у нее претензии на участие в политической жизни привело распространение газет и журналов. Такая общественность, у которой созрела политическая активность, появилась в истории человечества в Англии на рубеже XVIIXVIII вв. и была выражена в создании представительного органа власти. Представители общественности в ходе участия в деятельности парламента имели стремление примирить свои интересы и достичь консенсуса в политике. Политическую жизнь общественность понимает на основании категории закона, который обладает в общественном мнении свойствами закона общего и разумного.

Так, на смену естественному закону господства приходит господство правового закона, который является признаком формирования общественности. Институциональным ядром гражданского общества Ю. Хабермас считает добровольные ассоциации, которые находятся за пределами государства и экономики и позволяют гражданам управлять и действовать в противовес власти, основанной на традиции, силе и ритуале [29, p. 27—31, 73, 127]. При этом Ю. Хабермас негативно оценивает перспективы развития публичной сферы в XX веке. Исследователю свойственно идеализировать институты Нового времени, которые, как он полагает, создали условия для воплощения в жизнь политико-философской идеи общественности. Однако XX век ввиду свойственной ему коммерциализации отношений и расширения области профессиональной политики способен был создать, по мнению Ю. Хабермаса, лишь дегенеративную форму общественности.

В более поздних трудах взгляд Ю. Хабермаса на перспективы гражданской самоорганизации был несколько иным. Так, в вышедшем в 2007 году сочинении «К разуму публичной сферы» автор характеризует кризис традиционных масс-медиа (газет, телевидения) в Германии, которые стали более зависимыми от прибыли и рекламы, а также критикует ситуацию, связанную с подавлением свободы в выражении мнений и автономным освещением действительности. Мыслитель указывает, что масс-медиа должны не только удовлетворять легко коммерциализируемую потребность людей в развлечении, но и обеспечить своим потребителям возможность участвовать в культурной жизни, наблюдать за политическим процессом и быть причастными к формированию политических взглядов. Ю. Хабермас рассматривает роль прессы в развитии публичной сферы и в формировании общественного мнения, а также в достоверности информации. Ученый дает оценку и значению публичной сферы в современном государстве, которая «вносит свой вклад в демократическую легитимацию государственных действий», участвует в отборе предметов, адекватных для принятия политических решений, их последующей обработке и связывании воедино с целью формирования конкурирующих общественных мнений [26, с. 105—110].

Взгляды на публичную сферу гражданского общества Ю. Хабермаса были развиты политологом Джин Л. Коэн и социологом Эндрю Ара-то. В понятие «гражданское общество» Коэн и Арато вкладывали сферу социального взаимодействия, которая расположена между экономикой и государством, состоит из семьи, объединений, социальных движений и различных форм публичной коммуникации. Авторы осуществляют противопоставление гражданского общества политическому сообществу (партиям и парламенту), а также экономическому сообществу (организациям производства и сбыта). По их мнению, основа гражданского общества заложена в добровольных ассоциациях неполитического плана. Ученые понимают гражданское общество как «создание ассоциаций и жизнь в ассоциациях», которое сопряжено с самосозиданием, самомобилизацией и институционализацией как необходимыми предпосылками создания и существования гражданского общества [13, с. 7—9]. Интересна точка зрения Т. Янссона, который представляет отношения государства и гражданского общества в форме «драматического треугольника». По его мнению, государство находится на вершине треугольника, внизу же, с одной стороны, — местное самоуправление и муниципалитеты, относящиеся к государству, с другой — добровольные объединения граждан в свободной частной сфере.

Т. Янссон пишет, что когда правящая элита ведет политику, ориентированную на поддержание общественной самодеятельности граждан, при этом вмешательство государства в дела общества минимально, а элиты гражданского общества относятся к государственным структурам с уважением,  создаются необходимые предпосылки для установления союзнического типа отношений между этими социальными контрагентами [28, с. 6].

Модели взаимоотношений государства и гражданского общества были исследованы польским социологом Эдмундом Внук-Ли-пиньским, который выделяет всего три таких модели: 1) гражданское общество как противопоставление государству; 2) гражданское общество как дополнение государства; 3) государство как дополнение гражданского общества.

Первый (антагонистический) тип взаимоотношений между государством и гражданским обществом, по мнению исследователя, характерен для государств, осуществляющих переход от авторитаризма к демократии (к примеру, страны Центральной и Восточной Европы), но у него довольно короткая жизнь, ибо он характерен для конечной стадии существования клонящейся к упадку авторитарной системы и для начальной стадии возникновения демократического государства.

Второй тип взаимоотношений в большей степени соответствует республиканским теоретическим или идеологическим подходам, в рамках которых акцент делается на пользе для создания всеобщего блага, вытекающей из самоограничения гражданского общества теми областями коллективной жизни, в которых государство наименее компетентно или наименее эффективно.

Третий тип взаимоотношений имеет своим базисом принцип минимального государства, основывается на идее вспомогательной роли государства, в котором самоорганизующееся гражданское общество менее эффективно либо менее компетентно. При этом в рамках первой модели взаимоотношения между государством и гражданским обществом являются антагонистическими, а в остальных двух случаях — это неантагонистические отношения, опирающиеся на сотрудничество, взаимное дополнение и относительно гармоничное сосуществование [3, с. 191—192].

Э. Внук-Липиньский к детерминантам развития гражданского общества относит наличие:

1) публичного пространства, допускающего свободную институционализацию общественных сил;

2) общественной (публичной) коммуникации, не подконтрольной государству;

3) рынка, в рамках которого осуществляются взаимодействия по обмену ценностями и услугами, а также защита частной собственности.

По мнению автора, при отсутствии первого фактора, когда публичное пространство недоступно для свободной институционализации общественных сил, однако в полной мере подконтрольно недемократическому государству, появление автономных от государства организаций, составляющих институциональный контекст гражданского общества, будет невозможным. При этом публичное пространство наполняется квазигражданскими организациями, которые контролируются и (или) созданы государством, а также формируются разнообразные неформальные диссидентские группировки, функционирующие вне публичного пространства [3, с. 192—193].

Проблемы, сопутствующие развитию гражданского общества, о которых писал Э. Внук-Липиньский, были изучены немецким политологом Йенсом Зигертом. Проводя классификацию государств, Й. Зигерт предлагает осуществлять ее по уровню распределения гражданских институтов, а не по числу действующих в них неформальных организаций. Исследователь считает, что наличие гражданского общества предполагает особое качество социальных взаимодействий, преобладание гражданского образа действий и демократических убеждений у его членов [10, с. 37].

Отличительной особенностью третьего этапа развития идеи гражданского общества является социализация гражданского общества, которая представляет собой широкое распространение идеи гражданского общества и ее восприятие не только политической элитой, но и другими слоями общества. Концепция гражданского общества развивает в себе более четкое отделение сферы частной жизни граждан, ассоциирующейся с гражданским обществом и регулируемой нормами частного права, от сферы публичной жизни, непосредственно связанной с государством и регламентируемой нормами права публичного.

Подводя итог характеристики третьего этапа развития теоретических взглядов на концепцию гражданского общества, следует согласиться с А.С. Тумановой в том, что «при всех различиях, в охарактеризованных… интерпретациях гражданского общества их сближает представление о нем, как о совокупности институтов — некоммерческих организаций, а также объединяющих их членов ценностей — доверия, согласия, гармонии интересов, открытости и др.» [24, с. 15].

История становления и развития учений о гражданском обществе показывает нам, что данное понятие следует понимать, во-первых, как существующие независимо от государства и неподвластные влиянию государственной власти структуры общества, и, во-вторых, как тесно взаимосвязанную с концепцией правового государства организацию управления в обществе и государстве, основанную на демократических началах. В определение термина «гражданское общество» совершенно справедливо вкладывать сущность «отношений автономных индивидов (граждане — электорат) и автономных социальных субъектов (граждане — политические партии), функционирующих независимо от политической власти и способных на нее воздействовать» [9, с. 5].

Гражданское общество характеризует определенный этап развития общества, его нельзя сводить к совокупности негосударственных организаций, а тем более — к системе организаций, находящихся в оппозиции государству. Завоевание власти последними часто приводит к тому, что устанавливаются еще более жесткие государственные режимы [22, с. 22—24].

В идеале гражданское общество — «это общество, в котором государство и общество образуют две четко разделенные между собой сферы, причем государство имеет чисто инструментальный характер, контролируя индивидуальные интересы в их экстремальных проявлениях, оно само находится под контролем институтов, имеющих базу» [6, с. 214].

Однако следует согласиться с тем, что гражданское общество является скорее теоретическим идеалом, нежели практической реальностью. Так, А.Д. Керимов указывает: сущностные характеристики, основные черты гражданского общества в действительности не нашли своего полного, исчерпывающего воплощения ни в одной стране мира. В одних странах они только начинают складываться, в других — уже приобрели зримые очертания, в значительной степени воплотились в действительность, в третьих — многие из этих черт утвердились в качестве незыблемых основ жизнедеятельности общественных и государственных структур. Тем не менее, нельзя утверждать, что в каком-либо государстве окончательно сформировано развитое гражданское общество. Это многотрудный и, главное, чрезвычайно длительный процесс, рассчитанный на долгосрочную перспективу [12, с. 138—139].

Подводя итог, заметим, что процесс становления и развития теоретических концепций гражданского общества можно разделять на три качественно отличных друг от друга этапа, которые следовали после зарождения понятия гражданского общества в античности и дальнейшей его эволюции. На первом этапе (XIVXVII вв.) были сформированы экономические, политические и идеологические предпосылки гражданского общества, а также созданы соответствующие им теоретические основы гражданского общества. Основой второго этапа (начало XVIII — конец XIX вв.) служат постулаты всеобщего формально-юридического равенства, а также частное предпринимательство. В этот период все большую значимость приобретает идея о самостоятельности существования общества, которое, допуская минимальное вмешательство в организацию внутренней жизни, базируется на правовой основе.   Третий этап развития как идеи гражданского общества, так и его самого, отсчитывается с начала XX века. Концепциям гражданского общества, сформированным на этом этапе, свойственно представление о нем как о системе некоммерческих организаций, а также системе ценностей, объединяющих их членов (доверие, согласие, гармония интересов и др.).

Таким образом, идея гражданского общества в процессе становления имела различные смыслы и определенные ими признаки, зависела от преобладающей общественно-политической мысли в эпоху написания трудов, посвященных гражданскому обществу. В концепции гражданского общества от непосредственно связанной с государством сферы публичной жизни все более четко отделяется сфера частной жизни граждан, ассоциирующаяся с гражданским обществом и регулируемая нормами частного права.

Список литературы

1.            Аристотель. Политика. М., 1965.

2.            Бляхман Б.Я. Гражданское общество: некоторые вопросы становления и развития. Кемерово, 2005.

3.            Внук-Липиньский Э. Социология публичной жизни. М., 2012.

4.            Гаджиев К.С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. 1991. № 7.

5.            Гегель Г.В.Ф. Философия права // История политических и правовых учений // под ред. Нерсесянца В.С. М., 2004.

6.            Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М., 1955.

7.            Грудцына Л.Ю. Исторические особенности возникновения и развития гражданского общества в России // Законодательство и экономика. 2009. № 6.

8.            Гумбольдт В. Язык философии культуры. М., 1985.

9.            Дилигенский Г.Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? // Pro et Contra. Гражданское общество. М., 1997.

10.          Зигерт Й. Гражданское общество в России // Отечественные записки. 2005. № 6 (27).

11.          Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. К вечному миру / вст. ст. и примечания С.Ф. Ударцева. Алматы, 1999.

12.          Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. М., 2008.

13.          Коэн Дж.,  Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. М., 2003.

14.          Лейст О.Э. Гражданское общество, государство и право // Теория государства и права // под ред. М.Н. Марченко. М., 2004.

15.          Локк Дж. Два трактата о правлении: Сочинения: в 3 т. Т. 3. М., 1988.

16.          Максименко В. Идиологема civil society и гражданская культура // Pro et Contra. 1999. № 1.

17.          Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. М., 1990.

18.          Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации. М., 2008.

19.          Одинцова А.В. Гражданское общество: прошлое, настоящее, будущее // Общественные науки. 1990. № 7.

20.          Пейн Т. Избранные сочинения. М., 1959.

21.          Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969.

22.          Сошнев А.Н. Социальное здоровье в социальных целях гражданского общества // Социальное и пенсионное право. 2013. № 2.

23.          Спиноза Б. Политический трактат // История политических и правовых учений: Хрестоматия. М., 1990.

24.          Туманова А.С. Концепции гражданского общества западных обществоведов XX века // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. № 1.

25.          Фихте И. Основные черты современной эпохи // История политических и правовых учений: Хрестоматия. М., 1996.

26.          Хабермас Ю. К. разуму публичной сф